>>

ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Вопрос об ответственности за злодеяния и преступления, совершенные германскими агрессорами в ходе второй мировой войны, не потерял своей актуальности и по сей день, хотя после разгрома нацистского государства и его армии прошло без малого двадцать лет.

Возрождение германского империализма в Западной Германии шло за последние полтора десятка лет быстрыми темпами. Неотъемлемой частью этого процесса было воссоздание военной машины германских монополий. Бундесвер уже в своем теперешнем виде представляет серьезную угрозу для дела мира, тем более что возглавляют его бывшие генералы и офицеры гитлеровского вермахта — прямые соучастники военных преступлений. Не меньшую тревогу вызывает и тот факт, что удельный вес западногерманских контингентов в вооруженных силах НАТО весьма велик и имеет тенденцию к росту, как и удельный вес военных представителей Бонна в руководящих органах европейских войск этого агрессивного блока. Наконец, особенно опасно упорное и настойчивое стремление боннской военщины любым путем заполучить в свои руки ядерное оружие — в форме ли «многосторонних ядерных сил» НАТО, при помощи ли оси «Париж — Бонн», либо каким-нибудь иным способом, который позволил бы обойти соответствующие ограничения, установленные Парижскими соглашениями 1954 года. Общеизвестно, какое большое влияние оказывают милитаристские круги на политику правительства ФРГ; они являются главными носителями духа агрессии и реванша, столь характерного для ца-рящей в Бонне политической атмосферы.

В такой обстановке самое широкое распространение получили попытки реабилитировать германский мидита* ризм, отделить германскую военщину от фашизма и даже противопоставить ее гитлеровскому государству. Эта тенденция — снять с германских милитаристов от-ветственность за военные преступления, прежде всего за преступный заговор против мира и за развязывание агрессивной войны, доказать, что германская военщина якобы не имела никакого отношения ни к лагерям смерти, ни !К сознательному и организованному уничтожению миллионов безвинных людей, ни к массовым убийствам военнопленных, ни к другим бесчисленным злодеяниям германского фашизма — эта тенденция господствует в подавляющем большинстве исторических и публицистических работ о второй мировой войне, навод-няющих книжный рынок Западной Германии.

В много-численных мемуарах гитлеровских генералов, в писаниях историков, философов, юристов и публицистов — идейных оруженосцев германского империализма — генералитет и высшее офицерство вермахта изображаются в виде «честных солдат», дисциплинированно выполнявших свой патриотический долг, стремившихся якобы даже помешать гитлеровской агрессии и, уж конечно, непричастных к зверствам фашистов. .Политическая цель этих попыток ясна: раз военные круги не несут никакой ответственности за политику агрессии, за преступления перед человечеством, раз они «всегда были про-тивниками» Гитлера и его клики, следовательно, привле-чение их сейчас к руководству бундесвером ,и вооружен-ными силами Североатлантического блока выглядит как вполне естественное и закономерное явление.

Между тем виновность германской военщины в преступлениях германского фашизма была неопровержимо доказана в первые же послевоенные годы. Международный военный трибунал в Нюрнберге в 1945— 1946 годах осудил в числе главных немецких военных преступников не только фашистского рейхсмаршала Геринга, этого ближайшего приспешника Гитлера, но и руководителей гитлеровской армии и флота — Кейтеля, начальника главного штаба вооруженных сил, Иодля, начальника штаба оперативного руководства вооруженными силами, Деница, главнокомандующего военно-морским флотом, Редера, адмирал-инспектора военно-морского флота, признав их полную ответственность за военные преступления.

Обширный документальный материал, свидетельствующий о непосредственном участии немецко-фашистского вермахта в злодеяниях фашизма, дал процесс по делу верховного главнокомандования вермахта (ОКБ), который проходил в пятом американском военном трибунале в Нюрнберге в 1948 году. В ходе подготовки этого процесса было собрано множество документальных доказательств, на самом процессе выступали сотни свидетелей; все это еще и еще раз подтвердило преступ-ный характер действий гитлеровской армий.

Предлагаемая вниманию советского читателя книга «Судебный процесс по делу верховного главнокомандо-вания гитлеровского вермахта», основное содержание которой составляет текст приговора, вынесенного на процессе, представляет не только исторический интерес.

Эта публикация дополняет материалы Нюрнбергского процесса над главными немецкими военными преступниками.

Документы и материалы, приводимые в книге, неопровержимо доказывают теснейшую связь германской военщины с нацизмом, ее ответственность за злодеяния фашистов.

Германских генералов, представших 5 февраля 1948 года перед судом американского военного трибунала в Нюрнберге, лишь условно можно назвать представителями верховного главнокомандования гитлеровского вермахта и генерального штаба. Хотя подсудимые и занимали высокие и ответственные военные посты, непосредственно в состав верховного главнокомандования немецко-фашистского вермахта входили только трое из них — Варлимонт, заместитель начальника штаба оперативного руководства вооруженными силами, Рейнеке, начальник общего управления (АВА) верховного главнокомандования, и Леман, начальник юридического отдела этого командования. Многие весьма видные и не менее от-ветственные представители германского милитаризма не были включены в число обвиняемых на данном процессе. Одни были взяты в плен английскими или французскими войсками *, другие — осуждены на иных процес-

1 В их числе были фельдмаршал Кессельринг, который был приговорен английским военным судом к смертной казни, замененной пожизненным тюремным заключением, и фельдмаршал Ман- штейн, осужденный к 18 годам тюрьмы. Однако оба они вскоре оказались на свободе.

сах *, третьи — причислены к «противникам» Гитлера и потому вообще освобождены от ответственности. Боль-шинство оказавшихся в английском или американском плену генералов после кратковременного пребывания в специальных лагерях были отпущены на свободу и приняли активное участие в возрождении милитаристских сил в Западной Германии. Тем не менее процесс над группой генералов получил название «процесса верховного главнокомандования». По существу это так и было. Материалы процесса — помимо воли его организаторов— даже в том виде, в каком они отражены в публикуемом приговоре, являются грозным обвинением всей верхушки вермахта, всей милитаристской клики, которая на протяжении многих десятилетий играла в истории Германии столь роковую роль.

В качестве обвиняемых перед судом предстали типичные представители прусской военной касты, кадровые вояки, верно служившие кайзеру Вильгельму, а затем— Гитлеру.

Генерал-фельдмаршал фон Лееб, главнокомандующий группой армий «Север», организатор блокады Ленинграда. Генерал-фельдмаршал фон Кюх- лер, в январе 1942 года сменивший Лееба на посту главнокомандующего группой армий «Север», этот, говоря словами приговора, хладнокровный и безжалостный генерал, который на суде всячески пытался снять с себя вину за тяжкие преступления, совершенные на оккупированной его войсками территории, был автором многочисленных приказов, с чудовищным цинизмом предписывавших массовое уничтожение гражданского населения, насильственный угон населения на рабский труд в Германию, жестокое и издевательское обращение с военнопленными. Генерал-полковник Гот, командующий 17-й армией группы армии «Юг», а затем 4-й танковой армией, издававший подробнейшие «инструкции» относительно применения пыток при допросах

1 Помимо интересующего нас процесса, в американских военных трибуналах в Нюрнберге слушались процессы: главного инспектора военно-воздушных сил, ближайшего приспешника Геринга, фельдмаршала Мильха, который был осужден к 25 годам тюремного заключения, и фельдмаршала Листа (процесс № 7 по делу о казнях заложников), который был приговорен к пожизненному за-ключению. Оба они также были вскоре освобождены.

и расправ с партизанами. Генерал-полковник Рейигардт, командующий танковой группой «Север», а затем группой армий «Центр», на совести которого убийства военнопленных, расправы с гражданским населением и партизанами, принудительный угон в Германию для рабского труда многих тысяч жителей Белоруссии и других районов Советского Союза. Генерал-полковник Зальмут, командующий 4-й, 2-й, а затем 15-й армиями, издававший свирепые приказы о расстреле «на месте» всех «подозрительных» жителей на оккупированной его войсками территории, о массовых казнях гражданско-го населения и военнопленных коммунистов, о казнях партизан. Генерал артиллерии Варлимонт, один из ближайших сотрудников Кейтеля и Иодля в разработке и осуществлении планов агрессивной войны, в прошлом — представитель германских вооруженных сил при генерале Франко, соавтор преступного «приказа о комиссарах», на основании которого были зверски уничтожены десятки тысяч военнопленных-коммунистов.

Генерал пехоты Рейнеке, начальник общего управления (АВА) верховного главнокомандования, несущий личную ответственность за создание гнусной системы уничтожения советских военнопленных, обреченных на мучительную смерть от голода, непосильного труда и диких издевательств.

В приговоре по делу ОКВ подробно разбираются доказательства виновности каждого из подсудимых в соответствии с пунктами обвинительного заключения, приводится множество документов, свидетельствующих об активном участии подсудимых в самых тяжких пре-ступлениях фашизма.

Несмотря на старания американских судей выгородить подсудимых, смягчить их вину, многочисленные приказы и инструкции, подробно цитируемые в настоящей книге, раскрывают страшную картину хладнокровного и расчетливого уничтожения людей, систематического и организованного беспощадного ограбления оккупированных территорий, наглого и беззастенчивого попрания элементарных принципов международного права, сознательного и продуманного издевательства над человеческим достоинством.

Неопровержимо доказывая виновность каждого из Подсудимых, эти документы в то же время имеют более широкое значение. Хотя в тексте приговора они рассма-триваются лишь с точки зрения непосредственной ответ-ственности обвиняемых, их содержание не оставляет ни-какого сомнения в том, что весь гитлеровский генерали-тет в целом отвечает за преступные действия германских агрессоров не в меньшей степени, чем нацистская пар-тия, СС, гестапо и другие организации, признанные преступными решением Международного военного трибунала в Нюрнберге. В этом прежде всего и состоит ценность публикуемых материалов.

Доказательства, представленные на суде, оказались столь вескими и неопровержимыми, что американский трибунал не мог не признать виновными почти всех подсудимых, оправдано было лишь двое из тринадцати представших перед судом генералов. Большинство обвиняемых были приговорены к тюремному заключению на значительные сроки. 'Слишком свежи еще были в памяти зверства гитлеровских захватчиков, слишком очевидны улики, слишком убедительны и красноречивы показания свидетелей.

Общественное мнение переживших все ужасы оккупации европейских стран решительно требовало сурового наказания военных преступников. Таково же было настроение широких масс и в США, требовали этого и прогрессивные люди в Германии, потрясенные чудовищными злодеяниями нацистских изуверов.

Приговор по делу ОКБ представляет для советского читателя интерес и еще в одном отношении. В нем дано тщательно аргументированное юридическое обоснование правомочности трибунала, его законного права судить военных преступников не как военнопленных, захваченных в результате военного разгрома и безоговорочной капитуляции противника, а именно как лиц, виновных в совершении преступлений, противоречащих общепризнанным нормам международного права. Попытки реакционных западногерманских юристов доказать, что судебные инстанции победившей стороны якобы не могут на законном основании привлекать к ответственности граждан побежденного государства, убедительно и обоснованно опровергаются в приговоре. Эти доводы звучат особенно актуально в наши дни, когда в Западной Германии, а кое-где и за ее пределами, широкое распространение получили казуистические рассуждения

W

о «незаконности» приговоров Международного военного трибунала и других судов стран антигитлеровской коалиции, рассматривавших дела о военных преступлениях германского фашизма.

Однако нельзя пройти мимо ряда неправильных суждений, высказанных в приговоре и бросающихся в глаза советскому читателю. Речь идет в первую очередь о недвусмысленном стремлении освободить генералов вермахта от ответственности за подготовку и развязы-вание агрессивной войны. Суд не согласился с доводами обвинения об активном участии подсудимых, занимавших высокие посты в вермахте и генеральном штабе, в планировании агрессии и, следовательно, в заговоре против мира. Приговор ставит на одну доску высших генералов, которые, подобно Рейнеке и Варлимонту, теснейшим образом сотрудничали в разработке страте-гических планов агрессивной войны, или, подобно Лее- бу, Кюхлеру и другим, являлись главными организаторами осуществления этих планов, агрессивный характер которых был им хорошо известен, с рядовыми солдатами и офицерами вермахта. В предисловии к немецкому изданию книги справедливо отмечается, что трибунал перенес слишком высоко ту «грань между главнокомандующим вооруженными силами и рядовым солдатом», о которой говорится в приговоре. По существу, вынося это решение, трибунал вступил в противоречие со своим собственным утверждением о том, что «Гитлер был центром ряда гигантских концентрических кругов влияния» и что обвиняемые принадлежали к одному из самых близких к нему кругов. «Обвиняемые, — говорится в приговоре,— стоят лишь на одну-две ступени ниже Геринга, Кейтеля, Иодля, Деница и Редера», то есть главных немецких военных преступников. Ясно, что без участия всего высшего генералитета и руководства гитлеровского генерального штаба планы агрессивной войны не могли бы быть разработаны. Это фактически признал и американский трибунал, заявив, что, «если бы они не содействовали этой катастрофе, потрясшей мир ...они оказали бы услугу не только своей родине, но и всему человечеству». Тем не менее трибунал отказался признать подсудимых виновными по первому («Преступления против мира») и четвертому («Общий план или заговор») разделам обвинительного

и

заключения. Ясно, что это противоречие можно объ-яснить исключительно политическими соображениями.

Процесс по делу группы генералов слушался в разгар «холодной войны». Его вели представители той самой страны, руководящие круги которой уже тогда взяли курс на возрождение агрессивных сил германского империализма, имея в виду использовать их как орудие борьбы против лагеря социализма и демократии. Хотя американские судьи утверждали, что политические соображения не должны оказывать никакого влияния на ход процесса, воздействие этих соображений обнаружить не столь уж трудно. Как отмечается в предисловии к немецкому изданию, суд происходил в условиях, когда фактическая реабилитация германской военщины уже началась. Ведь уже осенью 1946 года Международный военный трибунал, несмотря на решительный официальный протест члена трибунала от СССР, отказался признать верховное главнокомандование гитлеровской армии и генеральный штаб преступными организациями.

Между тем обвинение представило Международному военному трибуналу многочисленные и никем никогда не опровергнутые факты преступной деятельности военной верхушки гитлеровских вооруженных сил. Речь шла об осуждении всей милитаристской клики — одной из главных движущих сил фашистской агрессии. Достаточно напомнить слова представителя обвинения от США генерала Тэйлора на процессе по делу главных немецких военных преступников:

«Преступления против мира, в которых принимали участие генеральный штаб и верховное командование, вели неизбежно к военным преступлениям... Без участия этой группы в преступлениях против мира не было бы и никаких военных преступлений... Именно поэтому разоблачение и дискредитация этой группы в результате объявления ее преступной являются гораздо более важными, чем судьба отдельных лиц, одетых в военную форму» .

Однако как раз это разоблачение и не было доведено до конца. Отказ признать верховное командование и генеральный штаб преступными организациями означал первый шаг к реабилитации германского милитаризма. Была создана юридическая основа для дальнейших действий в этом направлении. В 1946—1948 годах военнопленные гитлеровские генералы, избежавшие привлечения к суду, были собраны в специально оборудованных комфортабельных «генеральских лагерях», где под руководством представителей американского генерального штаба занимались изучением и обобщением опыта второй мировой войны. А в 1948 году, как раз тогда, когда проходил процесс по делу ОКБ, были распущены и эти лагеря. Надо иметь также в виду, что судебный процесс над группой генералов был последним из процессов, проводившихся американскими военными трибуналами в 1947—1948 годах, и что он, как, впрочем, и большинство других, являлся в известной мере данью антифашистским настроениям, характерным для широких кругов амери-канского народа в первые послевоенные годы. Несом-ненно, что этот процесс уже тогда находился в опреде-ленном противоречии с практической политикой военных властей США в Западной Германии, которая не имела ничего общего со стремлением к подлинному разоблачению и наказанию военных преступников. А когда спустя три-четыре года почти все осужденные на различных процессах генералы оказались выпущенными на свободу теми же самыми американскими властями, всему миру стало ясно действительное отношение правящих кругов США к гитлеровскому генералитету.

Обстановка «холодной войны» не могла не воздействовать на исход процесса по делу ОКБ. Ответственность за участие в подготовке агрессивной войны, хотя самый факт этого участия суд не отрицал, была снята со всей группы подсудимых в целом. Тем самым от этой ответственности была освобождена вся германская военщина, все милитаристские круги и вина за агрессивную войну возложена исключительно на уже осужденных Международным военным трибуналом главных военных преступников. Геринг, Кейтель и Иодль, Дениц и Редер оказались, таким образом, единственными пред-ставителями вооруженных сил, которые были признаны виновными за планирование агрессии и заговор против мира. Такое решение американского военного трибунала вполне отвечало политическим интересам правящих кругов США. Возрождение германского милитаризма в качестве младшего партнера Пентагона уже тогда являлось одной из важнейших целей американской внешней политики, а для осуществления этой цели нужно было не только привлечь генералов и высших офицеров вермахта, но и оправдать всю милитаристскую корпорацию в целом. А для этого надо было отделить военные круги от гитлеровской партии и нацистского правительства, снять с них ответственность за действия «политического руководства», изобразить их как силу, вынужденную выполнять приказы сверху, но лишенную возможности оказать какое-либо влияние на политику государства. Этой задаче и отвечало решение американского трибунала о непричастности обвиняемых к преступлениям против мира. Прочитав соответствующие разделы приговора, советский читатель легко увидит несостоятельность доводов трибунала. Насколько убедителен приговор в той его части, которая доказывает вину подсудимых за военные преступления и преступления против человечности, настолько же расплывчато и бездоказательно выглядят рассуждения о невиновности их по первому и четвертому разделам обвинительного заключения.

Отказ американского трибунала признать ответственность военщины за развязывание агрессивной войны гитлеровской Германией был вторым крупным шагом к полной реабилитации германского милитаризма. Но на процессе такой реабилитации еще не произошло, хотя ждать ее пришлось недолго. Уже через год после его окончания из западных оккупационных зон была образована Федеративная Республика Германии и возрождение германского империализма пошло вперед быстрыми темпами. Прошел еще год, и осенью 1950 года на совещании министров иностранных дел западных держав в Нью-Йорке был в принципе одобрен план включения немецких военных контингентов в состав планировавшейся тогда «европейской армии». Месяц спустя совещание пятнадцати генералов гитлеровского вермахта выступило с меморандумом, представлявшим собой конкретную разработку плана создания западно- германских вооруженных сил. А уже в следующем году в ФРГ было учреждено фактическое военное министерство, называвшееся сначала «ведомством», но скоро получившее официальное признание в качестве министерства обороны. Заключенные в 1954 году Парижские соглашения, оформившие вступление ФРГ в агрессивный Североатлантический блок, предопределили практическое создание западногерманской армии —через год с небольшим мир узнал о сформировании первого подразделения бундесвера.

Такой стремительный ход событий находился в явном противоречии с тем фактом, что большая группа генералов и высших офицеров вермахта продолжала отбывать наказание за военные преступления. Будущий вермахт — под каким бы названием он теперь ни фигурировал и каков бы ни был покрой его формы — нуждался в руководящих кадрах, а правительство Аденауэра, провозгласившее своим знаменем реваншизм,— в военных советниках. Кроме того, в начале 50-х годов было уже совершенно ясно, что в ближайшем будущем правовой статус ФРГ должен измениться и оккупационные власти в том или ином виде перестанут существовать. А правом изменить положение заключенных, осужденных американским военным трибуналом, обладали только эти власти. И американские правящие круги поспешили воспользоваться этим правом и пойти навстречу своему новому союзнику — верховный комиссар США в Западной Германии Макклой в 1952—1953 годы на основе специально объявленной им амнистии освободил из заключения почти всех осужденных ранее гитлеровских генералов. Так же поступили и его английские и французские коллеги. Таков был третий, решающий шаг к окончательной реабилитации германского милитаризма.

Оказавшиеся на свободе генералы не остались без дела. В предисловии к немецкому изданию читатель сможет ознакомиться с дальнейшей судьбой некоторых подсудимых по делу верховного главнокомандования. Большинство из них по возрасту уже не могло вступить в состав бундесвера, но к их услугам оказалась широко разветвленная сеть всевозможных реваншистских милитаристских организаций, которыми так богата ныне Западная Германия. «Стальной шлем», председателем которого стал вскоре после выхода из тюрьмы палач итальянского народа Кессельринг, «Общество военных наук», которое возглавил генерал- полковник Рейнгардт, различные солдатские союзы и фронтовые «землячества» стали пристанищем той части гитлеровского генералитета, которая не была привлечена к активной службе в новой армии. А кое-какие бывшие генералы, в частности военный преступник фельдмаршал Мильх и другие, нашли для себя более прибыльным занять выгодные посты в крупных монополистических объединениях.

Большая группа генералов вермахта приняла активнейшее участие в создании новых западногерманских вооруженных сил. Особенно большую роль сыграли Шпейдель и Хойзингер, первыми получившие дипломы генералов бундесвера. Оба они, ввиду своей причастности к генеральскому заговору 20 июля 1944 года, не были включены в число военных преступников. Правда, участие их в заговоре вряд ли могло служить доказательством их «оппозиции» Гитлеру; в послевоенные годы были опубликованы весьма веские материалы и свидетельства, из которых видно, что обоим генералам удалось избежать участи большинства участников за-говора только ценой предательства. Однако это никак не помешало им оказаться у колыбели нового вермахта. Руководители боннского государства и их коллеги по НАТО попросту сделали вид, что этих материалов не существует.

Между тем именно две эти фигуры, пожалуй, наиболее характерны для доказательства прямой преемственности теперешнего бундесвера от вермахта. Ганс Шпейдель, достаточно известный своей «деятельностью» в качестве начальника штаба гитлеровских оккупационных войск во Франции, а затем начальника штаба 8-й армии Роммеля, уже в 1955 году занял пост руководителя военного отдела министерства обороны ФРГ, а после этого долгое время пребывал на должности командующего сухопутными войсками НАТО в зоне Центральной Европы. Аналогичную карьеру сделал и бывший начальник оперативного отдела генерального штаї сухопутных сил вермахта Адольф Хойзингер, лично отдававший приказы о карательных экспедициях и ра правах над гражданским населением на территории Советского Союза, несущий прямую личную ответствец- ность за многочисленные злодеяния немецко-фашистских войск. Пробыв несколько лет на посту генерального инспектора и начальника главного штаба бундесвера, он в 1960 году был назначен председателем постоянного военного комитета НАТО.

Высшие посты в бундесвере заняли и другие гитлеровские генералы и высшие офицеры — бывшие руководители гитлеровской авиации Каммхубер и Паницки, бывший командующий военно-морскими силами в Италии Руге, бывший полковник генерального штаба Киль- манзег и многие другие. В январе 1964 года генеральным инспектором бундесвера был назначен генерал Третнер, прослуживший 20 лет в рейхсвере и в вермахте.

Таков был результат фактической реабилитации гит-леровского генералитета.

¦і* •'И

Разоблачение агрессивных замыслов германского империализма является одной из важных задач борьбы за упрочение мира. Поражение во второй мировой войне мало чему научило германских милитаристов; провозгласив своим знаменем политику реванша, они вновь становятся на тот самый путь, который однажды уже привел Германию к катастрофе. За последние годы роль милитаристских кругов в политической жизни Западной Германии угрожающе возросла; по мере того, как бундесвер, оснащаемый современным оружием, превращается в одну из сильнейших армий Западной Европы, генералитет четвертого рейха становится все более ощутимой силой в определении внешней и внутренней политики боннского государства. Бундесвер уже насчитывает, по официальным данным, более 400 тыс. человек и имеет офицерский корпус, необходимый для развертывания многомиллионной армии. Военный бюджет ФРГ в 1964 году приближается к 22 млрд. марок, то есть почти на 4 млрд. превышает военные расходы в $63 году.

Разумеется, было бы вредным упрощением рассматривать то, что происходит сейчас в ФРГ, как простое возрождение прошлого. Такой возврат, конечно, невозможен. Процесс фашизации страны происходит в 4Q- вых формах. Многие лозунги гитлеровцев безнадежно дискредитированы, другие — модифицируются и приспосабливаются к новым условиям. Реваншистские требования прикрываются рассуждениями об «освобождении» населения ГДР, о «единстве Германии», об «обороне западного мира», об «интеграции Европы» и т. п. Однако все это не может замаскировать главного — Западная Германия интенсивно вооружается и германский милитаризм под знаменем плохо скрытых реваншистских и агрессивных устремлений вновь становится одной из главных угроз делу всеобщего мира.

Реальной силой милитаризма и реваншизма является бундесвер, созданный при самом непосредственном участии генералитета вермахта и возглавляемый людьми, прошедшими школу в гитлеровских вооруженных силах. Дух милитаризма, отвратительные черты которого с такой яркостью были вскрыты на процессе в Нюрнберге, по-прежнему господствует в среде западно- германской военщины.

«Реваншистским угаром, — отмечал Н. С. Хрущев,— наполнена вся политическая жизнь Западной Германии... Генералы бундесвера отрабатывают на учениях планы наступательных действий против Советского Союза, ГДР, Польши, Чехословакии...» 'Возрожденный в Западной Германии милитаризм является носителем самых реваншистских устремлений империалистических кругов. Именно поэтому необходимо постоянно разоблачать германский милитаризм во всех его проявлениях, вскрывать его органическую связь с гитлеризмом. Материалы, публикуемые в настоящей книге, служат этой цели: они еще и еще раз свидетельствуют о тяжких преступлениях германских милитаристов.

Б. Тартакоеский Выпуская в свет эту книгу, издательство «Рюттен унд Лёнинг» начинает публикацию приговоров, выне-сенных американскими военными трибуналами в Нюрн-берге на двенадцати судебных процессах после окончания процесса по делу главных немецких военных преступников в Нюрнбергском Международном военном трибунале. На этих двенадцати процессах были осуждены «второстепенные» военные преступники гитлеровской Германии (лица, занимавшие руководящие посты в экономической, политической и военной областях) .

Народы добились тогда осуждения преступников. На процессах был выявлен подлинный характер граби-тельской войны, начатой германскими милитаристами. Однако ввиду того, что объективная картина истории второй мировой войны создает моральные препятствия для подготовки третьей мировой войны и возрождения германского милитаризма, в Западной Германии ис-пользуют все средства для того, чтобы заставить на-роды забыть о преступлениях, совершенных германски-ми милитаристами.

Этим объясняется тот факт, что, кроме опубликованных в 1947 году секретариатом Международного военного трибунала в Нюрнберге протоколов процесса над главными немецкими военными преступниками, из всей массы материалов двенадцати последующих процессов в Западной Германии до сих пор опубликованы лишь приговоры по делу «ИГ Фарбен» и по делу Вильгельм- штрассе . В ходе этих процессов с нацистскими «руководителями экономики» и дипломатами обошлись более чем снисходительно.

Издательство «Рюттен унд Лёнинг» не случайно на-чинает свои публикации с материалов процесса № 12 по делу Верховного главнокомандования гитлеровского вермахта (ОКБ), который был последним по счету. Этим оно стремится внести свой вклад в дело разоблачения и обуздания германских милитаристов и реваншистов. Ведь те же самые силы, которые были осуждены в Нюрнберге за военные преступления и преступления против человечности, действуют сейчас в Западной Германии, всеми средствами добиваясь атомного вооружения бундесвера и тотальной милитаризации страны. Они готовят новые преступления против мира и человечности. Предъявленные на процессе по делу ОКБ документальные доказательства помогают сорвать с германских милитаристов лицемерную маску «честных солдат» и разоблачить бывших командующих группами армий и армиями, а также генералов, занимавших руководящие посты в ОКБ, как сознательных лжецов и преступников.

Публикация этих материалов должна прежде всего помочь историкам нарисовать достоверную картину как событий второй мировой войны, так и развития германского милитаризма; кроме того, опубликование данных материалов поможет пропагандистам убедительно разоблачить многочисленные факты фальсификации истории, широко распространенные в западногерманской историографии и публицистике.

Процесс по делу тринадцати крупных руководителей немецко-фашистского вермахта, вошедший в историю как «процесс ОКБ», проходил в пятом американском военном трибунале с 5 февраля по 28 октября 1948 года.

Какова предыстория этого процесса?

Германские империалисты, с неслыханной жесто-костью подавившие прогрессивные силы немецкого на-рода, нарушив существовавшие договоры, совершили военное нападение на соседние государства и в 1939 году развязали вторую мировую войну. В ходе войны они в неслыханных масштабах совершали кровавые преступления, не останавливаясь ни перед какими злодеяниями для осуществления поставленных империалистических захватнических целей.

Преступления против мира в результате развязывания агрессивных войн, начатых в нарушение подписанных договоров и норм международного права, истязания и убийства военнопленных, принудительный угон, порабощение и уничтожение гражданского населения, разграбление общественной и частной собственности, бессмысленное разрушение городов, деревень и куль-турных ценностей, тактика «выжженной земли», созда-ние концентрационных лагерей, истребление миллионов людей, подвергнутых преследованиям по политическим, расовым или религиозным мотивам, пренебрежение все-ми человеческими законами — таковы преступления, совершенные германскими империалистами и милитари-стами. В соглашениях, подписанных союзниками после безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии 8 мая 1945 года, а также в соглашениях, достигнутых еще во время войны, перед державами антигитлеровской коалиции была поставлена задача судебного преследо-вания и наказания военных преступников и лиц, совер-шивших преступления против человечности. Эти дер-жавы еще до поражения гитлеровской Германии дого-ворились о том, чтобы строжайшим образом наказать всех виновных, как инициаторов, так и исполнителей, и совместно осуществить в Германии решительные меры по демилитаризации и демократизации страны.

Советский Союз с самого начала требовал наказания всех военных преступников. Позже он оказался единственной в антигитлеровской коалиции великой державой, последовательно осуществившей в своей оккупационной зоне Германии демилитаризацию и демократизацию и создавшей для демократических, миролюбивых и прогрессивных сил немецкого народа возможность искоренить империализм и милитаризм на востоке Германии.

Еще 30 октября 1943 года, во врбмя первой конференции министров иностранных дел трех великих держав (СССР, США и Великобритании), происходившей в Москве, была опубликована Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые зверства. В ней говорилось, что «те германские офицеры и солдаты и члены нацистской партии, которые были ответственны за вышеупомянутые зверства, убийства и казни или добровольно принимали в них участие, будут отосланы в страны, в которых были совершены их отвратитель-ные действия, для того чтобы они могли быть судимы и наказаны в соответствии с законами этих освобожден-ных стран» Г

В решениях, принятых на Ялтинской .конференции (февраль 1945 года), руководители трех держав еще раз подтвердили, что их «непреклонной целью является уничтожение германского милитаризма и нацизма», что они полны решимости «подвергнуть всех преступников войны справедливому и быстрому наказанию... устранить всякое нацистское и милитаристское влияние... из культурной и экономической жизни германского народа» .

Наконец, в Потсдамском соглашении, зафиксировав-шем договоренность союзников по вопросу об их окку-пационной политике в Германии, были твердо намечены обязательные меры в отношении военных преступников. Там говорится:

«Военные преступники и те, кто участвовал в планировании или осуществлении нацистских мероприятий, влекущих за собой или имеющих своим результатом зверства или военные преступления, должны быть арестованы и преданы суду. Нацистские лидеры, влиятельные сторонники нацистов и руководящий состав нацистских учреждений и организаций и любые другие лица, опасные для оккупации и ее целей, должны быть арестованы и интернированы» .

В соответствии с Московской декларацией (октябрь 1943 года) между четырьмя великими державами (СССР, США, Великобританией и Францией) 8 августа 1945 года в Лондоне было подписано Соглашение о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран осиК Основным содержанием этого документа было решение об учреждении Международного военного трибунала, который по окончании процесса, длившегося более 10 месяцев, вынес 1 октября 1946 года в Нюрнберге приговор главным немецким военным преступникам. После оглашения приговора член Международного военного трибунала от СССР И. Т. Никитченко изложил свое особое мнение на приговор в отношении подсудимых Шахта, фон Папена, Фриче и Гесса и обвиняемых организаций: правительственного кабинета, генерального штаба и верховного главнокомандования германских вооруженных сил (ОКБ). Никитченко указал, что отказ в признании преступными организациями генерального штаба и ОКБ противоречит признанию тем же Военным трибуналом виновности членов этих организаций. В приговоре Международного военного трибунала, в частности, говорится:

«Они [члены этих организаций. — Ред.] были ответственны в большой степени за несчастья и страдания, которые обрушились на миллионы мужчин, женщин и детей. Они опозорили почетную профессию воина. Без их военного руководства агрессивные устремления Гитлера и его нацистских сообщников были бы отвлеченными и бесплодными... Они безусловно представляли собой безжалостную военную касту...

Многие из этих людей сделали насмешкой солдатскую клятву повиновения военным приказам. Когда это в интересах их защиты, они заявляют, что должны были повиноваться. Когда они сталкиваются с ужасными гитлеровскими преступлениями, которые, как это установлено, были общеизвестны для них, они заявляют, что не повиновались. Истина состоит в том, что они активно участвовали в совершении всех этих преступлений или были безмолвными и покорными свидетелями совершавшихся преступлений в более широких и более потрясающих масштабах, чем мир когда-либо имел несчастье знать»

20 декабря 1945 года Контрольный совет в Германии издал закон № 10 о наказании лиц, виновных в военных преступлениях, преступлениях против мира и против человечности. В преамбуле закона говорится, что он принят с целью «установления в Германии единообразных принципов судебного преследования военных и других подобных преступников, за исключением лиц, против которых ведется преследование Международным военным трибуналом» . Закон № 10 предоставлял оккупационным властям право объявлять немецкие суды компетентными для рассмотрения дел о преступлениях, совершенных лицами немецкого гражданства или национальности против других лиц немецкого гражданства или национальности. Кроме того, закон устанавливал, что главнокомандующие соответствующими зонами будут передавать выявленных военных преступников тем государствам, на территории которых они совершили свои преступления.

Это соглашение вскоре было нарушено западными державами, которые отклоняли просьбы государств Восточной Европы о выдаче военных преступников , ибо американские империалисты, развертывая подготовку к новой войне, принялись за реабилитацию немецких военных преступников и стали выпускать их на свободу, предполагая в дальнейшем использовать их в своих целях.

В тогдашней советской оккупационной зоне, нынешней Германской Демократической Республике, Потсдамское соглашение осуществлялось во всех отношениях последовательно. Здесь рассматривали наказание военных преступников и их отстранение от власти не только как обязательную меру, предусмотренную соглашением союзников, но и как составную часть тех политических и экономических реформ, которые уже давно назрели в Германии. Имущество военных преступников было конфисковано, и все лица, виновные в военных преступлениях и преступлениях против человечности, понесли заслуженное наказание. С другой стороны, законом Народной палаты ГДР от 9 ноября 1949 года пре-доставлялись гражданские права тем бывшим членам нацистской партии и офицерам германского вермахта, которые не были ничем скомпрометированы.

Б соответствии с Лондонским соглашением о судебном преследовании и наказании главных военных пре-ступников европейских стран оси и учитывая требования народов о возмездии за преступления, совершенные гитлеровской Германией, американские оккупационные власти были вынуждены провести судебный процесс по делу некоторых видных руководителей гитлеровского вермахта. Несмотря на то, что лишь трое обвиняемых (Варли- монт, Рейнеке и Леман) входили в верховное главнокомандование германской армии (ОКБ), этот процесс вошел в историю как «процесс ОКБ».

Документы этого процесса со всей очевидностью показывают чудовищный цинизм и преступную бесчеловечность, с которыми генералы Гитлера вели войну против народов Советского Союза. Особенно наглядно эти документы свидетельствуют о том, какие зверские методы применялись по приказу гитлеровских генералов в отношении военнопленных (прежде всего коммунистов и партизан) и гражданского населения в целом, в том числе даже в отношении женщин и детей.

В оперативном районе XLI армейского корпуса, которым командовал Рейнгардт, только за период с 22 июня по 8 июля 1941 года были расстреляны 97 захваченных в плен политруков; в марте 1943 года Рейнгардт потребовал, чтобы советское население в оккупированных районах более интенсивно работало на фашистский вермахт, и в качестве принудительной меры

Предложил не выдавать людям заработок и продовбль- ственный паек, а также применять другие варварские методы; в октябре 1943 года он распорядился отправить в концентрационные лагеря Люблин и Освенцим не-сколько тысяч советских граждан.

Зальмут издал 21 ноября 1941 года приказ, в котором говорилось: «Любое гражданское лицо, а также отставший от своей части солдат, у которых в районе, занятом XXX корпусом, будет найдено оружие, будут расстреляны на месте». Таким образом, Зальмут явно не считал нужным прикрыть свои действия, противоречащие нормам международного права, хотя бы формальной проце-дурой военного суда, и тем самым поощрял грубейший произвол. В апреле 1943 года, изъясняясь на чистейшем нацистском жаргоне, он рекомендовал включить в ин-струкцию о борьбе с партизанами пункт: «При допросах бандитов , в том числе и женщин, следует применять все средства, чтобы получить необходимые сведения». 2 августа 1941 года он отдал приказ, который начинался следующими словами: «Фанатичное стремление членов коммунистической партии и евреев любой ценой задержать продвижение вермахта должно быть сломлено во что бы то ни стало. Эта задача возлагается на зондер- команды». А этими зондеркомандами были пресловутые оперативные группы СД (службы безопасности), истребившие в течение нескольких месяцев десятки тысяч советских граждан, в первую очередь коммунистов и евреев.

На процессе были представлены документальные до-казательства того, что командиры вермахта передали СД и полиции безопасности десятки тысяч военноплен-ных для ликвидации и содействовали превращению це-лых областей на Востоке в безлюдные районы в резуль-тате массового истребления населения. Они не только были полностью информированы о программе истребле-ния евреев, но и активно содействовали ее осуществле-нию.

После Нюрнберга бывшие гитлеровские генералы, а также их идеологические пособники пытаются отречься от совершенных ими преступлений, ссылаясь на то, что они якобы лишь выполняли приказы сверху, которые противоречили их убеждениям. В приговоре об этом метко сказано, что генералы могли «пользоваться благами, которые щедро расточали им власти третьего и тысячелетнего рейха», лишь благодаря тому, что они не противодействовали «воле своих национал-социалистских господ и хозяев». Трибунал пришел к заключению, что офицеры не могут избежать уголовной ответственности, «ссылаясь на то, что они якобы лишь выполняли приказы своих начальников, бывших еще более опасными преступниками». Трибунал установил далее, что ст. 47 германского военно-уголовного кодекса также предусматривает наказание подчиненного за выполнение приказа начальника о действии, предусматривающем совершение общеуголовного или военного преступления или нарушение закона.

В приговоре недвусмысленно указывается, что выпол-нение преступных приказов влечет за собой наказание не потому, что законом Контрольного совета № 10 оно признано преступным действием, а потому, что в соответствии с обычным международным правом оно было преступным действием уже в момент его совершения. Этот пункт имеет особую важность также и потому, что в ходе некоторых процессов по делам военных преступников, состоявшихся в последние годы в Западной Германии, суды придерживались того мнения, что преступные и бесчеловечные приказы Гитлера якобы создавали обязательные для исполнения нормы права. В соответствии с этим выносились и приговоры Ч А западногерманскую молодежь уже давно вновь воспитывают в духе доктрины: «Повиновение солдата выражается в том, что он выполняет приказ, не спрашивая, почему он отдан и правилен ли он» .

Процесс по делу группы генералов имеет особое зна-чение еще и потому, что он, пожалуй, более убедительно, чем другие суды над военными преступниками, доказал идеологическое единство фашистских «фюреров» и гитлеровских генералов. Общность взглядов на политику завоеваний, угнетения и истребления целых народов повлекла за собой совместное участие политического и военного руководства в совершении одних и тех же пре-ступлений. Доказано, что генералы и штабные офицеры не только выполняли преступные приказы руководящей нацистской клики, но и принимали решающее участие в их разработке. Более того, во многих случаях офицеры ОКБ вносили многочисленные дополнения к указаниям и приказам Гитлера, делавшие их еще более жестокими. Внимательное изучение процедуры разработки проектов отдельных наиболее преступных приказов на всех стадиях отчетливо показало, каким образом какая-нибудь идея Гитлера или Кейтеля под пером генералов и офицеров ОКБ принимала форму, в которой она и доводилась до штабов и войск. Имеются также документы, анализ которых доказывает, что во многих случаях даже и основные идеи не принадлежали Гитлеру или другим руководителям «третьего рейха», а зародились у отдельных штабных офицеров ОКБ, ОКХ (главного командования сухопутных войск), ОКЛ (главного командования военно-воздушных сил) или ОКМ (главного командования военно-морского флота) Г

К сожалению, эта сторона отношений между Гитлером и вермахтом не была достаточно широко показана во время процесса по делу ОКВ, хотя для этого имелся ряд отправных пунктов. Зато трибунал очень много занимался вопросом о якобы трагическом положении подсудимых и при этом приобщил к делу ряд материалов, содержащих утверждения, которые с успехом могут быть использованы в западногерманской литературе по вопросу реабилитации военных преступников.

Это объясняется, конечно, важными политическими соображениями. Ведь процесс проходил в то время, когда уже была в разгаре «холодная война» американ- ёких империалистов против социалистических стран, когда в западных зонах уже довольно далеко зашла подготовка к расколу Германии и когда была начата разработка первых планов возрождения военной мощи германского империализма, с тем чтобы в третьей мировой войне американский империализм мог вновь натравить германских милитаристов, словно цепных псов, на Советский Союз.

Принятое Международным военным трибуналом вопреки протесту члена трибунала от СССР решение не объявлять генеральный штаб и ОКВ преступными организациями было официальным началом процесса реабилитации германского милитаризма, и особенно германского генерального штаба в интересах его дальнейшего использования. Это решение в значительной степени предопределило исход так называемого «процесса ОКВ». Так, например, все тринадцать подсудимых — фельдмаршалы и генералы — были признаны невиновными в преступлениях против мира на том основании, что вина за ведение агрессивных войн якобы должна быть возложена только на ответственных политических деятелей.

Это решение исключало высших военных руководителей гитлеровского рейха из числа тех, кто виновен в заговоре против мира, хотя в обосновании приговора указывается, что ведущие германские военные деятели, точно так же как и нацистские политики, преднамеренно планировали и подготавливали агрессивную войну.

Кроме того, пятый американский трибунал не счел нужным упомянуть о тех, кто извлекал выгоды из насильственного угона и бесчеловечной эксплуатации миллионов людей, обреченных на принудительный труд, в том числе военнопленных,— а именно о германских военных концернах, хотя в ходе процесса было доказано, что гитлеровские генералы поставляли им рабов.

Отказ американского трибунала признать подсуди-мых виновными по разделу IV обвинительного заключе-ния (общий план или заговор) точно так же следует рассматривать как попытку реабилитации германского генерального штаба. О том же стремлении свидетель-ствуют и различные другие высказывания и решения трибунала, например восхваление пресловутой высокой дисциплины в фашистском вермахте, признание «воен-ной необходимости» тактики «выжженной земли», реше-ниє о том, что начальники штабов корпусов, армий и групп армий якобы не несут ответственности за преступные приказы и мероприятия соответствующих командных инстанций.

- Трибунал совершенно правильно констатировал;

«Хотя власть Гитлера была практически неограниченной, он не мог один формировать политику развязывания агрессивной войны и не мог один осуществлять эту политику на деле путем планирования, подготовки и ведения такой войны. Где-то между диктатором и верховным главнокомандующим вооруженными силами страны и рядовым солдатом проходит грань, разделяющая пре-ступное и извинительное участие каждого отдельного лица в агрессивной войне».

Однако трибунал явно перенес эту грань слишком высоко и отнесся к подсудимым более чем снисходительно. К тому же некоторые его правильные выводы противоречат другим его утверждениям.

Так, например, делается попытка свалить вину за все ужасы войны на широкие народные массы, попытка, которую можно объяснить только послевоенной политикой США и в пользу которой среди документальных доказательств, предъявленных на процессе, нет ни одного убедительного довода. Из заведомо неправильной оценки войны вытекает и неправильная позиция трибунала в вопросе о партизанской борьбе, который рассматривался без учета подлинного характера минувшей войны и фашистской политики истребления.

Несмотря на то что американский трибунал значительно смягчил пункты обвинения, ему все-таки пришлось рассмотреть документы, характеризующие масштабы участия ведущих гитлеровских генералов в отвратительных преступлениях, совершенных в первую очередь на территории Советского Союза. Учитывая тогдашние настроения общественности, пятый американский воен-ный трибунал был вынужден приговорить большинство подсудимых к более или менее длительным срокам тю-ремного заключения. Однако многие преступления под-судимых трибунал вообще игнорировал, в том числе многочисленные случаи лжесвидетельства или дачи заведомо ложных показаний перед судом. А за прошедшее с

за

тех пор время все Осужденные военные преступники в ходе ремилитаризации Западной Германии давно уже выпущены на свободу .

Сейчас многие из этих гитлеровских генералов занимают руководящие посты в милитаристских организациях Федеративной республики, где их деятельность направлена главным образом на тотальную идеологическую милитаризацию, так как для службы в бундесвере они уже слишком стары.

Рейнгардт летом 1954 года занял пост председателя «Общества военных наук», в руководство которого, как известно, входят также Каммхубер и Руге. К числу важнейших задач этого общества, по данным его руководства, уже в момент его создания в 1952 году относились «учет и оценка боевого опыта второй мировой войны в целях его использования в случае возрождения германских вооруженных сил». Это общество и его печатный орган — журнал «Веркунде» — играют в идеологической и теоретической подготовке намечаемой германскими милитаристами реваншистской войны роль, которую невозможно переоценить. Рейнгардт принимает в этой подготовке важное участие. Им написаны, в частности, много-численные статьи о войне против Советского Союза, в которых он делает выводы относительно организации, боевой подготовки и системы командования западногерманской армии. Эти выводы и выдвигаемые им требования недвусмысленно предусматривают использование бундесвера для борьбы против Советской Армии.

Гот, подобно Рейнгардту, также активно участвует в военно-теоретической подготовке новых «молниеносных побед». За последние годы он опубликовал в журнале «Веркунде» множество статей, в которых рассматривается главным образом вопрос об участии танковых соединений в прошлых и будущих наступательных и оборонительных операциях. Так, в декабре 1959 года он требовал, чтобы «по мере увеличения численности бундесвера все новые танковые бригады сводились в танковые дивизии. Это обеспечило бы для НАТО существенные подкрепления при удержании выдвинутой далеко на

Восток (!!!) оборонительной зоны и свободу оперативных действий» К

Но Гот не ограничивается этим. В серии «Вермахт в борьбе» он опубликовал в 1956 году книгу «Танковые операции», в которой рассматривает главным образом вопрос о том, как следовало вермахту вести в 1941 году войну против Советского Союза, чтобы одержать победу.

Наконец, Зальмут с сентября 1958 года занимает пост председателя «Союза немецких солдат» — головной организации всех «традиционных» солдатских союзов и прочих объединений ландскнехтов бывшего гитлеровского вермахта. Этот союз является одним из важнейших рычагов, при помощи которого германские милитаристы пытаются обеспечить себе массовую поддержку населения Западной Германии. Такое событие, как избрание на пост председателя «Союза немецких солдат» военного преступника Зальмута, относительно «морали» которого можно почерпнуть некоторые сведения из приговора по делу ОКВ, вынесенного американским трибуналом, орган союза — журнал «Зольдат им фольк» — оценил следующим образом:

«В его лице к руководству «Союзом немецких солдат» пришел боец, испытанный как в мирное время, так и на войне». В 1939 году он принадлежал к «ведущей группе офицеров генерального штаба вермахта» и «всегда проявлял себя как выдающийся, храбрый и заботливый командир» . Сравните это с тем, что говорится в обосновании приговора по делу ОКВ! На праздновании десятилетия «Союза немецких солдат» в марте 1960 года он высказался о «безусловной оппозиции» по отношению к «нетерпимой системе руководства людьми, духовный фундамент которой составляет марксизм-ленинизм... И это говорил Зальмут!

Таким образом, военные преступники, осужденные на основании закона американскими судами, стоят ныне в Западной Германии в первых рядах сил, занятых идеологической и теоретической подготовкой новой «тотальной войны» против социалистического лагеря. Они стоят в едином строю с генералами, которые находятся на дей-ствительной службе в бундесвере и которые в своем меморандуме потребовали перехода к тотальной милитаризации и атомного вооружения бундесвера, чтобы завершить подготовку к «молниеносной войне» против социалистических государств.

Показать преступное прошлое этих бывших гитлеровских генералов и офицеров, чтобы помешать им совершить намечаемые новые преступления,— такова цель, достижению которой должна содействовать настоящая публикация документов.

Архив документов так называемого процесса ОКВ включает:

Протоколы судебных заседаний, состоящие более чем из 10 000 страниц машинописного текста.

Доказательства, представленные обвинением, состоящие из 22 томов (некоторые из томов имеют несколько частей).

Доказательства, представленные защитой.

Речи обвинителей.

Речи защитников подсудимых.

Обвинительное заключение, присоединенное к обоснованию приговора как приложение А.

Обоснование приговора.

Приговор.

Протоколы, составленные на немецком и английском языках, были размножены и переданы странам, подпи-савшим Лондонское соглашение от 8 августа 1945 года о преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси, которые об этом просили.

Так одна копия всех документов процесса ОКВ оказалась в варшавском архиве Центральной комиссии по расследованию преступлений нацистов на территории Польши. Эта копия была использована как источник для настоящей публикации.

Ссылки суда на протоколы Международного военного трибунала, судившего главных немецких военных преступников, относятся к машинописному тексту этих протоколов, недоступному для широкой публики. Текст цитируемых в настоящей публикации документов заимствован из напечатанных типографским способом протоколов Международного военного трибунала, составляющих 42 тома. AW А Allgemeines Wehrmacht- Общее управление вер (ABA) samt ховного главнокомандования вооруженных сил NSF Nationalsozialistischer Национал-социалист (НСФ) Fuhrungsstab ский руководящий штаб окн Oberkommando des He- Главное командование (ОКХ) eres сухопутных сил OKL Oberkommando der Luft Главное командование (ОКЛ) waffe военно-воздушных сил окм Oberkommando der Krie- Главное командование (ОКМ) gsmarine военно-морского флота OKW Oberkommando der Wehr- Верховное главноко (окв) macht мандование вооруженных сил (вермахта) RSHA Rei'chssicherheitshaup- Главное имперское уп (РСХА) tamt равление безопасности SD Sicherheitsdienst Служба безопасности— (СД) организация разведки и контрразведки нацистской партии SKL Seekriegsleitung Руководство морскими (ЗКЛ) операциями WFSt Wehrmachtsfiihrungs- Штаб оперативного ру (ВФСт) stab ководства вооруженными силами

| >>
Источник: Г. С. ШИБРЯЕВА. СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС ПО ДЕЛУ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ ГИТЛЕРОВСКОГО ВЕРМАХТА(Темплан 1964 г. Изд-ва ИЛ, пор. № 210). 1964

Еще по теме ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ:

  1. А. Исключительные права и их развитие. Вступительная статья // Права на результаты
  2. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  3. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ ПАРАДОКСЫ ЧААДАЕВА
  4. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  5. I. Научные книги и брошюры, статьи, тезисы и рецензии
  6. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  7. ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ КАРЛА ПОППЕРА (Вступительная статья)
  8. Статья 968. Взаимное страхование
  9. Статья 117. Общественные и религиозные организации (объединения)
  10. 2.2. Статьи
  11. Статья 5. Члены кооператива
  12. Статья 24. Паевые взносы членов кооператива
  13. Статья 113. Устав жилищного кооператива
  14. Вступительная статья М. И. Гольдсмит[10] Из области научно-философских взглядов П. А. Кропоткина[11]
  15. Гегель и диалектический материализм. (Вступительная статья.)
  16. ПРОБЛЕМА ЗНАЧЕНИЯ Редакция и вступительная статья В.А. Звегинцева
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -