<<
>>

Заключение

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрываются степень научной разработанности темы, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, методологическая, теоретическая, нормативная и эмпирическая основы исследования, формулируются основные положения, выносимые автором на защиту, приводятся сведения об апробации результатов и структуре работы.

Первая глава «Развитие неторговых отношений в конкурсном праве России» посвящена изучению зарождения и развития неторговой несостоятельности в ретроспективе. Автором выделены в параграфы наиболее знаковые периоды развития неторговой несостоятельности в России, и таких периодов пять.

В первом параграфе «Исторический этап развития до 1740 года» рассматриваются вопросы зарождения и становления института несостоятельности в условиях фактически неторговых отношений. Первые упоминания в отечественном законодательстве обнаружены в Русской правде. В основе механизма лежит личность человека, за долги он, как и члены его семьи, мог быть продан в рабство.

По мере перехода к торговым отношениям прослеживается смена акцентов от личного взыскания физического лица к имуществу.

В поисках сведений о законодательной базе, регулирующей неторговую несостоятельность рассматриваемого периода, автором исследуются нормативные правовые акты и документы, близкие к ним по смыслу, среди которых: Русская правда, Дигесты Юстиниана, договор князя Мстислава Смоленского с немецкими городами и Ригою, Псковская Судная Грамота, Судебник 1497 года, Соборное Уложение, Купеческий Устав 1727 года, Вексельный устав 1727 года, Банкротный устав 1740 года и др., а также судебная практика 1736 года.

В результате автором обнаружены периоды зарождения некоторых основных элементов, нашедших свое отражение в современном отечественном законодательстве, среди них: понятие «несостоятельность», принципы формирования конкурсной массы, реализации имущества должника, организации и проведения собраний кредиторов и др., которые были продиктованы экономической обстановкой того времени.

Делается вывод, что вопрос несостоятельности физических лиц в рассматриваемый период был существенным, однако не требовал детальной регламентации из-за влияния первобытных инстинктов в обществе.

Во втором параграфе «Дореволюционный этап развития (с 1740 по 1917 год) и советский этап (с 1922 по 1991 год)» рассматриваются два периода развития. Дореволюционный демонстрирует развитие торговых отношений как внутри государства, так и на международном уровне. Прослеживается разделение между неторговой и торговой несостоятельностью, при этом выделяется неторговая несостоятельность через признак неоплатности, что формирует вопрос о наличии имущества у должника. Феномен «неоплатность» позволяет впервые точно охарактеризовать имущественное положение должника. Наблюдается разделение процессуального механизма рассмотрения дел: по общим правилам окружные суды рассматривают дела неторговой несостоятельности, а коммерческие суды — дела торговой несостоятельности.

К указанному периоду можно отнести такие новеллы, как установленный феномен «неоплатность», позволяющий впервые точно характеризовать имущественное положение должника; механизм мирового соглашения; меры по предупреждению банкротства; порядок удовлетворения требований кредиторов, обеспеченных залогом и другое.

Также изучены нормативные документы: «Банкротный устав» 1740 года, Устав «О банкротах» 1800 года и Устав «О торговой несостоятельности» 1832 года, представляющие собой полноценные собрания законотворческой деятельности, которые оказали существенное влияние на развитие института несостоятельности (банкротства) в современной России.

Особое внимание в работе уделено Проекту, состоящему из двух частей: торговая и неторговая несостоятельности, над которым трудился Н. А. Тур в конце 80 - х годов XIX века, около 6 лет. Несмотря на то, что Проект не был облечен в форму закона, его положения наиболее четко разделяют механизмы неторговой и торговой несостоятельности, схожие по смыслу, но разные в практическом применении.

Проект отражает основную концепцию того времени - кодификацию законов, начало которой положено было в период правления Екатерины II.

Некоторыми учеными исследуются особенности неторговой несостоятельности, в частности Г.Ф. Шершеневичем, К.И. Малышевой, А.Х. Гольмстеном, Н.А. Туром и др.

Советский период с 1922 по 1991 год можно назвать периодом упадка института несостоятельности (банкротства) в целом и отсутствия неторговой несостоятельности в частности, обнаружены лишь некоторые положения, относящиеся к крестьянским хозяйствам.

Это позволяет заключить, что законотворческая деятельность в государстве зависит от общей избранной концепции развития, параметры которой определяет государственный орган согласно текущей экономической обстановке в стране. При этом, конкурсные отношения могут существовать исключительно в рыночных условиях, они не могут приспособиться к режиму плановой экономики.

Третий параграф «Новый (с 1992 по 2002 год) и новейший (с 2006 года по настоящее время) этапы развития», позволяет заключить, что конкурсные отношения существуют и развиваются при соответствующей программе развития государства, характеризуется возобновлением законотворческой деятельности в части регулирования механизма несостоятельности (банкротства) физических лиц на постсоветском пространстве и связан с появлением одноименных федеральных законов «О несостоятельности (банкротстве)» в 1998 году и 2002 году. Закон о банкротстве 2002 года фактически продолжает концепцию Закона 1998 года в части регулирования вопросов неторговой несостоятельности. Впоследствии он подвергается многочисленным изменениям, однако механизм регулирования несостоятельности физических лиц требовал внесения изменений в другие федеральные законы, прежде чем применение положений указанных законов было бы возможным на практике.

Новый этап возрождения, по мнению известных цивилистов Г. Я. Кипермана и В. В. Витрянского, рассматривается как концептуально новый режим государственного регулирования, что делало российскую систему более гибкой.

Начало новейшего этапа автор отмечает с 2006 года, поскольку именно с этого года обнаружены следы возобновления законотворческой деятельности по вопросу несостоятельности физических лиц, реализуемой государственными органами. С этого времени, можно считать, и началась активная фаза формирования института несостоятельности (банкротства) физических лиц в современной России.

В 2013, 2014 годах рассматривались проекты федерального закона, а последняя редакция соответствующего федерального закона была принята Государственной Думой в 2015 году, срок реализации механизма банкротства физических лиц в итоговой редакции определен с 1 октября 2015 года.

Восстановление института несостоятельности (банкротства) физических лиц, утраченного на постсоветском пространстве, выявило несколько проблем, трудность решения которых было препятствием на пути формирования механизма неторговой несостоятельности в Россиивсе эти годы. Одна из существенных относится к процессуальному вопросу рассмотрения дел. Это существующая неопределенность между рассмотрением дел о банкротстве физических лиц — не предпринимателей в системе судов общей юрисдикции отдельно от физических лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, и совместным рассмотрением с последними в судебной системе арбитражных судов. Последний процессуальный режим реализован в действующем законодательстве, поддерживается автором.

Необходимость существования института несостоятельности (банкротства) граждан в России сегодня, продиктована потребностями современного общества. Между тем, вызывает сомнение правильность выбранного законодателем пути в части формирования модели института несостоятельности (банкротства) граждан на базе имеющегося опыта несостоятельности (банкротства) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Представляется, что механизм банкротства граждан существенно отличается от общепринятого, имея под собой основу социально значимого явления, а не предпринимательскую деятельность.

Вторая глава «Юридическая сущность несостоятельности физических лиц» посвящена анализу правового положения физического лица, не ведущего предпринимательскую деятельность, имеющего признаки банкротства в конкурсных отношениях.

Она состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие, критерии и признаки несостоятельности (банкротства) физических лиц» в ходе изучения различных подходов к определению понятий «банкротство» и «несостоятельность», существующих в теории права, автор выявляет расхождения во мнениях ученых и практикующих юристов в отношении этих понятий. Однако, по мнению автора, применение единого термина «несостоятельность (банкротство)», применяемого в действующем законодательстве, является допустимым. При этом соискателем выделяются этапы имущественного положения должника - физического лица, характеризующие термин «несостоятельность (банкротство)»: 1) предполагаемая несостоятельность, 2) несостоятельность, 3) банкротство, 4) неправомерное банкротство. Такая точка зрения не находится в отрыве от предлагаемых на сегодняшний день концепций, скорее отчасти подтверждает их, отражая новый взгляд на сформировавшиеся статусы должника в институте несостоятельности (банкротства), например, умерший гражданин.

Кроме того, основываясь на результатах анализа признаков несостоятельности, соискатель предлагает рассматривать «неоплатность» как основание для введения процедуры банкротства «реализация имущества должника», а «неплатежеспособность» — для введения реструктуризации долга, поскольку считает существующее основание в виде формальной подачи заявления о признания гражданина банкротом, закрепленное законодателем, недостаточным.

Во втором параграфе «Механизм осуществления производства по делам о несостоятельности (банкротстве) физических лиц» на основе анализа прав и обязанностей гражданина-должника, возникающих и реализуемых им в рамках дела о банкротстве (ликвидационных и реабилитационных процедурах), автор приходит к выводу, что в процедурах банкротства особый комплекс прав и обязанностей должника, характерный для должника в конкурсных отношениях. Это объясняется спецификой комплексного (межотраслевого) института права — конкурсного права и позволяет утверждать о несовпадении статуса должника в конкурсных отношениях со статусом должника в гражданско-правовых отношениях.

По мнению автора, процедура реализации имущества должника указана законодателем как реабилитационная процедура ошибочно. Последствия и принцип механизма ликвидационной процедуры, взятые за основу из процедуры конкурсного производства, которая большинством ученых - цивилистов рассматривается как ликвидационная процедура, вводят в заблуждение, формируют неоднозначное толкование в теории права и способствуют появлению недобросовестных должников.

В третьем параграфе «Понятие и сущность конкурсной правосубъектности» изучается особая межотраслевая правосубъектность должника, как общее основание реализации им своих прав и обязанностей, которыми наделяется субъект права в отношениях, регулируемых конкурсным правом. В общем содержании правового регулирования большое значение приобретает определение роли и места конкурсной правосубъектности как особой юридической категории и одновременно основополагающего понятия в конкурсном праве, не закрепленного в действующем российском законодательстве о несостоятельности (банкротстве).

В результате исследования автор приходит к следующим выводам:

Конкурсная правосубъектность — это особая межотраслевая правосубъектность в конкурсном праве, включающая в себя особый комплекс прав и обязанностей гражданина-должника, который:

- возникает в пассивной форме в момент возбуждения дела о банкротстве;

- переходит в активную форму с момента введения процедуры банкротства;

- прекращается завершением (прекращением) дела о банкротстве;

-реализуется самим должником — носителем конкурсной

правосубъектности, либо законным представителем исключительно в рамках

конкурсных отношений в полном объеме вне зависимости от степени общегражданской правосубъектности, то есть правоспособности и

дееспособности.

Это позволяет настаивать на необходимости введения в научный оборот категории «конкурсная правосубъектность» применительно к физическому лицу в рамках дела о банкротстве, как особой межотраслевой правосубъектности в конкурсном праве, которая не совпадает с категорией «гражданская правосубъектность». В этой связи предлагается авторское определение данного понятия: «конкурсная правосубъектность» — это определенные законодательством Российской Федерации права и обязанности физического лица - должника, которые возникают и реализуется после возбуждения производства по делу о банкротстве и до прекращения (завершения) производства, вне зависимости от смерти должника».

Выделение данной категории обусловлено спецификой отношений, связанных с несостоятельностью (банкротством), и необходимостью

дифференцировать их от иных отношений, как частных, так и публичных.

Третья глава «Реализация конкурсной правосубъектности» характеризуется практической значимостью работы, связанной с реализацией конкурсной правосубъектности как самим должником — носителем конкурсной правосубъектности, так и лицом, реализующим конкурсную правосубъектность должника в конкурсных отношениях.

В первом параграфе «Субъект в конкурсных отношениях как носитель конкурсной правосубъектности» рассматриваются общие представления о правовой природе участников конкурсных отношений, выступающих на стороне должника.

В результате предпринятой попытки систематизации лиц, являющихся носителями конкурсной правосубъектности и лиц, ее реализующих, обоснована необходимость введения в научный оборот понятий «участник конкурсных отношений» и «сторона конкурсных отношений».

Под участником конкурсных отношений следует понимать должника, самостоятельно осуществляющего свою конкурсную правосубъектность, под стороной конкурсных отношений — должника и иное лицо, участвующее на стороне должника, реализуя его конкурсную правосубъектность.

Предложенный подход позволит в рамках установленной множественности лиц на стороне должника определить долевую, солидарную и субсидирую ответственности лиц, которые реализуют конкурсную правосубъектность должника.

Во втором параграфе «Конкурсная правосубъектность безвестно отсутствующих и умерших лиц» исследуется конкурсная правосубъектность должника, сведения о котором не позволяют говорить о нем как о субъекте права либо ставят под сомнение возможность рассматривать его как субъект права. В результате исследования диссертант приходит к выводу, что смерть и (или) признание гражданина должника безвестно отсутствующим не прекращают конкурсную правосубъектность последнего, а реализуют ее иные лица, например, нотариус, исполнитель завещания или наследник.

В случае длительного отсутствия гражданина, либо его смерти, возникает необходимость устранить юридическую неопределенность, а также предотвратить возможные неблагоприятные последствия для имущества такого гражданина. В этой связи автором предложено решение данной проблемы путем введения упрощенной процедуры банкротства в отношении гражданина-должника.

В качестве упрощенного механизма реализации конкурсной правосубъектности гражданина умершего, признанного умершим либо безвестно отсутствующим, что продиктовано особым объемом конкурсной правосубъктности и спецификой ее реализации, предложено применять процедуру — «упрощенная процедура в отсутствие гражданина», при этом статус именовать «банкрот - абсенс».

Таким образом, диссертантом обоснована необходимость введения в научный оборот новых терминов в авторской формулировке:

«Упрощенная процедура в отсутсвие гражданина» — процедура признания банкротом безвестно отсутствующего или умершего физического лица в случае, если будет установлено наличие у него имущества, допустимого к включению в конкурсную массу».

«Банкрот — абсентис» — безвестно отсутствующее или умершее физическое лицо - должник, признанный банкротом».

Это позволит выделять особый механизм банкротства указанных должников от общего подхода, в том числе от подхода, применяемого законодателем в отношении юридических лиц, поскольку процесс, задачи и последствия в категориях «юридические лица» и «физические лица» различаются.

Предложенный подход может служить на практике способом борьбы против недобросовестных неплательщиков, желающих скрыться от кредиторов. А в теории права разрешить многолетние дискуссии о неоднозначности понимания основ конкурсного права в части существующего мнения о бессубъектных правах.

В третьем параграфе «Конкурсная правосубъектность участников наследственных отношений» автор приходит к выводу, об отсутствии у наследника в конкурсных отношениях признаков, позволяющих говорить о полной его принадлежности к стороне должника до принятия им наследства. Напротив, в этом случае наследник имеет признаки кредитора. Среди признаков автор отмечает срок наступления требования, обращение своих требований (по завещанию или по закону) к наследственной (конкурсной) массе. Однако факт принятия наследником наследства до введения в отношении умершего гражданина процедуры банкротства, позволяет утверждать, что наследник реализует конкурсную правосубъектность наследодателя.

Далее автор выявляет, что решение вопроса о включении требований наследника в реестр требований кредиторов должника - наследодателя зависит от стадии вступления наследника в наследство. До принятия им наследства его требования необходимо учитывать в реестре требований кредиторов. После принятия наследства он выступает на стороне должника, реализуя конкурсную правосубъектность наследодателя. В этой связи, доказывается необходимость установления обязанности наследника направить в арбитражный суд отказ от своих прав требований в дело о банкротстве на имущество в пользу добросовестного владельца, если ему заведомо известно или стало известно о факте недобросовестности наследодателя в отношении такого имущества, как то: незаконное удержание имущества, незаконное приобретение, сокрытие имущества.

В данном параграфе также рассматривается вопрос дополнительной ответственности наследника по долгам наследодателя. Наследник отвечает дополнительно по долгам наследодателя своим имуществом и реализует собственную конкурсную правосубъектность в случае принятия наследства, сопряженного с предпринимательской деятельностью, например, в виде предприятия, и (или) если будет установлена его недобросовестность в деле о банкротстве. Реализация конкурсной правосубъектности наследника должна сопровождаться открытием нового дела о банкротстве и выделением реализации его прав и обязанностей в самостоятельное производство.

В четвертом параграфе «Конкурсная правосубъектность недееспособных и ограниченно дееспособных лиц» изучается порядок возможного участия таких лиц в качестве должника в процедуре банкротства. Установлено, что конкурсная правосубъектность реализуется законным представителем от имени подопечного - должника.

Управление активами законным представителем гражданина от его имени и для целей сохранения, увеличения или улучшения качества его имущества может нести в себе риск утраты, порчи, причинения вреда, убытков третьим лицам, неспособность погасить обязательства.

В отношении одного подопечного может быть назначено одновременно несколько опекунов и попечителей, которыми осуществляется представительство и защита прав и законных интересов.

В ходе исследования выявлено, что законодательство Российской Федерации не предъявляет каких-либо особых требований к родителям, усыновителям и иным законным представителям подопечного, как то: наличие высшего экономического, юридического или финансового образования; наличие подтвержденного опыта совершения определенных сделок, которые, возможно, ему предстоит сопровождать в будущем; наличие собственного имущества в качестве показателя успешного ведения дел и способности нести имущественную ответственность. В этой связи единственным инструментом добросовестного исполнения обязательств и ведения дел подопечного является институт юридической ответственности.

Между тем, исходя из сути правоотношений целесообразно привлечение законного представителя к субсидиарной ответственности. Действующее законодательство не содержит специальных требований в случае привлечения законного представителя подопечного - должника к субсидиарной ответственности.

В связи с чем автор, опираясь на результаты исследования и анализ судебной практики, разработал ряд положений, которые позволяют использовать механизм субсидиарной ответственности в отношении законного представителя подопечного:

1. Возможность пересмотра определения о завершении реструктуризации долгов или реализации имущества гражданина и возобновления производства по делу в случае, если основания для привлечения законного представителя к субсидиарной ответственности возникнут после окончания производства.

2. Возможность предъявления регрессного требования к законному представителю, по вине которого подопечный был вовлечен в дело о банкротстве в качестве должника, после завершения производства по делу банкротстве подопечного.

3. Право на привлечение к субсидиарной ответственности законного представителя, по вине которого, возбуждено дело о банкротстве в отношении подопечного, необходимо предоставить другому законному представителю подопечного, который реализует конкурсную правосубъктность последнего.

4. В случае если будет установлено, что иное лицо имело фактическую возможность определять действия законного представителя, по вине которого, возбуждено дело о банкротстве в отношении подопечного, то это лицо отвечает солидарно с законным представителем в порядке, предусмотренном законом.

5. Законный представитель, по вине которого возбуждено дело о банкротстве в отношении подопечного, несет ответственность в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения полномочий, возложенных на него в соответствии с действующим законодательством, если будет доказано, что при исполнении им своих полномочий он действовал недобросовестно и неразумно.

Для указанных целей под добросовестностью и разумностью законного представителя в отношениях с подопечным предлагается понимать принятие необходимых и достаточных мер для достижения целей и задач, предусмотренных законодательством для законного представителя подопечного, выраженное в надлежащем исполнении требований, определенных федеральным законом для законного представителя, если такие полномочия на него возложены законом.

Недобросовестность действий (бездействия) законного представителя может быть доказана при условии, что законный представитель:

действовал имея конфликт между своими личными интересами (интересами иных заинтересованных лиц) и интересами подопечного, в том числе при наличии фактической заинтересованности законного представителя в совершении от имени подопечного сделки, кроме случаев, когда информация о конфликте интересов была заранее известна и согласована с органами опеки и попечительства;

скрывал информацию о совершенных им сделках, действиях (бездействии) от иных законных представителей либо осознанно предоставлял в органы опеки и попечительства и иным законным представителям информацию в отношении соответствующих действий (бездействия), сделок;

знал или мог знать, что его действия (бездействие) на момент их заключения не соответствовали интересам подопечного.

Несоответствие признаку разумности предлагается доказывать через установление следующих обстоятельств:

принял решение, не учитывая известную ему информацию, имеющую значение при конкретных обстоятельствах;

прежде чем решение принято, не совершил необходимых действий, с целью получения соответствующих для его принятия сведений, которые носят стандартный характер для мероприятий при схожей ситуации.

Также автор полагает возможным применение в отношении законного представителя, по вине которого возбуждено дело о банкротстве в отношении подопечного по обязательствам перед подопечным, в случае предъявления к нему регрессного требования и исчезновения такого законного представителя упрощенной процедуры в отсутствие гражданина, описанного во второй главе настоящей работы.

Реализация указанных и иных выводов диссертационного исследования возможна посредством принятия разработанных автором предложений по улучшению Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»:

1) изложить абзац 18 статьи 2 в следующей редакции:

«реализация имущества — процедура, применяемая в деле о банкротстве к признанному банкротом гражданину в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов;».

2) дополнить пункт 3 статьи 213.4 абзацем следующего содержания:

«копия свидетельства о регистрации в качестве индивидуального

предпринимателя.».

3) изложить пункт 2 статьи 213.4 в следующей редакции:

«2. Гражданин вправе подать в арбитражный суд заявление о признании его банкротом в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что не в состоянии исполнить денежные обязательства и(или) обязанность по уплате обязательных платежей, при этом гражданин отвечает признакам неплатежеспособности и(или) признакам недостаточности имущества.»;

4) изложить пункт 3 статьи 213.6 в следующей редакции:

«3. Для целей настоящего параграфа под неплатежеспособностью гражданина понимается его невозможность исполнить текущее денежное обязательство и(или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которого уже наступил, вследствие недостаточности денежных

средств.

Если не доказано иное, гражданин предполагается неплатежеспособным при условии, что имеет место хотя бы одно из следующих обстоятельств:

- гражданин прекратил расчеты с кредиторами, то есть перестал исполнять денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил;

- более чем десять процентов совокупного размера денежных обязательств и(или) обязанности по уплате обязательных платежей, которые имеются у гражданина и срок исполнения которых наступил, не исполнены им в течение более чем одного месяца со дня, когда такие обязательства и(или) обязанность должны быть исполнены.

Одновременно могут быть установлены обстоятельства в случае недостаточности имущества должника:

- размер задолженности гражданина превышает стоимость его имущества, в том числе права требования;

- наличие постановления об окончании исполнительного производства в связи с тем, что у гражданина отсутствует имущество, которое можно реализовать на торгах.

Если имеются достаточные основания полагать, что с учетом планируемых поступлений денежных средств, в том числе доходов от деятельности гражданина и погашения задолженности перед ним, гражданин в течение

непродолжительного времени сможет исполнить в полном объеме обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей, срок исполнения которых наступил, гражданин не может быть признан неплатежеспособным.»;

5) изложить абзац первый пункта 2 статьи 213.32 в следующей редакции:

«Право на подачу заявления об оспаривании сделки должника - гражданина

по указанным в статье 61.2 или 61.3 настоящего Федерального закона основаниям возникает с даты введения одной из процедур.».

6) дополнить абзац первый пункта 2 статьи 213.30 следующим предложением:

«Положения пункта 1 статьи 213.4 настоящего Федерального закона в этой связи к гражданину не применяются.»;

7) дополнить настоящий Федеральный закон статьей 213.33 следующего содержания:

«Статья 213.33. Привлечение к субсидиарной ответственности виновных

лиц

1. Законный представитель, по вине которого возбуждено дело о банкротстве в отношении подопечного, несет ответственность в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения полномочий, возложенных на него в соответствии с действующим законодательством, если будет доказано, что при исполнении им своих полномочий он действовал недобросовестно и неразумно.

2. Для указанных в настоящей статье целей под добросовестностью и разумностью законного представителя в отношениях с подопечным понимается принятие необходимых и достаточных мер для достижения целей и задач, предусмотренных законодателем для законного представителя подопечного, выраженных в надлежащем исполнении требований, определенных федеральным законом для законного представителя, если такие полномочия на него возложены законом.

3. Недобросовестность действий (бездействия) законного представителя считается доказанной при условии, что законный представитель:

действовал имея конфликт между своими личными интересами (интересами иных заинтересованных лиц) и интересами подопечного, в том числе при наличии фактической заинтересованности законного представителя в совершении от имени подопечного сделки, кроме случаев, когда информация о конфликте интересов была заранее известна и согласована с органами опеки и попечительства;

скрывал информацию о совершенных им сделках, действиях (бездействии) от иных законных представителей либо осознанно предоставлял в органы опеки и попечительства и иным законным представителям информацию в отношении соответствующих действий (бездействия), сделок;

знал или мог знать, что его действия (бездействие) на момент их заключения не соответствовали интересам подопечного.

Несоответствие признаку разумности считается доказанным в случае установления следующего:

принял решение, не учитывая известную ему информацию, имеющую значение в конкретном случае;

до принятия решения не предпринял необходимых действий, с целью получения соответствующих для его принятия сведений, которые носят обычный характер для мероприятий при схожих обстоятельствах»;

8) дополнить настоящий Федеральный закон статьей 223.2 следующего содержания:

«Статья 223.2. Особенности регулирования вопросов с участием наследников.

Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества в порядке, предусмотренном федеральным законом. В случае если наследнику известно или стало известно о фактах недобросовестности со стороны наследодателя в отношении имущества, выраженное в незаконном его приобретении или сокрытии имущества, наследник обязан представить в суд отказ от своих прав требований на такое имущество в пользу законного владельца.

Решение наследника о принятии части наследства, связанного с предпринимательской деятельностью наследодателя, влечет для наследника дополнительную ответственность.

Наследники, принявшие на себя дополнительную ответственность, связанную с предпринимательской деятельностью наследодателя, а также наследники, чья недобросовестность по смыслу настоящего федерального закона будет доказана, отвечают всем своим имуществом.».

<< | >>
Источник: Алфёрова Лилиана Марковна. КОНКУРСНАЯ ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ ДОЛЖНИКОВ - ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ: ОСОБЕННОСТИ РЕАЛИЗАЦИИ ОТДЕЛЬНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ ГРАЖДАН. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва —2017. 2017

Скачать оригинал источника

Еще по теме Заключение:

  1. 3.1. Утверждение прокурором обвинительного заключения как процессуальное решение о доказанности обвинения
  2. 3.3. Выявление и устранение прокурором ошибок в определении пределов доказывания при утверждении обвинительного заключения
  3. 3.1. Умозаключение как форма мышления. Виды умозаключений
  4. 4.1. Умозаключение как форма мышления.
  5. § 3. Умозаключение по аналогии. Место аналогии в судебном Исследовании
  6. 447. Как соотносятся понятия "заключение договора банковского счета" и "открытие банковского счета"?
  7. Брак: понятие, условия и порядок его заключения; препятствия к заключению брака; прекращение брака. Недействительность брака
  8. 2.1. Брак, его требования и заключение
  9. От тюремного заключения арест отличался тем, что он мог отбываться в домах трудолюбия, и даже заменен общественными работами.
  10. Глава третья УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  11. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ (DER SCHLUSS DER REFLEXION)
  12. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -