<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. В изучении истории России XX в. в научных кругах было обозначено новое направление - «Власть и общество», в рамках которого исследуется роль власти в судьбах российской - советской цивилизации при изучении ее социокультурного развития.

Любая государственная власть всегда стремится к устойчивости во времени и пространстве, без которой невозможно добиться определенного политического, идеологического, культурного и психологического воздействия на общество, его коллективное сознание, то есть к легитимации, которая была необходима и советской власти, особенно в период ее становления.

Условием легитимации явилась необходимость утверждения позитивного образа власти в сознании общества. Факторами усиления данной потребности были способ прихода большевиков к власти в октябре 1917 г. и гражданская война. Советской власти требовалось преодоление раскола общества и восстановление его целостности на новой социокультурной основе, что было необходимым условием ее легитимности.

Большевикам пришлось решать одновременно несколько сложных и долгосрочных по времени реализации задач.

Во-первых, становление новых сценариев власти, призванных отражать не только единство общества и власти, но и торжество революции, воплотившей идеи «свободы, равенства и братства». Большевики, придя к власти, стремились создать ее привлекательный образ в обществе. В отличие от имперской эпохи, где власть имела сакральное происхождение и не требовала особого подтверждения, советской власти необходимо было, используя старые механизмы презентации, в острой политической борьбе доказывать право на свое существование.

Во-вторых, необходимо было сформировать иной тип ментальности, где процессы идентификации и рефлексии - важная составляющая понятий «советская власть» и «советский народ». Но реализация этой задачи была затруднена быстротечностью событий, небольшим промежутком исторического времени и отсутствием собственной предыстории, стремлением власти к быстрому достижению конечного результата.

В-третьих, требовалось внедрить в сознание общества идею неизбежности победы большевиков в октябре 1917 г., создать новую социокультурную базу для единства общества и власти, доказать преемственность классовой борьбы с целью преодоления культурного разрыва исторических эпох. Для этого советской власти пришлось с первых дней своего существования прибегнуть к помощи политического мифа, который позволил задать определенный мотив поведения человека по отношению к власти.

Большевики, несмотря на то, что отрицали религию, для которой было естественно и характерно формирование мифологем, не смогли уйти от обращения к эмоционально-чувственному, иррациональному началу, основанному на вере, а не системе рациональных доказательств и суждений. Верующему и неграмотному большинству населения страны рациональное начало противоречило понятию веры. Советская власть в условиях гражданской войны, военного коммунизма могла предложить только лозунги и обещания, в которые можно было верить, что было со стороны простых людей некоторым кредитом доверия. В этих условиях особое значение приобретает проблема веры как неотъемлемой и естественной части русского самосознания. Благодаря ей традиционно обосновывалась и утверждалась имперская традиция власти, основанная на любви к богу и царю. Революция, сокрушив эту традицию, выдвинула новую веру - в пролетариат и мировую революцию.

В советском государстве вопрос веры был перенесен из мира божественного в мир социума и политики. Поскольку человек без веры существовать не может, следовательно, необходимо было выработать взамен старой религиозной системы ценностей, в центре которой были Бог и самодержавие, иную, отвечающую требованиям власти. Такой системой ценностей стала идеология большевизма, ориентированная на рабочий класс, устанавливающая идеалы интернационализма.

Уже в самом начале существования советской власти были четко определены задачи реформирования культурных процессов, выражено понимание того, что общество - не столько зритель, которому презентуется сценарий власти, как это сложилось в имперский период, сколько активный участник этого, в действиях и сознании которого воспроизводятся и отражаются фундаментальные идеи политического мифа. В попытках зафиксировать портрет времени прослеживается стремление преодолеть социокультурный разрыв между прошлым и настоящим, благодаря чему и создавалась иллюзия исторического единства эпох, где рабочий и крестьянин являются преемниками революционных традиций и «великого боевого прошлого» в рамках новой социокультурной конструкции.

Актуальность диссертационного исследования определяется вкладом в дальнейшее развитие проблемы «Власть и общество», в рамках которой особое место сегодня занимают вопросы не только образов власти, но и механизмов их формирования посредством культуры. В своем развитии государство, обладая высшей политической властью, ее акторы, выстраивая сценарии власти, всегда стремились различными методами воздействовать на общество, его сознание и психологию. При этом государство ставило специфические задачи, реализация которых нашла отражение в сложном и противоречивом процессе конструирования образа власти как составляющей части политического сценария, выстраивание которых не могло обойтись без активного обращения к культуре в целом. Особая способность культуры воздействовать на сознание и психологию общества, присущие ей образность, красочность и емкость всегда были востребованы носителям власти в целях собственного утверждения.

Актуальность работы в значительной мере обусловлена ее междисциплинарным характером. Сложный и многообразный комплекс источников, включающий в себя как документы партийно-государственного характера, так и воспоминания и мемуары, письма во власть и памятники культуры, определяет междисциплинарный подход в исследовании. Изучение многогранной проблемы образов власти, механизмов их формирования заставляет обращаться к смежным с историей гуманитарным наукам, таким как философия, историческая и социальная психология, культурология и политология. Интеграционный подход к изучению данной темы позволяет всестороннее изучить и проанализировать поставленные проблемы, что дает возможность повысить степень объективности и непредвзятости исследования ранней советской истории, отказаться от политической заданности и ангажированности.

Степень изученности проблемы. Основные вопросы историографического характера проанализированы в первой главе диссертационного исследования. В данном разделе рассматривается общее состояние историографии по научной проблеме, связанной с формированием образов и сценариев власти в 1917-1920-е гг., их отражением в культуре и восприятием в российском обществе.

В целом можно констатировать, что обозначенная в диссертационном исследовании научная проблема, вследствие междисциплинарного и комплексного подхода, находится в стадии развития как самостоятельная тема в отечественной историографии. Исходя из полисубъектности (власть - образ власти - культура - общество - общественное мнение) и междисциплинарности научного исследования, необходимо определить проблемы и направления историографии вопроса в рамках обозначенной темы, сохраняя хронологический принцип историографического анализа.

Советская историография, посвященная вопросам культуры и культурного развития в послереволюционное десятилетие, имеет выраженный односторонний идеологический аспект. В советской исторической науке большое внимание уделялось вопросам политического развития, руководства и управления советской Россией, формированию органов управления культурой, принципов культурного развития.

М.В. Лебедева, М.Г. Шульман, С.В. Терещук, И.М. Сенектутова[1] сохраняют традицию советской исторической школы при рассмотрении ранней истории советского государства, делая акцент на политические аспекты изучения истории 1917-1920-х гг.

Исследователями долгое время не учитывались трудности и особенности принятия решений властью, их реализации и отношение общества к ним, в целом к ее политике, не изучались вопросы социальной истории и неоднозначность восприятия культурных процессов в сознании рабочих и крестьян. Все вместе это не позволяло понять причины изменений политики, реакции общества, осознание обществом и укоренение в его сознании авторитета власти. Культурные рычаги воздействия на общество, особенности исторической психологии и общественного сознания не имели значения в силу экономического детерминизма, присутствовавшего в отечественной исторической науке.

В отечественной историографии с конца 1990-х гг., благодаря введению в научное пространство такого сложного комплекса источников как письма во власть, активно развивается интересная и многогранная с точки зрения методологии исследования проблема образов власти и их восприятие на ментальном уровне в российском обществе. Тема образа власти зарождается в европейской историографии во второй половине XX в., заставив исследователей синтезировать методы научных исследований на основе различных гуманитарных наук и формировать особую по сложности методологическую базу и новые направления в изучении истории: историческая психология и история ментальности, общественного мнения и общественных настроений.

Значительной в развитии изучения и анализа образов российской власти явилась фундаментальная работа Р.С. Уортмана «Сценарии власти: миф и церемония в русской монархии»[2] [3], в которой предложена историкокультурная теория формирования образа власти посредством церемоний, обрядов, символов.

Появившиеся в 2000-е гг. исследования российских историков посвящены вопросам формирования образов власти как в рамках теоретикометодологического анализа на общероссийском, так и на региональном уровне. Новые методологические подходы представлены в диссертационных исследованиях Г.В. Лобачевой, Т.М. Зуевой, Б.И. Колоницкого и

^5

А.Я. Лившина. Региональным аспектам изучения образов власти посвящены работы М.К. Декановой, С.Н. Шаповалова, Е.В. Киселевой.[4]

Предметом историографического анализа в первой главе диссертационной работы являются научные исследования, появившиеся в зарубежной и отечественной исторической науке, посвященные проблемам образов власти в их культурном воплощении и восприятии обществом. Особенностью анализа современной научной литературы является отсутствие возможности выявить этапы ее становления, во-первых, в силу непродолжительного периода развития обозначенных аспектов исследования, во-вторых, междисциплиарности исследований. Историографический анализ проведен по направлениям, структура которых определена в первой главе.

Целью научного исследования является изучение содержания процесса культурного воздействия, направленного на формирование образа власти в период первого десятилетия советской власти в 1917-1920-х гг. и степени его укорененности в общественном сознании.

Раскрытию и реализации цели исследования служат следующие задачи:

1. На основе источникового комплекса выявить методы и приемы культурной практики советской власти, направленной на реализацию репрезентации образа власти в российском обществе.

2. Выявить и проанализировать процесс формирования образа советской власти, его механизмов, а также структурные элементы и средства репрезентации в 1917-1920-е гг. на примере пространственных видов искусства.

3. На основе анализа комплекса источников официального и личного происхождения дать сущностные характеристики содержания репрезентации образа советской власти, представленного в пространственных видах искусства.

4. Проследить и проанализировать трансформацию образа власти и его семантическое значение в политических плакатах революционной эпохи.

5. Дать типологические характеристики театральной практики советской власти, направленной на реализацию репрезентативного образа власти.

6. Проследить роль праздника и праздничной культуры на основе анализа метода «массового действа» как метода репрезентации власти и праздничной тематики, показать его связь с другими видами искусства.

7. Изучить содержание дискурса власти и общества по вопросам культурных преобразований посредством писем во власть как процесс отражения и рефлексии репрезентации.

8. На основе историографической критики и компаративистики провести комплексный анализ образа власти и процесса его персонификации на примере культа вождя.

Предметом исследования является генезис репрезентации образа советской власти в 1917-1920-е гг., его формирование и практики средствами культурного воздействия на сознание российского общества на эмоциональном уровне.

В диссертационном исследовании благодаря междисциплинарному подходу к проблеме изучения выделяется несколько объектов исследования: механизмы репрезентации образа советской власти, выраженные посредством пространственных видов искусств (монументальная пропаганда, политический плакат, театра и его разновидности в 1920-е гг. - политического праздника).

Диссертант сознательно отказывается от такого вида визуального искусства в качестве объекта исследования, как киноискусство. Это объясняется в первую очередь тем, что советское кино в исследуемый период находилось в стадии становления и развития. Несмотря на то, что В.И. Ленин определил кино как массовое из искусств, тем не менее, в 1920-е гг. его в полном смысле слова массовым назвать нельзя. Причины тому - слабая техническая база, отсутствие системы кинофикации и телевидения, не позволяющие одномоментно охватить огромную аудиторию. Другой особенностью киноискусства является его низкая интерактивность по сравнению с массовым праздником и театральной культурой, целью которых являлось активное вовлечение широких масс во взаимодействие с властью.

Выбор нескольких объектов исследования обусловлен тем обстоятельством, что советская власть стремилась к созданию позитивных представлений о себе, к широкому и массовому распространению собственной репрезентации в сознании общества, а также возможностью всестороннего анализа многообразной источниковой базы.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1917 г. по 1929 гг. Нижняя временная граница определена переломным 1917 г. и революционными процессами, с ним связанными. Приход к власти большевиков в октябре 1917 г. обусловил необходимость укрепления власти, формирование ее легитимности, что подспудно определило необходимость обращения к культуре и формирование политической мифологии власти.

Верхняя граница исследования определена 1929 г. - годом «большого перелома». Во второй половине 1920-х гг. начинают развиваться процессы, связанные с укреплением позиций советской власти посредством формирования механизма тотального контроля над обществом и культурными процессами. Переломным в политике партии становится июль 1925 г., когда вышла резолюция ЦК ВКП(б) «О политике партии в области художественной литературы», опубликованная в «Правде». В 1925-1929 гг. наметилась двойственность в развитии культуры. С одной стороны, четко просматривается линия усиления контроля со стороны власти за культурными процессами в стране, с другой - продолжали сохраняться тенденции развития культурного многообразия, характерные для революционной эпохи и первого десятилетия существования советской власти.

Окончательное утверждение привычных для советского времени форм культурного воздействия на общество посредством официальных праздников происходит только на рубеже 1920-30-х гг., тогда как послереволюционный период - время поиска и отработки этих форм.

Территориальные рамки исследования. Одна из особенностей формирования образа советской власти - утверждение сценария власти в первую очередь в регионах с русскоговорящим населением: центром России, Поволжьем, Уралом, которые определяли ее успех и легитимность. Поэтому исследование выполнено на документальных материалах РСФСР, где доминировало русское население, на которое и ориентировалась власть в проведении культурных мероприятий.

Во-первых, в этих районах наиболее активно развивался диалог в письмах между властью и обществом, на настроения этого населения ориентировалась власть при формировании собственного сценария.

Во-вторых, в центральных районах традиция обращения к власти существовала еще в имперский период российской истории. Этим во многом объясняется развитие тенденции обращения к власти и в советскую эпоху на всех этапах ее существования. Письма русскоговорящего населения данных регионов наиболее полно давали почву власти для рефлексии собственных действий, в том числе и в вопросах развития механизмов культурного воздействия на общество.

В-третьих, в отечественных архивах, которые, безусловно, хранятся и письма, поступавшие от представителей разных национальностей и регионов страны, доминирует русскоязычная корреспонденция, что также повлияло на отбор и обработку информации, выбор региона.

Научная новизна исследования.

1. На основе междисциплинарного подхода впервые проведен комплексный анализ различных видов искусства как механизма формирования образа советской власти и его репрезентации в период революции, гражданской войны и нэпа. В комплексе рассмотрены как пространственные виды искусства (монументальная скульптура и политический плакат), так и вербализированные (театр). Особое место в этой структуре отведено празднику, который соединил в себе все элементы, приемы и методы репрезентации. Впервые монументальная скульптура, плакат, театр рассмотрены не как форма репрезентации, что было принято в отечественной историографии, а как ее механизм. Форма представляет оболочку, отражает внешние признаки того или иного культурного явления, вида искусства (жанр) Механизм (система или совокупность чего-либо), реализующий единые цели и задачи, имеет более сложную структуру, выраженную в функциях. Культура как механизм репрезентации выражает сущностные характеристики воздействия на общественное мнение. Обозначенные виды искусства рассматриваются одновременно и как отдельные механизмы репрезентации с присущими им специфическими методами и средствами, и как составные части единого культурного механизма, направленного на решение общих задач. Не отказываясь от идеологического (агитация и пропаганда) компонента репрезентации власти, автор основное внимание уделяет методам эмоционального и психологического воздействия культурных механизмов на общество.

2. Впервые показано развитие репрезентации советской власти в культурной динамике от момента ее зарождения (1917-1918 гг.) до появления первых признаков консервации найденных в послереволюционное десятилетие форм (вторая половина 1920-х гг.). Выявлена сложность и противоречивость культурных процессов, направленных на формирование и укрепление репрезентации власти. Показана не только неоднозначность принимаемых решений, трудности и кризисы их реализации, но и выявлена роль субъективных факторов в реализации задач власти.

3. В диссертации на основе комплексного исследования и широкой источниковой базы показан процесс мифологизации образа власти средствами культурных практик. Рассматриваемые виды искусства, а так же театр и праздник, синкретизм которых позволил наиболее ярко воплотить идеи власти, даны как средство воздействия на сознание общества. Одновременно они выступали как механизм формирования мифов о светлом будущем, о необходимости революционной борьбы, в ходе корой рождается новый мир, о силе и мощи советского государства, о единстве пролетариата и рабочего класса, о международном интернационале и т. д.

4. Диссертант отказался от прямолинейной трактовки персонификации образа власти как процесса формирования культа личности. В отличие от работ зарубежных авторов, изучавших его, в настоящем исследовании обозначена проблема процесса персонификации образа власти. Выявлены этапы его эволюции и, что наиболее важно, его отражение в сознании общества. Динамика персонификации образа власти рассматривается в совокупности политических и культурных процессов в советском обществе 1920-х гг., противоречивости их восприятия в сознании рабочих и крестьян.

5. При изучении сложного, многогранного и противоречивого первого десятилетия существования советской власти акцент в исследовании делается не на идеологический компонент культурной политики, а на изучение механизмов и способов привлечения культуры для решения задач власти. Политические процессы, управление обществом впервые показаны в контексте развития культурных механизмов воздействия на него.

6. Проведен анализ культурных процессов на основе междисциплинарного подхода. Диссертант использует письма во власть как дискурсивный механизм рефлексии власти и общества. В отличие от сложившейся в отечественной историографии тенденции изучения политических настроений граждан, в диссертации применен метод фрагментирования при изучении писем во власть, проведен анализ общественных настроений и мнений по вопросам репрезентации образа власти и рефлексии посредством культурных механизмов, а не политикоэкономических решений.

7. В настоящем исследовании применяются междисциплинарные методы исследования при изучении проблем репрезентации власти на примере становления советской истории и культуры. Это позволило выявить общие принципы существования и легитимации советской власти как социокультурного: единство триады «власть - общество - коммунизм» и надэтнический культурно-политический монизм.

Процесс формирования образа власти и его персонификация рассмотрен с позиции исторической психологии, учтены объективные и субъективные факторы воздействия власти на общество.

В основе методологии диссертационного исследования заложены как традиционные, так и современные методы исторического познания и анализа. Междисциплинарный подход в исследовании темы диссертации позволил соискателю при научном анализе применить методы и подходы исследования как исторической науки, так и ряда гуманитарных наук: культурологии, исторической и культурной антропологии, политологии, социальной психологии.

К традиционным методологическим принципам относятся принципы историзма и объективности, а также ценностный подход к анализу исторической действительности. Сохранение основополагающих принципов в научном исследовании позволяет отказаться от тенденциозности в освещении фактов и рассматривать их в контексте исторической ситуации. Подробный анализ методологической базы нашел свое отражение в первой главе исследования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Власть большевиков, возникшая в России в результате сложного социокультурного раскола общества, стремилась, как и любая другая власть, к укреплению своего положения и созданию собственной легитимности посредством обращения к культуре, формирования сценариев развития страны, общества в целом, новой идентичности, выраженной в понятии «советский народ».

2. Укрепление позиций власти требовало ее репрезентации, то есть представления сценариев и образа власти в празднике, монументальной скульптуре, изобразительном искусстве и т.д., содержавших в себе символы и знаки, призванные донести до сознания общества политикоидеологические задачи власти. Сценарий советской власти изначально имел характер диалога. С этой целью власть большевиков, используя собственную систему символов и знаков, создавая культурные коды-символы как визуального (плакат, живопись, архитектура, театр), так и вербального (текст) характера, конструируя политическую мифологию, стремилась к формированию собственного позитивного образа.

3. В процессе реформирования нового культурного пространства

советского города и деревни в начале 1920-х гг. выделяются две тенденции. Первая была связана со стремлением в кратчайшие сроки создать пролетарскую культуру, которая была призвана способствовать формированию советского человека. Вторая - со сложностью реализации задачи построения новой культуры в силу особенностей политической ситуации - гражданская война, ее экономические последствия и своеобразие ментального характера.

4. Низкий уровень грамотности населения не давал возможности широкого использования литературы, что способствовало развитию устной и визуальной культуры. Активное применение устного слова на митингах как формы коммуникации и репрезентации идей власти так же носило достаточно ограниченный характер. Массовые политические мероприятия не способны были охватить все население страны одномоментно, особенно деревню, которая далеко не однозначно была настроена в отношении большевиков. Эти проблемы заставили власть развивать в большей степени визуальные образы и достаточно быстро перейти к формированию социокультурного пространства, в котором нашли бы свое отражение задачи и идеи власти. Особая роль здесь отводилась монументальной скульптуре, плакату, театру, массовым праздникам.

5. В целях воспитания советского человека искусство играло роль визуальной истории подобно фресковой живописи, соединяя в сознании человека разные исторические эпохи, связанные с классовой борьбой, подводя его к пониманию единства этих событий с фактом возникновения советского государства. Изобразительное искусство, имеющее образноэмоциональное воздействие на зрителя сформировало чувство исторической преемственности и событийной сопричастности революционным событиям. Визуальное пластическое искусство выполняло компенсаторную функцию в сознании общества, а впоследствии способствовало становлению советской идентичности. Для реализации восприятия власти на эмоциональном уровне как отражения унифицированного сознания и воспитания чувства сопричастности к политическим и культурным процессам, было необходимо:

• развитие самодеятельного творчества народных масс как механизма формирования эмоционального приобщения и сопричастности

на индивидуальном уровне при помощи создания нового культурного механизма - массового праздника и его форм;

• строительство центров культуры в каждом городе как

сосредоточия новой идеологии, развитие новых принципов

градостроительной архитектуры;

• формирование особого социокультурного пространства,

культурно-исторического хронотопа посредством пространственных, пластических видов искусства - монументальной скульптуры, театра, политического плаката.

6. В самом начале существования советской власти были четко определены задачи реформирования культурных процессов, выражено понимание того, что рабочие и крестьяне - не столько зрители, которым презентуется сценарий власти, сколько активные участники формирования нового общества, в действиях и сознании которых воспроизводятся и отражаются фундаментальные идеи политического мифа. В попытках зафиксировать портрет времени прослеживается стремление преодолеть социокультурный разрыв между прошлым и настоящим, благодаря чему и создавалась иллюзия исторического единства эпох, где рабочий и крестьянин являются преемниками революционных традиций и «великого боевого прошлого» в рамках новой социокультурной конструкции.

7. Если в имперский период русской истории высшим персонификатором власти являлся монарх, то советская власть первоначально позиционировала себя как рабоче-крестьянская власть, что отрицало наличие единого лидера государства. В виду этого власть приобрела несколько размытые черты и была представлены в визуальной культуре, в том числе в монументальной скульптуре и политическом плакате, в обобщающем героическом образе рабочего, красноармейца, крестьянина. В традиционном сознании рабочего и особенно крестьянина власть всегда была представлена конкретным человеком, что привело к процессу персонификации образа власти первоначально в понятие «вожди», а в дальнейшем - в образе В.И. Ленина, создав предпосылки формирования культа вождя.

Достоверность и обоснованность результатов исследования определяются теоретическими положениями, комплексным использованием исследовательских подходов, корректным применением методов смежных с истории гуманитарных наук - исторической психологии и антропологии, политологии, культурологии и т. д. Диссертационное исследование полностью самостоятельно. Результаты, интерпретации проведенных исследований соотнесены с данными других исследований, выполненных отечественными и зарубежными авторами. Достоверность полученных результатов подтверждается широкой апробацией промежуточных результатов исследования на международных и всероссийских научнопрактических конференциях.

Теоретическая значимость исследования заключается в изучение, на основе современных методов и подходов воздействия культурных механизмов на сознание общества в процессе формирования образа власти как условия легитимации. Отказ в диссертации от традиционного для отечественной истории подхода рассмотрения культурного развития советского общества через призму изучения государственных институтов и мероприятий, политической воли власти позволяет проследить восприятие культурных процессов в ходе дискурса между властью и обществом, выявить специфику становления образа советской власти в контексте социальной и культурной истории.

Данное диссертационное исследование характеризуется междисциплинарным подходом и содержанием, что позволяет изучить степень воздействия формирования и отражения образа советской власти в общественном сознании. Дискурс по линии власть - культура - образ - общество позволил автору использовать подходы и методы исследования смежных с историей гуманитарных наук - политологии, социальной психологии, культурологии, исторической антропологии. Интеграция методов и подходов в научном исследовании позволяет более объективно и социально-ориентировано изучить сложность и неоднозначность становления советской власти и ее образов в условиях исторического слома через призму культурных процессов.

Практическое значение результатов исследования и эмпирический материал диссертационного исследования и сделанные в нем выводы позволяют расширить рамки проблемы общественного сознания и его выражение в настроениях и мнениях в кризисные периоды отечественной истории. Концептуальный подход, сформированный и сформулированный автором, позволяет использовать полученные результаты исследования в дальнейшем при изучении социальной истории советского общества и применить их в практической плоскости: преподавании учебных и специальных дисциплин, подготовке образовательных программ, написании учебно-методической литературы.

Апробация работы. Диссертация подготовлена, обсуждена и рекомендована к защите на кафедре «Социально-гуманитарные науки» ФРБОУ ВПО «Саратовский ГАУ им. Н.И. Вавилова». Основные положения и выводы работы были представлены на международных и всероссийских конференциях: Пространство и время в восприятии человека: историкопсихологический аспект. Материалы XIV Международной научной конференции (С-Петербург, 2003 г.); Социальные конфликты в истории России: Материалы Всероссийской научной конференции (Омск, 2004 г.); Динамика нравственных приоритетов человека в процессе его эволюции. Материалы XIX Международной научной конференции (С-Петербург, 2006 г.); XX век в истории России: актуальные проблемы. Материалы II Международной научно-практической конференции (Пенза, 2006 г.); Власть. Общество. Личность. Всероссийская научно-практическая конференция. - (Пенза, 2006 г.); Вавилонские чтения. Международная научно-практическая конференция (Саратов, 2008 г.); Вспомогательные исторические дисциплины - источниковедение - методология истории в системе гуманитарного знания.

XX Международная конференция (Москва 2008 г.); Государство и развитие образования в России XVIII-XX вв.: политика, институты, личности. XIII Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 2009 г.);

Сотрудничество и связи России и СССР с народами зарубежных стран XX вв. XIV Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 2010 г.); История народов России. XV Всероссийская научно-практическая конференция (Москва, 2011 г.); Кубанские исторические чтения. Межвузовская научно-практическая конференция (Краснодар, 2010, 2011 и 2012 гг.); Государственная власть и крестьянство в XIX- начале XXI века (Коломна, 2013 г.) и в других городах РФ, а также в 47 публикациях в журналах, включенных в перечень ВАК и реферативных сборниках и в 3 монографиях.

<< | >>
Источник: ШАЛАЕВА Н.В.. ФОРМИРОВАНИЕ ОБРАЗА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ В 1917-1920-Е ГГ.: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ. 2014

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -