<<
>>

4.2.1. Формы выражения соглашений стороно выборе применимого права

Нормативные положения, специально регулирующие определение применимого материального права в арбитраже, как правило, не упоминают формы, в которых могут существовать соглашения сторон о выборе права.

Такой лаконизм формулировок не следует расценивать в качестве свидетельства допустимости только прямо выраженных соглашений о выборе применимого права. Возможность использования института подразумеваемых соглашений о выборе права в арбитраже не подвергается сомнениям <1398>. Соответственно, все основные выводы, сделанные выше применительно к подразумеваемым соглашениям о выборе права в государственных судах, следует распространить и на сферу арбитража.

--------------------------------

<1398> См., например: Fouchard, Gaillard, Goldman on International Commercial Arbitration / Eds. E. Gaillard, J. Savage. Kluwer Law International, 1999. P. 787 - 788.

Специального рассмотрения требуют два аспекта.

1. Указание сторонами места арбитражного разбирательства как возможное подразумеваемое соглашение сторон о применении материального права этой страны.

В середине XX в. в английской судебной практике выбор сторонами места арбитражного разбирательства на территории Великобритании рассматривался в качестве самодостаточного индикатора наличия подразумеваемого соглашения сторон о выборе английского материального права. В 1968 г. английским судом было вынесено решение по делу Tzortzis v. Monark Line A/B, в котором английский суд расценил выбор сторонами места арбитражного разбирательства на территории Англии как "неопровержимое доказательство, которое преодолевает все остальные факторы" (irresistable inference which overrides all other factors) <1399>.

--------------------------------

<1399> (1968) 1 All ER 949. Подробнее см.: Badykov M. The Russian Civil Code and the Rome Convention: Implied Choice of the Governing Law.

P. 184 - 185; Born G. International Commercial Arbitration. Kluwer Law International, 2009. P. 2123.

Данное дело является весьма показательным, поскольку спорный договор не имел с Англией никаких объективных связей: речь шла о договоре морского судна между шведскими продавцами и греческими покупателями; договор был заключен и подлежал исполнению в Швеции.

Впоследствии столь расширительный подход был значительно смягчен. В частности, при вынесении решения по делу Compagnie Tunisienne de Navigation SA v. Compagnie d'Armement Maritime SA <1400> Палата лордов признала применимым французское право, несмотря на то что договор содержал указание на проведение арбитража на территории Великобритании. При этом лорд Вилберфорс (Lord Wilberforce) отметил, что хотя арбитражное соглашение является сильным индикатором (strong indication) подразумеваемого выбора материального права места проведения арбитража, данное условие необходимо оценивать в совокупности с другими условиями договора <1401>.

--------------------------------

<1400> (1970) All ER 71.

<1401> См.: Chukwumerije O. Op. cit. P. 123; Morse C. Comparative Study of the Rules of Conflicts of Laws in the Field of Contracts. P. 169. Следует отметить, что договор содержал условие о выборе права флага судна. Однако сложность заключалась в том, что товар перевозился на нескольких суднах, имевших флаги разных стран. Тем не менее большинство судей высказалось в пользу применения права Франции, под чьим флагом плавала преобладающая часть участвовавших в исполнении обязательств морских судов, хотя другие судьи настаивали на признании соглашения о применении права флага судна неисполнимым в сложившихся обстоятельствах.

Важное значение рассматриваемое правило также получило в американской практике. В § 218 Второго Свода конфликтного права США была зафиксирована презумпция применения материального права той страны (штата), в которой подлежал проведению арбитраж. В официальном комментарии данное правило обосновывалось тем, что стороны, выбирая место арбитража, должны осознавать естественную тенденцию местных арбитров к применению отечественного для них права <1402>.

Использование выбора места арбитража в качестве индикатора подразумеваемого соглашения сторон было также характерно для германской арбитражной практики <1403>.

--------------------------------

<1402> Born G. Op. cit. P. 2122. Данный аргумент не выглядит убедительным, поскольку в качестве арбитров могут выступать лица, постоянно проживающие и осуществляющие свою профессиональную деятельность в другой стране.

<1403> См., например: решение Арбитражного суда при Торговой палате Гамбурга от 21.03.1996 - Silberman L., Ferrari Fr. Getting to the law applicable to the merits in international arbitration and the consequences of getting it wrong // Conflict of Laws in International Arbitration / Eds. Fr. Ferrari, St. . Munich, 2011. P. 273 - 274. В данной статье также приводятся аналогичные примеры из практики китайского арбитража.

С нашей точки зрения, признание выбора места арбитража в качестве индикатора подразумеваемого соглашения о выборе материального права является еще более уязвимым, нежели акцент на наличии пророгационного соглашения сторон. На практике выбор сторонами места арбитражного разбирательства, как правило, обусловлен совершенно иными причинами: стороны стремятся выбрать нейтральный арбитраж, имеющий удобные процессуальные правила рассмотрения спора, предоставляющий качественные и эффективные услуги по организации проведения разбирательства (если речь идет об институциональном арбитраже), чьи решения можно будет эффективным образом принудительно исполнить. Таким образом, попытка использовать выбор сторонами места арбитража в качестве самодостаточного индикатора соглашения сторон о выборе применимого права той же страны превращает институт подразумеваемых соглашений в фикцию, которая прикрывает нежелание состава арбитража обращаться к решению коллизионной проблемы с учетом объективных связей спора с различными правопорядками, материально-правового результата, а также реальных ожиданий сторон.

2. Отсутствие условия о выборе применимого права как подразумеваемое соглашение сторон о применении принципов, которые являются общими для правовых систем стран, к которым принадлежат обе стороны (доктрина tronc commun).

В 80-х гг.

XX в. М. Рубино-Саммартано (M. Rubino-Sammartano) предложил так называемую доктрину tronc commun. Эта доктрина исходит из того, что стороны, отказавшиеся от прямо выраженного согласования применимого материального права, не желают мириться с применением материального права другой стороны договора. Равным образом они оказались не в состоянии достичь компромисса в виде выбора нейтрального правопорядка. В этой ситуации, по мнению автора теории, обе стороны подразумеваемым образом исходят из того, что результат разрешения спора должен быть основан на сочетании правовых подходов, свойственных правопорядкам, в которых находятся стороны. Такие разумные ожидания сторон наилучшим образом будут удовлетворены в том случае, если состав арбитража будет применять правовые принципы, которые являются общими для правовых систем стран, к которым принадлежат обе стороны <1404>.

--------------------------------

<1404> Подробнее о доктрине tronc commun см. в работе: Blessing M. Regulations in Arbitration Rules on Choice of Law. P. 398 - 399.

Серьезные практические недостатки данной теории стали со всей наглядностью видны при разрешении одного из споров, в котором стороны прямо предусмотрели в своем соглашении применение правовых принципов, общих для двух правовых систем. В договоре о строительстве туннеля под Ла-Маншем, заключенном между английскими и французскими компаниями, одновременно с проведением арбитражного разбирательства на территории нейтрального государства (Бельгии) было зафиксировано следующее соглашение о выборе права: "Настоящий договор... во всех своих аспектах подчиняется и толкуется в соответствии с принципами, которые являются общими для английского и французского права, а в отсутствие таких общих принципов - в соответствии с такими общими принципами международного торгового права, которые применяются национальными и международными трибуналами" <1405>. Данное условие вызвало огромные сложности в ходе проведения арбитражного разбирательства, поскольку стороны были вынуждены представлять тома правовых заключений, обосновывающие существование (или отсутствие) правовых принципов, общих для двух правопорядков, относящихся к разным правовым семьям.

Английский государственный суд, который оценивал вынесенное арбитражное решение, признал допустимость подобного экстравагантного соглашения о выборе права, хотя и выразил сомнения в его целесообразности и эффективности <1406>.

--------------------------------

<1405> Цит. по: Blackaby N., Partasides C., Redfern A., Hunter M. Op. cit. P. 213.

<1406> Channel Tunnel Group Ltd. v. Balfour Beatty Construction Ltd. (1993) AC 334.

Таким образом, доктрину tronc commun можно квалифицировать как изящное теоретическое построение, которое совершенно непригодно для практического применения, поскольку существенно усложняет задачи, стоящие перед сторонами и арбитрами, способствует неоправданному росту арбитражных расходов и издержек, лишает процесс определения применимого материального права какой-либо предсказуемости и определенности.

<< | >>
Источник: А.В. АСОСКОВ. КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ. 2010

Еще по теме 4.2.1. Формы выражения соглашений стороно выборе применимого права:

  1. Статья 1211. Право, подлежащее применению к договору при отсутствии соглашения сторон о выборе права
  2. 1.3. Право, регулирующее различные аспекты соглашенийо выборе применимого права
  3. 1.3.1. Право, определяющее допустимость заключениясоглашений о выборе применимого права
  4. 1.3.2. Право, определяющее наличие и действительностьсоглашения о выборе применимого права
  5. 1.3.3. Право, применимое к форме соглашения о выборе права
  6. 1.3.4. Право, применимое к толкованию соглашенияо выборе применимого права
  7. 1.3.5. Право, применимое к вопросам правосубъектностии добровольного представительства при заключении соглашенияо выборе применимого права
  8. 1.4. Основная классификация соглашенийо выборе применимого права
  9. 1.4.1. Различные формы выражения соглашениясторон о выборе применимого права
  10. 1.4.2. Прямо выраженные соглашенияо выборе применимого права
  11. 1.4.3. Понятие подразумеваемых соглашенийо выборе применимого права
  12. 1.4.4. Различные виды подразумеваемых соглашенийо выборе применимого права
  13. 2.3.1. Допустимость последующего выбора применимого права
  14. 2.3.2. Обратная сила последующего выбора применимого права
  15. 2.4.5. Допустимость условных соглашений о выборе права
  16. 2.4.6. Допустимость негативных соглашенийо выборе применимого права
  17. 2.4.9. Допустимость выбора вненациональных источниковв качестве применимого права
  18. 2.5. Ограничения автономии воли,связанные с влиянием материальных факторов.Проблема выбора сторонами права,по которому договор является недействительным
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -