<<
>>

СОВЕТЫ МОЛОДОМУ ПОКОЛЕНИЮ: КАК НАЙТИ СЕБЯ?

Ю.Е. Новосёлов

IVIoh малая Родина - Томск, древний русский город, красивый, уютный. Я благодарен судьбе за такую Родину. Но Томск не только дал мне жизнь. Здесь я обласкан судьбой, здесь меня окружали замечательные, умные, интересные, добрые люди. Здесь я глубоко вдохнул чувство Родины великое чувство любви и добра.

Период восстановления народного хозяйства страны, начавшийся сразу по окончании Великой Отечественной войны, был ознаменован массовым новаторским движением за повышение производительности труда.

Именно то время, когда в металлообрабатывающей промышленности основным стимулом к решению этой задачи стало скоростное резанье металла. Я работал фрезеровщиком на Томском электротехническом заводе. У меня также возникло желание повысить производительность труда, используя метод скоростного резанья металла.

C этой целью я купил и хорошо проштудировал книгу «Скоростное резанье металла» под редакцией А.М. Розенберга и Н.А. Еремина. C интересом рассматривая диаграммы, формулы, таблицы, эскизы, я быстро понял, что с начальным образованием одного энтузиазма недостаточно для того, чтобы понять и осмыслить её содержание, а главное сделать практические выводы. Вместе с тем книга возбудила моё сознание и дала мощный стимул к повышению образования. Это и стало моей главной целью. К её достижению я шёл 12 лет: шесть из них школа ра

бочей молодёжи и шесть - Томский политехнический институт (ТПИ).

В молодые годы я старался как можно сильнее раздувать эту искру собственной индивидуальности. Однако на пути появились трудности. В то время, например, школа, общественность старались стричь всех «под одну гребенку» и тем самым могли загасить эту искру, что, естественно, не способствовало профессиональному росту и интеллектуальному развитию молодого человека.

Мой самый счастливый день - 10 июня 1961 года, когда председатель Государственной комиссии вручил мне диплом инженера-механика.

В течение двадцатипятилетией трудовой деятельности на Томском электротехническом и Томском электроламповом заводах мне довелось встречаться со многими высококвалифицированными специалистами. C первых шагов своей трудовой деятельности я постоянно убеждался в их благородстве и доброжелательности .

К главному инженеру электротехнического завода Михаилу Васильевичу Лебедеву я испытывал особое уважение и прежде всего за многолетнюю постоянную заботу о молодых специалистах. Не помню случая, чтобы при любой встрече он не проявлял бы интереса к моей жизни, учёбе, работе и не выражал бы доброго пожелания, И каждый раз эта доброжелательность окрыляла меня.

Талант Михаила Васильевича многогранен: он признанный лидер в электротехническом производстве, мастер спорта СССР по прыжкам с большого трамплина, художник, любитель природы, охотник, рыбак. В любую свободную минуту он рисовал дружеские шаржи на коллег и всегда был душой компании. Будучи

мастером спорта СССР по прыжкам с большого трамплина, он всегда стремился к новым рекордам. После приземления Михаил Васильевич с восхищением рассказывал о семисекундном полете со скоростью 130 км в час и об огромном физическом удовольствии от сознания: «ты летишь». На четвертом курсе ТПИ, по инициативе Михаила Васильевича, я был переведен на инженерную должность.

C секретарем комитета ВЛКСМ, ставшим позже директором завода по кадрам Е.П.

Дроздовым, наша дружба продолжается уже седьмой десяток лет. Мы с ним были и остаемся единомышленниками во всем, полностью доверяя друг другу. Он никогда не допускал унижения человеческого достоинства, кем бы человек не являлся - начальником или подчиненным. Ему было свойственно редкостное умение объективно оценивать сложившуюся ситуацию с позиции высокой нравственности и при этом проявлять нетерпимость к хамству и грубости.

Директор завода - Петр Акимович Сафронов поздравил меня с окончанием ТПИ и предложил должность заместителя начальника ремонтного цеха, в котором я и начинал свой трудовой путь. Мне, молодому специалисту, начинающему руководителю были предоставлены неограниченные возможности для творческой работы. Через три года Петр Акимович предложил мне возглавить коллектив вновь организуемого восьмого механического цеха. В новом корпусе планировалось разместить пять производственных участков: заготовительный, корпусный, щитовой, валовой и магнитный. Монтаж металлорежущего оборудования, его запуск удалось выполнить в срок, на должном уровне. Это была моя первая большая, самостоятельная, ответственная работа в качестве руководителя многочисленного коллектива. Коллектив восьмого цеха работал нормально, выполняя план по всем экономическим показателям. Неожиданно случилось несчастье на уровне чрезвычайного происшествия. Произошло оно по вине восьмого цеха: некачественно изготовленные магниты разрушились в процессе испытания электрических машин.

Однако при непосредственном контроле технологов в процессе изготовления магнитов их разрушение прекратилось. Работницы магнитного участка признали свою ошибку: стремясь перевыполнить план, они нарушили технологию.

Представитель заказчика, экономисты завода требовали наказания виновных. Однако коллективная просьба за подписью трехсот человек склонила директора завода П.А.Сафронова к личной беседе с виновными, и он пошёл им навстречу, простив ветеранов труда. Случай с магнитами существенно повлиял на доверительное отношение рабочих к инженерно-техническому персоналу цеха. Рабочие искренне почувствовали свою ответственность и поддержку в сложных производственных ситуациях. В цехе заметно улучшилась трудовая дисциплина, повысилось качество изготовляемых изделий.

В дальнейшей моей работе с людьми постоянно присутствовали два принципа:

1. Уважительное отношение к человеку труда;

2. Поощрение добросовестных работников всеми возможными методами, что всегда давало стимул к дальнейшему повышению активности.

В октябре 1970 года меня пригласили в областной комитет КПСС, к первому руководителю Томской области - Егору Кузьмичу Лигачёву. Он предложил мне должность директора Томского электролампового завода (ТЭЛЗ) и рекомендовал выехать в Москву к Министру электротехнической промышленности СССР для окончательного согласования.

Встречи, беседы в Минэлектротехпроме СССР и в ЦК КПСС прошли нормально. Министр электротехнической промышленности Алексей Константинович Антонов 02.11.1970 года подписал приказ о моем назначении директором Томского электролампового завода. В управлении кадров министерства мне сообщили о дате представления меня коллективу. Подобная процедура мне была незнакома, и я обратился за советом к ветерану электротехнической промышленности В.И. Нэллину, который подсказал мне рассказать о своей работе и дать положительную характеристику прежнему директору ТЭЛЗа А.Т. Иванову. В результате коллектив завода принял меня спокойно.

Знакомство с коллективом продолжилось 07.11Л 970 г., на демонстрации в честь Великой Октябрьской революции.

По ходу движения колонн состоялся деловой разговор с секретарем партийной организации Томского электролампового завода Зоей Семеновной Куваевой. Она с огромным сожалением вспоминала о преждевременном уходе из жизни первого директора этого завода Алексея Тимофеевича Иванова, в 1941 году с группой специалистов и технологическим оборудованием прибывшем в Томск.

При участии сотрудников Томского политехнического института (ТПИ) и Государственного Томского университета в декабре 1941 года в актовом зале была изготовлена первая тысяча электроламп для боевых самолетов. Уже в том же 1941 году под руководством A.T Иванова коллектив завода, начавший с нуля, приступил к производству электроламп специального назначения. За 28 лет их выпуск был доведен до 100 млн. штук в год. В ряду директоров заводов Томска A.T Иванов занимал особое место.

Принято считать, что хороший экономист - это редкость, хороший юрист - это ещё реже. А вот хороший руководитель, который сумел сплотить коллектив, устранив все негативные тенденции и вместе с ним, преодолевая препятствия, добиться успеха, - это редчайший случай. Вот таким редчайшим руководителем был Алексей Тимофеевич.

К нему трудящиеся завода относились с особым уважением и любовью. C его именем они связывали благополучие в каждой семье работников ТЭЛЗа. Восьмимесячное отсутствие директора (с марта 1970 года по ноябрь) отрицательно повлияло на некоторых специалистов, не уверенных в завтрашнем дне, и стала причиной значительного их увольнения. За восемь месяцев уволилось с завода четвертая часть работающих.

Вновь принятые на ТЭЛЗ семьсот пятьдесят человек, как правило, не являлись специалистами электролампового производства. В результате шесть сборочных полуавтоматических линий не работали. Задолженность государству по электролампам равнялось 4 млн. штук. Ранее передовой, краснознаменный коллектив ТЭЛЗа оказался в числе отстающих и убыточных заводов Томска, и дальнейшая его судьба очень сильно беспокоила трудовой коллектив.

Должную заботу о коллективе проявил секретарь Томского обкома КПСС А.И. Бортников. В частности предложил нам вместе съездить в Москву к руководству Министерства электротехнической промышленности с целью добиться уменьшения плана на выпуск 4 млн. электроламп.

Нас принял первый заместитель министра Н.А. Оболенский. Внимательно выслушав просьбу секретаря Томского обкома партип, он сообщил нам о том, что электроламповые заводы министерства за 10 месяцев перевыполнили план на 57 млн. штук, и этим сообщением дал понять о возможностях министерства. Николай Александрович выразил благодарность руководству Томска за помощь в развитии электротехнических заводов. По ходу беседы он внимательно смотрел на меня, а затем сказал: «Я твердо убежден в том, что вновь назначенный директор ТЭЛЗ хорошо запомнит дорогу в министерство и будет ежегодно появляться там с протянутой рукой вместо того, чтобы создавать нормальные условия коллективу для выполнения плана».

О неудовлетворительной поездке в Москву я сообщил активу завода, что допущенное за восемь месяцев 1970 года отставание в объеме 4 млн. электроламп восполнить за оставшиеся полтора месяца нереально. Однако ветераны труда, передовики производства после длительного молчания решили высказать своё мнение - П.Л. Игнатова и А.И. Миронов, а также Р.Е. Бирючев- ский, Л.И. Быкова, П.Л. Судаков, Н.И. Данкевич, Е.И. Островская, Л.А. Малофеева, Н.С. Петлина, в своих выступлениях вспомнили тяжелые военные годы и предложили в целях выполнения государственного плана продлить восьмичасовую рабочую смену до двенадцати часов.

Каждый работник завода отчетливо понимал, что от его напряженного труда зависит будущая судьба многотысячного коллектива. Здесь хорошо помог и широко известный «Народный хор» Томского электролампового завода, численностью более ста участников, руководимый Е.А. Бабицкой и В.Ф. Лаврененко. Все участники хора находились, как правило, на рабочих местах и в период большого переутомления запевали русские народные песни, что придавало новые силы.

30 декабря 1970 года по местному радио руководитель производства сообщил о том, что годовой Еосударственный план выполнен. На лицах трудящихся появлялись добрые светлые улыбки. Они искренне, сердечно поздравляли друг друга с трудовой победой. В период напряженного труда, находясь в трудовых коллективах, я наглядно убедился в их сплоченности и патриотизме.

В 1971 году невыполнение Еосударственного плана по выпуску электроламп из-за отсутствия специалистов на шести сборочных линиях, повторялось ежедневно, и с каждым днем это отставание росло. Увольнение специалистов продолжалось. При встречах и беседах с уволенными просматривалась общая причина: низкая заработная плата в сравнении с другими предприятиями союзного подчинения. Необоснованное повышение заработной платы являлось грубым нарушением экономического закона, за что сурово наказывали.

В этих условиях у меня не было реальной возможности остановить увольнение специалистов. Это была тупиковая ситуация, и меня охватила тревога за ближайшее будущее завода. Я растрачивал попусту энергию, не мог спать, не мог нормально принимать пищу, не мог отдыхать и представлял собой сплошной комок нервов.

В эти тяжелые дни я стал вспоминать самые сложные моменты при повышении образования, в общении с людьми, при спасении Джека, которые мне приходилось преодолевать на своем пути. В 1942 году на Ленинградском фронте погибает мой отец - мне 9 лет. В 1944 году умирает моя мать - мне 11 лет. Нас осталось от 7 до 15 лет - пятеро. Нашу семью из поселка Новоникольское перевозят к тете Матрене Ивановне в город Кол- пашево Томской области. У Матрены Ивановны 8 своих детей. Из нашей семьи младших определили в Колпашевский детский дом. Колпашевские рыбаки пригласили меня в свою бригаду исполнять черновую работу, и мне пришлось делать всё то, от чего отказывались все остальные её члены. Так продолжалось до сентября. Свою любимую собаку Джека я часто видел во сне, плывшим за пароходом, так как при переезде нашей семьи из Новоникольского в Колпашево мне не разрешили взять его с собой.

В сентябре 1945 года решил самостоятельно выехать в село Новоникольское. На пароходе «Карл Маркс» отправился на поиски своего Джека. Около двух суток без денег, продуктов питания, теплой одежды продолжался мой путь до этого села. C приездом незамедлительно приступил к поиску своего друга, но его в селе не оказалось. Никто из моих друзей последние три месяца его не видел. Оставалась одна надежда на деревню Киевская, где мы частенько рыбачили, а он постоянно бывал с нами. Деревня Киевская находилась на противоположном берегу Оби, в десяти километрах. У знакомых в селе Новоникольское взял напрокат небольшую деревянную лодку - облас и в путь. Деревню Киевская знал хорошо, поэтому внимательно осмотрел улицы, переулки, рыбацкие сараи и опять возвратился без Джека.

Но я не забыл, что в этой деревне живет хорошая подруга моей матери Нина Ивановна Нестерова. Она приветливо меня встретила накормила, внимательно выслушала и попросила подробно обрисовать внешность собаки. После этого уверенно сказала, что похожая собака живет в лесу около трех месяцев и своими дерзкими набегами за домашней птицей вызывает гнев у жителей. Шепотом она сообщила, что местные охотники организовали круглосуточное дежурство с целью её уничтожить. При этом посоветовала, чтобы я не говорил жителям деревни о целях моего приезда и постарался немедленно уехать. Вручила мне сумку с продуктами и тепло проводила. Прислушался я к совету уважаемой Нины Ивановны и вернулся на берег реки.

Около трех часов ходил вдоль берега Оби и громким голосом, со слезами на глазах звал к себе Джека. И мой голос был услышан. В одно мгновение от неожиданности я потерял равновесие, оказался лежащим на спине. А прямо на мне расположился мой дорогой Джек, облизывая мое лицо. Мы оба были счастливы. Джек длительное время не мог успокоиться и продолжал прыгать, издавать звуки радости и вилять хвостом. Осторожно, аккуратно я уложил его на дно обласа, надежно привязал, и через два часа мы успешно приплыли в Новоникольское. Джеку здесь всё было знакомо. В деревне он чувствовал себя нормально, а на следующий день на пароходе мы уехали в Колпашево.

Готовясь к прибытию утром в Колпашево, начистил кожаные головки сапог кремом, а голенища, сшитые из брезентовой ткани, вымыл под краном и повесил сушить это свое единственное имущество. Сапоги мне вручили в горисполкоме как подарок от жителей Америки подростку, потерявшему родителей в годы войны. Сапогами очень гордился и всегда следил за их внешним видом. Какое же было мое огорчение, когда утром я не обнаружил сапог на месте, где они висели, Они исчезли, не оставив следа. Пришлось босиком по первому заморозку маршировать по Коммунистической улице вместе с Джеком.

Прогуливаясь с Джеком по улице Колпашева, я подружился с Павлом Рушковым. Он в годы войны также остался без родителей. Наша дружба продолжалась более шестидесяти лет и оказала положительное влияние на наше общее стремление к приобретению специальности. C этой целью мы поступили в ремесленное училище. Успешно его закончили, и нас направили работать на Самусский судоремонтный завод. Однообразная, неинтересная работа котельщика требовала огромных физических сил, которые у меня отсутствовали, и я уволился.

В морозный декабрь 1949 года, преодолев пешком сорок километров, пришел в Томск. Устроился учеником фрезеровщика на Электротехнический завод. Встреча с Павлом состоялась после его демобилизации из армии. Я ждал и встретил его. Договорился с руководством общежития, и нам разрешили спать на одной кровати.

Трехсменная работа на фрезерном станке и 12-летняя учеба без отрыва от производства, проживание в заводском общежитии, без соблюдения элементарного режима в питании, закончилось острым заболеванием желудка. Врач установил серьезный диагноз с обязательной госпитализацией. Находясь в критическом состоянии, подлечился, и я нашел в себе силы и Томский политехнический институт закончил.

Те переживания, эмоции, которые я испытал, то понимание жизни и человеческих отношений несравнимы ни с чем. Тревога отступила. Я остался жив, воспрянул духом и опираясь на инженерные знания, на практический потенциал, накопленный на заводе, вступил вместе с коллективом в борьбу за выход электролампового завода из числа отстающих заводов города. Заставил себя взглянуть на самое худшее. Я точно знал, что в тюрьму меня не посадят. Если освободят от занимаемой должности, вернусь на Томский электротехнический завод.

Как только я пришел к такому выводу, произошло чудо. Мгновенно я расслабился и наступило спокойствие, которое я не испытывал много дней. Решил нарушить экономический закон и повысить заработную плату трудящимся электролампового завода на 20%. Естественно увеличился перерасход заработной платы, и она стала опережать рост производительности труда. Тем самым был грубо нарушен экономический закон.

Меня спасло, во-первых, то, что это моя не продолжительная работа директором завода - 2,5 месяца и необоснованное, но искреннее заверение руководителя Главного управления Минэлек- тротехпрома СССР, что за шесть месяцев коллектив восполнит перерасход заработной платы. Удалось главное - выиграть время и продолжить поиски выхода коллектива из тяжелого финансового положения.

Текучесть кадров приостановилась. Не являясь специалистом электролампового производства, я отчетливо понимал, что каждый специалист, работающий на этом заводе, в чем-то меня превосходит. У меня появилась реальная возможность учиться у заводских кадровых работников, что сыграло большую роль в моей дальнейшей трудовой деятельности.

Моё знакомство с производством электроламп началось при участии главного технолога электролампового завода - Любови Григорьевны Онучиной. Я с интересом наблюдал за работой специалистов на полуавтоматических сборочных линиях. Работницы, как волшебницы в огневом режиме, из полуфабрикатов с помощью механизмов изготавливали световые вакуумные приборы - электролампы.

В цехе спирализации Любовь Григорьевна обратила моё внимание на высокую автоматизацию при изготовлении спирали. Один высококвалифицированный специалист обслуживал 20 единиц автоматического оборудования.

Следующее посещение и знакомство с технологическими процессами в заготовительных цехах проходило с заслуженным ветераном завода и с лучшим рационализатором Томской области, высококвалифицированным слесарем Роальдом Евгеньевичем Бирючевским. Он пришел на завод в 1942 году тринадцатилетним подростком и проработал здесь 55 лет. Службу в армии проходил в десантных войсках, совершил 42 прыжка с парашютом. Вернувшись на родной завод, увлекся многоборьем, участвовал в мотогонках, гонках на лыжах, играл в волейбол. Роальд Евгеньевич постоянно находился в спортивной форме не только на спортивных площадках, но был многоборцем и в производстве. В совершенстве освоив профессии слесаря, токаря, фрезеровщика, шлифовщика, он предложил более двухсот рационализаторских предложений, направленных на механизацию ручного труда.

Посещая цеха, Роальд Евгеньевич подробно знакомил меня с внедрением своих рационализаторских предложений, которые исключили тяжелый ручной труд.

C большим сожалением он информировал меня о длительном прохождении рационализаторских предложений от подачи заявки до внедрения. Это имело место, когда все сборочные линии работали.

В 70-е годы произошло значительное увольнение рабочих и шесть сборочных полуавтоматических линий прекратили работу. В результате государственный план в 1970 году не выполнялся на протяжении восьми месяцев. Роальд Евгеньевич особое внимание обратил на ручной монтаж спирали в сборочных цехах.

Ежесуточно в цокольном цехе № 20 изготавливалось до 500 тысяч цоколей, заливка которых горячим стеклом выполнялась вручную. В стекольном и стеклозаготовительном цехах все контрольные операции выполнялись вручную, причем с привлечением неквалифицированных рабочих.

Внимательно ознакомившись с технологическими процессами при изготовлении электроламп, я убедился в том, что неквалифицированные рабочие используются здесь нерационально.

Невольно возникла идея обратить внимание технических служб, руководителей цехов, отделов, рационализаторов, высококвалифицированных специалистов, занятых ремонтом и наладкой технологического оборудования, на необходимость активной механизации ручных операций. Рабочие, освобожденные от трудоемких ручных операций, проходили бы переподготовку для работы на сложнейших полуавтоматических сборочных линиях.

В каждом производственном цехе работали механические мастерские, оснащенные универсальным оборудованием и обслуживаемые высококвалифицированными специалистами. Они, как правило, занимались ремонтом и наладкой сборочных линий. От их качественного обслуживания зависело выполнение государственного плана.

Наглядно убедившись в нерациональном использовании рабочих, занятых трудоемким, утомительным и низкооплачиваемым трудом, я решил встретиться с работниками в механических мастерских. Первая встреча состоялась в механической мастерской 21-го цеха. В цехе работало 800 человек в две смены. Это был самый крупный сборочный цех завода. В мастерской работали три специалиста, остальные, как мне объяснили, непосредственно занимались наладкой сборочных линий. Они возвратились на свои рабочие места и состоялся доброжелательный, но к сожалению, печальный разговор, что было связано с тем, что один из лучших наладчиков сборочных линий подал заявление на увольнение. Причиной послужило отсутствие перспективы на улучшение жилищных условий. Моя информация о ежедневном невыполнении государственного плана по выпуску электроламп специального назначения еще круче обострила беседу. Невольно я обратил внимание присутствующих на высокий уровень ручных трудоемких операций, на которых занята целая армия неквалифицированных рабочих. Предложил подумать об организации на добровольной основе комплексных бригад по механизации ручных операций в неурочное время за дополнительную заработную плату, исходя из полученного экономического эффекта. Избегая длительной дискуссии, я предложил встретиться через неделю и обсудить конкретные варианты по данному вопросу.

В то же время я сообщил о начале строительства собственными силами детского комбината на 280 мест. Напомнил присутствующим о многолетней дружбе Томского электролампового завода и Томского политехнического института. В критические моменты для электролампового завода этот институт оказывал ему существенную помощь.

Невольно вспомнилось, что в 1941 году эвакуированный из Москвы электроламповый завод оказался без кислорода. Специалисты ТПИ незамедлительно подключили трубопровод электролампового завода к своей кислородной станции, и завод ожил. Кислород для электролампового завода в этот критический момент позволил организовать производство электроламп для военной техники.

Опытный руководитель, ректор Томского политехнического института Иван Петрович Чучалин - участник Великой Отечественной войны, доктор технических наук, профессор, заслуженный деятель науки и техники РСФСР. Оказывает существенную помощь в решении социальных вопросов.

Через неделю, как договорились, состоялась встреча в механической мастерской 21-го цеха. Начальник цеха - выпускник ТПИ Анатолий Иванович Саликов поручил механику Геннадию Васильевичу Марусеву доложить о подготовительной работе по организации, на добровольной основе, творческих бригад по механизации трудоемких технологических процессов. Геннадий

Васильевич доложил о том, что в состав бригады на добровольных условиях вошли: слесари Р.Е. Бирючевский, Н.И. Данкевич, токарь А.Д. Севостьянов, электрик И.Н. Барков, нормировщица М.И. Новокшонова. Механик цеха - бригадир Г.В. Марусев предложил график работ по механизации трудоемких ручных операций на I и II квартал с указанием конкретных сроков исполнения по каждому механизму.

Согласно договорённости бригада 21-го цеха приступила к работе в неурочное время. По её опыту было организовано еще семь бригад. В результате их эффективной работы в апреле 1971 года к выполнению плана присоединилась ещё одна из шести не работающих сборочных линий. В августе 1971 года вошли в строй еще две из пяти неработающих сборочных линий, а в декабре к работе приступила еще одна из трех неработающих сборочных линий, а в марте 1972 года работали уже все сборочные линии. Особо отличилась бригада 21-го цеха, руководимая Геннадием Васильевичем Марусевым. За два года и шесть месяцев бригада 21-го цеха внедрила в производство 200 рационализаторских предложений с экономическим эффектом 200 тысяч рублей и освободила от трудоемких ручных операций 60 неквалифицированных рабочих.

В общей сложности за 1971 год бригады, занятые механизацией трудоемких ручных операций, высвободили 140 неквалифицированных рабочих, которые затем прошли курс обучения и стали работать на сборочных линиях.

По инициативе общественных организаций и руководства завода была организована комиссия, которая разработала комплексную программу по закреплению кадров на ТЭЛЗ. Программа предусматривала дальнейшую механизацию трудоемких ручных операций, завершение строительства водородной станции, реконструкцию стекольного цеха и стекловаренных печей, без остановки производства, техническое перевооружение цокольного цеха и замену морально устаревшего оборудования, строительство складских помещений, детского комбината на 280 мест, 70-квартирного дома, 9-этажного общежития на 400 мест, спортивного комплекса, подведение централизованного тепла к жилым домам на ул. Калужской.

C большим энтузиазмом трудящиеся завода приняли участие в строительстве 70-квартирного дома и девятиэтажного молодежного общежития. Только в закладывании фундамента принимали участие более 400 человек. Они работали в четыре смены по скользящему графику, и за 48 часов было принято более 1000 кубометров бетона.

Возвращаясь мысленно к 1970 году, который порой характеризуется как трагический, невольно спрашиваешь: почему? Ведь подобные проблемы - низкая заработная плата, отсутствие молодежного общежития, детского комбината и т.д. - имели место и в прошедшие годы.

Ответить на этот вопрос помог мне заслуженный ветеран ТЭЛЗа Александр Андреевич Широков, который одним из первых вместе с эвакуированным заводом в сентябре 1941 года прибыл в Томск из Москвы. А.А. Широков - настоящий патриот завода, о чём свидетельствует его объемный дневник, который он вёл 28 лет, отражая в нём не только успехи коллектива и его достижения. Его постоянно беспокоили тяжёлые условия труда рабочих в цокольном цехе, высокая загазованность при неудовлетворительной работе вентиляции, слабая освещённость цеха, тяжёлые, трудоёмкие, ручные операции при заливке цоколя горячим стеклом, постоянные и длительные простои устаревшего оборудования из-за текущего ремонта, так как планово-предупредительная система не работала. В дневнике А.А. Широкова записано 12 фамилий предыдущих начальников цокольного цеха. Некоторые из них освобождались через год- полтора. Естественно, что работа коллектива цокольного цеха, при частой сменяемости руководителей не улучшалась, а текучесть кадров ежегодно росла и была самой высокой в сравнении с остальными цехами.

Ко всему этому можно добавить, что руководители производства не обладали искусством общения с людьми и не строили доброжелательные межличностные отношения, а действовали с позиции критики и единоначалия. В этих условиях начальник цеха освобождался от своей должности и назначался новый, и так продолжалось в течение 28 лет - до тех пор, пока не назрела кризисная ситуация. Должность начальника цокольного цеха занял заместитель главного механика завода, выпускник ТПИ Эдуард Степанович Федорин при условии немедленного технического перевооружения цеха. Елавный инженер завода Ю.Ф. Ела- вацкий, разрабатывая с участием главных специалистов завода план технического перевооружения цокольного цеха, положил в его основу дневник А. А. Широкова.

После образцового завершения технического перевооружения цокольного цеха коллектив под руководством Э.С. Федорина продолжал набирать обороты. Эдуард Степанович с уважением относился к специалистам, умел внимательно выслушать человека, а в трудную минуту оказать помощь. Его отличала не только искренняя улыбка, но и желание понять точку зрения собеседника, пробудить подлинный энтузиазм в организации высокопроизводительного труда. На примере цокольного цеха убеждаемся, что владение искусством в общении с людьми исключает возникновение тупиковых и кризисных ситуаций.

В соревновании предприятий Министерства электротехнической промышленности СССР ТЭЛЗ постоянно завоевывал классные места. Выпуск электроламп увеличился со 100 млн. штук в 1970 году до 125 млн. в 1975 году без увеличения численности. Этот уровень по изготовлению электроламп до сих пор остался не превзойденным. Заработная плата возросла на 40%. Жилищные условия улучшили 160 семей, 400 рабочих и молодых специалистов заселились в новое молодежное общежитие, завершили строительство спортивного комплекса двух уровней, по улице Калужской подвели к жилому поселку централизованное отопление. Построили водородную станцию, очистные сооружения. Детский комбинат на 280 мест.

<< | >>
Источник: Б.Ф. Шубин. Томские политехники - на благо России: Книга шестая. M.: Водолей,2014. - 416 с.. 2014

Еще по теме СОВЕТЫ МОЛОДОМУ ПОКОЛЕНИЮ: КАК НАЙТИ СЕБЯ?:

  1. Фонвизин
  2. Натуральная школа и проза начала 1850 х гг.
  3. ПОЭЗИЯ КАРАМЗИНА
  4. «ИСТИННАЯ СИСТЕМА» ДЕШАНА 
  5.   ПРАКТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ  
  6.   УЧЕНЫЙ, МЫСЛИТЕЛЬ, БОРЕЦ
  7.   ОПЫТ О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ
  8.   ОПЫТ О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫХ ШКОЛАХ  
  9. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ РАССУЖДЕНИЕ ИЗДАТЕЛЕЙ
  10. Оноре де Бальзак
  11. Глава VIII.ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ
  12. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  13. Математика, естествознание и логика (0:0 От Марк[с]а)
  14. ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ «ЭТНОГРАФИЧЕСКОГО ОЧЕРКАЧЕРКЕССКОГО НАРОДА», СОСТАВЛЕННОГО ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ПОЛКОВНИКОМ БАРОНОМ СТАЛЕМ B 1849 ГОДУ
  15. Анонимная власть – конформизм
  16. Глава VIII Владимир Соловьев