<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. История эмиграции «первой волны» является важной и неотъемлемой частью российской отечественной истории. После революции 1917 г. и последовавшей за ней кровопролитной Г ражданской войной за пределами страны оказались миллионы россиян. «С библейских времен не бывало такого грандиозного «исхода» граждан одной страны в чужие пределы», - писала эмигрантская газета «Последние новости» 27 апреля 1920 г. По разным оценкам Россию покинули от 2 до 5 миллионов человек[1] [2].

Не смирившись с большевизмом, добровольно и по принуждению огромные массы беженцев двинулись в Европу, Америку и Азию.

Для отдельных беженцев изгнание обернулось лишением Родины и гражданства, а для российского государства - утратой огромного культурного и научного потенциала, что существенно осложнило процесс постреволюционного духовного и социально-экономического развития страны.

Крупная российская диаспора сформировалась в Китае. Она была

2

многолика и насчитывала по неполным данным до 400 тысяч человек . Пестрым был ее национальный состав и этническая структура, в которой было представлено большинство национальностей бывшей Российской империи.

Представляя собой особый социальный феномен ХХ столетия, российская постреволюционная эмиграция, ее сложный этнический состав все чаще становятся предметом интереса историков, политологов и других ученых. После того, как с российских архивов «белой» эмиграции был снят гриф секретности, исследователи получили возможность пользоваться документальными источниками.

В последние годы такая тенденция наблюдается и в КНР, где китайские и иностранные ученые могут более открыто работать с историческими источниками, эмигрантской периодикой 20-40-х гг. ХХ в. С введением в научный оборот документальных источников и других материалов стало возможным более объективное исследование российской эмигрантской истории, в том числе в Китае.

Актуальность изучения истории российского зарубежья, его сложного этнического состава, на наш взгляд, в том, чтобы соединить историю российской диаспоры с единой историей многонациональной России, для чего необходимо глубокое исследование регионального аспекта, т.е. отдельных потоков российской эмиграции, в том числе ее восточной ветви. Без выявления общего и особенного в истории различных эмигрантских колоний невозможна полная и объективная картина истории российской эмиграции.

Степень изученности проблемы. В российской исторической науке можно выделить два основных этапа в изучении проблемы русской эмиграции вообще и ее этнического состава в частности. Эти периоды различают как по методологии, так и по содержанию исследований. Первый этап - советский - 20-80-е гг. XX в., второй - постсоветский - период с 90-х гг. до настоящего времени.

Одним из первых советских авторов, которые пытались показать количественный и качественный состав российской эмиграции, в том числе численное, социальное соотношение и национальное происхождение эмигрантов, был В. Белов. Однако его работа «Белое похмелье» была не научной монографией и страдала поверхностным повествованием повседневной жизни и политических настроений эмигрантов. Естественно, для того периода в ней доминировал классовый подход к оценке событий.

Идеологически обусловленные суждения господствовали в других работах советских авторов, например в трудах В.В. Комина (Политический и идейный крах российской монархической контрреволюции за рубежом.

(1977); Белая эмиграция и Вторая мировая война. (1979). Классовый подход в

^5

изучении исследуемой проблемы демонстрировал и Л.К. Шкаренков .

Иной подход к судьбе беженцев наблюдается в работах эмигрантских авторов, большинство из которых носят публицистический характер[3] [4]. Как правило, это мемуары и воспоминания. Выделим работы Н.В. Устрялова, Н.Н. Алексеева, Н. Бердяева[5]. В них, наряду с общими проблемами российской эмиграции «первой волны», поднимается этническая проблема России. Так, Н.В. Устрялов в книге «В борьбе за Россию» пытается сформулировать русскую национальную идею, в основе которой лежала формула: национал-патриотизм, эволюционизм, великая государственность и русская культура. Данная идея становится теоретическим фундаментом «сменовеховства», она требовала пересмотра взглядов российской интеллигенции на природу революции. Н.В. Устрялов призывает российскую эмиграцию к сотрудничеству с Советской властью во имя будущей великой России.

Национальные идеи, национальные проблемы и отношения исследуют в своих трудах евразийцы. Это идейное течение российской политической и литературной эмиграции возникло после Гражданской войны и существовало до конца 30-х гг. XX в. Его представители Н.Н. Трубецкой, П.Н. Савицкий, П.П. Корсавин, П.П. Сувчинский и др. Ярким представителем дальневосточных евразийцев был В.Н. Иванов. В его трудах звучит тревога о судьбах народов России, разбросанных по всему миру. Он много пишет о судьбе славянской России, поэтому опасливо относится к распространению в ней панисламизма. Необычайно современно звучат в его работах идеи о национальной катастрофе, о необходимости укрепления единого русского государства, о консолидации эмигрантской массы, которые особо ярко проявились в рассказах и повестях «Императрица Фике», «Пушкин и его враги» и др.

Крупным исследователем и летописцем послереволюционной эмиграции на Дальнем Востоке был П.П. Балакшин. Его работа «Финал в Китае» оказала существенное влияние и на современную российскую и зарубежную историографию дальневосточной эмиграции. Как пишет о нем хабаровский профессор Е.Е. Аурилене, его работа вызвала огромный резонанс в эмигрантской читательской среде.

Наряду с описанием политической деятельности эмигрантских группировок и их лидеров в работе П.П. Балакшина, хотя и фрагментарно, показана реалистичная жизнь эмигрантов различных национальностей.

Историографию российской эмиграции в Китае существенно дополняет мемуарные работы. Живая картина повседневной непростой жизни конкретных людей, оказавшихся в изгнании, помогает глубоко понять психологию, менталитет эмигранта. Из этой серии выделим работы Г.В. Мелихова, Е.П. Таскиной и других[6].

Крупным летописцем эмигрантской жизни был В.Д. Жиганов. Его главная книга «Русские в Шанхае» содержит ценные сведения о численности многонационального населения Шанхая, о ярких представителях различных этнических групп и общин одного из крупнейших центров русского Китая[7].

Ещё один представитель эмигрантской мемуаристики И.И. Серебрянников. Его книга «Мои воспоминания» рассказывает о трагической судьбе представителей многонациональной российской эмиграции северного Китая[8].

Постсоветский этап в исследовании российской эмиграции характеризуется принципиально новыми возможностями. Это связано с новыми методологическими подходами и рассекречиванием архивных данных.

В 90-е гг. ХХ в. в российской историографии сформировалось два направления изучения проблемы: центральное и дальневосточное.

Выделим работы московских авторов В.В. Костикова, В.И. Косика, М. Назарова и др.[9]

В эти годы возрос интерес исследователей к теоретическому осмыслению феномена диаспоры, ее механизмов и факторов влияния на процессы адаптации и ассимиляции эмигрантов. В работах этих авторов поднимается проблема общего и особенного в судьбах эмигрантских диаспор в странах рассеивания. Подчеркивается, что несмотря на существенные различия беженцев разных национальностей, выходцев из России, в т.ч. в Китае, объединяет русский язык, ставший важным инструментом межнационального общения. Частично эти проблемы в своих работах поднимают Ю.А. Поляков, Т.Э. Тарле, З.И. Левина, В.М. Селунская, В.Ф. Ершов и другие. Отметим работы В.А Тишкова, А.М. Кумыкова и других[10].

Проблемы национальных диаспор в Китае затрагиваются в публикациях профессора Г.М. Мелихова[11].

Национальную разнородность российского зарубежья исследует петербургский профессор А.И. Дороченков. Он один из первых российских историков анализирует не только этническую структуру эмиграции, но и рассматривает различные взгляды идеологов российской эмиграции первых постреволюционных десятилетий на проблемы наций, анализирует содержание эмигрантских дискуссий по национальному вопросу и проблемы сохранения в российском зарубежье русской ментальности. «Различные национальные диаспоры в эмиграции объединяло прежде всего недавнее их общероссийское прошлое, - пишет А.И. Дороченков. - Но действовали также факторы, обуславливающие их разобщение. К ним в первую очередь относилась непризнанная и ликвидированная Советами национальная буржуазная государственность»[12] [13].

На самом деле, свержение большевиками независимости самопровозглашенных Украины, Белоруссии, Азербайджана, Армении, Г рузии «выплеснули» за границу большую группу представителей национальных элит, настроенных враждебную не только к новому режиму в России, но и ко всему русскому.

На рубеже 80-90-х гг. ХХ в. с расширением открытости и гласности в российском обществе новый качественный импульс в исследовании проблемы получает дальневосточное направление историографии.

В условиях смягчения цензуры, ослабления марксистско-ленинских идеологических установок и открытия многих ранее закрытых архивных

13

источников одна за другой выходят работы местных авторов .

Этнической структуре эмигрантского населения Китая и прежде всего Маньчжурии посвятили свои работы В.В. Романова, Е.Н. Чернолуцкая, М.В.

Кротова[14]. Отдельным этническим группам эмиграции посвящены публикации Л.П. Черниковой, М.И. Ефимовой, В.А. Черномаза, А.А. Сапелкина[15].

Заслуживают особого внимания публикации профессора из Хабаровска Е.Е. Аурилене[16]. Она одна из первых исследователей поднимает методологические проблемы формирования национальных диаспор. На примере многонациональной российской русской эмиграции в Китае она исследует проблему адаптации российских беженцев, пытается осмыслить феномен диаспоры, ее механизмы и факторы влияния на процессы адаптации и ассимиляции. Автор пытается провести сравнительно-исторический анализ «старых» и новых российских общин в дальневосточном зарубежье.

Интересные выводы и обобщения в своих работах делает сибирский историк И.В. Сабенникова. Она пишет: «Чуждая языковая среда и глубокие социально-культурные различия между эмигрантами и местным населением стали факторами, обеспечивающими замкнутый характер русской диаспоры в Китае, являющейся своеобразным государством в государстве, со всеми необходимыми для него управленческими и структурными

подразделениями...»

Проблема взаимодействия культур различных национальных общин российской эмиграции в Китае поднимается в публикациях В.Ф. Печерицы,

I O

Н.И. Дубининой, Ю.М. Ципкина и др.

Историография проблемы не будет полной и объективной без работ китайских историков, многие из которых, напрямую общаясь с эмигрантами и их детьми, посвятили целую жизнь изучению этой темы. Закрытая белоэмигрантская тема и для китайских исследователей многие десятилетия не находила широкого освещения. Тот же марксистско-ленинский подход, уничтоженные хуйвейбинами во время «культурной революции» многие архивные документы и материалы и недоступность оставшихся источников - все это не давало возможность китайским ученым активно и плодотворно заниматься разработкой этой проблемы. Только отдельные авторы на свой «страх и риск» полулегально, по крупицам отыскивали несгоревшие рукописи эмигрантских работ, подшивки эмигрантских газет и журналов[17] [18] [19]. Поистине научный и гражданский подвиг совершили многие китайские профессора: Ли Мэн, Сюй Чжэнань, Чжао Чанью, Ли Сингэн, У Вэньсян,

Чжан Сюхон, Юй Ичжун, Ли Инань, Фэн Юйлю и другие, посвятившие свою сознательную жизнь исследованию этой непростой проблемы. Они выпустили в свет десятки монографий и сотни научных статей, получивших признание не только в Китае и России, но и в других странах.

20

Особо выделим исследования шанхайского историка Ван Чжичэна .

Впервые в работах Ван Чжичэна показана этническая структура населения крупного центра русской эмиграции - Шанхая, приводятся данные о численном составе отдельных национальных диаспор, национальных организациях и движениях в этом городе.

Широко известно имя другого китайского исследователя - директора Центра по изучению истории и культуры русской эмиграции при Цицикарском университете профессора Ли Яньлина. Его перу принадлежат несколько монографий и десятки научных статей о русской эмиграции в Китае.

В 2002 г. он издал пятитомник «Серии литературы русских эмигрантов в Китае», а в 2005 г. - 10-томник этой серии. 15 октября 2004 г. президент Российской Федерации В.В. Путин наградил профессора Ли Яньлина за сохранение русского литературного наследия в Китае и лично вручил ему Орден Дружбы.

Вместе с тем, работы Ли Яньлина, несмотря на их историографическую значимость, посвящены литературе русского Китая и совсем не затрагивают этническую и социальную структуру эмиграции.

Отдельным аспектам этнической истории русского зарубежья в Китае, в том числе ее этническому составу посвятили свои труды западные ученые. Отметим работу американского историка Д. Стефана «Русские фашисты: Трагедия и фарс в изгнании». 1925-1945 (Нью-Йорк, 1978). В ней рассказывается о нелегкой жизни эмигрантских колоний в Китае, и в первую очередь о русской диаспоре, причинах зарождения в ней такого радикального [20] движения, как фашизм. Истории культуры русской эмиграции посвятил свой

21

труд профессор Оксфордского университета М. Раев . К сожалению, в этой книге мало уделено места истории восточной ветви русской эмиграции и ее национальному составу.

Определенный вклад в историографию проблемы внесли американские исследователи О. Бакич и профессор Дюкского университета Т. Лахузен. Так, под редакцией Т. Лахузена в 2000 г. вышел сборник статей, посвященный столетию Харбина, где повествуется об уникальной культуре многонационального города, о жизни отдельных эмигрантских колоний Харбина[21] [22] [23].

Среди японских исследователей истории русской эмиграции отметим публикации Марико Таманой, Курата Юка, Токэси Сакон, Кимико Икута,

23

Митико Сугияма .

Обзор историографии проблемы свидетельствует, что на рубеже XX- XXI вв. российскими и зарубежными учеными был сделан значительный вклад в исследовании темы российской эмиграции в Китае, в контексте которой затрагивались и отдельные вопросы ее национального состава. Определенный вклад в разработку проблемы внесли и китайские исследователи.

Тем не менее этнический состав эмигрантского населения, национальные проблемы, национальные отношения между отдельными диаспорами российского зарубежья не стали объектом самостоятельного исследования. Автор данной диссертации пытается восполнить этот пробел.

Цель и основные задачи исследования. Опираясь на работы российских предшественников, в том числе китайских ученых, используя новые источники и литературу, автор основной целью своего исследования считает комплексный анализ проблемы этнического состава российской эмиграции в Китае первой половины ХХ в.

Реализация данной цели предполагает постановку и решение следующих исследовательских задач:

- проанализировать предпосылки и процесс формирования основных российских диаспор в Китае;

- изучить количественный и качественный состав национальных общин российской эмиграции;

- рассмотреть политические, правовые и социально-экономические условия жизнедеятельности этнических групп русского Китая;

- охарактеризовать общественную активность национальных общин российской эмиграции;

- раскрыть проблемы и противоречия национальных отношений в эмиграции;

- раскрыть содержание национального вопроса в трудах и дискуссиях российской диаспоры.

Объектом исследования является история российской диаспоры в Маньчжурии, северном Китае и Шанхае в первой половине ХХ в.

Предметом исследования является этническая структура

эмигрантского населения Китая.

Методологическую базу исследования составили принципы

историзма и научной объективности. Принцип историзма предусматривает изучение причин и факторов формирования и динамики развития тех или иных исторических явлений, их взаимосвязей и взаимодействий с другими явлениями и процессами.

Принцип объективности требует всестороннего анализа всей совокупности фактов и явлений.

В диссертации использованы специальные методы, характерные для исторического исследования: ретроспективный, проблемнохронологический, социокультурный, историко-сравнительный, а также метод актуализации.

Географическими рамками исследования являются Маньчжурия, Северный Китай и Шанхай.

Хронологические рамки работы охватывают период: рубеж XIX - XX вв. - 40-е гг. XX в. Нижняя граница обусловлена началом строительства КВЖД и образованием в Маньчжурии русской полосы отчуждения, где сформировалась многотысячная российская колония из представителей разных национальностей Российской империи. Численность этой колонии резко возросла после революции 1917 г. и особенно после Гражданской войны на Дальнем Востоке. Верхняя граница охватывает период освобождения Советской Армией северо-востока Китая от японской оккупации, утверждения коммунистического режима в КНР, положившего конец российской эмиграции.

Источниковая база исследования включает в себя разнообразные по характеристике документы и материалы. Их можно разделить на опубликованные и архивные. Все опубликованные источники представлены четырьмя группами: опубликованные официальные документы, справочные, периодическая печать, мемуарная литература.

Значительную часть неопубликованных источников составили архивные документы. Основной массив документов был взят из Государственного архива Хабаровского края (ГАХК). Автором использовались материалы фонда 830 - Главного бюро по делам российских эмигрантов в Маньчжурской империи (БРЭМ) 1932-1945 гг. и фонда 1128 Харбинского Комитета помощи русским беженцам (ХКПРБ) 1924-1945 гг. Материалы фонда 830 содержат личные регистрационные дела эмигрантов, списки национальных обществ и организаций (оп. 1, 29, 37, 89, 113); документы Совета национальностей города Харбина и многие другие документы. Так, в описи 3 имеются личные дела эмигрантов, живших в Харбине и других городах Маньчжурии. Среди них личное дело руководителей еврейской колонии доктора А.И. Кауфмана и М.Г. Зимина, представителей украинской колонии Кулябко-Корецкого, П.Я. Лисуренко, представителя армянской колонии С.В. Грдзелова, представителя грузинской колонии Г.Е. Хунцадзе, Г.А. Масхулия, представителя тюрко-татарской диаспоры А.И. Акчурина, И.Ф. Килькеева, Х.И. Садеева и др.

Документы ХКПРБ - благотворительной общественной организации - в фонде 1128 содержат материалы о благотворительной деятельности национальных колоний.

Материалы фонда 831 (Особый отдел Биньцзянского штаба Ки-Ва-Кай) помогают сориентировать исследователей в вопросе политических настроений российских эмигрантов, их правового положения. В фонде 832 ГАХК представлены документы, касающиеся деятельности национальных общин Харбина, в частности протоколы совещаний по делам национальных общин колоний при главном бюро по делам беженцев. Важным подспорьем в написании диссертации послужили документы фонда 849 ГАХК. В оп. 1 д. 23 автор обнаружил ценную информацию, касающуюся тяжелого социального положения эмигрантов в период японской оккупации Маньчжурии.

Материалы фонда 1127 представлены двумя видами источников: документами делопроизводства и личного происхождения. В первых содержатся сведения о национальных просветительских организациях и молодежных обществах, а также о благотворительных учреждениях и т.д.

Второй вид источников представлен в фондах по личным делам руководителей национальных общин Харбина. Недостатками материалов личного происхождения являются неполнота и разнородность биографических сведений.

Автором введен в научный оборот ранее не использованный научный материал, хранящийся в фондах Харбинского архива.

Важным источником для изучения национальных диаспор российской эмиграции в Манчжурии послужили фонды провинции Хэйлунцзяна. Интерес представляют хранящиеся в этих фондах авторские работы ряда деятелей эмиграции, живших в Харбине. В фондах библиотеки Хэйлунцзянского университета диссертант обнаружил малоизвестные материалы о деятельности национальных и просветительских общественных организаций. Кроме того, в фондах Центрального государственного исторического архива в Пекине сохранились исторические документы о русско-китайских отношениях в период Цинской империи, где диссертант извлек документы по истории русской эмиграции в конце XIX в. - начале ХХ в.

Опубликованные источники, относящиеся к исследованию вопросов образования в Маньчжурии, обнаружены в фондах научной библиотеки Харбинского политехнического института, основанного в 1926 г. российской научной интеллигенцией.

Существенную роль в исследовании сыграли мемуары и воспоминания эмигрантов. Интересные сведения о жизни национальных колоний эмигрантов мы нашли в мемуарах И.И. Серебренникова, Е.П. Таскиной, Г.В. Мелихова и других. Ценный материал был извлечен из эмигрантской периодической печати 20-40-х гг. В основном это газеты и журналы Харбина и Шанхая: «Слово», «Заря», «Шанхайская заря» и др. В них содержатся сведения информационного характера о событиях, фактах и личностях национальных диаспор.

Отдельную группу источников составили эмигрантские документы, опубликованные в отечественных сборниках: «Российская эмиграция в Маньчжурии: «военно-политическая деятельность (1920-1945)» (Южно- Сахалинск, 1994); «Политическая история русской эмиграции 1920-1940 гг. » (М., 2000) и др.

Научная новизна исследования заключается в комплексном анализе этнической структуры дальневосточной российской эмиграции, основных проблем национальных отношений диаспоры.

В диссертации впервые представлена история взаимоотношений различных национальностей российской эмиграции в сложных условиях изгнания. Обобщен опыт деятельности национальных организаций колонии, национальных движений, их отношения к важнейшим политическим событиям первой половины XX в.

Введенные в оборот и исследованы новые, и в первую очередь китайские, документы и материалы, которые позволили составить более полное представление о жизни национальных меньшинств российской диаспоры. Они помогли расширить и уточнить наши представления о процессе формирования национальных общин, их количественном и качественном составе, их правовом и социально-политическом положении. Результаты исследования позволяют составить комплексное представление о культурной деятельности многонациональной российской эмиграции, которую, помимо существенных различий, объединял великий русский язык и литература.

Основные положения, выносимые на защиту:

1) Многогранная политическая, хозяйственная, научная и

культурно-просветительская деятельность национальных колоний эмиграции определяется неразрывностью истории многоликой массы беженцев с историей великой России.

2) Отличительной чертой многонациональной российской

эмиграции «первой волны» (помимо масштабов, географии размещения и передвижения) был ее политический характер. Большинство представителей различных национальностей объединяла ненависть к Советской власти, однако часть из них искала пути сотрудничества с большевиками во имя строительства новой демократической России.

3) Несмотря на многочисленные попытки объединения, российская эмиграция в Китае была разрознена, разобщена не только по политическим взглядам, но и по «национальным квартирам» и лишена единого центра руководства.

4) Специфика существования российской диаспоры в Китае: чуждая языковая среда, глубокие социально-политические, религиозные и культурно-этнические различия - существенным образом затрудняли адаптацию российских эмигрантов.

Теоретическая и практическая значимость диссертации

заключается в проведении системного исследования многонациональной российской эмиграции «первой волны», истории ее формирования, становления и угасания основных национальных колоний в Китае в первой половине XX в.

Данное исследование имеет целью способствовать углублению понимания и осмысления феномена диаспоры, ее механизмов и факторов влияния на процессы адаптации на чужбине.

Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы, выводы и обобщения диссертации могут быть использованы при написании обобщающих работ по истории дальневосточной эмиграции, создании учебных курсов, научно-популярных трудов для широких кругов общественности.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации были представлены в виде научных сообщений на региональных и международных научных конференциях, проводимых Дальневосточным федеральным университетом, Морским государственным университетом им. Г.И. Невельского, Институтом стратегических исследований (Москва), Владивостокским филиалом Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, Благовещенским государственным педагогическим университетом, Цицикарским и Хэйлунцзянским университетами КНР, а также в виде трех публикаций в журналах перечня ВАК РФ и 15 статей в разных журналах России и Китая.

Структура диссертации. Диссертационное исследование состоит из введения, пяти глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

<< | >>
Источник: У. Яньцю. РОССИЙСКИЕ ДИАСПОРЫ В КИТАЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА: НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ, ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ. 2014

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -