<<
>>

Экономика, основанная на научных знаниях - вызов современной России

  В современную эпоху глобализации, резкого усиления всех интеграционных процессов на планете, прежде всего в сфере экономики, вопрос о наличии в той ли иной стране инновационного или не-инноваци- онного типа экономики является даже более важным для нее, чем выбор между рыночной и государственно-плановой моделями экономики.
Дело в том, что у государственно-плановой, но при этом инновационной экономики, все-таки имеется конкурентная перспектива, тогда как у неинновационной (в частности, сырьевой) экономики, даже и основанной на частной собственности, такой перспективы нет. Поэтому вопросы об отношении к науке, ее месте в системе национальной экономики и государственного управления имеют сегодня не просто теоретическое или даже экономическое, но и первостепенное политическое значение. То или иное решение именно этих вопросов должно быть сегодня главным критерием при оценке правильности или неправильности, перспективности или бесперспективности деятельности того или иного правительства, государства, различных экономических учений и политических программ. В современном мире вопрос о наличии или отсутствии в той или иной стране инновационной экономики, эффективном или неэффективном ее функционировании — это уже даже не только проблема лидерства этой страны, но и проблема ее выживания и существования в качестве самостоятельного экономического и политического субъекта в настоящем и особенно будущем геопространстве.
Конечно, понятия «инновационная деятельность» и «научная деятельность» не являются тождественными. Не всякая инновационная деятельность является научной и наоборот. Однако это не отменяет того факта, что использование именно научных знаний составляет не только основу большинства инноваций в современной

экономике, но и главную долю в общем объеме самих инноваций. Сравнение научно-технической политики современных развитых стран показывает, что, несмотря на имеющиеся национальные особенности, существует целый ряд общих, универсальных закономерностей ее эффективного существования. К их числу относятся:
  1. Отношение в обществе к науке как одному из главных приоритетов национального развития;
  2. Обеспечение доли науки в общем объеме валового внутреннего продукта не менее 2 — 3%;
  3. Создание в обществе необходимого компромисса интересов и заинтересованного консенсуса между представителями научного сообщества, частного бизнеса и государства;
  4. Существенные налоговые преференции для капитала при его вложении в развитие научно-технической сферы;
  5. Дифференциация источников финансирования науки из государственного бюджета и частного бизнеса и соблюдения между ними пропорции примерно 30/70;
  6. Активная роль государства в проведении национальной научно-технической политики, в частности, обеспечение координации и взаимодействия всех секторов науки и постоянного увеличения на-

ТЛ/Г
укоемкое национальной экономики;
  1. Создание высокопрестижного имиджа науки в национальном самосознании путем развитой системы пропаганды ее достижений в средствах массовой информации.

Необходимо констатировать, что в современной России пока не реализуется ни одна из перечисленных выше универсальных закономерностей эффективной научно-технической политики.
Именно это является, на наш взгляд, главной причиной отсутствия в России инновационной экономики, а вовсе не национальные особенности российского менталитета или специфика уготованного ей исторического пути. Хорошо известно, что советская Россия второй половины XX в. была одной из ведущих научных держав в мире, а ее экономика (особенно военно-промышленный сектор) 4/и
существенно наукоемкой. Доля финансирования науки в федеральном бюджете СССР в 1970— 1980-е гг. составляла около 6 —7% в год. Аналогичная доля в бюджете России последнего десятилетия колеблется в пределах только 1,3—1,5 %. Конечно, в рыночной экономике современной России наука финансируется не только из одного источника — федерального бюджета, но и из средств частного бизнеса. Однако этот источник еще чрезвычайно слаб, а в целом роль науки в функционировании экономики в современной России на порядок ниже той, которую она играла в советской экономике. Так, если доля науки в валовом национальном продукте СССР составляла более 2% в год, то в рыночной экономике России за последнее десятилетие она колеблется в пределах только 0.3 — 0.4 %6. Это является прямым следствием курса политического руководства России 1990-х гг. и ее новой экономической элиты на сырьевую экономику, на добычу и продажу природных ресурсов страны. Одним из ярких, но, безусловно, негативных последствий такой экономической политики стало то, что доля России на современном мировом рынке наукоемкой продукции составляет только 0.3%, тогда как развитые страны Запада занимают на нем от 40% (США), до 8 —
у
10% (Германия, Франция, Англия и др.) .
В статистическом справочнике «Наука в России в цифрах» приводятся национальные затраты на ИР стран ОЭСР и РФ в 1999 г. Для стран так называемой «большой восьмерки» эти цифры сведены в таблицу.
Таблица 1
Внутренние расходы на ИР в странах «большой
восьмерки» в 1999 г.

Страна

Всего, МЛН. ДОЛЛ.
США

В % к ВВП

В расчете надушу населения (долл.)

Великобритания

23557,5

1,83

397,7

Германия

43261,4

2,29

527,4

Италия

132413

1,05

218.2

Канада

12744.1

1,61

406.8

Россия

9610,1

1,06 !

[ 66,0 •_

Франция

27880.5

2,18

461,6 J

США

247227,0

2,84

842,3 і

Япония

92499,4

3,06

731.3


G Наука России в цифрах 2000. М., 2000. 7 Там же.

няцка ¦ основа инновационной системы современного общества
ЕСЛИ сравнить траты ведущих стран восьмерки с расходами РФ, то разница получается в разы и десятки раз — США тратит больше России в 26 раз, Япония _в 9,6 раза, Германия — в 4,5 раза. И это при том, что две последние и по территории, и по численности населения много меньше РФ. Если взять общенациональные расходы России на ИР в 1999 г. в рублях и в текущих ценах, то они составляли 48050,5 млн., из этой суммы на долю государственного бюджета приходилось 23940,8 млн., то есть почти 50%, а на гражданские исследования (включая космические) государство выделило всего 18639,1 млн. руб.8 С такой финансовой базой претендовать на сколько-нибудь солидное место в международном инновационном комплексе трудно.
Другими словами, речь идет о катастрофическом инновационном отставании России от ведущих стран уже не в разы, а во многие десятки раз. Очевидно, что эти цифры говорят о прямой и серьезной угрозе национальной безопасности России, ее настоящему, но особенно — будущему. Таким образом, переход экономики России из государственно-плановой в рыночную был куплен очень дорогой ценой — путем утраты ее инновационности. И это главная стратегическая ошибка «демократов» первой волны и их сторонников в последующем руководстве страны. Ее исправление должно стать приоритетной задачей и основным вектором развития России на ближайшие десятилетия.
То, что у инновационной экономики в современном мире не существует значимой альтернативы, лишний раз доказывает происходящая в настоящее время интеграция стран ЕС, основу которой составляет именно инновационное развитие как всего союза в целом, так и каждой входящей страны в отдельности9. В течение ближайшего десятилетия общие расходы в ЕС на науку планируется увеличить на одну треть, с 2% ВВП по ЕС в целом в 2000 г. до 3% в 2010 г. При этом поставлена абсолютно обязательная задача перед каждой из
Наука России в цифрах 2000. М.( 2000.
9 Лебедев С.А. Национальная идея для современной России //
БезоНасчгоеїЬ Ввршии,              N® Ї.

стран ЕС: доля ее внутренних расходов на науку от ВВП должна составлять не менее 2%. Одновременно выдвинута глобальная по своей значимости задача — создание единого научного европейского пространства (European Research Area, ERA), реализация которой предполагает не просто координацию научной деятельности всех стран ЕС, но и передачу контроля над 80% всех ассигнований каждой из стран ЕС на науку в ведение общеевропейских структур (в среднем это составит около 80 млрд. евро в год). Это, безусловно, крайне болезненный удар по национальным научным бюрократиям. Но так потребовала логика дела, в котором национальные амбиции стран отодвинуты на второй план перед общими задачами ЕС. Основы новой европейской научно-инновационной политики XXI в. уже сформулированы и приняты в марте 2000 г. на Лиссабонской встрече стран — участников ЕС. На этом же заседании европейские политики продемонстрировали четкую готовность следовать продекларированной ими идеологии, определив совокупность срочных практических мер по реализации новой стратегии. Эта стратегия получила название «План действий». Он включает в себя три главных стратегические линии:
  1. развитие образования и научной культуры в объединенной Европе;
  2. разработка единой научной политики, понятной всем гражданам Европы и приближенной к их интересам;
  3. позиционирование науки в центре публичной политики и организация для этого взаимодействия всех заинтересованных групп.

Для реализации этого Плана намечен запуск большого числа пилотных проектов с их предварительным максимально широким обсуждением и экспертизой начиная с 2003 г. Предполагается отбор наиболее перспективных из них и их включение в программу ЕС. Однако помимо общих деклараций от стран ЕС потребовалось и создание новых практических инструментов реализации научно инновационной политики. Такими инструментами оказались: 1) европейская инновационная карта (European Innovation Scoreboard);
Наука - основа инновационной системы современного общества              |
2) комиссия по науке ЕС и 3) «Евросайенс» (Euroscience) — общественная научная организация, европейский форум, на котором в режиме непрерывного диалога через Internet обсуждаются проблемы развития науки и ее роли в обществе, избираются группы экспертов по тем или иным научным проблемам и оцениваются принятые ими решения. При этом с самого начала предполагалось как определенное разделение труда, так и постоянное взаимодействие между носителями всех указанных инструментов осуществления научно-инновационной политики. Европейская инновационная карта была создана западными науковедами в кратчайшие сроки. Пилотный проект карты был представлен в сентябре 2001 г., а рабочий — в декабре 2001 г. В ее основу была положена система из 17 индикаторов, анализ которых консенсуально позволяет: 1) зафиксировать ситуацию в каждой отрасли экономики, в каждой стране и в ЕС в целом; 2) сформировать шкалу оценок и, главное; 3) на базе рассмотрения динамических рядов этих показателей отслеживать развитие экономики по основным трендам. Семнадцать показателей карты научно-инновационного развития разбиты следущие на 4 группы:
    1. кадровый потенциал (доля выпускников научно- технических вузов в возрастной группе 20 — 29 лет; % населения с образованием выше среднего в возрасте 25 —64 лет; % населения, продолжающего постдипломное образование в возрасте 25 — 64 лет; % занятых в средне- и высокотехнологичном производстве — от общего числа занятых; % занятых в высокотехнологичном сервисе от общего числа занятых);
    2. ресурсы и ориентиры инновационного процесса (затраты на некоммерческие государственные и вузовские ИиР в % отношении к ВВП; затраты на исследования для бизнеса в % ВВП; число заявок на ВТ (высокотехнологичные) патенты в Европейском Бюро патентов в пересчете на 1 млн. населения; число заявок на ВТ патенты в Бюро патентов США на 1 млн. населения);
    3. структурные характеристики инновационного процесса (доля самостоятельных малых и средних

инновационных предприятий — % от общего числа малых и средних предприятий; доля малых и средних инновационных предприятий в кооперации с другими фирмами — % от общего числа малых и средних предприятий; доля затрат на инновации в % от общей суммы продаж);
4) результаты инновационных усилий (венчурный капитал в сфере ВТ в % ВВП; новый капитал в % ВВП; продажа новых рыночных продуктов в % общей суммы продаж; рынок информационных технологий в % ВВП; домашний доступ к Интернет; рынок информационных технологий в % ВВП; добавленная стоимость в ВТ-производстве). Карта продемонстрировала, что сама установка ЕС на мировое лидерство — не спекуляция. Показатели отдельных стран и ЕС в целом сравнивались с аналогичными показателями бесспорных мировых лидеров инновационного развития — Японии и США. При этом выяснилось, что ряд европейских стран уже превосходит признанных лидеров по отдельным показателям, а для других, соответственно, открывалось поле для работы. Большинство показателей ориентированы на эффективность, а не абсолютные цифры. А при замерах эффективности в лидерах ЕС чаще всего оказываются не самые мощные в экономическом отношении страны (именно их претензии на политическое лидерство вызывает в ЕС наибольшие напряжения), а малые государства (Финляндия, Ирландия...), в которых научно-инновационная структура в последние десятилетия была построена по сути дела заново — не нужно было тратить ресурсы и время на преодоление окостеневших «великих традиций».
О чем свидетельствует совершенно уникальный опыт стран ЕС в области современного государственного управления наукой?
Первое. Вызовами XXI в., на которые призвана дать ответ научная политика, являются, во-первых, глобализация, развивающаяся особенно интенсивно в про- мышленно развитых странах, и, во-вторых, все более осознанная потребность формирования «экономики (и

общества), основанной на знании». Иными словами, международная конкурентоспособность национальных экономик и социальное развитие любой страны становятся в прямую зависимость от мощности ее интеллектуального потенциала, темпов его роста и, главное, эффективности его мобилизации и использования. На решение этих задач направлена как научная политика, так и модификация схем управления наукой в различных странах.
Второе. Основная тенденция развития научной политики нового века — расширение интеллектуальной базы принятия оперативных и стратегических решений по научно-инновационной поддержке конкурентоспособной экономики.
Третье. В этой связи предпринимаются энергичные усилия по модификации инструментов научной политики для более эффективного привлечения к подготовке и принятию решений представителей всех заинтересованных групп: научного сообщества, политиков, бизнесменов, общественных организаций и движений и т. п. «Площадкой» для подобного диалога служит комплексная система показателей научно-инновационного развития стран ЕС с определением основных трендов и предложением конкретных действий.
Четвертое. Особое внимание уделяется разработке методов и инструментов привлечения к дискуссии и подготовке решений представителей европейского научного сообщества. Спектр этих средств весьма широк: от организации целенаправленных хорошо структурированных общих дискуссий (с широким использованием современных средств электронной коммуникации) до формирования экспертных и рабочих групп с обязательным последующим обобщением и обсуждением результатов их работы. Прозрачность подготовки решений позволяет серьезно повысить эффективность научной политики, превратив ее в важную сферу публичной политики, в реальную зону ответственности всех участников выборных компаний. Результатом этих усилий стало разительное изменение европейской научной политики, произошедшее буквально за два-три последних года.
На этом фоне не может не вызывать тревоги по- прежнему вялая научно-техническая политика в совре-

менной России и относительно мизерные размеры ее научно-технического потенциала. Построение в России эффективной инновационной экономики — вот единственно реальная и по-настоящему значимая национальная идея для России на ближайшее и отдаленное будущее. Hie Rhodus, hie salta! Однако, существует несколько возможных вариантов стратегии реализации данного курса в современной России, учитывая те исходные экономические, социальные и геополитические условия, в которых она оказалась в настоящее время.
<< | >>
Источник: С.А. Лебедев. Основы философии науки / под ред. проф. С.А. Лебедева: Учебное пособие для вузов. — М.: Академический Проект,2005.— 544 c.. 2005

Еще по теме Экономика, основанная на научных знаниях - вызов современной России:

  1. 3.2. Особенности функционирования МВД в современной России, роль и место правоохранительных органов в системе политической власти
  2. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  3. Парадоксы гражданственности и гражданской идентичности человека в современной России
  4. ИНСТИТУТЫ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: МЕЖДУ «ТЕНЬЮ» И «СВЕТОМ»
  5. 1.2. Коллективные формы организации труда в России
  6. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ШКОЛЕ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРОБЛЕМЫ
  7. 3.2. СЦИЕНТИСТСКИЕ ТЕНДЕНЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ АНТРОПОЛОГИИ
  8. §3. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА
  9. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  10. Глава тринадцатая Приватизация в России: свободная и огосударствленная приватизация
  11. «Экономика грядущего» Менделеева
  12. Тема 2. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПРАВОВОГО СТАТУСА ЛИЧНОСТИ В РОССИИ И В ДРУГИХ СТРАНАХ
  13. Генезис объективных факторов и субъективных предпосылок вывоза предпринимательского капитала из России на современном этапе
  14. 2.1. Развитие научных представлений о собственности
  15. § 1. Понятие толкования права в свете современной философской герменевтики