<<
>>

§ 34. Понятие релятивизма и его разветвления

Для целей критики психологизма мы должны разобрать еще понятие субъективизма или релятивизма (также появляющееся в обсуждаемой метафизической теории). Исходное понятие очер- 25 чено формулой Протагора: «человек есть мера всех вещей», если мы толкуем ее в смысле: мера всякой истины есть индивидуальный человек. Истинно для всякого то, что ему кажется истинным, для одного — одно, для другого — противоположное, если оно ему представляется именно таковым. Мы можем здесь, сле- зо довательно, выбрать и такую формулу: всякая истина (и познание) относительна в зависимости от выносящего суждение случайного субъекта.

Но если вместо субъекта мы возьмем центральным пунктом отношения случайный вид существ, выносящих суждения, то возникнет новая форма релятивизма. Мерой вся- 35 кой человеческой истины является здесь человек как таковой. Каждое суждение, которое коренится в видовой природе человека, в конституирующих ее законах, истинно для нас, людей. Поскольку эти суждения относятся к форме общечеловеческой субъективности (человеческого «сознания вообще»), здесь также 40 говорят о субъективизме (о субъекте как конечном источнике познания и т. п.). Лучше воспользоваться термином релятивизм и различать индивидуальный и видовой релятивизм; ограничивающая связь с человеческим видом определяет последний как антропологизм. Мы обращаемся теперь к критике, которую мы в наших 45 интересах должны развить самым тщательным образом.

§ 35. Критика индивидуального релятивизма

Индивидуальный релятивизм есф столь явный — я готов почти сказать — наглый'скептицизм, что *сли его вообще когда-либо и выдвигали всерьез, то, во всяком случае, не в Новое время. Стоит 5 только выдвинуть это учение, как оно тотчас уже опровергнуто, — впрочем, лишь для того, кто понимает объективность всего логического. Субъективиста, как и всякого открытого скептика, вообще нельзя убедить — если он не расположен вникать в дело, — что такиеїюложения, как закон противоречия, коренятся ю в самом смысле истины и что сообразно с ними речь о субъективной истине, которая для одних — одна, для других — другая, должна быть признана просто абсурдной. Его нельзя убедить и обычным возражением, что он, выдвигая свою теорию, желает убедить других, ст^ло быть, предполагает объективность истины, is которую он отрицает in thesi. Он, разумеется, ответит: в своей теории я высказывало свою точку зрения, которая истинна для меня и не должна быть истинна для кого-либо другого. Даже сам факт своего субъективного мнения он будет утверждать как истинный ТОЛЬКО ДЛЯ его собственного Я, НО не сам ПО себе[99]. Но дело 20 не в возможности убедить и привести к сознанию своего заблуждения того или другого субъективиста, а в том, чтобы объективно ^ опровергнуть его. Опровержение же предполагает как опору из- g вестные очевидные и, следовательно, общезначимые убеждения. Нам, нормально предрасположенным людям, таковыми служат 25 * те тривиальные очевидные положения, о которые должен раз- § биться всякий скептицизм, так как благодаря им мы познаем, что § скептические учения в собственном и строгом смысле противоречивы: в содержании их утверждений отрицается то, что вообще принадлежит к смыслу или содержанию каждого утверждения и, зо id следовательно, не может, не приводя к бессмыслице, быть отде- g лено ни от какого утверждения.             

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. огические исследования. Т. I: Пролегомены к чистой логике/ Пер. с нем. Э.А. Бернштейн под ред. С.Л. Франка. Новая редакция Р.А. Громова. — М.: Академический Проект,2011. — 253 с.. 2011

Еще по теме § 34. Понятие релятивизма и его разветвления:

  1. § 34. Понятие релятивизма и его разветвления
  2. § 40. Антропологизм в логике Б. Эрдманна