<<
>>

СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО РУКОВОДСТВА

С точки зрения достижения главных внешнеполитических целей фашистской Германии, связанных с борьбой за господство на Европейском континенте, средиземноморский театр военных действий занимал второстепенное место по сравнению с сухопутными театрами на востоке и западе Европы.

Но вместе с тем для гитлеровского руководства было совершенно ясно, что развитие военно-полнтнческой обстановки в бассейне Средиземного моря могло оказать крупное влияние на положение противников и союзников Германии, находившихся в этом регионе, н тем самым на ход войны в целом.

Это в первую очередь относилось к Англии. Для нее средиземноморские позиции имели жизненно важное значение как связующее звено метрополии с Индией, Дальним Востоком, Австралией, Восточной и Северной Африкой. Суэцкий канал стал выполнять во время войны роль единственной коммуникации, через которую могло безопасно осуществляться снабжение британской армии в Египте из Англии н Соединенных Штатов. Ближний Восток являлся к тому же главным источником снабжения Британии нефтью. Потери средиземноморских позиций англичанами могла самым серьезным образом снизить их способность вести войну. С другой стороны, решительное изменение военно-политнческой обстановки на средиземноморском театре в нх пользу могло поставить под вопрос участие Италии в войне на стороне Германии, что имело бы тяжелые последствия для гитлеровского руководства.

Развитие ситуации в бассейне Средиземного моря самым непосредственным образом влияло на внешнеполитическую ориентацию других государств этого региона — Франции, Испании, балканских стран и Турцнн, каждая из которых имела крупное значение с точки зрения баланса сил между воюющими сторонами. Особо тесная военно-политическая взаимозависимость существовала между положением на Балканах и стратегической ситуацией на Ближнем Востоке и в восточной части Средиземного моря.

Как указывалось выше, фашистской Германии было не под силу решение главных задач континентальной стратегии в Европе одновременно с развертыванием активных военных действий на средиземноморском театре.

Это было основной причиной отказа гитлеровского руководства от планов активной борьбы против Англии на южной периферии Европейского континента н в Северной Африке осенью 1940 г.

Очень показательна в этом отношении история с планом «Феликс» по захвату Гибралтара. Овладение последним сулило нацистским стратегам заманчивые возможности нарушить ключевое звено одной из важнейших имперских коммуникаций Великобритании. Операция против Гибралтара представлялась гитлеровскому руко-водству значительно легче осуществимой, чем действия против отдаленного Суэцкого канала, которые бы потребовали крупных перевозок войск и грузов по морю в условиях превосходства английского флота. Кроме того, операция «Феликс» не особенно выпадала нз общего контекста гитлеровской континентальной стратегии. Ей сопутствовало бы установление фактического контроля фашистской Германии над Пиренейским полуостровом, что позволило бы приблизить базирование германского флота к жизненно важным атлантическим коммуникациям Англии и США. Но еще более важ- тьо* последствием этого с точки зрения политических и стратегических интересов германского фашизма явилось бы вовлечение Испании, а возможно, н Португалія в войну ка стороне держав «оси».

Учитывая эти соображения, немецкие генштабисты уже 20 августа 1940 г. составили первый набросок плана операции против Гибралтара. Проведение этой операции упиралось, однако, в согласие правительства Фраико пропустить немецкие войска че- рез испанскую территорию, что было бы равнозначно вступлению Испании в войну против Англии. Последнее отнюдь не устраивало испанские правящие круги, которые предпочитали пока выжидать исход «борьбы диадохов» на Европейском континенте. Одно время Франко, находясь под впечатлением немецких побед во Франции, стал было склоняться к мысли о выступлении на стороне Германии н Италии. Но за свое участие в войне он заломил такую цену, что это превзошло самые худшие ожидания Гитлера. Кауднльо требовал передать Испании Гибралтар, Французское Марокко, часть Алжира (Оран), территории, прилегающие к испанской колонии Рио де Оро и в районе Гвинейского залива.

Кроме того, условием официального вступления Испании в войну он выдвигал поставки ей со стороны Германии оружия, боеприпасов, горючего, зерна н различного оборудования

Что касается территориальных притязаний Франко, то онн шлн вразрез с интересами Германии и ее союзницы Италии, которые сами мечтали поживиться за счет колониальных владений своих противников. И по вопросу материального снабжения Испании не было достигнуто договоренности. Гитлер не мог позволить себе роскошь поставлять испанской армии вооружение, нужду в котором остро испытывала сама Германия. Он воздерживался от каких-либо конкретных обещаний Франко и на встрече с ним 23 октября 1940 г. в Хендайе ограничился лишь общими заверениями.

Однако военно-экономическне соображения имели для правящих кругов Испании значительно меньшее значение по сравнению с их желанием выждать исход войны Германии против Англии. Пока у Франко не было полной уверенности в окончательной победе вермахта на Западе, он не торопился предпринимать какне-лнбо действия против англичан. Объявив в письме Гитлеру в сентябре 1940 г. о том, что Испания «уже давно в тайне подготовила операцию» против Гибралтара , каудильо согласился напасть на эту британскую крепость лишь 10 января 1941 г., и то при условии предоставления помощи со стороны Германии военной техникой. Чем очевиднее, однако, становилось, что фашистской Германии не удастся сломить волю английского народа к сопротивлению и вывести Англию из войны, тем более неуступчивой становилась позиция правящих кругов Испании в отношении участия в агрессин держав «оси».

Гитлеровское руководство вынуждено было подумать о том, чтобы самостоятельно осуществить операцию по захвату Гибралтара . Приказ об этом был отдан в директиве ОКВ № 18 от 12 ноября 1940 г. К этому времени операция «Феликс» приобрела для Гнтлера и его генералов новый смысл. Если раньше она подчинялась общим задачам подрыва позиций и вывода Англии из войны, то теперь ее пред-назначением являлось обеспечение западного Средиземноморья и Пиренейского полуострова от возможных беспокоящих акций англичан на период «восточного похода» против Советского Союза.

В этом отношении между операцией «Фелнкс» и разрабатывавшимся планом «Барбаросса» была непосредственная связь. Кроме того, этой операцией мыслилось расширить исходные позиции держав «осн» для последующей борьбы против Англии и США после предполагавшегося осенью 1941 г. завершения «блицкрига» на Востоке.

Анализ директивы ОКВ № 18 и последующих документов, касающихся операции «Феликс», показывает, что действия, связанные с овладением Гибралтара, гитлеровское командование намеревалось предпринять в крайнем случае и без участия Испании.

«Соединения,— говорилось в директиве № 18,— предназначенные для штурма Гибралтара, должны быть достаточно сильны, чтобы взять его и без испанской помощи» 4. Операцию «Фелнкс» планировалось начать внезапно массированным налетом авиации на английскую эскадру в Гибралтаре. Только после этого налета немецкие подвижные войска должны были пересечь испанскую границу и быстрым броском достичь Гибралтара.

В декабре цель операции «Феликс» была в соответствии с общими стратегическими замыслами нацистского руководства существенно расширена н конкретизиро-вана в проекте директивы ОКВ № 19 . Она заключалась в том, чтобы включить Пиренейский полуостров в фронт военных действий держав «осн» и изгнать английский флот из западной части Средиземного морив. Дли этого предусматривалось: захватить Гибралтар и закрыть пролив для прохода английских судов; держать наготове группу войск, чтобы немедленно занять Португалию, если англичане нарушат ее нейтралитет или же если она сама не займет строго нейтральной позиции; подготовить транспортировку после занятия Гибралтара 1—2 дивизий (в том числе 3-й танковой дивизии) в Испанское Марокко для охраны Гибралтарского пролива и района Севе- ро-Заладной Африки. Руководство действиями сухопутных войск в операции «Феликс» возлагалось на фельдмаршала Рейхенау, командующим военно-воздушными силами был назначен генерал авиации Рихтгофен. В отношении участия Испании в операции «Фелнкс» в директиве № 19 говорилось: «Если помощь в захвате Гибралтара будет предложена, ее следует принять» .

5 декабря на совещании Гитлера с Браухичем н Гальдером было принято «твердое решение» осуществить план «Феликс» как можно раньше, по возможности в начале января.

Крайним сроком устанавливалось 10 января 1941 г. Гнтлер и его генералы полагали, что под впечатлением этой операции Греция изменит свое отношение к Англии и займет благоприятные для Германии позиции .

Для выяснения условий проведения операции и подготовки для нее почвы внутри Испании в Мадрид в эти дни был послан глава германской разведки адмирал Ка- нарнс.

Но нацистским стратегам так и не удалось осуществить свои замыслы, касающиеся Гибралтара и всего Пиренейского полуострова. Это было связано прежде всего с тем, что Испания отказалась вступить в войну. 8 декабря после беседы с Кейтелем Гальдер писал в своем дневнике: «Испания: каудильо дал понять Канарису, что вступление Испании в войну к предложенному нами сроку невозможно...» Для оправдания своего отказа Франко выдвинул мнимые причины: экономическую слабость Испании, недостаток продовольствия, неразрешимость транспортной проблемы, потеря в случае вступления в войну испанских колоний и пр.

Осуществить операцию «Феликс» вопреки Испании, а такая идея явно проскальзывает в директивах ОКВ № 18 и 19, гитлеровское командование не решилось. Это вызвало бы для Германии серьезные осложнения политического и военного характера, что было для командования вермахта крайне нежелательно накануне войны против Советского Союза. В результате 11 декабря ОКВ оказалось вынужденным отдать распоряжение: «Операция «Феликс» проведена не будет, так как для нее более не имеется политических предпосылок».-; . Она откладывалась до лучших времен. Возврат к ней связывался с неходом войны против Советского Союза.

В комплекс средиземноморских проблем гитлеровской стратегии в это время входил и вопрос о предотвращении нежелательного и опасного для Германии развития событий в Южной Франции, не оккупированной немецкими войсками. Это имело для руководства вермахта еще большее значение с точки зрения обеспечения тыла Германии на период «восточного похода», чем решение гибралтарской н иберийской проблем. Особую актуальность этот вопрос приобрел для гитлеровского командования в связи с расширением движения «Свободная Франция», приобревшего многочисленных сторонников среди французов, в том числе находившихся в Северной Африке.

8 декабря Кейтель информировал Гальдера: «Фюрер рассматривает крайнюю перспективу: каудильо не участвует в игре, поэтому мы не вступаем в Марокко. Североафриканское движение за отделение от Франции усиливается. Вейган формн- рует контрправительство. Отсюда вывод: если в Северной Африке что-то случите», мы должны занять неоккупированную зону Франции» . Так было положено начало разработке операции, получившей наименование «Аттила». Директива ОКВ на ее под-готовку была отдана 10 декабря 1940 г. В ней говорилось: «На случай возникновения в находящихся сейчас под властью генерала Вейгана частях французской колониальной империи движения за отделение подготовить быстрое занятие ныне еще не оккупированной области французской метрополии (операция «Аттила»). Одновременно задача состоит в том, чтобы затем обезопасить французский флот метрополии и части авиации, находящиеся на аэродромах, расположенных на ее территории, как минимум не допустив их перехода на сторону противника» .

Перед войсками, выделенными для проведения операции, ставилась задача быстро продвинуться в междуречье Гаронны н Роны к побережью, захватить порты, прежде всего Тулон, и отрезать Францию от Средиземного моря. Подготовка к операции проводилась в строжайшей секретности. Никаких сведений о ней итальянским союз- инкам Германии не сообщалось. Чем ближе приближался срок нападения на Советский Союз, тем в большую степень готовности приводились войска по плану «Аттила».

Однако осуществить этот план гитлеровскому командованию пришлось лишь в но-ябре 1942 г. До этого времени оно не считало положение в оккупированной Франции угрожающим. Больше того, в его намерения входило, как свидетельствует директива ОКВ JV» 18 от 12 ноября 1940 г., привлечь вишистский режим к участию в военных действиях против Англнн и войск «Свободной Франции», особенно в Западной и Экваториальной Африке14. Преждевременное осуществление плана «Аттила», что само по себе не представляло никаких трудностей для вермахта, могло помешать проведению в жизнь этих замыслов и толкнуть вишистскую армию в объятия де Голля.

До начала 1941 г. гитлеровское командование довольствовалось тем, что ведение военных действий в бассейне Средиземного моря целиком и полностью лежало на Италии. «Маре нострум» считалось итальянской сферой влияния и областью «парал-лельной войны» дуче. До поры до времени, пока события развивались более или менее благоприятно для держав «осн», это вполне устраивало Гитлера и его генералов, так как позволяло им сосредоточить главное внимание и усилия на подготовке агрессии против Советского Союза. В соответствии с директивой ОКВ № 18 от 12 ноября 1940 г. в Северной Африке не предусматривалось ведение активных военных действий вермахта . Отправка туда незначительных немецких войск в размере одной дивнзнн планировалась лишь в том случае, если итальянцы возьмут Мерса- Матрух и создадут для немецкой авиации достаточную аэродромную сеть. И то все этн мероприятия ставились под большой вопрос .

Однако конец 1940 г.— начало 1941 г. ознаменовались тяжелыми поражениями фашистской Италии в Северной Африке и на Балканах. Наступление в Ливии итальянских войск маршала Грацнанн, предпринятое 13 сентября с целью захвата Александрии и Эс-Саллума, уже через несколько дней застопорилось в 60 км от ливийско- египетской границы, на дальних подступах к Мерса-Матрух, из-за плохого состояния дорог, отсутствия воды, недостатка сил н транспорта. Сказывалась и низкая боеспособность итальянских войск.

В начале декабря английское командование, использовав бездеятельность Грациа- ни, тщательно подготовило и нанесло по противнику внезапный удар силами одной бронетанковой и одной пехотной дивизий. В течение нескольких дней семь итальянских дивизий потерпели полное поражение и обратились в бегство. 5 января 1941 г. англичане захватили Бардию, 22 января — Тобрук. Взятием 8 февраля Эль-Агейлы английские войска прекратили дальнейшее продвижение в Триполи. Это было вызвано решением английского правительства оказать немедленную помощь Греции в связи с ожидавшимся развертыванием немецкой агрессии на Балканах. После столь внушительных побед в Северной Африке оно считало возможным снять оттуда значительную часть английских войск для отправки на македонский фронт, оставив в Киренаи- ке минимально необходимые силы. В сложившейся ситуации англичане рассматривали помощь Греции как первоочередную задачу по сравнению с действиями к западу от Тобрука и в Судане . Удержание Греции, как и Турции, вне сферы господства держав «оси» онн считали одним из важнейших условий обеспечения северного флан-га стратегических позиций Англии на Ближнем Востоке и свободы действий британского флота в Восточном Средиземноморье.

Одновременно с контрнаступлением в Ливни английское командование провело решительные наступательные операции в Восточной Африке против итальянских войск герцога Аосты. Основной целью его была ликвидация угрозы английскому судоходству по Красному морю. В результате успешных действий английские войска генерала Плэтта заняли 19 января Кассалу и вступили в Эрнтрею, а войска генерала Канингхэма вторглись нз Кении в Итальянское Сомали, 14 февраля заняли Кисмаю, а 25 февраля — Могадишо. Продолжая развивать наступление, они изгнали итальянцев из Сомали, освободили Абиссинию, вступив 6 апреля в Аддис-Абебу, и вышли S апреля в районе Массауа на побережье Красного мори. В мае большая часть итальянских войск в Восточной Африке во главе со своим командующим капитулировала.

В итоге этих наступательных операций англичане добились крупных стратегических успехов: Красное море было открыто для американских транспортов с вооруже-нием н снабжением для британской армии на Ближнем Востоке, появилась возможность перебросить в Египет н Лнвню значительные силы, высвободившиеся в Восточной Африке. Победы англичан на суше сопровождались успехами на море: 28 марта в сражении у мыса Матапан были потоплены три итальинскнх крейсера, а один линкор получил серьезные повреждения. Это существенно улучшило стратегическую обстановку на Средиземном море в пользу англичан, что было особенно важно для них, имея в виду обеспечение морских перевозок, связанных с греческой экспедицией.

Крайне неблагоприятное для Италии развитие военных событий в Северной Африке, а также в Албании и Греции, где итальянские войска терпели одно пораже-ние за другим, побудило Муссолини и его окружение пересмотреть свое отношение к немецким предложениям об отправке на помощь итальянцам танкового соединения в Северную Африку. Такие предложения делались гитлеровским руководством вскор? после разгрома Франции, но они не встретили тогда одобрения у Муссолини, не желавшего допускать немецкого союзника в сферу влияния Италии. Но теперь обстоятельства заставили его отбросить в сторону все политические и престижные соображения и самому пойти на поклон к немцам. 19 декабря 1940 г. итальянское верховное командование обратилось к ОКВ с просьбой немедленно отправить в Ливию одну танковую дивизию, предоставить Италии вооружение на 10 дивизий, а итальянской военной промышленности помощь сырьем18. Причем эта просьба подкреплялась меморандумом, в котором говорилось, что без немецкой помощи итальянские войска не смогут удержать Киренаику и Ливию .

У гитлеровского руководства неблагоприятное для держав «оси» изменение стратегической обстановки в бассейне Средиземного моря вызвало серьезную озабоченность. Дальнейшее ухудшение этой обстановки грозило поколебать позиции главного союзника фашистской Германии и тем самым создать для последней критическое положение на всем южном стратегическом фланге европейского театра военных действий. Однако оказать Италии помощь в Северной Африке крупными силами фашистская Германия в этот период, когда развернулась подготовка к нападению на Советский Союз, была не в состоянии. Речь могла идти об отправке туда ограниченных контингентов немецких войск с задачей оборонительного характера. Именно такого рода решение и было принято в директиве ОКВ № 22 от 11 январи 1941 г. «Главнокомандующему сухопутными войсками,— говорилось в ней,— сформировать заградительное соединение, способное оказать ценную помощь нашим союзникам в обороне Триполитанин, особенно в действиях против английских танковых дивизий. Приготовления провести по времени таким образом, чтобы это соединение могло быть переброшено непосредственно вслед за происходящей в настоящий момент транспортировкой в Триполи одной итальянской танковой и одной моторизованной дивизий (примерно с 20.2)»» . В последующем в Северную Африку предполагалось отправить дополнительные войска, создав там танковый корпус. Для обеспечения морских перевозок с воздуха, нарушения английских коммуникаций между Западным и Восточным Средиземноморьем н поддержки боевых действий в Триполи выделился 10-й авиационный корпус, перебазированный в январе 1941 г. из Южной Италии на Сицилию. Он подчинялся непосредственно Герннгу. В его составе было сначала 200, а затем 500 боевых самолетов, часть нз которых, правда, в марте того же года убыла на Балканы . Между Сицилией и североафрнканским побережьем создавался узкий коридор для переброски войск морем, прикрываемый с воздуха самолетами 10-го авиационного корпуса .

19 и 21 января состоялись итало-германские военные переговоры на высшем уровне. В них приняли участие Гитлер, Муссолини и представители верховного глав-нокомандования обеих сторон. Темой переговоров ивлялось обсуждение стратегического положения на Балканах, в Северной и Восточной Африке. Итальянцы просили ускорить отправку немецких сил в Ливию, в то время как помощь в Албании считали «необязательной» . Было установлено, что переброска немецких войск для действий в Африке (операции «Зонненблюме»— «Подсолнечник») начнется в период с 15 по 20 февраля. Их командующим был назначен генерал Роммель, подчиненный в оперативном отношении итальянскому генералу Гарибольдн, сменившему неудачливого маршала Грациани.

12 февраля Роммель высадился на африканском побережье вместе с первыми частями «заградительного» соединения — 5-й легкой (моторизованной) дивизии, вслед за которой туда в конце мая должна была последовать при условии прочного удержання итальянцами Ситра в Триполи 15-я танковая дивизия. Этн две немецкие н две моторизованные итальянские дивизии, также перебрасывавшиеси в Северную Африку, должны были составить немецкий африканский корпус.

В середине февраля 5-я легкая дивизия, имевшая около 160 легких и средних танков, сосредоточилась в районе г. Триполи. Здесь же находились две пехотные дивизии сильно потрепанной 10-й итальянской армнн. Остальные ее две пехотные н одна бронетанковая дивнзнн располагались в районе западнее Сирта. Общая численность этих итальянских войск составляла около 56 тыс. человек . Штаб африканского корпуса Роммеля прибыл в Триполи 19 февраля. Ему была подчинена итальянская бронетанковая дивизии «Ариете».

К этому времени в распоряжении английского командования для удержання Ки- ренаикн н Египта оставались лишь 9-я австралийская дивизия н половина 2-й броне-танковой дивизии (200 танков). Остальные войска — 6-я н 7-я австралийские, новозеландская дивизии, польская бригада, бронетанковая бригада из состава 2-й бронетанковой дивизии н многие корпусные части — готовились к отправке из Северной Африки в Грецнюц . По оценке английского командующего Уэйвелла, немцы не могли в ближайшее время собрать в Ливии крупные силы и организовать до конца лета значительные наступательные операции. Но вскоре ему пришлось убедиться, что он совершил большой просчет.

Роммель прибыл в Африку, имея приказ посредством активной обороны остановить наступление англичан и обеспечить удержание Триполи. К середине марта, когда его войска подошли к рубежу Эль-Агейла, Марада, он счел эту задачу выполненной. Слабость н пассивность противостоявших сил англичан давала ему надежду на успешное развитие наступления через Киренаику. Захваченный этой идеей, он разработал план, предусматривавший начать операции уже в мае 1940 г. Для этого он требовал присылки дополнительных снл сверх обещанной 15-й танковой дивизии. План был представлен на рассмотрение ОКХ, которое отнеслось к нему неодобрительно. В записях Гальдера к докладу у Гитлера от 17 марта об этом плане было сказано: «Намерение Роммеля о переходе в наступление 8 мая 1941 г. Цель — Тобрук. 5-я легкая дивизия + 15-я танковая дивизия — ядро наступления (желательно выделить еще две моторизованные дивизии); итальянские оккупационные войска. Тре-буются три танковых разведывательных батальона и прочее. По этому вопросу следует сказать: а. Требования невыполнимы... Операция только через пустыню в направлении Тобрука потребует свыше 1500 тонн грузов снабжения [Это значит, нам понадобится] четыре автобатальона, то есть 1/12 всех транспортных средсі в, предназначенных для операции «Барбаросса»» . На такое отвлечение материальных средств с будущего Восточного фронта Браухич и Гальдер не могли пойти.

Получив от ОКХ отрицательный ответ на свои предложения, Роммель решил лично поехать в Берлин, чтобы отстоять свою идею перед Гитлером. Но и у последнего она не встретила никакого энтузиазма. Роммель вернулся в Африку ни с чем. Ему отказали в подкреплениях и запретили предпринимать наступательные действия.

24 марта войска Роммеля (5-я легкая дивизии) заняли Эль-Агейлу, не встретив серьезного сопротивления противника. Тогда Роммель решил на собственный страх и риск продолжить наступление на восток, даже не дожидаясь, пока войска африканского корпуса сосредоточатся в полном составе . При этом он учитывал, что силы англичан в Северной Африке значительно уменьшились после отправки экспедиционного корпуса в Грецию. 2 апреля части 5-й дивизии перешли в наступление на Аджедабию и в тот же день стремительным ударом заняли этот город. Английские войска начали отход на Бенгази. Несмотря на возражения Гарибольдн, считавшего, что наступать такими слабыми силами, какие были у Роммеля, с необеспеченным снабжением было бы большим риском, войска 5-й дивизии продолжали кродвиже- ние вперед, одерживая одну победу за другой. 4 апреля они заняли Бенгази, а 6 апреля — Эль-Мекнлн, войдя в пределы Восточной Киренаики.

Такого успеха не ожидало даже командование вермахта. Но, опасаясь, как бы дальнейшее наступление Роммеля не вылилось в кровопролитные бон, оно отдало 3 апреля 1941 г. приказ перейти в Киренаике к обороне. «Главной задачей германского корпуса «Африка»,— говорилось в этом документе,— пока остается удержание захваченных позиций и сковывание возможно более крупных сил англичан в Северной Африке» . И в случае прибытия в распоряжение Роммеля 15-й танковой дивизии гитлеровское руководство не намеревалось проводить в Африке наступление «с далеко идущими целями» и даже не планировало овладение Тобруком. Причина была все та же: нехватка сил и средстн, которые шли целиком на подготовку агрессии против Советского Союза и решение связанных с нею задач. «Тот факт,— указывалось в приказе ОКВ от 3 апреля,— что основные силы 10-го авиационного корпуса рас-полагаются на других театрах военных действий, а итальянские войска пока не могут быть моторизованы в достаточной степени, исключает постановку более широких задач на этом театре предположительно вплоть до осени 1941 г. Рассчитывать на изменение этой общей установки можно только в том случае, если основная масса английских танковых войск будет отведена из Киренаики» . Конечно, на такую «услугу» со стороны англичан нацистскому военному руководству едва ли можно было надеяться, но эта часть приказа давала Роммелю хоть какие-то мотивы для оправдания продолжения наступления вопреки указаниям сверху и совершенно не считаясь с возражениями итальянских союзников. Последние в страхе за судьбу Се- верной Африки засыпали Берлин протестами в связи с рискованными действиями не-мецкого африканского корпуса.

Рассчитывая на слабость англичан, Роммель решил все же, не замедляя продвижения, с ходу занять крепость Тобрук. Но здесь части 5-й дивизии натолкнулись 10 апреля на сильное сопротивление и вынуждены были остановиться. На следующий день Роммель направил подвижной отряд южнее Тобрука на Бардию и 12 апреля овладел ею. К этому времени на фронт начали прибывать передовые части 15-й танковой дивизии. 13 апреля войска африканского корпуса взяли Эс-Саллум и пересекли египетскую границу, отвоевав тем самым всю территорию, которую англичанам удалось захватить в ходе нх зимнего наступления 1940/41 г. Блокированный Тобрук остался далеко в тылу немецких войск.

Теперь перед Роммелем возник вопрос — что же предпринять дальше? Продолжать ли наступление в глубь Египта на Суэц или сделать паузу, чтобы перегруппировать войска, подтянуть тылы, организовать снабжение? 14 апреля Роммель принял решение нанести без всякого промедления стремительный удар от Эс-Саллума через Мерса-Матрух в направлении Суэцкого канала, чтобы перерезать важнейшую артерию Британской империи. Это было в высшей степени заманчиво для гитлеровского командования. Герннг быстро вызвался выделить авиацию для поддержки такого наступления за. Гитлер поднял вопрос о посылке в распоряжение Роммеля дополнительно одного мотопехотного полка. Но ОКХ не могло себе позволить даже этого. «Мы,— писал Гальдер,— не видим возможности отправки новых войск в Северную Африку, учитывая предстоящие большие задачи» .

В условиях нехватки сил н средств действия Роммеля и без того напоминали авантюру. Ведь фактически он провел все наступление всего лишь одной дивизией. Его тылы невероятно растянулись. Подвоз был организован слабо. Войска часто страдали из-за отсутствия воды, боеприпасов, горючего. Итальянский командующий Га- рнбольди считал такое положение опасным. Он придерживался мнения, что у Роммеля слишком мало сил, чтобы взять Тобрук или даже чтобы блокировать Тобрук и одновременно удерживать египетскую границу. Лучшее решение он видел в отводе войск в Восточную Киренаику, что позволило бы при сокращенных коммуникациях тщательнее подготовитьси к возобновлению наступления.

К этой же точке зрения склонялось итальянское верховное командование в Риме. ОКВ также вынуждено было признать справедливость этих соображений. 14 апреля Гальдер и йодль прн обсуждении плана Роммеля пришли к заключению, что дальнейшее наступление невозможно. Больше того, ими было признано, что «ни количества войск, ни средств подвоза недостаточно для окончательного закрепления на захваченной территории» . Дальнейшие действия Роммеля они решили ограничить рейдами на египетскую территорию и взятием Тобрука, чтобы ликвидировать угрозу с тыла для возобновления наступления. «В ОКХ,— писал английский историк Брэд- док,— Гальдер был очень озабочен делами в Африке. Опасаясь, что необходимость помочь Италии выпутаться из опасного положения потребует отправки [в Африку] новых войск в то самое время, когда Германия нуждалась в каждом человеке, которого она могла выделить для нападения на Россию, Гальдер послал в Киренанку генерала Паулюса с задачей изучить на месте ситуацию и проинформировать о ней» .

В действительности Паулюс в сопровождении группы офицеров генерального штаба был направлен к Роммелю с полномочиями представителя главного командования сухопутных войск, чтобы «сдержать этого сошедшего с ума вояку» . 24 апреля

Паулюс убыл в Африку. В тот же день Роммелю была отправлена телеграмма «с явным указанием, что помощи ему ожидать неоткуда и что, принимая свои решения, он должен исходить именно из этого» 35.

В это время штаб Роммеля был погружен в подготовку нового штурма Тобрука, назначенного на 30 апреля. Первое большое наступление на блокированную крепость, предпринятое 14 апреля, было отбито с чувствительными потерями для немцев. На следующий день сам Роммель доносил в Берлин, что его сил «недостаточно для того, чтобы использовать «беспримерно благоприятную» обстановку»36.

Однако к концу апреля соотношение сил еще более ухудшилось для немцев. Англичане подбросили подкрепления в Тобрук и укрепили его оборону37. В последующем, к середине мая, их войска в Египте получили из метрополии около 240 танков и 40 истребителей, прибывших с быстроходным конвоем 38. Шансы Роммели на успех намного уменьшились. Действительно, начавшееся 30 апреля новое наступление на Тобрук не принесло немцам никаких результатов. Уже 3 мая Паулюс вынужден был приказать Роммелю прекратить штурм «североафрнканского Вердена» и поставил перед ним задачу независимо от того, удастся или нет взять и удержать Гобрук, Бардию и Эс-Саллум, закрепиться в Киренаике, создав прочный оборонительный рубеж в ее восточной части на линии Эль-Газала и южнее, и усилить подвижными частями войска, вышедшие на египетскую границу. Это решение Паулюса было одобрено ОКХ39. Так немецкий африканский корпус был остановлен перед воротами в Египет. Подготовка к нападению на Советский Союз, поглотившаи все силы фашистской Германии, не позволила гитлеровскому командованию воспользоваться редкост ной возможностью, возникшей в результате наступлении войск Роммеля, для захвата Суэцкого канала и всего Ближнего Востока. Эта задача была перенесена на период после осуществления плана «Барбаросса».

Выход войск африканского корпуса к границам Египта создавал благоприитные условия для усиления подрывной деятельности гитлеровской дипломатии и пропаганды в странах арабского Востока. В целях планомерного развертывания этой деятельно сти и дополнении ее военными средствами верховное главнокомандование фашистской Германии 23 мая 1941 г. отдало специальную директиву № 30 «Средний Восток» 49. Не случайно она появилась на свет незадолго до нападения на Советский Союз. Ее нужно рассматривать в рамках общих стратегических замыслов ОКВ на 1941 г., в тесной связи с планом «Барбаросса». Мероприятия, намеченные в директиве № 30, имели своим назначением подготовить на арабском Востоке политическую почву, а по возможности и стратегические позиции для проведения после разгрома Советского Союза гигантского охватывающего маневра («Zangenbewegung») войсками Роммеля из Египта и другой группировкой сил, которая должна была наступать им навстречу из Закавказья или из Турции. Этот замысел нашел последующую конкретизацию в директиве ОКВ JVh 32, разработанной в июне 1941 г., когда гитлеровские стратеги уже начали готовиться к периоду «после «Барбароссы»»41. В целях коорди-нации всех мероприятий вермахта на Ближнем Востоке был создан специальный штаб «Ф»42 под руководством генерала Фельми. Перед ним была поставлена задача: устанавливать связи с антибрнтанскнми силами на Ближнем Востоке н поддерживать их, чтобы они могли вовремя «оказать содействие будущим немецким операциям»;

предпринимаемых слабыми силами танков, имеют место большие потери. Кроме того, автомашины сильно изношены в результате усиленной эксплуатации в условиях песчаной пустыни. На танках пришлось заменять большое количество моторов. Воз-душный транспорт не может выполнить бессмысленных требований Роммеля уже хотя бы потому, что не хватает горючего и даже наши направляемые в Африку транспортные самолеты часто не получают горючего на обратный путь» (Ф. Гальдер. Указ. соч., т. II, стр. 480—481). 35 Ф. Гальдер. Указ. соч., т. II, стр. 483. 38 Там же, стр. 469; Е. Rommel. Op. cit., S. 35.

KTB OKW, Bd. I, S. 387.

Дж. Батлер. Указ. соч., стр. 420; D. Braddock. Op. cit., p. 36.

Ф. Гальдер. Указ. соч., т. II, стр. 499.

«Hitlers Weisungen fiir die Kriegfiihrung 1939—1945», S. 120—122.

Ibid., S. 129-133.

Ibid., S. 134.

подготавливать для ОКВ материалы для оценки условий ведения операций в различных арабских странах; руководить поставками вооружения на Ближний Восток; готовить руководителей и диверсантов для антибританского движения .

Для подрыва позиций Великобритании в арабских странах нацистское руководство решило сыграть иа сильно развитых антианглийских чувствах арабов, их национализме, стремлении освободиться от долголетнего колониального гнета. «Силы арабского освободительного движения,— говорилось в директиве № 30,— являются естественным союзником Германии в ее борьбе против Великобритании...» Директива предусматривала оказание помощи антианглийскому движению на Ближнем Востоке путем отправки в арабские страны военных миссий, самолетов, вооружения, военного снаряжения. Выдавая фашистскую Германию за «союзницу» арабских народов, а немецкую армию за их «освободительницу» от английского колониального гнета, нацистские главари стремились утвердить влияние германского империализма на Ближнем Востоке. Путем обмана, подкупа и демагогии им удалось приобрести себе сторонников среди определенной части феодальных и буржуазных кругов в арабских странах, в первую очередь в Египте, Ираке и Сирии. По мере развития наступления немецкого африканского корпуса через Ливию и Киренаику все более прогерманской становилась позиция египетского короля Фарука. Когда войска Роммеля пересекли границу Египта, он обратился к Гитлеру с посланием, в котором поздравлял его с победами в Африке и выражал надежду на скорое изгнание англичан с египетской территории .

Под влиянием военных успехов немцев в Северной Африке 1 апреля 1941 г. произошел государственный переворот в Ираке, в результате которого к власти пришла антибританская группировка Рашида Али. Англичане вынуждены были перебросить l Ирак одну бригаду и некоторые другие части. Благодаря быстро принятым мерам им к концу мая удалось предотвратить неблагоприятные для них события. «Если бы Рашид Али и его сторонники,— писал Дж. Батлер,— проявили большее упорство, а державы «оси» сумели оказать нм необходимую помощь, иракские события могли иметь серьезные последствия для Великобритании» 4в.

Важным объектом антибританских действий гитлеровцев на Ближнем Востоке являлась Сирия, находившаяся под властью Виши. Эта страна представляла для них большой интерес как плацдарм для возможных операций против Ирака и Египта. В середине мая немцы направили своих военных специалистов и небольшой авиационный отряд в Дамаск, что вызвало бурную реакцию у английского командования. Против Сирии в начале июня были брошены значительные английские силы, к которым присоединились части «Свободной Франции». Им пришлось натолкнуться на со-противление вишистских войск генерала Денца. Лишь 21 июня союзники вступили после упорных боев в Дамаск.

Сравнительно легкая ликвидация инспирированных немцами антибританских за- іоворов и провокаций в арабских странах объясняется тем, что у германского империализма были еще слабые экономические позиции, а следовательно, и низкое политические влияние на арабском Востоке, и главное — отсутствовали реальные военные силы для подкрепления подрывной деятельности в этом регионе.

Накануне нападения на Советский Союз гитлеровское руководство снова заметно усилило свое внимание к Западному Средиземноморью и Пиренейскому полуострову в плане обеспечения позиций фашистской Германии в этих регионах на период осуществления операции «Барбаросса». С этой целью ОКВ отдало 1 мая 1941 г. распоряжение подготовить быстрый захват Испании и Португалии (операция «Изабелла») в том случае, если англичане предпримут попытки втянуть Пиренейский полуостррв в сферу своих действий. «В английской прессе и пропаганде,— указывалось в распо-ряжении,— участились утверждения о подготовительных мероприятиях немцев к нападению на Пиренейский полуостров и особенно на Гибралтар. Возможно, что англичане попытаются создать этим предлог для того, чтобы в надлежащее время (в пе- риод операции «Барбаросса») осуществить со своей стороны высадку в Испании или в Португалии. При этом возможно одновременное проведение англичанами операции с целью расширения предполья у Гибралтара. Не исключено также, что англичане попытаются захватить Марокко» .

Исключительная чувствительность гитлеровского руководства к любым осложнениям военного и политического характера на крайнем западе Европы, которые могли всколыхнуть движение Сопротивления во Франции и в других странах, заставляла его тщательно планировать превентивные меры по укреплению тыловых позиций вермахта на время войны против Советского Союза. Одним из таких мероприятий и являлась операция «Изабелла», разработанная в мае 1941 г. Ее предполагалось провести силами 6—8 дивизий из числа войск, развернутых на территории оккупированной Франции. Они должны были молниеносным ударом захватить Мадрид и важнейшие порты на побережье Испании и Португалии 4S.

В дальнейшем назначение операции «Изабелла» было изменено. В директиве ОКВ № 32 от 11 июня 1941 г. эта операция уже рассматривалась в комплексе мер, направленных на сокрушение Великобритании как последнего противника Германии в Европе4Э. После провала «блицкрига» против СССР и в обстановке нарастания угрозы создания второго фронта против Германии в Западной Европе гитлеровское руководство снова обращается к идее превентивного захвата Пиренеев (операция «Илона») . Причем все эти планы совершенно не считались с «союзником» фашистской Германии — франкистской Испанией.

Таким образом, средиземноморская стратегия гитлеровского руководства в конце 1940 — первой половине 1941 і. стояла в теснейшей зависимости or планирования и материальной подготовки агрессии против Советского Союза. До осуществления политических и стратегических целей этой агрессии фашистская Германия была не в состоянии проводить на средиземноморском театре активные военные действия крупных масштабов с постановкой широких задач. Это признают многие буржуазные исследователи. Так, западногерманский историк Хильгрубер писал: «Все военные мероприятия Гитлера на Западе, на Балканах и в районе Средиземного моря в первой половине 1941 г. должны рассматриваться под углом зрения одной большой идеи—хчто они должны были служить в период операции «Барбаросса» закреплению захваченного в 1940 г. континентально-европейского бастиона. С точки зрения этой очередной фазы общего планирования войны они мыслились как стратегически оборонительные даже там, где речь шла о наступательных операциях, как в балканской кампании или при действиях в Северной Африке. Правда, они должны были одновременно создать предпосылки для последующего развертывания стратегических операций — на юго-восток против британских ближневосточных позиций, на юго-за- пад с целью создания немецкого плацдарма в северо-западной Африке против Великобритании и США. Несмотря на все искушения использовать слабые места британского противника и преждевременно проникнуть в районы, которые можно было по всей видимости или вполне определенно захватить быстрыми ударами с использованием небольших немецких сил, Гитлер сохранял приоритет за своим планом «Барбаросса» даже тогда, когда дело касалось заманчивых перспектив наступления на британские позиции на Ближнем Востоке» .

«Советский фактор» сковал гитлеровскую средиземноморскую стратегию еще за-долго до нападения на СССР. Он наложил глубокий отпечаток на нацистские захватнические планы «Феликс», «Зонненблюме», «Изабелла» и др. Одни из них оказались просто неосуществимыми, другие — урезанными до минимальных пределов.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО РУКОВОДСТВА:

  1. НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКАЯСТРАТЕГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ
  2. ПРОВАЛ ПОПЫТОКГИТЛЕРОВСКОГО РУКОВОДСТВА ВЫВЕСТИ АНГЛИЮ ИЗ ВОЙНЫ
  3. АГРЕССИЯ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИНА БАЛКАНАХ
  4. СРЕДИЗЕМНОМОРСКАЯ СТРАТЕГИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО РУКОВОДСТВА
  5. 1942 ГОД.ПРОВАЛ НОВОЙ ПОПЫТКИ СОКРУШИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ
  6. КУРСКАЯ БИТВА(Операция «Цитадель»)
  7. ПОРАЖЕНИЕ ДЕРЖАВ ОСИВ СЕВЕРНОЙ АФРИКЕ И НА СРЕДИЗЕМНОМ МОРЕ
  8. КРОВАВАЯ ЦЕНА АГРЕССИИ — ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ
  9. Политический реализм
  10. § 3. Международные отношения в межвоенный период
  11. § 4. Вторая мировая война
  12. Открытие второго фронта
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -