<<
>>

Судоустройство и процесс

В XVII веке судебные органы еще не были отделены от административных. Все органы власти и управления обладали правом суда и сыска. Высшим судебным органом являлся суд царя и Боярской думы.

Судебные функции Боярской думы выполняла Расправная палата. Судебными правами обладали приказы. Имелись приказы со специальной подсудностью: Земский, Разбойный, Холопский, Поместный.

На местах судьями являлись административные чины — губные и земские старосты. Судебной компетенцией обладала и церковь. Сложились центральные и местные церковные суды: суд патриарха, митрополита, епископа и др. В земельных владениях феодалов-крепостников установился вотчинный суд над крепостными крестьянами.

Вопрос о судопроизводстве получил свое освещение в главе X Соборного Уложения “О суде”. В этот период еще не было четкого разграничения между уголовным и гражданским процессом. Гражданские и менее важные уголовные дела рассматривались в порядке обвинительного процесса, который назывался в Уложении “судом” (в смысле судебного разбирательства).

Глава X подробно описывает различные процедуры “суда”. Процесс распадался на собственно “суд” и “вершение”, т. е. вынесение приговора, решения. “Суд” начинался с “вчинания”, т. е. с подачи челобитной жалобы. Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик мог представить поручителей (традиция, которая идет еще от Русской Правды). Ему предоставлялось право дважды не являться в суд, если на то имелись уважительные причины (отсутствие, болезнь). Но после третьей неявки он автоматически проигрывал процесс. Выигравшей стороне выдавалась соответствующая грамота.

Доказательства, которые использовались и принимались судом в состязательном процессе, были многообразны. Таковыми были: свидетельские показания (причем практика требовала привлечения не менее десяти свидетелей), письменные доказательства (наиболее доверительными из них были официально заверенные документы), крестное целование (которое допускалось при спорах на сумму не свыше одного рубля), жребий.

Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были “общий” и “повальный” обыск. В первом случае опрос населения осуществлялся по поводу факта совершенного преступления. Во втором — по поводу конкретного лица, подозреваемого в преступлении. Особыми видами свидетельских показаний были “ссылка из виноватых” и общая ссылка. Первая заключалась в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающегося. При несовпадении показаний дело проигрывалось. Подобных ссылок могло быть несколько, и в каждом случае требовалось полное подтверждение. Общая ссылка заключалась в обращении обеих спорящих сторон к одному и тому же свидетелю или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими.

Довольно своеобразным процессуальным действием в “суде” стал так называемый “правеж”. Ответчик (чаще всего это был неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания. Его били розгами по обнаженным икрам. Число таких процедур должно было быть эквивалентным сумме задолженности. Так, за долг в сто рублей пороли в течение месяца. Можно отметить, что здесь продолжает действовать архаический принцип замены имущественной ответственности личностной. “Правеж” не являлся просто наказанием. Это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательства, поскольку у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но все сказанное протоколировалось в “служебном списке”. Каждая стадия оформлялась особой грамотой. Розыск или “сыск” применялся по наиболее серьезным уголовным делам. Особое место и внимание отводилось преступлениям, о которых было заявлено: “слово и дело государево”, — тем преступлениям, в которых затрагивался государственный интерес. Дело в розыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего или с обычного наговора, не подтвержденного фактами обвинения (“язычная молва”).

После этого в дело вступали государственные органы. Потерпевший подавал “явку” (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место происшествия для проведения дознания. Процессуальным действием был “обыск”, т. е. допрос всех подозреваемых и свидетелей.

В главе XXI Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная процедура, как пытка. Основанием для ее применения могли служить результаты “обыска”. Это происходило тогда, когда свидетельские показания разделялись: часть в пользу подозреваемого, а часть против него. В случае, когда результаты “обыска” были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки, т. е. освобожден под ответственность (личную и имущественную) его поручителей.

Применение пытки регламентировалось. Ее можно было применять не более трех раз с определенным перерывом. Показания, данные на пытке (“оговор”), постоянно протоколировались и должны были быть перепроверены посредством других процессуальных действий (допроса, присяги, “обыска”).

Подсудимыми как субъектами преступлений могли быть как отдельные лица, так и группы лиц. Закон разделяет их на главных и второстепенных, понимая под второстепенными соучастников преступления. В свою очередь соучастие могло быть как физическим (содействие, практическая помощь, совершение тех же действий, что совершал главный субъект преступления), так и интеллектуальным (например, подстрекательство к убийству — гл. XXII). В этой связи субъектом стал признаваться даже раб, совершивший преступление по указанию своего господина. От второстепенных субъектов преступления (соучастников) закон отличал лиц, только причастных к совершению преступления, попустителей (не сообщивших о подготовке и совершении преступления), укрывателей (скрывших преступника и следы преступления).

Основанием для возбуждения гражданского дела служила исковая челобитная потерпевшей стороны. Обязательным было указание в исковой челобитной цели иска и места жительства ответчика. Для вызова сторон в суд из приказа выдавались зазывные грамоты, направляемые местным властям.

Для решения дел и взыскания иска определялся недельный срок. По зазывным грамотам стороны представляли поручительство о своевременной явке в приказ для суда. До окончания дела они не могли выезжать из Москвы более чем на 3 дня. В противном случае отсутствующая сторона проигрывала (гл. X, ст. 112, 116). Неявка ответчика в суд по троекратному вызову влекла решение дела в пользу истца.

По системе суда или состязательности процесса рассматривались не только материальные иски, но и челобитные, связанные с причинением бесчестья словом, других обид, а также некоторые дела, например, о беглых крестьянах и небольших кражах.

Судебное разбирательство совмещало в себе и следствие по делу, и собственно суд. Судоговорение протекало в форме диалога между истцом и ответчиком в присутствии судей. Система доказательств в судебном процессе по гражданским делам была разнообразной. Во всех имущественных и крепостных делах существенное значение имели письменные доказательства, а также свидетельские показания (групповые и индивидуальные). Степень доказательности зависела также от сословной категории свидетелей, т. к. к участию в судебном процессе допускались холопы, крестьяне и женщины.

Разновидностью свидетельских показаний была ссылка на виноватых, а также общая ссылка (или общая правда), когда обе стороны ссылались на одних и тех же свидетелей. При отсутствии у сторон общей ссылки суд мог прибегнуть к повальному обыску, т. е. к опросу окольных людей по существу обстоятельств дела.

В гражданских делах применялись также очная ставка и пытка. Но поскольку гражданский процесс носил состязательный характер, то очная ставка и пытка были вспомогательными средствами дознания.

Важнейшим средством доказательства было крестное целование. Однако запрещалось целовать крест при судебном разбирательстве лицам моложе 20 лет.

Иски менее рубля решались путем жеребьевки. Таким же путем решался вопрос о передаче супружеской пары беглых холопов, принадлежавших разным владельцам.

Жребием разрешались иски духовных чинов к служилым людям, а также о бесчестье. К жребию прибегали в спорах о земле при отсутствии других доказательств.

Рассмотрение судебного дела называлось вершением. Это означало и само вершение суда, — вынесение приговора, и его исполнение. Решение суда именовалось и собственно приговором, в который записывались имена судей и их товарищей (гл. X, ст. 23). Рассмотрение дела в суде данной инстанции считалось окончательным, если стороны не располагали данными, компрометирующими судей или порядок судопроизводства. Только в этом случае допускались апелляции к суду Боярской думы и царя. В делах о материальных исках за приговором, в случае принятия решения в пользу истца, следовало погашение иска. За неуплату долга по иску следовало заключение в тюрьму.

Особое место в Уложении отводится царской власти, ее полномочиям и преступлениям против нее. Царь обладал всеми полномочиями государственной власти — административной, законодательной, судебной и военной. Уложение наиболее полно для своего времени закрепляло государственно-правовой статус царя как верховного главы государства. Оно впервые вводило в законодательство наказуемость голого умысла с дифференцированностью применяемых санкций. Если за умысел на жизнь и здоровье царя назначалась смертная казнь независимо от сословного положения виновного, то человеку, зависимому от феодала, за умысел в отношении своего господина определялось отсечение руки (гл. XXII, ст. 8).

Умысел на жизнь и здоровье царя возведен в ранг государственных, политических преступлений. Остальные статьи II главы посвящены определению других видов государственных преступлений как преступлений особо опасных, процедурам следствия по ним и характеру санкций. К такого рода преступлениям отнесены “измена Московскому государству” и “скоп и заговор” против царя и “на его государевых бояр и сокольничих и на думных и на ближних людей, и в городах и в полках на воевод” (гл. II, ст. 18–20), т. е. против государственного строя в целом и его отдельных представителей.

Уложение предусматривало следующие виды измены: сбор рати, переписка и иные формы контактов с недругами русского царя и оказание им помощи — все это с целью завладеть Московским государством (гл. II); сдача недругу города или прием в русские города “иных государей зарубежных людей для измены же” (гл. II, ст. 3); сожжение города полностью или частично “умышлением и изменою” (гл. II, ст. 4). За все эти деяния, квалифицируемые как измена государству, определялась смертная казнь и конфискация поместий, вотчин и имущества (гл. II, ст. 2, 3, 4, 5). Сам характер преступления подразумевал его субъекта. Субъектами здесь могли быть только представители господствующего класса, преимущественно его верхов; условия совершения подобных преступлений — в ходе военных действий или в период иных немирных отношений между Россией и ее соседями. Смертной казни подлежали жены и дети изменников, если они знали про измену (гл. II, ст. 6). Отсюда следует, что в основе определения ответственности за преступления родичей лежало не родственное начало, а соучастие, хотя бы и пассивное. Преступнику инкриминировалось стремление захватить власть с целью самому “государем быть”. Таким образом составители Уложения предусматривали самозванство и политические интриги.

Другим видом государственного преступления, предусмотренным Уложением, является “скоп и заговор” — в какой-то мере организованное выступление массы людей против царя, бояр, воевод. С целью предупреждения таких явлений закон обязывал всякого, кто узнает о готовящемся заговоре, доносить царю, боярам, а в городах — воеводам и приказным людям (гл. II, ст. 18). Так закон брал под защиту не только особу царя как монарха, но и весь государственный аппарат в целом в лице его представителей.

“Извет” — донос о преступлениях подобного рода — возводился в норму закона, обязательную для всех. Крестьяне и холопы обязаны были доносить на своих господ в случае их замыслов на “государево здоровье” или участия в изменном деле (гл. II, ст. 13). Закон допускал убийство изменника любым лицом, которое даже получало вознаграждение за убийство или привод изменника — в виде “государева жалованья” из имущества убитого (гл. II, ст. 15).

В Уложении сформулированы законы, касающиеся прерогатив царской власти. К их числу относится, прежде всего, чеканка монеты. Монетному делу посвящена глава “О денежных мастерах, которые учнут делать воровские деньги”.

Прерогативой правительства был сбор пошлин за оформление деловой документации путем приложения казенной печати. Регламентации этого вопроса в Уложении отведена самостоятельная XVIII глава “О печатных пошлинах” .

В судопроизводстве по политическим и уголовным делам господствовал розыскной инквизиционный процесс, где главная роль принадлежала не сторонам, а судьям и представителям государственной власти.

Политический процесс всегда начинался с извета представителю власти на то или иное лицо о его замысле относительно преступления или об уже совершенном преступлении. Из 22 статей II главы Уложения 6 посвящено регулированию извета, вытекавшего из обязанности всех жителей государства доносить властям о замыслах против царя и государства. В противном случае закон карал за недоносительство.

Следующим за изветом этапом политического процесса был сыск: очная ставка изветчика с обвиняемым, показания свидетелей и повальный обыск. Целью сыска было домогательство признания любыми средствами, включая пытку. За сыском следовал приговор — “по сыску учинить”. Кроме указов “по сыску” были указы “по рассмотрению, как государь укажет”. Обычные уголовные дела при отсутствии доказательств прекращались. Политические, ввиду их особой важности, при недоказанных обвинениях передавались на рассмотрение государя.

В отношении судопроизводства политических дел Уложение предусматривало спешность их рассмотрения.

Государственные преступления были частью уголовных дел, другую их часть составляли разбойные и татиные дела. В Уложении государственные дела как собственно уголовные выделены в особые системы дел.

Как политические, так и чисто уголовные, преступления различаются, прежде всего, по цели: политические направлены против государства и особы царя, а разбойные и татиные — против личности, ее имущества, здоровья и жизни. Основное назначение законов состояло в охране имущества и жизни представителей господствующих классов общества.

По подсудности также имелось различие: если политические дела после розыска, произведенного на местах и в приказах, получали завершение путем приговора, вынесенного верховной властью, то разбойные и татиные дела были подведомственны разбойному приказу.

Таким образом, в Соборном Уложении 1649 года впервые в истории русского законодательства были разработаны законы и нормы, предназначенные для охраны государственного статуса царской власти, охраны порядка государственного управления, а также дано систематическое описание состава государственных преступлений и определен политический процесс по этим делам.

<< | >>
Источник: Б. П. Белозеров. Соборное уложение 1649 года как памятник русского права методические рекомендации по изучению дисциплины история отечественного государства и права. (для студентов юридического факультета всех форм обучения). Санкт-Петербург 2002. 2002

Еще по теме Судоустройство и процесс:

  1. В первом были записаны наиболее общие правила, которые относились ко всем стадиям процесса.
  2. 1.1. Уголовное преследование как функция прокурора в уголовном процессе
  3. §3 Иск - универсальное процессуальное средство защиты права
  4. Судебная процедура как форма юридического познания в процессе судебного правоприменения
  5. Судоустройство и процесс
  6. ИЗМЕНЕНИЕ ОБВИНЕНИЯ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ
  7. Уголовный и гражданский процесс
  8. Уголовное право и процесс
  9. Уголовное право и процесс
  10. Уголовное право и процесс
  11. Уголовное право и процесс
  12. Уголовный и гражданский процесс
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -