<<
>>

Глава V ЯЗЫКОВЫЕ СЕМЬИ И ЯЗЫКОВЫЕ ТИПЫ *

Мы только что видели, что язык непосредственно не подвластен мышлению говорящих. В заключение обратим особое внимание на одно из следствий из этого принципа: ни одна языковая семья не принадлежит раз и навсегда к определенному лингвистическому типу.

Спрашивать, к какому типу относится данная группа языков,— это значит забывать, что языки эволюционируют, полагать, что в этой эволюции есть какой-то элемент постоянства. Но во имя чего имеем мы право предполагать границы у этого развития, которое не знает никаких границ?

Правда, многие, говоря о характерных признаках какой-либо языковой семьи, думают преимущественно о характере ее праязыка, и в таком случае проблема представляется вполне разрешимой, поскольку речь идет об определенном языке и определенной эпохе. Однако, если кто-нибудь станет предполагать наличие в языке каких-то постоянных признаков, над которыми не властно ни пространство, ни время, тот посягнет непосредственно на основные принципы эволюционной лингвистики. Неизменяющихся признаков, по существу, не бывает, они могут сохраняться только случайно.

Возьмем для примера индоевропейскую семью. Нам известны характерные признаки того языка, от которого произошла эта семья: очень простая система звуков; никаких сложных сочетаний согласных, никаких удвоенных согласных; бедный вокализм, характеризующийся, однако, в высшей степени регулярной системой че- редрваний, глубоко грамматических по своей природе (см. стр. 190 и 257); музыкальное ударение, падающее в принципе на любой слог слова и потому используемое для подчеркивания грамматических противопоставлений; количественный ритм, покоящийся исключительно на противопоставлении долгих и кратких слогов; большой простор для образования сложных и производных слов; исключительно богатая именная и глагольная флексия; автономность в предложении отдельного слова, изменяющегося с помощью флексии и заключающего в самом себе все свои определения, и в результате этого — большая свобода конструкций при малочисленности служебных (грамматических) слов с детерминативным или релятивным значением (глагольные приставки, предлоги и т.

д.).

Нетрудно убедиться, что ни один из этих признаков полностью не сохранился в целостном виде ни в одном из индоевропейских языков; что некоторые из этих признаков, как, например, роль количественного ритма и музыкального ударения, вообще не встречаются ни в одном из этих языков и что такие языки, как английский, армянский, ирландский и ряд других, до такой степени изменили свой первоначальный индоевропейский характер, что кажутся представителями совершенно иного языкового типа.

С несколько большим основанием мы вправе говорить о более или менее общих трансформационных процессах, свойственных различным языкам какой-либо семьи. Так, указанное нами выше постепенное ослабление механизма словоизменения встречается во всех индоевропейских языках, хотя и в этом отношении они представляют значительные расхождения: наиболее сохранилось словоизменение в славянских языках, а в английском языке оно сведено почти на нет. С этим упрощением флексии следует поставить в связь другое явление, тоже довольно общего характера, а именно более или менее постоянный порядок элементов в предложении, а также вытеснение синтетических приемов выражения смысла приемами аналитическими: передача падежных значений предлогами (см. стр. 215 и сл.), образование глагольных форм при помощи вспомогательных глаголов и т. п.

Как мы видели, та или иная черта прототипа может отсутствовать в том или другом из восходящих к нему языков; но верно и обратное: нередки случаи, когда общие черты, свойственные всем представителям семьи, не встречаются в праязыке — примером может служить гармония гласных, то есть ассимиляция качества всех гласных в суффиксах последнему гласному корня. Это явление свойственно обширной урало-алтайской группе языков, на которых говорят в Европе и Азии, от Финляндии до Маньчжурии; но, по всей вероятности, это замечательное явление связано с позднейшим развитием отдельных языков этой группы; таким образом, это черта общая, но не исконная, а это значит, что в доказательство общности (к тому же весьма спорной) происхождения данных языков на гармонию гласных ссылаться нельзя, как нельзя ссылаться и на их агглютинативный характер.

Установлено также, что китайский язык не всегда был односложным.

При сравнении семитских языков с реконструированным прасемитским мы сразу же поражаемся устойчивости некоторых их черт; более всех прочих семей эта семья языков производит впечатление единства неизменного, постоянного и присущего всей семье. Оно проявляется в следующих признаках (некоторые из них резко противоположны характерным чертам индоевропейской семьи): почти полное отсутствие сложных слов, ограниченная роль словопроизводства, малоразвитая флексия (впрочем, более развитая в праязыке, чем в восходящих к нему языках), с чем связано подчинение порядка слов определенным строгим правилам. Самая замечательная черта проявляется в устройстве корней (см. стр. 222): они регулярно состоят из трех согласных (например, q-t-І «убивать»); эти корневые согласные сохраняются во всех формах одного слова внутри данного языка (ср. др.-евр. qatal «он убил», qatela «она убила», qetol «убить», «убей, ты (мужчина)І», qitelt «ты (женщина) убей!» и т. д.) и даже в разных языках (ср. араб, qatala «он убил», qutila «он убит» и т. д.),— иначе говоря, согласные выражают «конкретные значения» слов, их лексическую значимость, тогда как чередующиеся гласные, правда с помощью некоторых префиксов и суффиксов, обозначают исключительно грамматические категории: например, др.-евр. qatal «он убил», qetol «убить», «убей, ты (мужчина)!», с суффиксом— qatel-u«OHH убили», с префиксом—ji-qtol «он убьет», «он убивает», с тем и другим — ji-qtl-u «они убьют», «они убивают» и т. д.

Перед лицом этих фактов и вопреки тому, как их иногда истолковывают, мы настаиваем на провозглашенном нами принципе: неизменных признаков не бывает; их постоянство есть дело случая; если какой-нибудь признак в течение долгого времени все же сохраняется, то он все равно в любой момент может исчезнуть. Что касается признаков семитских языков, то заметим, что «закон» трех согласных не так уж характерен для этой семьи, ибо и в других семьях встречаются совершенно аналогичные явления. Так, и в индоевропейском языке консонантизм корней подчиняется строгим правилам: в них, например, никогда не встречается после е сочетание двух звуков из ряда i, u, г, 1, ш, п; корень типа *serl здесь невозможен. То же можно сказать, с еще большим основанием, о роли гласных в семитских языках: нечто аналогичное, хотя и в менее развитом виде, встречается ведь и в индоевропейских языках — такие противопоставления, как древнееврейские dabar «слово», debar-Im «слова», dibere-kem «ваши слова», напоминают нем. Gast «гость»: Gaste «гости», fliessen «течь»: floss «тек» и т. п. В обоих случаях генезис грамматического приема один и тот же. И тут и там речь идет о чисто фонетических превращениях, вызванных слепой эволюцией; порожденные этой эволюцией чередования были удержаны сознанием, связавшим с ними определенные грамматические значимости и распространившим их применение по аналогии с образцами, созданными случайным действием фонетического развития. Что же касается неизменности трехсогласного характера семитского корня, то она является относительной и ничего абсолютного не заключает. В этом можно быть уверенным a priori; но это подтверждается и фактами: так, например, в древнееврейском корень слова ’anaS-Im «люди» состоит, как и следует ожидать, из трех согласных, но в единственном числе ’!§ «человек» их всего только две, и получилось это в результате фонетического сокращения более древней формы, заключавшей в себе три согласных. Впрочем, если даже и принять эту мнимую неизменность, следует ли видеть в ней нечто присущее самим корням? Нисколько! Дело просто заключается в том, что семитские языки меньше многих других подверглись фонетическим изменениям, вследствие чего в них лучше, чем в других языках, сохранились согласные. Таким образом, все это является исключительно результатом эволюции, чисто фонетическим, а вовсе не грамматическим явлением, неизменным по своему характеру. Утверждение о неизменности корня равносильно утверждению, что корни никогда не подвергались фонетическим изменениям,— ничего иного в этом утверждении не содержится; однако нельзя поручиться, что изменение никогда не произойдет. Вообще говоря, все, что создано временем, может быть временем же переделано или уничтожено.

Давно признано, что Шлейхер насиловал действительность, рассматривая язык как нечто органическое, в самом себе заключающее свои законы развития; а между тем продолжают, даже не подозревая этого, видеть в языке нечто органическое в другом смысле, полагая, что «гений» расы, или этнической группы непрерывно направляет язык на какие-то определенные пути.

Из сделанных нами экскурсов в пограничные области нашей науки вытекает следующий принцип чисто отрицательного свойства, но тем более интересный, что он совпадает с основной идеей этого курса: единственным и истинным объектом лингвистики является язык, рассматриваемый в самом себе и для себя.

К стр. 54. Ф. де Соссюр не дал систематического изложения семантики, но основной ее принцип сформулирован им ниже (часть первая, глава И, § 2).

К стр. 74. Так, гот. kawtsjo позволяет судить о произношении cautio в народной латыни.

К стр. 74. Произношение rwe слова roi «король» засвидетельствовано для конца XVIII в. следующим анекдотом, который приводит Нюроп в «Grammaire historique de la langue frangaise», I, 2, стр. 174: в революционном трибунале спрашивают женщину, не говорила ли она при свидетелях, что нужен король; она отвечает, что «говорила не о том rwe (=roi), каким был Капет или кто другой, а совсем о другом rwe (= rouejt), на котором прядут».

К стр. 75. Для этой части курса мы могли использовать сделанную Балли стенографическую запись трех лекций по теории слога, прочитанных Ф. де Соссюром в 1897 г.; в них он касается также общих принципов первой главы. Кроме того, добрая часть его личных заметок относится к фонологии; по многим пунктам эти заметки разъясняют и дополняют данные студенческих записей «Курса I» и «Курса III».

К стр. 76. Это (два знака для к) — явление иного порядка; здесь дело шло об изображении двух реальных оттенков произношения, поскольку к могло быть то палатальным, то велярным.

К стр. 77. Ср. S і е v е г s, Grundziige der Phonetik, 4. Aufl., Leipzig, 1892; J espersen, Fonetik en systematisk fremstilling af laeren om sproglyd, Ktfpen- havn, 1897—1899; R о u d e t, Elements de phonetique generale, Paris, 1910.

К стр. 77. Несколько суммарное изложение Ф. де Соссюра об артикуляторном аппарате и его функционировании дополнено нами по упомянутой выше работе Есперсена «Fonetik...», откуда, между прочим, заимствован принцип составления формул для фонем. Но это касается лишь формы, редакции; мысли Ф. де Соссюра эти дополнения не искажают ни в чем.

К стр. 82. Следуя своему методу упрощения, Ф. де Соссюр не счел нужным провести то же различение в отношении класса А, несмотря на существенное значение двух рядов Ki и К2 в индоевропейском. Опущение это совершенно произвольное.

К стр. 88. Это один из тех пунктов теории, который может вызвать наибольшие возражения. Чтобы предупредить их, необходимо заметить, что всякая артикуляция выдержки, например звука f, является равнодействующей двух сил;

1 Настоящие примечания написаны Ш. Балли и А. Сеше — издателями «Курса».— Прим. ред.

I) давления воздуха на противостоящие ему преграды и 2) сопротивления преград, которые еще крепче смыкаются, с тем чтобы уравновесить это давление. Выдержка таким образом есть нечто иное, как продолженная имплозия. Поэтому, если за имплозией следует выдержка того же места образования, возникает непрерывный по своему качеству эффект. Вследствие этого нет ничего нелогичного в том, что мы объединяем эти два вида артикуляций в механико-акустическое единство. Эксплозия же противостоит и той и другой артикуляции, взятым в их единстве: она по самой своей сути является размыканием; см. также §6 в этой главе.

К стр. 92. Здесь автор, сознательно упрощая реальное положение вещей, учитывает только степень раствора фонемы, ие принимая в соображение ни места, ни специфического способа ее артикуляции (т. е. является ли она глухой или звонкой, вибрантом или латеральной и т. д.). Выводы, сделанные из этого единственного принципа, не могут, однако, прилагаться ко всем реальным случаям без исключения. Например, в таком сочетании, как trya, первые три элемента трудно произнести, не разрывая звукоряда: trya (если только у не сольется с F, палатализуя его); между тем эти три элемента try образуют безукоризненный эксплозивный звукоряд (ср., впрочем, ниже, прим. к стр. 97, по поводу слова meurtrier и т. д.); наоборот, группа trwa затруднений не представляет. Укажем еще на такие группы, как pm 1а и т. д., где весьма трудно произносить носовой имплозивно (pmla). Эти отклоняющиеся от нормы случаи особенно часты при эксплозии, которая по своей природе есть акт моментальный, не терпящий промедлений.

К стр. 97. Эти теории бросают свет на некоторые проблемы, лишь частично затронутые Ф. де Соссюром в его лекциях. Приведем несколько примеров.

  1. Сивере приводит beritgngn (нем. berittenen) в качестве типичного примера того, что один и тот же звук может функционировать попеременно: дважды как сонант и дважды как консонант (в действительности п функционирует как консонант только один раз; таким образом, следовало бы писать beritrjng, впрочем, это не столь важно). Нет более разительного примера, нежели этот, для иллюстрации того факта, что «звук» и «тип» — не синонимы. В самом деле, если бы мы ограничились только одним п, т. е. имплозией и артикуляцией выдержки, то мы получили бы только один долгий слог. Чтобы породить звукоряд, образованный из следующих друг за другом попеременно п (сонанта) и п (консонанта), необходимо вслед за имплозией (первое п) артикулировать эксплозию (второе п), а затем возобновить имплозивную артикуляцию (третье п). Поскольку каждая из этих двух имплозий не предваряется никакой другой имплозией, они имеют сонантный характер.
  2. В таких французских словах, как meurtrier, ouvrier и т. д., конечные отрезки их (-trier, -vrier) в прошлом были односложными (независимо, впрочем, от их произношения; см. прим. к стр. 92). Позднее^х стали ^произносить в два слога (meur-tri-er с зиянием или без него, то есть шё или 1г!уё). Изменение произошло не путем постановки «слогового ударения» на і, а путем преобразования его эксплозивной артикуляции в имплозивную.

Народ говорит ouverier вместо ouvrier — явление вполне сходное; только здесь изменил артикуляцию и стал сонантом второй элемент, а не третий: uvry§-gt; uvfy§. Е могло развиться позже, перед сонантом г.

  1. Упомянем еще широкоизвестный факт появления протетического гласного перед «s + согласный» во французском языке: лат. scQtum —> iscfltum —> франц. escu, ecu. Сочетание i?, как мы видели (см. выше), представляет собой разорванный звукоряд; §? является более естественным. Но это имплозивное s должно образовывать вокалическую точку, когда оно находится в начале предложения или когда предшествующее слово завершается согласным с малой степенью раствора. Проте- тические і, е только подчеркивают это сонантное качество; всякое малозаметное фонологическое свойство имеет тенденцию возрастать, если только проявляется стремление его сохранить. То же самое явление воспроизводится и в esclandre, и в народном произношении esquellette, estatue. Его же мы встречаем в вульгарном произношении предлога de, передаваемом через ed: un oeil ed tanche. В результате синкопы de tanche превратилось в d’tanche; но, чтобы дать себя обнаружить в этом положении, d должно быть имплозивным — dlanche, и перед ним развивается гласный, как в случаях, рассмотренных выше.
  2. Едва ли следует возвращаться к вопросу об индоевропейских сонантах и задаваться вопросом, например, о том, почему древневерхненемецкое hagl превратилось в hagai, тогда как balg осталось нетронутым. В этом последнем слове 1 — второй элемент имплозивной цепочки (balg) — выполняет функцию консонанта, и у него не было оснований менять свою функцию. Наоборот, равным образом имплозивное 1 в hagl образовывало вокалическую точку. Будучи сонантным, оно могло развить перед собой гласный с большей степенью раствора (а, если верить свидетельству написания). Впрочем, этот гласный ^течением времени редуцировался, так что ныне Hagel опять произносят как hagl. Этим и отличается произношение этого слова от произношения французского aigle; 1 является в немецком сдо- ве затворным, а во французском слове растворным, с конечным немым е (ё|1э).

К стр. 99. Термин «акустический образ» может показаться чересчур узким, так как наряду с представлением звуков слова есть еще и представление его артикуляций, мускульный образ акта фонации. Но для Ф. де Соссюра язык есть прежде всего клад, существующий в сознании говорящих (depot), нечто, полученное извне (см. стр. 52). Акустический образ является по преимуществу естественной репрезентацией слова, как факт виртуального языка вне какой-либо реализации его в речи. Двигательный аспект может, таким образом, лишь подразумеваться или, во всяком случае, занимать только подчиненное положение по отношению к акустическому образу.

К стр. 107. Было бы несправедливо упрекать Ф. де Соссюра в нелогичности или парадоксальности в связи с тем, что он приписывает языку два противоречивых качества. Противопоставлением двух антонимичных терминов он лишь хотел резче подчеркнуть ту истину, что язык изменяется, а говорящие на нем изменить его не могут. Эту же мысль можно было бы выразить иначе: язык неприкосновенен, (intangible), но не неизменяем (inalterable).

К стр. 125. Согласно мнению Мейе («Mem. de la Soc. deLing.», vol. IX, стр. 365 и сл.) и Готьо («La fin de mot en indo-europeen», стр. 158 и сл.), индоевропейский праязык знал лишь конечное -п и исключал конечное -т; если принять эту теорию, то закон 5 достаточно будет сформулировать следующим образом: индоевропейское конечное -п сохранилось в греческом языке; убедительность такой формулировки нисколько не уменьшится сравнительно с той, которую предложил Соссюр, поскольку фонетическое явление, сводящееся к сохранению старого состояния, однородно с явлением, выражающимся в изменении.

К стр. 127. Само собой разумеется, что приведенные выше примеры носят чисто схематический характер. Современная лингвистика прилагает значительные усилия к тому, чтобы свести возможно более широкие ряды фонетических изменений к единому начальному принципу. Так, Мейе объясняет все изменения греческих смычных последовательным ослаблением их артикуляции (см. «Mem. de la Soc. de Ling.», vol. ІХ,стр. ІбЗисл.). Конечно, к этим общим фактам там, где они налицо, и относятся в конечном счете заключения де Соссюра о характере фонетических изменений.

К стр. 129. Эту общепринятую теорию недавно подверг критике Лерх (см.: Е. L е г с h, Das invariable Partizipium praesentis, Erlangen, 1913), но, как нам думается, безуспешно. Поэтому нет надобности отбрасывать этот пример, который при любых обстоятельствах сохраняет свое дидактическое значение.

К стр. 155. Излишне указывать, что учение о синтагмах не совпадает с синтаксисом, являющимся, как мы увидим ниже, лишь частью его.

К стр. 158. Этот последний случай редок, и его можно считать ненормальным, потому что наш разум, естественно, устраняет ассоциации, способные затемнить понимаемость речи; однако существование подобных случаев доказывается явлениями игры слов, покоящимися на нелепых смешениях, которые могут произойти от самой простой омонимии типа Les musiciens produisent les sons et les gra- inetiers les vendent[23]. Этот случай следует отличать от тех случаев, когда ассоциация, хотя и чисто случайная, может опереться на сближение понятий (ср. франц.

ergot «петушиная шпора»: ergoter «придираться»; нем. blau «синий»: durchblauen «поколотить»): здесь дело идет о новом истолковании одного из членов сопоставляемой пары — это случай народной этимологии (см. стр. 209). Этот факт интересен для семантической эволюции, но с точки зрения синхронической он просто входит в упомянутую выше категорию типа enseigner : enseignement.

К стр. 175. К этому дидактическому и чисто внешнему соображению присоединяется, быть может, и другое: Ф. де Соссюр никогда не касался в своих лекциях лингвистики речи (см. стр. 56 и сл.). Читатель помнит, что новая норма всегда начинается с отдельных лиц (см. стр. 130). Можно, по-видимому, признать, что автор отрицает за индивидуальными фактами свойство быть грамматическими в том смысле, что изолированный акт по необходимости чужд языку и его системе, зависящей только от совокупности коллективных навыков. Поскольку факты относятся к речи, они являются лишь специальными и чисто случайными способами использования установившейся системы. Лишь тогда, когда какая-либо инновация, часто повторяясь, запечатлевается в памяти и входит в систему, она приводит к нарушению установившегося равновесия значимостей и к тому, что язык ipso facto и спонтанно оказывается претерпевшим изменения.

К грамматической эволюции можно было бы применить то, что было сказано на стр. 117 о фонетической эволюции: она протекает вне системы, ибо последняя никогда не наблюдается в развитии; мы лишь от момента к моменту находим ее другой. Впрочем, эта попытка объяснения представляет с нашей стороны только предположение.

К стр. 187. Или -п? Ср. прим. к стр. 125.

К стр. 214. Отсюда следует, что оба эти явления комбинированно действуют в истории языка, но агглютинация всегда предшествует аналогии и создает для нее образцы. Такой тип сложных слов, как, например, греч. hippo-dromo-s и т. п., происходит от частичной агглютинации, имевшей место в такую эпоху индоевропейского праязыка, когда еще не было окончаний (*ekwo dromo соответствовало тогда такому английскому словосочетанию, как country house); но только благодаря аналогии получилось здесь продуктивное образование еще до окончательной спайки составных элементов. То же можно сказать и о форме будущего времени во французском языке (je ferai и т. п.), зародившейся в народной латыни от агглютинации инфинитива с настоящим временем глагола habere (facere habeo «сделать имею»). Таким образом, лишь благодаря вмешательству аналогии агглютинация создает синтагматические[24] типы и обслуживает грамматику; предоставленная же самой себе, она доводит синтез составных элементов до абсолютного объединения и образует лишь неразложимые и непродуктивные слова (типа hanc horam -+ encore), то есть обслуживает лексику.

К стр. 220. Ф. де Соссюр не затронул, по крайней мере с синхронической точки зрения, вопроса о сложных словах. Эта сторона вопроса должна, следовательно, быть выделена особо; само собой разумеется, что установленное выше диахроническое различение между сложными словами и словами агглютинированными не может быть перенесено без изменения в синхронию, где речь идет об анализе определенного состояния языка. Едва ли стоит даже отмечать, что эта глава, касающаяся единиц низшего уровня, не претендует на решение более трудного вопроса, затронутого на стр. 137 и 140, относительно определения слова как единицы.

К стр. 227. См.: Т rombetti, L’unita d’origine del linguaggio, Bologna, 1905.

К стр. 261. Ср. еще: d’Arbois de J u b a і n v і 1 1 e, Les premiers habitants de l’Europe, 1877; O. Schrader, Sprachvergleichung und Urgeschichte; O. S с h r a- d e r, Reallexikon der indogermanischen Altertumskunde (работы, появившиеся ранее труда Хирта); S. Feist, Europa im Lichte der Vorgeschichte, 1910.

К стр. 266. Эта глава не касается вопросов ретроспективной лингвистики. Тем не менее мы помещаем ее здесь, так как она может служить заключением для всей работы в целом.

Предлагаемая библиография является избранной: из более чем 2500 работ, посвященных «Курсу», в нашу библиографию вошло только около 300 названий. Исчерпывающий аннотированный перечень работ о Соссюре читатель найдет в книге Е. F. К. К о erne г, Bibliographia Saussureana 1870—1970. An annotated classified Bibliography on the background Development and actual Relevance of Ferdinand de Saussure general Theory of Language, N.Y., 1972.

Th. A b s і 1, Sprache und Rede. Zu de Saussure’s «Allgemeiner Sprachwissenschaft», Nph, 10, 1925.

H. Amman, Kritische Wurdigung einiger Hauptgedanken von F. de Saussure «Grundfragen der Sprachwissenschaft», IF, 52, 1934.

H. Arens, Sprachwissenschaft. Der Gang ihrer Entwicklung von der Antike bis zur Gegenwart, Miinich, 1955.

A. Avram, Syntagme et paradigme, synchronie et diachronie, «Filologica pragensia», 8, 1965.

Ch. Bally, Synchronie et diachronie, VR, 2, 1937.

Ch. Bally, Langue et parole, JPs, 23, 1926.

Ch. Bally, Qu’est-ce qu’un signe?, JPs, 36, 1939.

Ch. В ally, L’arbitraire du signe: Valeur et signification, «Le frangais moderne», 8, 1940.

Ch. Bally, Sur la motivation des signes linguistiques, BSL, 41, 1940.

Ch. Bally, Linguistique generate et linguistique frangaise, Paris, 1932; 2e ed., Bern, 1944; 4e ed., Bern, 1965.

Ch. Bally, Ferdinand de Saussure et l’etat actuel des etudes linguistiques. Legon d’ouverture du cours de linguistique generate, lue Іе 27 oct. 1913 a TAula de l’Universite Geneve, [1913] (перепечатано в Ch. Bally, Le langage et la vie, 3eed., Geneve, 1952, стр. 147—160 и в «Ferdinand de Saussure», см. ниже).

E. Benveniste, Nature du signe linguistique, AL, 1, 1939.

E. Benveniste, Tendances recentes en linguistique generate, JPs, 47—51, 1954.

E. Benveniste, Saussure apres un demi-siecle, CFS, 20, 1963.

E. Benveniste, Documents pour l’histoire de quelques notions saussuri- ennes, reunis et presentes par E. Benveniste, CFS, 21, 1964.

  1. Benveniste, Ferdinand de Saussure a l’Ecole des Hautes Etudes.— «Ecole pratique des Hautes Etudes, IVе sect., Annnaire 1964—1965», Paris, 1965.

Ё. Benveniste, „Struct ure“ en linguistique. — «Sens et usages du terme „structure" dans les sciences humaines et sociales», s’Gravenhage, 1962.

  1. Benveniste, Problemes de linguistique generate, Paris, 1966. (Русск. перевод: Э. Бенвенист, Общая лингвистика, М., 1974.)

Н. Birnbaum, F. de Saussure och den moderna spramp;kvetenskape. Till 100-amp;rsjubileet av hans fodelse.— «Filol. meddelande f. Ryska inst. v. Stocholms hog- skola», 1, 1957.

  1. de В о e r, «Innovations» en matiere d’analyse linguistique, «Mededeelingen der K. Akad. van Wetenschapen te Amsterdam, Aft. Letterkunde», 79, serie A, № 1, 1935.

Т. В о 1 e 1 1 i, Tra storia e linguaggio, Arona, 1949.

Т. В о 1 e 1 1 i, Per una storia della ricerca linguistica, Test і e note intro- dattive, Napoli, 1965.

  1. L. Bolinger, The sign is not arbitrary, «Boletin del Instituto Caro у Cuervo», 5, Bogota, 1949.

W. Borgeaud, W. Brocker, J. Lohmann, Dela nature du signe, AL, 5, 1945—1949.

  1. Bresson, La signification.— «Problemes de psycholinguistique», Paris, 1963.

W. Brocker, Ober die Prinzipien einer allgemeiner Grammatik, ZRPh, 63,

1943.

W. Brocker, J. Lohmann, Vom Wesen des sprachlichen Zeichens, «Lexis», 1, 1948.

V. В г o n d a 1, Linguistique structurale, AL, 1, 1939 (перепечатано в сборнике статей «V. В г б n d а 1, Essais de linguistique, generate», Copenhague, 1943).

К. В u h 1 e r, Die Axiomatik der Sprachwissenschaft, «Kantstudiue», 38,

1933.

К. В ii h 1 e r, Sprachtheorie. Die Darstellungsfunktion der Sprache, Jena,

1934.

  1. Burger, Phonematique et diachronie, a propos de la palatalisation des consonnes romanes, CFS, 13, 1955.
  1. Burger, Significations et valeur du suffixe verbal frangais -e-, CFS, 18, 1961.
  1. Burger, Essai d’analyse d’un systeme de valeurs, CFS, 19, 1962.
  1. В u у s s e n s,              La nature du signe linguistique,              AL, 2, 1941.

E. Buyssens,              Les six linguistiques de F. de Saussure, «Revue des              langues

vivantes», 1, 2, 1942 (рец. Sechehaye в CFS, 4, 1944).

E. Buyssens, Mise au point de quelques notions fondamentales de la phono- logie, CFS, 8, 1949.

E. Buyssens,              Dogme ou libre examen?, CFS, 10,              1952.

E. Buyssens,              Le structuralisme et l’arbitraire du              signe, «Studii §i              cercetari

linguistice», 11, 3, Bucure§ti, 1960.

E. Buyssens, Le signe linguistique, «Revue beige de philologie et d’histoi- ге», 38, 1960.

E. Buyssens, Origine de la linguistique synchronique de Saussure, CFS, 18, 1961.

E. Buyssens,              Les langages et              Іе discours.              Essai de              linguistique fonc-

tionnelle dans Іе cadre              de la semiologie, Bruxelles,              1943              (рец. Sechehaye в CFS,

4, 1944).

E. Buyssens,              De Tabstrait et              du concret              dans              les              faits linguistiques;

. la parole — Іе discours              — la langue, AL,              3, 1942—1943.

J. Cantineau, Oppositions significatives, CFS, 10, 1952.

E. Cassirer, Structuralism in modern linguistics, W, 1, 1945.

N. Chomsky, Cartesian linguistics. A chapter in the history of rationalistic thought, New York, 1966.

N. Chomsky, Aspects of the theory of syntax, Cambridge, 1965.

M. Cohen, Pour une sociologie du langage, Paris, 1956.

В.              Collinder, Les origines du structuralisme.— «Acta societatis linguisticae Uppsaliensis», 1, 1962.

  1. Collinder, Kritische Bemerkungen zum Saussurischen Cours de linguistique generale.— «Acta societatis linguisticae Uppsaliensis», 1, 1968.

E. С о s e r і u, Sincronia, diacronia e historia. El problema del cambio linguf- stico, Montevideo, 1958 (рец. A. Burger в CFS, 17, 1960; русск. перевод Э. Косериу,              Синхрония,              диахрония и история.— В: «Новое в лингвистике»,              III,

Москва, 1963).

Е. С о s е г і u, Sistema, norma у habla, Montevideo, 1952.

E. С о s e r і u, Forma у sustancia en los sonidos del lenguaje, Montevideo, 1954 (рец. A. Burger в CFS, 17, I960).

  1. Coseriu,              Georg von der Gabelentz et la linguistique              synchronique,

W., 23, 1967.

  1. Coseriu, Teoria del lenguaje у linguistica general. Cinco estudios, Madrid, 1962, изд. 2-е, 1967.
  1. Coseriu, L’arbitraire du signe. Zur Sprachgeschichte eines Aristoteli- schen Begriffes, «Archiv ftir das Studium der neurert Sprachen und Literatur», 204,

1967.

H. Delacroix, Le langage et la pensee, 2eed., Paris, 1930.

  1. D e г о s s i, Segno e struttura linguistici nel pensiero di Ferdinand de Saus- sure, Trieste, 1965 (рец. R. Engler в CFS, 24, 1965).
  1. D e v о t o,              Una scuola di linguistica generale, «La Cultura»,              7, Roma,              1928.
  1. D e v о t о,              I fondamenti della storia linguistica, Firenze,              1951.

W. Doroszewski, Quelques remarques sur les rapports de la sociologie et de la linguistique: Durkheim et F. de Saussure.— «Psychologie du langage», Paris, 1933.

W. Doroszewski, Sociologie et linguistique (Durkheim et F. de Saussure).— «Actes du 2e Congres international des linguistes, Geneve, 25—29 aobt 1931», Paris, 1933.

W. Doroszewski, «Langue» et «parole» (Une page de Thistoire des idees generates en linguistique), «Prace filologiczne», 45, 1930.

W. Doroszewski, Le structuralisme linguistique et les etudes de geographie dialectale.— «Proceedings of the 8th international Congress of linguists», Oslo, 1958.

W. Doroszewski, Elementy leksykologii і semiotyki, Warszawa, 1970 (русск. перев.: В. Дорошевский, Элементы лексикологии и семиотики, М., 1973).

Н. Duchosal, Les Genevois celebres. Notes et souvenirs sur un linguiste de genie: Ferdinand de Saussure.— «Tribune de Geneve», 27-ХЇІ 1950.

N. E g e, Le signe linguistique est arbitraire, TCLC, 5, 1949.

R. Engler, Theorie et critique d’un principe saussurien: Tarbitraire du signe, CFS, 19, 1962.

R. Engler, Complements a Tarbitraire, CFS, 21, 1964.

R. Engler, Remarques sur Saussure, son systeme et sa terminologie, CFS, 22, 1966.

R. Engler, Lexique de la terminologie saussurienne, Utrecht/Anvers, 1968.

R. Engler, «Cours de linguistique generate» und «Les sources manuscrites du «Cours de linguistique generate de F. de Saussure»: eine kritische Ausgabe des «Cours de linguistique generate», «Kratylos», 4, 1959.

R. Engler, Semiologische Lese: Betrachtungen zu Saussure, Salviati und Chretien de Troyes.— «Linguistique contemporaine. Hommage a Eric Buyssens», Bruxelles, 1970.

«Ferdinand de Saussure (1857—1913)», Geneve, 1915, 2e ed., Geneve, 1962 (Сборник перепечатанных речей и статей в связи со смертью Ф. де Соссюра: речь Э. Фав- ра, напечатанная в «Bulletin de la societe d’histoireet d’archeologie de Geneve», III, 8, 1913; лекция А. Сеше, прочитанная 28 февраля 1913 г. в Женевском университете; заметка А. Мейе, напечатанная в BSL, XVIII, 61, 1913; заметка Р. Готьо, напечатанная в «Bulletin de Г Association des Eleves et anciens Eleves de PEcole pratique des Hautes Etudes, Section des Sciences historiques et philologiques», 1914;

статья Ж. Э. Давида, напечатанная в «Gazette de Lausanne» 25 fevr. 1913; статья Э. Мюрэ, напечатанная в «Journal de Geneve» 26. fevr. 1913, и некролог Ш. Балли, напечатанный в «La semaine litteraire» 1 mars 1913).

M. F 1 e u г у, Notes et documents sur F. de Saussure (1880—1891).— «Ecole pratique des Hautes Etudes», IV-e section, Annuaire 1964—1965.

J. F o n a g y, Ober die Eigenart des sprachlichen Zeichens (Bemerkungen zu einer alten Streitfrage), «Lingua», 6, 1956—1957.

H.              F r e              i,              Langue, parole et differenciation,              JPs, 45, 1952.

H.              F r e              i,              Saussure contre Saussure?, CFS,              9, 1950.

H. F r e i, Le signe de Saussure et le signe de Buyssens, «Lingua», 12, 4, 1963.

H. F r e i, La linguistique saussurienne a Geneve depuis 1939, AL, 5, 1945— 1949.

H. F r e i, Ramification des signes dans la memoire, CFS, 2, 1942.

H.              F r e              i,              Note sur l’analyse des syntagmes,              W, 4, 1948.

H.              F r e              i,              Desaccords, CFS, 18, 1961.

H. F r e i, La grammaire des fautes, Paris, 1929.

H. F r e i, Qu’est-ce qu’un dictionnaire des phrases?, CFS, 1, 1941.

H. F r e i, Zero, vide et intermittent, «Zeitschrift fur Phonetik und allgemeine Sprachwissenschaft», 4, 1950.

H. F r e i, Criteres de delimitation, W, 10, 1954.

H. Frei, L’unite linguistique complexe, «Lingua», 11, 1962.

  1. H. Gardiner, The theory of speech and language, London, 1932, 2 ed., Oxford, 1951.
  1. H. Gardiner, De Saussure’s analysis of the «sign linguistique», AL, 4,

1944.

  1. H. Gardiner, The distinction of «speech» and «language».— «Atti dei 3 Congresso internazionale dei linguisti», Firenze, 1935 (русск. перев.: А. Гардинер, Различие между „речью" и „языком".—В: В. А. Звегинцев, История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях, часть II, М. 1960).

L. Gautier, Souvenirs et temoignages, «Journal de Geneve», I—III, 1963.

«А Geneva school reader in linguistics» (ed. by Godel), Bloomington and London, 1969.

L. Geschiere, Plaidoyer pour la langue, Nph, 45, 1961.

L. Geschiere, La «langue»: condamnation ou sursis?, Nph, 46, 1962.

  1. Gill, La distinction entre langue et parole en semantique historique.— «Studies in Romance Philology and French Literature presented to John Orr», Manchester, 1933.

R. Godel, Les sources manuscrites du «Cours de linguistique generate» de F. de Saussure, Geneve — Paris, 1957 (рец. H. А. Слюсаревой в ВЯ, 2, 1960).

R. Godel,              La question des signes zero, CFS, 11, 1953.

R. Godel,              De la theorie du signe aux termes du systeme,              CFS,              22, 1966.

R. Godel, L’ecole saussurienne de Geneve.— «Trends in European and American Linguistics 1930—1960», I, Utrecht, 1961.

R. Godel, F. de Saussure’s theory of language.— «Current trends in linguistics», vol. 3. «Theoretical foundations», 1966.

R. Godel, Allocution prononcee aux obseques de Charles Bally, CFS, 6, 1946-1947.

R. Godel, Nouveaux documents saussuriens. Les cahiers E. Constantin, CFS, 16, 1959.

R. Godel,              Inventaire des manuscrits de F. de Saussure              remis              a              la Biblio-

theque publique et universitaire de Geneve, CFS, 17, 1960.

R. Godel, рец. на книгу «S. U 1 b m a n n, Precis de semantique frangaise», CFS, 11, 1953.

R. Godel, F. de Saussure et les debuts de la linguistique moderne, «Semaine d’etudes. Geneve», 67, 1968.

  1. Guillaume, La langue est-elle ou ntest-elle pas un systeme?.— «Cahier de linguistique structurale», 1, Quebec, 1952.
  2. Gunter, Grundfragen der Sprachwissenschaft, Leipzig, 1925.

V. G u ( u ¦ R о m a 1 o, Synchronie et diachronie dans Г etude de la langue. Resumes des communications.— «Actes du X Congres international des linguistes», Bucarest, 1969.

Sh. H a 11 о r i, Saussure’s no langue to gengokateisetsu, «Gengo kenkyQ», 32, - 1957.

L. H a v e t, рец. на «Melanges de linguistique offerts a M. F. de Saussure» в «Journal de Geneve», 16—23-XI, 1908.

S. H e і n і m a n n, F. de Saussures «Cours de linguistique generate» in neuer Sicht, ZRPh, 75, 1959.

L. Hjelmslev, Principes de grammaire generate, Copenhagen, 1928.

L. Hjelmslev, Langue et parole, CFS, 2, 1942 (перепечатано в L. H j e m- s 1 e v, Essais linguistiques, Copenhagen, 1959 (русск. перев.: Л. Ельмслев, Язык и речь.— В: В. А. Звегинцев, История языкознания XIX и XX веков в очерках и извлечениях, часть II, М., 1960).

R. J akobson, L’importanza di Kruszewski per lo svilippo della linguistica generate, «Ricerche slavistiche», 13, 1967.

R. Jakobson, Serge Karcevski, CFS, 14, 1956.

R. Jakobson, La scuola linguistica di Praga, «La cultura», 12, 1933.

R. Jakobson, Prinzipien der historischen Phonologie, TCLP, 4, 1931.

R. J akobson, Saussure’s unpublished reflections on phonemes, CFS, 26,

1969.

R. J akobson, Signe zero.— «Melanges de linguistique offerts a Ch. Bally», Geneve, 1939.

R. Jakobson, La premiere lettre de Ferdinand de Saussure a Antoine Meillet publiee et commentee par Roman Jakobson, «L’Homme, Revue frangaise d’anthropologie», 11, 2, 1971.

R. Jakobson, Selected writings, s’Gravenhage, I, 1962; II, 1971.

R. Jakobson, S. Karcevski j, N. S. Trubeckoj, Quelles sont les methodes tes mieux appropriees a un expose complet et pratique de la grammaire d’une langue quelconque?.— «Actes du premier congres international des linguistes», Leiden, [1929].

v R. Jakobson. О hlaskoslovnem zakonu a teleologickem hlaskoslovi, «Casopis pro modern і filologii», 14, 1928.

R. Jakobson, M. Halle, Fundamentals of language, s’Gravenhage, 1956.

  1. F. K. Koerner, Contribution au debat post-saussurien sur Іе signe linguistique. Introduction generate et bibliographique annotee, The Hague—Paris, 1971.
  1. F. К- Koerner, A Note on transformational-generative grammar and the Saussurean dychotomy of synchrony versus diachrony, «Linguistische Berichte. Forschung—Information — Diskussion», 13, Braunschweig, 1971.
  2. Kolmar-Kulleschitz, Ist das Phonem ein Zeichen? (Stratifizie- rung der Bedeutung), «Phonetica», 5, 1960.
  1. Kolmar-Kulleschitz, Einige Bemerkungen zum de Saussure- schen Zeichenschema (Stratifitierung der Bedeutung), «Phonetica», 6, 1961.

J. M. Kor inek, Einige Betrachtungen iiber Sprache und Sprechen, TCLP,

6, 1936 (русск. перев.: Й. M. Коржинек, К вопросу о языке и речи.—В: сб. «Пражский лингвистический кружок», М., 1967).

L. Kukenheim, Esquisse historique de la linguistique frangaise et de ses rapports avec la linguistique generate, Leiden, 1962.

J. von L a z і s z і u s, Die Scheidung langue — parole in der Lautforschung.— «Proceedings of the 2nd international congress phonetists sciences, 1938», Ghent, 1939.

W. P. Lehmann, Saussure’s dichotomy between descriptive and historical linguistics.— «Directions for historical Linguistics. A Symposium», London,

1968.

  1. L e p s с h y, Sintagmatica e lincarita, «Studi Saggi linguistici», 5 , Pisa,

1965.

  1. L e p s с h у, Ancora su «Tarbitraire du signe», «Annali della Scuola normale superiore di Pisa», 31, 1962.
  1. Lepschy, La linguistica strutturale, Torino, 1966 (франц. перевод:
  1. Lepschy, La linguistique structurale, Paris, 1968).

M. Leroy, Les grands courants de la linguistique moderne, Bruxelles, 1963. (Рец. H. А. Слюсаревой.— В: «Научные доклады высшей школы», серия «Филологические науки», 2, 1965).

  1. L е г с h, Vom Wesen des sprachlichen Zeichens. Zeichen oder Symbol?, AL, 1, 1939.
  1. H. L і e b, Das Sprachstudium: Entwicklungsabschnitt und System?, «Lingua», 16, 4, 1966.

M. L u с і d i, L’equivoco dei Tarbitraire du signe’. L’iposema, «Cultura neola- tina», 10, 1950.

В.              M a 1 m b e r g, F. de Saussure et la phonetique moderne, CFS, 12, 1954.

  1. Malmberg, Les nouvelles tendances de la linguistique, Paris, 1966.
  1. Malmberg, Synchronie et diachronie.—«Actes du Xе congres international des linguistes», 1, Bucure§ti, 1969.
  1. Malmberg, Systeme et methode. Trois etudes de linguistique generale.— «Vetenskaps-societeten і Lund. Arsbok», Lund, 1945.
  1. M a 1 m b eer g, Till fr?gan om sprakets systemkaraktar.— «Vetenskaps- societeten і Lund, Arsbok», Lund, 1947.

V. Martin, Ch. Bally, Albert Sechehaye, CFS, 6, 1947.

A. Martinet, Arbitraire linguistique et double articulation, CFS, 15, 1957.

A. Martinet, La double articulation linguistique, TCLC, 5, 1949.

A. Martinet, Economie des changements phonetiques. Traite de phonologie diachronique, Bern, 1955. (Рец. R. Godel в CFS, 14, 1956).

A. Martinet, Structural linguistics.—«Anthropology today. An encyclopedia inventory», Chicago, 1953.

A. M a r t і n e t, La phonologie synchronique et diachronique.—«Phonologie der Gegenwart», Koln, 1967.

V. M a t h e s і u s, La place de la linguistique fonctionelle et structurale dans le developpement general des etudes linguist і ques.—«Actes du 2e congres international des linguistes, Geneve, 25—29 aobt 1931», Paris, 1933.

  1. F. Meier, Das Zero-Problem in der Linguistik, Berlin, 1961 (рец. R. Godel в «Kratylos», 8, 1963).
  1. M і h 8 і 1 3, Cu privire la evolufia conceptuli saussurian de «sincronie» §i «diacronie» in lingvisticS, «Probleme de lingvistic8 generals», vol. 5, Bucure§ti, 1967.
  1. M і              k u              §,              La notion de valeur en linguistique, «Lingua», 3, 1,              1952.
  1. M і              k u              §,              Principi sintagmatice, Zagreb, 1958.
  1. M і              k u              §,              Edward Sapir et la syntagmatique, CFS, 11, 1953.

К. M 5 1 1              e              r, Contribution to the discussion concerning «langue»              and              «parole»,

TCLC, 5, 1949.

  1. M о u n і n, Ferdinand de Saussure (Saussure ou le structural iste sans le savoir), Paris, 1968.
  1. M о u n і n, Histoire de la linguistique des origines au XXе siecle, Paris, 1967.
  1. M о u n і              n, La notion de systeme chez Antoine Meillet, 1966.

P.              N a e r t,              Arbitraire et necessaire en linguistique, «Studia linguistica»,              1,

1947.

P. Naert, L’arbitraire du signe, W., 23, 1967.

A.              N e h г і n g, The problem of linguistis sign, AL, 6, 1950.

  1. N e n с і              о n і, Idealismo e realismo nella scienza del linguaggio,              Firenze,

1946 (рец. A. Juvet в CFS, 6, 1946—1947).

  1. К. О g d e n, I. A. Richards, The meaning of meaning. A study of the influence of language upon thought and of the science of symbolism, London, 1923. 10th ed., 1949.

А. Р a g 1 і а г о, II segno vivente. Saggi sulla lingua e altri simboli, Napoli, 1952.

A. P e n t t і 1 a, Einige Bemerkungen uber die Unterscheidung von Sprache und Rede.—«Actes du 4e congres international des linguistes», Copenhagen,

1938.

E. P і с h о n, Sur le signe linguistique, AL, 2, 1940.

J. L. P і e r s о n, Langue — parole? Signifie — signifiant?, «Studia linguistica», 17, 1, 1963.

K. Pipping, Om namp;gra grundtankar і Ferdinand deSaussures forelasningar over allman sprakvetenskap, «Vetenskaps-societeten і Lund. Arsbok», 1946.

  1. de P о e г с k, Quelques reflexions sur les oppositions saussuriennes, CFS, 22,              1966.

«Portraits of linguists», 2, 1966.

«Readings in Linguistics» (Ed. E. P. Hamp, F. W. Housholder and R. Austerlitz), Chicago and London, I, II, 1957, изд. 2е, 1966.

  1. R e d a r d, F. de Saussure pionnier de la linguistique, «Journal de Geneve», 23-24-X1-1957.

К. H. R e n s с h, Ferdinand de Saussure und Georg von der Gabelenz. Ober- einstimmungen und Gemeinsamkeiten dargestellt an der langue — parole Dichotomie sowie der diachronischen und synchronischen Sprachbetrachtung, «Phonetica», 15, 1,

1966.

R. H. Robins, Ancient and medieval grammatical theory in Europe, with particular reference to modern linguistic doctrine, London, 1951.

K. R о g g e r, Kritischer Versuch uber de Saussure’s Cours de Linguistique generate, ZRPh, 61, 1941.

K. R о g g e r, Langue — parole und die Aktualisierung, ZRPh, 70, 1954.

M. S с h e 1 1 e r, «Linguistique synchronique» und «linguistique diachronique». Zur Geschichte der neueren Sprachwissenschaft, «Zeitschrift fur vergleichende Sprachforschung auf dem Gebiete der indogermanischen Sprachen», 82, 2, 1968.

A. Sechehaye, L’ecole genevoise de linguistique generate, IF, 44, 1927.

A. Sechehaye, Les trois linquistiques saussuriennes, VR, 5, 1940. (Рец. К. Rogger в ZRPh, 62, 1941; аннотация H. F r e і в CFS, 1, 1941).

  1. Sechehaye, Les mirages linguistiques, JPs, 27, 1930 и CFS, 4, 1944.
  1. Sechehaye, La pensee et la langue: ou comment concevoir le rapport organique de l’individuel et du social dans Іе langage?, JPs, 30, 1933.
  1. Sechehaye, De la definition du phoneme a la definition de l’entite de langue, CFS, 2, 1942.
  1. Sechehaye, Ch. Bally, H. F r e i, Pour l’arbitraire du signe, AL, 2, 1940—1941.
  1. Sechehaye, Evolution organique et evolution congentielle.—«Melanges de ling, offerts a Ch. Bally», Geneve, 1939.
  1. S e g r e, Nota introduttiva (в итал. переводе: Ch. Bally, Linguistica generate e linguistica francesce, Milano, 1963).

V. S к a 1 і 5 к a, The need for a linguistics of la parole, «Recueil linguistique de Bratislava», 1, 1948.

N. SI j u s a r e v a, Quelques considerations des linguistes sovietiques a propos des idees de F. de Saussure, CFS, 20, 1963.

N. SI jus are v a, Problems of scientific connections and influence (F. de Saussure and J. Baudouin de Courtenay).—«Proceedings of the Eleventh International Congress of Linguists», 11, Bologna, 1974.

E. Sollberger, Note sur Г unite linguistique, CFS, 11, 1953.

  1. Sommerfelt, Points de vue diachronique, synchronique et panchroni- que en linguistique generate, «Norsk Tidsskrift for Sprogvidenskap», 9, 1938.
  1. Sommerfelt, Diachronic and synchronic aspects of language. Selected articles, s’Gravenhage, 1962. (Рец. W. P. L e h m a n n, в «Romance philology», 21, 1, 1967).
  1. Sommerfelt, Tendances actuelles de la linguistique generate, «Dioge- пе», 1, 1952.

H. Spang-Hanssen, Recent theories on the nature of language sign, TCLC, 9, 1954.

N. C. W. Spence, A hardy perennial: the problem of la langue and la parole, «Archivum linguisticum», 9, 1957.

N. C. W. Spence, Langue and parole yet again, Nph, 46, 1962.

S.              Stelling-Michaud, Notice biographique [Serge Karcevskij], CFS, 14, 1956.

W. Streitberg, Ferdinand de Saussure, «Indogermanisches Jahrbuch», 2, 1914 (1915) (перепечатано в «Portraits of linguists», 2, 1966).

«Theses. Melanges linguistiques dedies au premier congres des philologues slaves», TCLP, 1, 1929.

«Trends in modern linguistics». Edited in occasion of the Ninth International Congress of Linguists, by Chr. Mohrmann, F. Norman, A. Sommerfelt, Utrecht, 1963.

J. L. Trim, Historical description and dynamic linguistics, «Language and speech», 2, 1, 1959.

В.              T r n к a, Synchronie a diachronie v strukturalnim jazykozpytu, «Casopis pro modern! filologii», 20, 1934.

N. V a 1 о і s, F. de Saussure.—«Comptes rendus de TAcademie des inscriptions», 1913.

E. V a s і 1 і u, «Langue», «parole», stratification, «Revue de linguistique», 5, 1960.

E. V a s і 1 і u, Contribution a la theorie du signe linguistique.—«Cahier de linguistique theorique et appliquees», 1, Bucarest, 1962.

J. Vendryes, Le caractere social du langage et la doctrine de F. de Saussure, JPs, 18, 1921.

J. Vendryes, Sur les taches de la linguistique statique, JPs, 30, 1933 (перепечатано в «Psychologie du langage», Paris, 1933).

J. Vendryes, Choix d’etudes linguistiques et celtiques, Paris, 1952.

J. V. М. V er h a a r, Speech, language and inner form (Some linguistic remarks on thought).—«Proceedings of the 9th International Congress of Linguist is, Cambridge, Mass., 1962», s’Gravenhage, 1964.

P. A. V e r b u r g, Het Schaakspelmodel bij F. de Saussure en bij L. Wittgenstein.— «Wijsgerig perspectief op maatschappij en wetenschap», 1, Amsterdam, 1961.

P. A. V e r b u r g, Taal en functionaliteit. Een historisch-critische studie over de opvattingen aangaande de functies der taal, Wageningen, 1952.

W. von Wartburg, Betrachtungen uber das Verhaltnis von historischer und deskriptiver Sprachwissenschaft.—«Melanges de ling, offerts a Ch. Bally»,Geneve,

1939.

W. von Wartburg, Das Ineinandergreifen von deskriptiver und historischer Sprachwissenschaft.— «Sitzungsberichte der Sachsischen Akademie der Wissenschaften. Philologisch-historische Klasse», 83, 1, 1931.

J. T. Waterman, F. de Saussure forerunner of modern structuralism, «Modern Language Journal», 40, 1956.

J. T. Waterman, Perspectives in linguistics. An account of the background of modern linguistics, Chicago, 1963.

H. W e і n, Sprachphilosophie der Gegenwart. Eine Einfiihrung in die europa- ische und amerikanische Sprachphilosophie des 20. Jahrhunderts, s’Gravenhage, 1963.

L. Weisgerber, Das Problem der inneren Sprachform.—«Germ.-Roman. Monatsschrift», 1926.

R. S. Wells, De Saussure’s system of linguistics, W, 3, 1-2, 1947.

N. van W і j k, De Saussure en de phonologische school.—«Album philolog. voor Th. Pjaader», Amsterdam, 1939.

N. van W і j k, L’etude diachronique des phenomenes phonologiques et extra- phonologiques, TCLP, 8, 1939.

N. van W і j k, Umfang und Aufgabe der diachronischen Phonologie.—«Melanges de linguistique et de philologie offerts a J. van Ginneken», Paris, 1937.

L. Zawadowski, The so-called relative motivation in language.—«Proceedings of 8th International Congress of Linguistis», Oslo, 1958.

m

«Zeichen und System in der Sprache», Veroffentlichung des 1. Internationalen Symposium, «Zeichen und System in der Sprache» vom 28.9. bis 2.10. 1959 in Erfurt, Berlin, I, 1961, 11, 1962, III, 1966.

Л. А. А б p а м я н, К вопросу о языковом знаке.— В: «Вопросы общего языкознания», М., 1964.

Е. Г. А в е т я н, Природа лингвистического знака, Ереван, 1968.

В.              Г. А д м о н и, Проблема „уровней" языка и кризис соссюрианской лингвистики:— В: «Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие», М., 1969.

Н. Д. Андреев, Л. Р. 3 и н д е р, О понятиях речевого акта, речи, речевой вероятности и языка, ВЯ, 3, 1963.

Ю. Д. Апресян, Идеи и методы современной структурной лингвистики, М., 1966.

Н. Д. Арутюнова, О простейших значимых единицах языка.— В: «Проблемы языкознания», М., 1967.

Н. Д. А р у т ю н о в а, Т. В. Булыгина, А. А. У ф и м ц е в а, Знаковая природа языка.— В: «Общее языкознание», М., 1970.

Э.              А. А т а я н, Проблемы и методы структурального синтаксиса, Ереван, 1962.

А. А. Белецкий, Знаковая теория языка.— В: «Теоретические проблемы языкознания», М., 1964.

Р. А. Будагов. Из истории языкознания (Соссюр и соссюрианство), М., 1954.

Р. А. Будагов, Система языка в связи с разграничением его истории и современного состояния, ВЯ, 4, 1958.

Р. А. Будагов, Фердинанд де Соссюр и современное языкознание (К 50-летию «Курса общего языкознания»), РЯШ, 3, 1966.

Р. А. Будагов, Общее языкознание в СССР за 50 лет, «Филологические науки», 5, 1967.

Г. Винокур, Культура языка, изд. 2-е, М., 1929.

Г. Винокур, О задачах истории языка, «Ученые записки Московского Педагогического института», 5.1.1941.

А.              Г. В о л к о в, О теоретических основаниях дихотомической гипотезы языка и речи Ф. де Соссюра, «Вестник Московского Университета», серия VII, «Филология, журналистика», 2, 1964.

  1. Г. Волков, Язык как система знаков, М., 1966.
  2. Н. Волощино в, Новейшие течения лингвистической мысли на Западе, «Учёные записки института языка и литературы», 5, М., 1928.

В.              Н. Волощино в, Марксизм и философия языка, Ленинград, 1929.

Т. В. Гамкрелидзе, К проблеме „произвольности" языкового знака, ВЯ, 6, 1972.

Б. В. Головнин, К вопросу о парадигматике и синтагматике на уровнях морфологии и синтаксиса.— В: «Единицы разных уровней грамматического строя языка и их взаимодействие», М., 1969.

М. М. Г у х м а н, Понятие системы в синхронии и диахронии, ВЯ, 4, 1962.

М. М. Г у х м а н, Исторические и методологические основы структурализма.— В: «Основные направления структурализма», М., 1964.

В.              М. Жирмунский, О синхронии и диахронии в языкознании, ВЯ, 5, 1958.

В.              М. Жирмунский, О соотношении синхронного анализа и исторического изучения языка, М., 1960.

Ю. А. Ж л у к т е н к о, Язык и речь, «Научные труды Киевского инженерно-строительного института, 19. Вопросы теории и методики преподавания английского и немецкого языка», Киев, 1962.

В.              А. Звегинцев, Проблема знаковости языка, М., 1956.

В.              А. Звегинцев, Человек и знак.— В: «То honor Roman Jakobson», 3, 1967.

JI. P. 3 и н д е р, Условность и мотивированность языкового знака.— В: «Фонетика, фонология,- грамматика. К семидесятилетию А. А. Реформатского», М., 1971.

Г. А. Климов, Синхрония — диахрония и статика — динамика.— В: «Проблемы языкознания», М., 1967.

Е. С. Кубрякова, О понятиях синхронии и диахронии, ВЯ, 3, 1968.

A. A. JI е о н т ь е в, И. А. Бодуэн де Куртенэ и петербургская школа русской лингвистики, ВЯ, 4, 1961.

А. А. Леонтьев, Бодуэн и французская лингвистика, «Известия АН СССР», 25, вып. 4, 1966.

А. А. Леонтьев, Дискуссия о проблеме системности в языке, «Известия АН СССР», 21, 1962.

Т. П. Л о м т е в, Язык и речь, «Вестник Московского университета», серия VII, «Филология, журналистика», 4, 1961.

Материалы к конференции «Язык как знаковая система особого рода», М.,

1967.

Материалы семинара по проблеме мотивированности языкового знака, Л.,

1969.

  1. С. М е л ь н и ч у к, Понятия системы и структуры языка в свете диалектического материализма, ВЯ, I, 1970.
  2. Я- М ы р к и н, Некоторые вопросы понятия речи в корреляции «язык — речь», ВЯ, I, 1970.

В.              Я- М ы р к и н, К вопросу об объективности существования языка (Попытка философской интерпретации дихотомии язык — речь), «Филологические науки», 4, 1971.

«О соотношении синхронного анализа и исторического изучения языков», М., 1960.

Р. В. Пазухи н, О месте языка в семиологической классификации, ВЯ,

  1. 1968.

М. Н. Петерсон, Язык как социальное явление, «Ученые записки [института языка и литературы]», I, М., 1927.

Н.              С. Поспелов, О лингвистическом наследстве С. Карцевского, ВЯ,

  1. 1957.

Ю. М. С к р е б н е в, О разграничении и противоположении понятий «язык» и «речь».— В: «Вопросы общего и германского языкознания», Уфа, 1964.

Н.              А. Слюсар ев а, Главное в лингвистической концепции Ф. де Соссюра, «Иностранные языки в школе», 4, 1968.

Н.              А. Слюсарева, К выходу в свет критического издания «Курса общей лингвистики» Ф. де Соссюра, «Филологические науки», 4, 1971.

Н.              А. Слюсарева, О письмах Ф. де Соссюра к И. А. Бодуэну де Куртенэ, «Baltistica», 6, 1, 1970.

Н.              А. Слюсарева, Критический анализ проблем внутренней лингвистики в концепции Ф. де Соссюра, автореферат докторской диссертации, М.,

1970.

Н.              А. Слюсарева, Лингвистическая концепция Ф. де Соссюра. Учебное пособие по курсу «История языкознания» (ротапринт), М., 1968.

Н.              А. Слюсарева, Место Ф. де Соссюра в развитии современной лингвистики.—«XmeCongres International des Linguistes. Resumes des communications», Bucarest, 1967.

  1. А. Слюсарева, Французская школа социологической лингвистики. Учебное пособие по курсу «История языкознания» (ротапринт), М.,              1968.

Н.              А. Слюсарева, О знаковой ситуации.— В: «Язык и мышление», М., 1967*

Н.              А. Слюсарева, Влияние идей казанской школы на становление теории Ф. де Соссюра о соотношении синхронии и диахронии.— В: «Материалы Всесоюзной конференции по общему языкознанию», I, Самарканд, 1966.

Н.              А. Слюсарева, О некоторых проблемах иерархической организации языка.—В: «Единицы разных уровней грамматического строя», М., 1969.

А. И. Смирницкий, Объективность существования языка, М., 1954.

А. Е. Супрун, Язык — речь — текст. «[Казахская] республиканская межвузовская конференция по вопросам методики преподавания и теории иностранных языков, посвященная 50-летию Советской власти» (тезисы докладов)», Алма-Ата, 1966.

Тезисы докладов на межвузовской конференции «Язык и речь», М., 1962.

А.              С. Чикобава, Проблема языка как предмета языкознания. На материале зарубежного языкознания, М., Учпедгиз, 1959.

А.              С. Чикобава, К вопросу о путях развития современной лингвистики, ВЯ, 4, 1966.

Р. О. Ш о р, Кризис современной лингвистики.— В: «Яфетический сборник», 5, 1927.

J1. В. Щерба, О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании, «Изв. АН СССР. Отделение обществ, наук», №1, М., 1931.

Л. В. Щ е р б а, И. А. Бодуэн де Куртенэ и его значение в науке о языке.— В: «Избранные работы по русскому языку», М., 1957 (впервые статья опубликована в РЯШ, 4, 1940).

Л. П. Я кубинский,Ф. де Соссюр о невозможности языковой политики, «Языковедение и материализм», 2, 1931.

Курс общей лингвистики вызвал в свет большое число рецензий, большей частью не особенно содержательных и весьма критических. Приводим перечень этих рецензий на первое, второе и более поздние издания, а также на переводы.

РЕЦЕНЗИИ НА ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ

V. Bogrea в «Dacoromania», 2, 1921—1922.

В.              Bourdon в «Revue philosophique», 1, 1917.

L. Gantier в «Gazette de Lausanne», ІЗ. VI11, 1916.

M. Grammon в «Revue des langues romanes», 59, 1917.

K. Jaberg в «Sonntagsblatt des Bundes», 17.XII, 24.XII, 1916 (перепечатано в К. J a b e г g, Sprachwissenschaftliche Forschungen und Erlebnisse, Zurich, 1937, 2e ed.— Zurich, 1965).

O.              Jespersen B«Nordisk Tidskrift for Filologi», 6, 1917 (перепечатано в О. J es- p e r s e n, «Linguistica. Selected papers in English, French and German», London, 1933).

  1. Lommel в «Gottingen gelehrte Anzeiger», 183, 1921.

A. Meillet в BSL, 20, 64, 1916 и в «Revue critique de philologie et d’histoire», 83, 1917.

M. Niedermann в «Neue Zurcher Zeitung», VIII, 1916.

A. Oltramare в «La semaine 1 itteraire», Geneve, 27-V-1916.

J. Ronjat в «Journal de Geneve», 26-V1-1916.

  1. Schuchardt в «Literaturblatt fur germanische und romanische Philologie», 38, 1917 (перепечатано в Hugo Schuchardt — Brevier, Halle, 1922, 2e ed. 1928) (русск. перев.: «О книге Ф. де Соссюра „Курс общей лингвистики"».— В: Г. Шухардт, Избранные статьи по языкознанию, М., 1950).
  1. Sechehaye в «Revue philosophique», 84, 1917.
  2. A. Terracini в «Bullettino di filologia classica», Torino, 25, 1919.

J. Wackernagel в «Sontagsblatt der Basler Nachrichten», 15 и 21-X, 1916.

М. H. Петерсон в «Печать и революция», 6, 1923.

РЕЦЕНЗИИ НА ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ

Е. Abegg в «Wissen und Leben», Zurich, 10-VIII-1923.

L. Bloomfild в «Modern Language Journal», 8, 1924 (перепечатано в CFS, 21, 1964 и в «Bloomfield Anthology», 1970).

Z. Gombocz в «Magyar Nyelv», 21, 1925.

A. Gregoire в «Revue beige de philologie et d’histoire», 1923. E. Hermann в «Philologische Wochenschrift», 42, 1922.

  1. Lommel в «Deutsche Literaturzeitung», 45, 1924.

J. Marouzeau в «Revue des etudes latines», 1, 1922.

  1. Uhlenbeck в «Museum», VII, 1923.

РЕЦЕНЗИИ НА БОЛЕЕ ПОЗДНИЕ ИЗДАНИЯ И ПЕРЕВОДЫ

  1. Amman в IF, 52, 1934.
  2. М. Arago в CFS, 5, 1945.
  1. Baumer в CFS, 24, 1968.

R. Engler в «Kratylos», 12, 1967.

Н.              Frei в CFS, 17, 1960.

R. Godel в «Journal de Geneve», И, 12-V-1968.

Е. Hermann в «Philologische Wochenschrift», 51, 1931.

К. Jimbo в «Gengo Кепкуй», 1, 1939.

Е.              Lorenczy в «Magyar Nyilv», 57, 1966.

  1. Panconcelli-Calzia в «Vox», 17, 1931.

L. Prieto в «Word», 14, 1958 и в CFS, 15, 1958.

  1. Rohlfs в «Archiv fur das Studium der neueren Sprachen und Literatu- геп», 160, 1931.

С.              Segre в «La Fiera litteraria», Milano, 40, 15-X-1967.

L. Soil в IF, 74, 1969.

L. Weisgerber в «Teuthonista», 8, 1932. 

<< | >>
Источник: Фердинанд де Соссюр. ТРУДЫ по ЯЗЫКОЗНАНИЮ Переводы с французского языка под редакцией А. А. Холодовича МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1977. 1977

Еще по теме Глава V ЯЗЫКОВЫЕ СЕМЬИ И ЯЗЫКОВЫЕ ТИПЫ *:

  1. Глава 7 Социальный рекрутинг
  2. Глава I. ГАБИТУС СЕМЬИ
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ
  4. Глава / ПРИРОДА ЯЗЫКОВОГО ЗНАК
  5. Глава              IV.              Языковая значимост
  6. Глава V ЯЗЫКОВЫЕ СЕМЬИ И ЯЗЫКОВЫЕ ТИПЫ *
  7. Свойства и происхождение менее совершенного языкового строения
  8. Глава IVРАБОТА С СЕМЬЯМИ УЧАЩИХСЯ
  9. Имперсонал как наследие дономинативного стро
  10. Характеристики эргативных языков
  11. 8.3. Становление жёсткого порядка слов
  12. Глава 12 КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СФЕРЫ БЕЗЛИЧНОСТИ В ДРУГИХ ЯЗЫКАХ
  13. Глава 1. Описание как функционально-смысловой тип речи
  14. Глава 2. Повествование как функционально-смысловой тип речи
  15. ІІІ.              ЗВУК Е ВМЕСТО О ПОСЛЕ МЯГКИХ СОГЛАСНЫХ В РИФМЕ