<<
>>

2.2.6. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ГОМЕОСТАЗ, ИММУННЫЙ НАДЗОР, ИММУНОДЕПРЕССИЯ И КАНЦЕРОГЕНЕЗ

Иммунный ответ — это сложный, многоэтапный, последовательный про­цесс, осуществляемый на молекулярном и клеточном уровнях. В организме он начинается с распознавания чужеродных антигенов и заканчивается накопле­нием иммунных эффекторных клеток и антител.

В нашу задачу ни в коей мере нс входят описание всех многочисленных событий, которые предшествуют формированию эффекторного звена иммуногенеза, а также рассмотрение «се­тевой структуры» лимфоидной ткани и ее трех основных клеточных классов — Т- и В-лимфоцитов и макрофагов, определяющих иммунный ответ организма [Петров Р. В., 1976, 1982; Брондз Б. Д., Рохлин О. В., 1978; Петров Р. В. и др., 1981, 1983; Агеенко А. И. и др. 1982; Кульберг А. Я., 1985, 1986; Чсредссв А. Н., Ковальчук Л. В., 1989, 1991; Kicran М. W. et al., 1989; Apple- gate К. G. et al., 1990; Ho,Ians S., 1990; Vitetta E. ct a,., 1991 ]. Вместе с тем для понимания материала этой главы и последующего изложения необходимо хотя бы схематично и в упрощенном виде представить многофакторную систему противоопухолевой зашиты (иммунный надзор). Существенным ее этапом яв­ляется также функциональное связывание in vivo опухолевых антигенов от­торжения с антигенпрсдставляющими клетками хозяина-опухоленосителя Установлено, что антигенпредставляюшие клетки обусловливают не только неповрежденную функцию связывания, направленную против экзогенных ан­тигенов, но и в отношении эндогенно генерированных опухолевых антигенов и тем самым способствуют осуществлению опухолеспецифического иммуни­тета у реципиентов [Shimizu J. et al., 1991]. В дальнейшем для реализации иммунного надзора необходимы следующие последовательные этапы: I) вы­ход лимфоцитов в интерстициальное пространство из кровотока, 2) миграция их через внеклеточный матрикс в зону формирования опухолевого узла и ро­ста трансформированных клеток, 3) распознавание эффекторными клетками лимфоидной ткани клеток-мишеней (трансформированные клетки) путем свя­зывания рецепторов адгезии и межклеточного контакта, 4) одновременное связывание Т-клеточных рецепторов с «чужеродными» опухолеассоииирован- ными антигенами и антигенами гистосовмсстимости; при этом следует обра­

тить внимание на важность прямого контакта между Т-лимфоцитами и анги- геннрсдставляющими клетками, причем основным языком «социального вза­имодействия» между ними служат ситалы распознавания углеводов, 5) лизис трансформированных клеток.

Первым звеном сложною механизма иммунного надзора является естествен­ная резистентность, в которой важная роль принадлежит макрофагам, моно­цитам (циркулирующие макрофаго) и лимфоидным клеткам, не несущим ти­пичных маркеров Т- и В-лимфоцитов и не относящимся к макрофагально- моноцитарным клеткам (0-, ЕК- и К-лимфоциты). Общим отличительным свой­ством этих клеток являются присутствие на их поверхностных мембранах Fc- рецептора и способность оказывать цитотоксическое действие без предвари­тельной сенсибилизации. Сведения, касающиеся идентификации популяций и субпопуляций иммунокомпетентных клеток по поверхностным маркирую­щим структурам, приведены в обзорах В. М. Манько(1987, 1988), Б. Д. Брондза (1991), Т. Kobata и соавт. (1990), М. Imbert 09Q1).

Считают, что естественные клетки-киллеры (ЕК) и К-лимфоциты обуслов­ливают наиболее ранний контроль опухолеобразования, элиминируя любые мутировавшие или неопластически трансформированные клетки. Иными сло­вами, они являются, по-видимому, первыми клетками, атакующими любые измененные клетки в организме.

В настоящее время определены два типа различных лимфоидных клеток, опосредующих нерестриктированную по главному комплексу гистосовмссти- мости (МНС) цитотоксичность против чувствительных клеток-мишеней: не- рестриктированные по МНС цитотоксические Т-лимфоциты (ЦТЛ) и ЕК-клет- ки [Gantam S. С. et al., 1986; Lanier L. L. et a,., 1986]. Нсрестриктированныс по МНС естественные ЦТЛ, составляющие лишь небольшую популяцию у неиммунизированных животных, распознают мишень через ТЗ(СОЗ)/Ті-анти- ГЄН-рецепторный комплекс («рТ-К.'1СТОЧНЫЙ рецептор), хотя нельзя исключить, что на мишени может присутствовать и второй рецептор. ЕК-клстки, также представляющие небольшой процент лимфоидных клеток, которые опосреду­ют нерестриктированную по МНС цитотоксичность у неиммунизированных хозяев, распознают мишени не через комплекс ТЗ/ТІ, в них нс происходит персіруппировки Т-клеточно-антигенно-рсцепторных генов, и принадлежат они, вероятно, к другому, отличному от Т-лимфоцитов ростку.

Существенно, что ЕК-клетки вовлекаются в широкий спектр иммунных функций, включая медиаторную функцию в противоопухолевой защите, про­дукцию лимфокинов, регуляцию пролиферации гемопоэтических стволовых клеток, резистентность к микробным инфекциям и др. |Sarin A., Saxena R. К., 1989]. Однако наиболее важная функция ЕК-клеток связана с первоначаль­ным ответом, направленным на огторжение неопластически трансформиро­ванных клеток in vivo.

Обнаружена субпопуляция ЦТЛ, способных лизировать in vitro клетки-ми­шени, несущие Fc-реценторы, в присутствии антител против CD3 [Usuba О. et al., 1990]. Такой направленный лизис также нс является рестриктированным ио антигенам МНС и нс требует номинальною распознавания антиіенов ЦТЛ. Эги данные получили подтверждение и в системе in vitro на модели мышиной меланомы.

Помимо этих лимфоидных клеток, существует популяция Т-лимфоцитов, которые также нс требуют сенсибилизации для проявления цитотоксическою действия по отношению к трансформированным клеткам. Особенно эффск-

тивно эти Т-лимфоциты уничтожают быстро размножающиеся несингенные клетки-предшественники: остеобласты, стволовые кроветворные клетки, пред­шественники антителопродуцентов и др. (Петров Р. В. и др., 1981].

Вместе с тем следует обратить внимание на принципиально важный фено­мен, описанный М. Т. Martin (1989). Оказалось, что Т-лимфоциты, проявляя строго выраженную «специфичность» в отношении определенной злокачес­твенной опухоли мышей, могут также лизировать клетки-мишени и других новообразований, к которым они не стимулированы, распознавая их через Т- клеточный гамма-дельта-рсцсптор (ТКР-5) (Jane way С. А., 1990; Lcfranc М. Р., Bonneville М., 1990]. .Механизм этот лизиса пока неясен. Вероятно, исполь­зование методов молекулярной биологии и генной инженерии (для получения цитокинов) в сочетании с МАТ дадут возможность расшифровать молекуляр­ную последовательность и диапазон противоопухолевых эффектов активиро­ванных Т-лимфоцитов.

Очевидно, одновременное лимфоидными клетками, осуществляющими ес­тественную резистентность, или несколько позже (необходимо определенное количество поверхностных TSTA или других опухолсассоциированных анти­генов, функционирующих в качестве трансплантационных, например, сам ретровирус типа С или его структурные белки gp7(), gp85tsE, рЗО и др.) вклю­чаются механизмы специфического противоопухолевого иммунитета.

Эти механизмы обеспечивают выработку двух типов эффекторных клеток — сенсибилизированных Т-киллеров и В-лимфоцитов, продуцирующих специфические антитела. Правда, представлены данные об участии В-лнмфо- цитов как в естественной киллерной активности, так и в индуцированной кле­точной цитотоксичности в кооперации с другими лимфоидными клетками в отношении некоторых типов опухолей (Ломакин М. С., 1990; Rodriguez М. et al., 1986; Bersani L. etal., 1987].

Необходимо заметить, что во многих работах установлено прямое участие макрофагов в кооперативном ответе Т- и В-лимфоцитов при канцерогенезе. Показано, например, что предшественники Т-киллсров в отсутствие .макро­фатв нс пролиферируют и нс дифференцируются в эффекторные клетки (Igrashi М. et al., 1977]. Без соответствующих монокинов, продуцируемых мак­рофагами, нс происходит дифференцировки В-лимфоцитов в плазматические эффекторные клетки, синтезирующие специфические антитела (Watson D. L.,

1975] . Изменения в лимфоидных клетках под влиянием медиатора могут иметь разные последствия (активация или супрессия) в зависимости не только от природы медиатора, но и физиологического состояния клетки, на которую действует сигнал. Особенно наглядно это проявляется при бластом атозном процессе в течение прогрессивного роста опухоли, когда макрофаги наряду с другими лимфоидными клетками усиливали опухолевый рост и отменяли про­ти воопухолсвое действие Т-лимфоцитов (Gabizon A. ct al., 1980]. Словом, «музыку играют лимфоциты, однако настройку осуществляют макрофаги» (Solbach W. ct al., 1991].

Принципиально новым явилось доказательство участия макрофатв в не­специфическом гомеостатическом контроле над развитием опухоли (Окулов В. Б., Войтснков Б. О., 1990; Суслов А П., 1990; Hibbs J. et al., 1972; Keller R., 1973; Olivotto M. et al., 1974; Mathc G. et al., 1975; Mathe G., Rappaport F. T.

1976] . Причем R. Evans и P. Alexander (1972) выделяют две категории .макро­фатв: 1) вооруженные макрофаги, проявляющие специфическую цитотоксич­ность по отношению к определенным клеткам-мишеням; 2) активированные

макрофаги, которые токсичны для различных клеток-мишеней.

Это заключе­ние было обосновано данными авторов, свидетельствующими о том, что мак- рофаги, взятые от мышей, иммунизированных опухолевыми клетками, приоб­ретают способность угнетать рост клеток этого новообразования in vitro. Эф­фект этот был специфичен, так как макрофаги мышей, иммунизированных аллогенными опухолевыми клетками, не влияли на клетки сингенной опухо­ли, и наоборот.

В литературе обсуждаются два механизма опухолецидной активности мак­рофагов: 1) зависимый от ФНО и 2) зависимый от аргинина. Показано, что у- интерферон является основным компонентом фактора, активирующею мак­рофаги | Kiotaki С., 1989].

Итак, активированные макрофаги моїуг вызывать различные, как прямые (в том числе и цитотоксические, являясь существенным звеном естественной резистентности), так и регулирующие эффекты (секретируют в окружающую среду более 100 рахзичных продуктов, втом числе интерлейкин-1, ФНО и др ), а также, как было установлено, играть большую роль в регуляции активности ЕК-клеток при опухолевом росте. Следовательно, макрофаги, являясь цен­тральными эффекторными и регуляторными клетками тканевою гомеостаза, исключительно широко взаимодействуют с нсопластически трансформирован­ными клетками [Окулов В. Б., Войтенков Б. О., 1990; Суслов А. П., 1990; San- toni A. etal., 1980; Rich I. N., 1988; Rappollee D. A., WerbZ., 1989; Oliver A. M., 1990; Cordier G. ct al., 1991; Solbach W. et al., 1991 ].

Проблеме противоопухолевой рсзистсіггности и, в частности, вопросам кле­точной цитотоксичности в последние годы придается первостепенное значе­ние, для их всестороннего обсуждения созывались специальные многочислен­ные симпозиумы и съезды. Накопился огромный фактический материал, пос­вященный расшифровке сложных механизмов деструкции опухолевых клеток, определяемой в тестах противоопухолевой цитотоксичности in vitro и осущес­твляемой разными эффекторами и различными механизмами (Ломакин М. С., Майский И. Н., 1988; Groscurth Р. 1989]. Определена большая группа разно­родных клеток, осуществляющих киллерную функцию в отношении чужерод­ных или собственных опухолевых клеток: макрофаги, ЦТЛ, ЕК-клетки, ес­тественные ЦТЛ, клетки-киллеры, стимулированные лимфокинами или осу­ществляющие киллинг мишеней в присутствии специфических антител, В- лимфоциты с киллерной активностью и др.

[Ломакин М. С., 1990; Arras N., 1989].

На Международном конгрессе в 1982 г. в Швейцарии R. Keller на ос нова­ции механизма действия эффекторов на опухолевые клетки предложил клас­сификацию клеточной цитотоксичности, сгруппированную в три основных типа: 1) индуцированная клеточная цитотоксичность (ИКЦ), эффекторами которой являются ЦТЛ, сенсибилизированные алло- или специфическими антигенами, а также в некоторых случаях и В-лимфоциты, активированные антигенами клетки-мишени; 2) спонтанная клеточная цитотоксичность (СКЦ), осуществляемая главным образом ЕК-клетками, мононуклеарными фагоцитами (МФ), полиморфно-нуклеарными лейкоцитами (ПНЛ) и В-лимфоцитами, 3) антителозависимая клеточная цитотоксичность (АЗКЦ), функцию эффекто­ров которой выполняют К-лимфоциты (К-клстки), а также моно- и полимор­фно-нуклеарные лейкоциты и В-лимфоциты.

ИКЦ является классическим типом клеточной цитотоксичности, она огра­ничена системой собственных антигенов МНС, обладает иммунологической

памятью и является основным эффекторным механизмом трансплантацион­ное и противоопухолевого иммунитета, реакции «трансплантат против хозя­ина» и конфликтной беременности. Система этой цитотоксичности включа­ется прежде всего при распознавании аллогенных антигенов (с целью элими­нации «чужого»), являющихся компонентами МНС. У человека МНС пред­ставлен двумя классами: МНС I (HLA-A, В- и С-антигены) и МНС II ((а-анти- гены; сублокусы D/DR, DQ и DP). Молекулярная биология генов МНС пред­ставлена в обзоре R. S. Accollac и соавт. (1991). В распознавании «чужого» участвуют два главных рецептора ЦТЛ, один из которых узнает «свои» тож­дественные антигены МНС, другой рецептор, связанный с первым, распозна­ет специфические антигенные детерминанты клеток-мишеней (Perlman Р. et al., 1979; Nelson D. L., 1981; Cerottnu J. C., Mac Donald H. R., 1989; Townsend A., Bodmer H., 1989].

Следует обратить внимание на то, что два класса лимфоцитов участвуют в процессах распознавания; В-лимфоциты как предшественники антителооб­разующих клеток и Т-лимфоциты, или тимусзависимыс клетки. В-клсточный рецептор представлен мембранной формой иммуноглобулина (Ig) и связывает антигенные эпитопы на растворимых молекулах или на поверхности частиц. Т-клеточный рецептор распознает антиген на поверхности других клеток как пептидный расщепленный фрагмент антигена и обязательно в ассоциации с молекулами МНС I или II, которые активируют Т-лимфоциты — ссхггветствен- но CD8* или CD4*. Представлены данные, свидетельствующие о том, что вза­имодействие DQoch DQp-цепей определяет аллораспознавание. Считают, что Т-клетки распознают специфические аллоэпитопы как отдельные структур­ные элементы, включающие аллогенный ответ, или как контактные элемен­ты, связывающие чужеродные пептиды. Предполагают, что Т-клетки распоз­нают только DQ-гетеродимер или пептидный антиген, связанный с DQ-гетс- родимером. Лимфоциты также экспрессируют адгезивные рецепторы, регули­рующие их миграцию и взаимодействие в иммунных реакциях (De Baetselier Р., 1990; Mickelson Е. М. et al., 1991].

G. Miiller и соавт. (1991) представили данные, свидетельствующие о том, что Ig-рецепторы на поверхности В-клеток обладают свойством связывать антиген и концентрировать его на специфических В-клстках, создавая усло­вия для воздействия активационных сигналов, происходящих оттимусзависи- мых антиіенов. На ранних стадиях дифференцировки прс-В-клеток важную роль иірают интерлейкин-7, продуцируемый стромальными клетками, а так­же онкоген abl. Взаимодействие пре-В-клеток со стромальными клетками опосредовано двумя системами адгезии: VLA-4/V-CAM-1 и СО44/гиалурони- дат. Без стромальных клеток на интерлейкин-7 отвечают только пре-В-клетки с функционально перестроенными генами тяжелой цепи Ig. Перестройка ге­нов Ig индуцируется целым рядом еще плохо изученных факторов, среди ко­торых особое место отводится продуктам генов RAG-1 и RAG-2 (гены актива­ции рекомбинации). Молекулы Ig транспортируются на цитоплазматическую мембрану в комплексе с продуктами генов mb-1 или B29[DeFranco A. L., 1991].

Связывание чужеродного антигена через Ig-рсцептор ведет к их внутрик­леточному перемещению и инициации процессов переработки антигена. В- клетки, нагруженные Ig-рецепторам и, обладают способностью представлять антиген для Т-лимфоцитов. После воздействия пептидных фрагментов на кле­точную мембрану и взаимодействия их с молекулами МНС II происходит тран­сформация В-клеток в эффекторные антигенпредставляющие клетки, способ­

ные к кооперации с Т-хелперами и их активации. Очевидно, связывание по­верхностного Ig со специфическим антигеном подготавливает В-клстки к ад­гезивному контакту с Т-клстками Действительно, это было продемонстриро­вано L. Н. Dang и R L. Rock (1991). Оказалось, что стимулирование В-лим­фоцитов через поверхностные lg-рецспторы индуцирует адгезию, зависимую от молекул LFA-1 и ICAM-1, причем независимо от прямых влияний на Т- чли В-клстки или от их физического взаимодействия с образованием клеточ­ных кластеров. Предложена модель участия адгезионных, вспомогательных мо­лекул в обеспечении В-клеток сигналами в течение взаимодействия с Т-хел­перами [Owens Т., 1991).

Считают, что молекулы Ig при связывании с антигеном выполняют две раз­личные функции — регуляторную и эффекторную (защитную). В первом случае Ig функционирует как В-клеточный рецептор для антигена, передающий клетке специфический сигнал. Во втором случае Ig секретируется в раствор, где сю вза­имодействие с антигеном стимулирует эффекторную активность, приводящую к разрушению антигена и его выведению из организма (комплсмснтзависимый ли­зис, фагоцитоз и др ). R. Е. Langman и М. Cohn (1991) приводят аргументы, дока­зывающие, что эти две функции опосредуются двумя различными механизмами. Авторы утверждают, что регуляторное действие Ig-рецептора опосредуется инду­цированным антигеном конформационным изменением молекулы Ig, тогда как защитные реакции опосредуются антигснзависимой агрегацией Ig. Отрицается возможность передачи специфического сигнала антигенорсактивной клетке пу­тем агрегации (перекреслюй сшивки) поверхностных рецепторов антигена. Та­кая агрегация может имитироваться рахчичными реагентами, связывающими Ig, поскольку это означало бы, что молекула Ig имеет множество активных центров («липкий конец»), а это противоречит имеющимся данным и неприемлемое те­оретической точки зрения. Постулируется, что для передачи сигнала клетке зре- буегся лишь одна ZH-субъединица Ig, которая содержит лишь один функциональ­ный антиген, связывающий участок. Эю возможно только при условии, что пере­дача сигнала зависит от конформации молекулы Ig. Напротив, для осуществле­ния защитной функции, связанной с образованием агрегатов, необходимо при­сутствие нескольких антигенсвязывающих участков на молекуле Ig. Этим, со­бственно, и объясняется елруклура молекулы Ig, состоящая из двух и более пар ZH, каждая из которых содержит один активный центр. Один и тот же уникаль­ный антигсневязывающий участок используется как для передачи сигнала на уров­не В-клсточного рецептора антигена, так и для эффекторною действия секрети­руемого Ig.

Ответ В-лимфоцитов (развитие иммунною ответа или толерантности) за­висит от формы контактирующею антигена и уровня их дифференцировки. Эта двунаправленность ответа была четко показана в экспериментах Р. Van Endert и G. Moldenhaur (1991). Повышение уровня внутриклеточноп) Са2* пода­вляет, а увеличение активности протеинкиназы С стимулирует пролиферацию В-лимфоцитов.

Исследована роль р2-микроглобулина в процессах рестрикции (ограниче­ния) представления антигена. Оказалось, что антигены, распознаваемые ЦТЛ как пептиды, представляющие гетеродимеры тяжелых цепей, нековалентно связаны с Р2-микроглобул и ном [Рёгатап В. et al., 1990]. Высокополиморфная «природа» тяжелых цепей и как следствие их способность представлять раз­личные наборы пептидов обеспечивают иммунный ответ на большинство па­тогенов. В то же время полиморфизм р2-микроглобулина ограничен, что обус­

ловливает только структурные функции, в частности, правильный подбор мо­лекул МНС класса I и их транспорт к поверхности клетки. Экспериментально показано участие (32-микрогл обул ина в селекции пептидов, связанных с моле­кулами МНС I.

Итак, генетический контроль экспрессии специфически сенсибилизиро­ванных ЦТЛ существенно отличается от механизма генетическою контроля продукции антител. Кроме тою, следует особо подчеркнуть наличие двойной специфичности ЦТЛ, суть которой сводится к распознаванию «чужою» толь­ко в сочетании с антигенами МНС клетки-мишени. Причем ЦТЛ не лизируют клетки-мишени, нс совпадающие с ними по определенным антигенам МНС, т. е. этот процесс характеризуется аллогенной рестрикцией. При этом важно заметить, что взаимодействие ЦТЛ и клеток-мишеней сначала происходит без специфическою распознавания антигенов и предшествует последующему вза­имодействию Т-клеточного рецептора (ТКР) со специфическим антигеном IDe Vries J. Е. ct al., 1989]. Антигсннсзависимая адгезия осуществляется двумя различными путями. Первый — это взаимодействие CD2 (рецептор для барань­их эритроцитов, филогенетически наиболее древний) с LFA-3 на клетке-ми­шени, а второй — взаимодействие LFA-1 с ICAM-1. Предполагают, что такая антигеннезависимая адгезия существенна для активации Т-лимфоцитов через участие ТКР.

Активация протеинкиназы С усиливает адгезию, опосредованную LFA-1, но не С02-молекулой, а цАМФ снижает LFA-1-опосредованную адгезию, не влияя на взаимодействие CD2-LFA-3 (Moingeon Р. Е. et al., 1991J. Положи­тельная регуляция LFA-1-пути происходит в отсутствие какою-либо повер­хностного перераспределения этих молекул, что может свидетельствовать о формировании высокоаффинных ICAM-1-связывающих молекул. Независи­мая от ТКР СП2-опосрсдуемая адгезивная функция предполагает важную роль СЭ2-пути в инициации межклеточных взаимодействий до вовлечения ТКР и взаимодействия между LFA-1 и ICAM-1 молекулами, а также подчеркивает комплементарную природу CD2 и LFA-1-опосредуемых путей адгезии в тече­ние иммунною ответа.

В дальнейшем распознавание антигенов Т-лимфоцитами осуществляется посредством тримолекулярною комплекса, состоящею изТКР, молекулы МНС и пептидного фрагмента (длина около 20 аминокислотных остатков) антигена, который обычно располагается во впадине между двумя а-спирадями молеку­лы МНС (Kumar V. et al., 1989]. Основным условием, определяющим способ­ность клеток представлять антиген для контакта с распознающими Т-лимфо­цитами является экспрессия на их поверхности Іа-молекуд. Такой конъюгиро­ванный с la-молекулой антиген взаимодействуете Т-рсцептором CD3(T3), ко­торый присутствует на клеточной мембране ЦТЛ и представляет собой ком­плекс из трех мономерных пептидов (ММ 25 ООО, 20 000 и 20 (XX)). В общей сложности ТКР состоит из двух вариабельных цепей а(5 и четырех констант­ных цепей: у, б, є и £, вместе называемые CD3 (Rubin В. et al., 1991 ]. Считают, что ТЗ-комплекс выполняет функцию как бы спусковою механизма в Т*кле­точной активации (Mcuer S. С. ct al., 1982; Nabavi N. ct al., 1989]. Этот гли­копротеид ассоциирован с другим гликопротеидом (Ті-антигеном), представляю­щим собой соединенный S-S-связью гетсродимер с молекулярной массой 80 (XX)—90 (XX). Ею молекула состоит из двух вариабельных полипегпидных це­пей (a-цепь, ММ 45 (XX); [5-цепь, ММ 37 (XX)—45 000). Ті-антигсн является ре­цептором, распознающим специфический антиген, т. с. отвечает за антигенную .12-173

специфичность. Комплекс Іа-Ті/ТЗ запускает целый ряд процессов, приводящих к активации Т-лимфоцитов и завершающихся индукцией иммунною ответа. В присутствии форболмиристатацетата МАТ против Ті- или СЭЗ-антигенов инду­цируют выработку Т-лимфоцитами интерлейкина-2 (ИЛ-2) и стимулируют про­лиферацию клеток. Иными словами, пролиферативный процесс связан с синте­зом ИЛ-2 и экспрессией его рецеигора. Взаимодейсгвие рецептор — лиганд ин­дуцирует гидролиз фосфотидилинозитола и приводит к активации протеинкина­зы С, т. е. рецептор ИЛ-2 с молекулярной массой 75 (XX) передает сигнал для акти­вации тирозин протеинкиназы [Salttman Е. М. et al., 1989).

Отмечается, что регуляция функции комплекса Т-клеточный рецептор — ТЗ может осуществляться посредством протеинкиназы С, причем в этом взаимо­действии может участвовать и комплекс CD4/CD8 |Rudd С. Е., 1990). Обнару­жено, что CD4- и CDS-молекулы кур взаимодействуют с клеточной тирозин- протеинкиназой, гомологичной р561ек млекопитающих |Veillettc A., Ratcliffe М. J., 1991J. Связывание CD4 или CD8 с соответствующими лигандами ассо­циировано с быстрым сигналом фосфорилирования внутриклеточного тиро­зина. Полагают, что функция этих поверхностных молекул может опосредо­ваться через изменения ассоциированной тирозинпротсинкиназы. Таким об­разом, ассоциация CD4 и CD8 с внутриклеточной тирозинпротсинкиназой эволюционно консервативна, что подтверждает представление о важной фун­кции этих молекул при осуществлении иммунологическою ответа. Отмечено, что тирозинпротеинкиназа p56kk реагирует с CD4 или С08-мо^іекулами. Этот фермент не имеет экстраклеточных доменов, однако связан с цитоплазмати­ческой мембраной, фосфорилирует белки по остаткам тирозина и входит в состав рецепторов для ФР. Активация р561ек приводит к ингибиции функции СЭЗ-молекулы (Gallagher R. В., Cambier J. С., 1990). Активность p56kk в свою очередь регулируется СЭ45-молскулой. Противоположное влияние оказывает активация другой тирозинкиназы p56fyn, при гиперактивности которой усили­вается активация Т-клсток через CD3. Кстати, некоторые исследователи счи­тают, что тирозинкиназа p56fyn играет ключевую роль при активации продук­ции ИЛ-2 через Т-клеточный рецептор.

Обработка Т-лимфоцитов форболовым эфиром приводит к фосфорилиро­ванию у- и 5-цепей ТЗ и интернализации коміискса. Покоящиеся Т-клстки конститутивно экспрессируют мРНК (5-цепи (Frank S. et al., 1990; Moire N. et al., 1990; Vivier E. et al., 1991). Уровень этою транскрипта сохраняется ста­бильно по крайней мере на начальном этапе стимуляции Т-клеток. Полагают, что изолированные (3-цспи, конститутивно экспрессируемые CD8* Т-клетка- ми, в первую очередь ответственны за изначальное взаимодействие ИЛ-2 с этими клетками. Такое взаимодействие приводит к образованию высокоаффинных рецепторов ИЛ-2 и к запуску клеточной пролиферации при одновременной стимуляции Т-клсток через СЭЗ-молекулу. В то же время нельзя исключить, что экспрессия и фосфорилирование тирозина ^-субъединицы ТКР в тимоци­тах человека функционально связаны с рецепторами, передающими сигнал активации. Причем цитоплазматический конец цепи создаст условия для этой передачи от комплекса антиген/МНС, связанною с арТКР.

Установлено, что комплекс Ті/ТЗ главным образом обеспечивает функци­ональную активность ЦТЛ, в частности, участвует в клональном росте антиге­носпецифических Т-лимфоцитов. Антисыворотка против ТЗ-антигена инги­бирует ответ Т-лимфоцитов на специфический антиген |MeuerS. С. etal., 1982; Stromingcr J. L. 1989; Rudd С. E., 1990; Africa G. F. et al., 1991). Показано так­

же, что ТКР ТЗ участвует в проявлении цитолитичсской активности Т-лимфо­цитов: его инактивация нарушает постадгезионную стадию цитолиза [Oettgen Н. С., Terhost С., 1987 J. Анализ структуры ТКР выявил, что район CDR3 опре­деляет тонкую специфичность ТКР [Wither J. ct al., 1991). Помимо комплекса Ті/ТЗ (ар-клеточный рецептор), играющего основную роль в обеспечении контактного межклеточного взаимодействия Т-лимфоцитов и аіггигеннредстав- ляющих клеток, в взаимодействиях Т — В, Т — Т, а также Т-киллеров с клет­ками-мишенями принимают участие и другие молекулы клеточной мембраны Т-лимфоцитов: LFA-l, LFA-2, LFA-3, CD4, CD8 уб-комплексный ТКР, моле­кула CD16, распознающая Fc-часть IgG и запускающая литическую активность. Наличие этих рецепторных молекул на клетках-мишенях, с которыми могут взаимодействовать клетки-эффекторы и цитотоксические молекулы (цитоки­ны и медиаторы), продуцируемые и секретируемые ими, является непремен­ным условием цитолиза (киллинга) и элиминации из организма опухолевых, инфицированных вирусами и генетически измененных клеток. Существенно, что в некоторых случаях углеводные структуры (рецепторы пектинового типа) служат мишенями как для Т-лимфоцитов и ЕК-клсток, так и для цитотокси­ческих антител, синтезированных В-лимфоцитами |Werkmeister J. A. et al., 1985;Nose М. etal., 1987].

Разнообразие ТКР Т-клеток обусловливается комбинаторикой эмбриональ­ных генных сегментов, неточностями процесса объединения сегментов и ком­бинаторикой ассоциации а- и [3-цепей в гстеродимсрс. Разнообразие ограни­чивается положительной и отрицательной клональной селекцией Т-клеток в тимусе. Распознавание Т-клстками собственных антигенов может быть обус­ловлено аберрантной экспрессией молекул МНС, отклонениями в процессинге антигенов, а также нарушениями антиидиотипической или супрессорной ре­фляции. На различных многочисленных экспериментальных системах пока­заны резкое оіраничснис использования V-сегментов цепей ТКР компетен­тными Т-клетками, а также различия в использовании таких сегментов у жи­вотных разных линий [Kumor V. ct al., 1989].

Установлено, что для генерации зрелых тимоцитов необходимо специфи­ческое взаимодействие двух известных в настоящее время Т-клеточных рецеп­торов (ар и у5) с антигенами МНС [De Libero G., Lanzavecchia A., 1988; Scott B. ct al., 1988]. Причем при этом важное значение имеют как тип взаимодейст­вия ТКР/МНС, так и CD4 или CD8/MHC, т. е. второй механизм положитель­ной (или отрицательной) селекции и отклонения репертуара в сторону диф­ференцировки CD4*8 или CD4 8* незрелых тимоцитов |Zuniga-Pflucker J. С., 1989; Punt J., Hashimoto Y., 1991]. Предполагают, что сигналом для диффе­ренцировки СО4*8*-тимоцитов в популяции CD4*8’ или CD4 8* Т-клсток слу­жит одновременное связывание ТКР двойных позитивных тимоцитов с ком­плексом МНС/пептид и с молекулами CD4 или CD8. Получены данные, сви­детельствующие о том, что перекрестное связывание молекулы CD4 может приводить к активации Т-клеток в отсутствие коэкспрсссии молекулярных комплексов CD3/TKP и, кроме того, молекула CD4 может проводить позитив­ный сигнал у клеток миелоидного ряда фенотипа CD4 [Carrel S. et al., 1991 ].

С помощью клонирования Т-лимфоцитов показано, что цитотоксичность ЦТЛ обеспечивается разными клонами Т-лимфоцитов, несущими на Повер­хности мембран различные маркеры: ТЗ и Т4 на Т4-клонах и ТЗ и Т8 на Т8- клонах [Черсдесв А. Н., Ковальчук Л. В., 1989; Platsoucas С. D., 1984; Kanof М. Е. et al., 1987]. Молекула Т4 (CD4) является маркером Т-хелперов и пред- 12*

ставляст собой гликопротсид клеточной мембраны с молекулярной массой около 60 ООО. Этот мембранный мономерный белок состоит из 4 внеклеточ­ных доменов (аналогично иммуноглобулинам), трансмембранною участка и короткого цитоплазматическою фрагмента. В транс-положении молекула вза­имодействует с молекулами МНС класса II и, помимо стабилизации комплек­са Т-рецепторов с МНС, способна проводить поступающие на Т-лимфоциты сигналы внутрь клетки за счет ассоциации с тирозинкиназой р56 и/или после взаимодействия с Т-рецепторами. Выполняя самые разнообразные физиоло- гические функции, молекула CD4, кроме тою, служит главным рецепторным участком клетки для HIV [Fleur S. D. et al., 1992J. Рецептор Т4-лимфоцитов рсіулируст и потенцирует их активацию через комплекс Ті/ТЗ, лигандом для CD4 является полиморфная область Ia-молскулы. Маркер Т-супрессоров мо­лекула ТХ (CD8) — гликопротеид с молекулярной массой около 70 (XX), так же как и молекула CD4, является рецептором, потенцирующим активацию Т- лимфоцитов через комплекс Ti/T3-(CD3). Считают, что молекула CD8 фун­кционирует не только как структура, способствующая адгезии, но и как струк­тура, участвующая в запуске процесса лизиса [Blanchard D. et al., 1987; Saizawa

К. el al., 1987; Coffman R. L., Mosmann T. R., 1991]. Лиганд, активирующий триггерную функцию рецептора CD8, выявлен частично.

Показано, что отдельные клоны Т4 ЦТЛ лизируют клетки-мишени, несу­щие на поверхностных мембранах антигены МНС класса I, а некоторые кло­ны Т-лимфоцитов фенотипа Т8 разрушают клетки-мишени, содержащие ан­тигены МНС класса II. Следовательно, эти клоны ЦТЛ могут, естественно, вызывать деструкцию и опухолевых клеток-мишеней, содержащих, с одной стороны, антигены МНС (причем антигены МНС класса I играют при этом ключевую роль в киллерном эффекте ЦТЛ, а с другой — опухолеассоцииро­ванные антигены трансплантационного типа. G. Woods и соавт. (1989) пред­ставили доказательства, свидетельствующие о существенной роли Т4 ЦТЛ в противоопухолевом иммунитете, поскольку они лизировали разные типы опу­холевых клеток, в том числе и некоторые аитигенотрицательные.

В свою очередь получены данные, согласно которым для отторжения опу­холевых клеток, экспрессирующих необычные антигены МНС I, необходимы только Т8 ЦТЛ, для индукции которых не требуются CD4* Т-хслпсры [Fan S. Т., Edgington Т. S., 1989].

Что касается деталей механизма киллерного эффекта В-лимфоцитов в ин­дуцированной клеточной цитотоксичности, то они пока неизвестны. Счита­ют, что В-лимфоциты, экспрессирующие 1а-антигсны, активируются антиге­нами клетки-мишени и продуцируют соответствующие цитокины и антитела, направленные против этих клеток (опухолевых или инфицированных вируса­ми). Затем в процесс лизиса вовлекается рецепторный комплекс Ті/ТЗ акти­вированных той же клеткой-мишенью Т-лимфоцитов, которые также прини­мают участие в киллинге этих же клеток-мишеней [Rodriguez М. et al., 1986]. Помимо этих общих антигенов, стимулирующих В- и Т-лимфоциты, В-лим­фоциты могут распознавать и другой антиген, против которот они также син­тезируют цитотоксические антитела.

Было сообщено об обнаружении N-гликозилированных трансмембранных фосфопротсидов, которые у В-клеток служат возможными аналогами CD3- молскул Т-лимфоцитов [Gallagher R. В., Cambier J. С., 1990]. Проанализиро­ваны значение антигена CD20 (В 1, фосфопротсид с ММ 33 ООО) в активации В-лимфоцитов, роль перекрестной сшивки поверхностных Ig при активации

В-клеток и участие в этом процессе раннего гена ростовой реакции (Egr-1). Оказалось, что у опухолевых клеток промотор Egr-1 ингибирован и нс инду­цируется после сшивки Ig-рсцспторов, в результате чего клетка погибает.

Следует отметить, что достаточно полно охарактеризованы растворимые факторы иммунной системы, регулирующие активацию, пролиферацию и диф­ференцировку В-лимфоцитов человека. В первую очередь к ним относятся ИЛ- 1—7, интерфероны а, Р и у, а и (3-ФНО, р-ТФР, поверхностный антиген CD23, низкомолекулярный фактор роста В-клеток (Steel С. М., Hutchins D., 1989; Amigorena S. et al., 1990; Dc Groot C. et al., 1990; Joshi P. C., Choi Y. S., 1991 ]. He полностью охарактеризованы высокомолекулярный ФР В-клеток и фак­тор, активирующий В-клетки. Важную роль в функциональной активности В- клеток играют поверхностные детерминанты (CD23, CD40, CD 19, CD20, CD21, CD22), адгезивные молекулы (LFA-1, CD45), молекулы МНС классов I и И. Трансформирующее участие в В-клеточном ряду принимают протоонкогены.

Исследована регуляция реактивности В-клсток чсловскаТК-клстками CD45 А* и CD45 A' [Hirohata S., 1991 ]. Для этого была изучена система, в которой активированные airni-CD3-MАТТ-клетки индуцировали секрецию Ig В-клет­кам и в отсутствие вспомогательных клеток. Оба тина Т8-клеток, но CD45 А* более эффективно, супрсссировали эффекторную функцию Т-клеток относи­тельно В-клеток. Супрессия, как считают, опосредовалась секрецией скорее ИЛ—2, чем у-интерферона.

Взаимодействие различных лимфокинов обусловливает оптимальное раз­витие В-клсточного ответа, а нарушение в системе лимфокинов, наоборот, может способствовать патогенезу аутоиммунных бластом атозных и других за­болеваний. Необходимо обратить особое внимание на каскадный принцип взаимодействия различных цитокинов. Человеческий ИЛ—4, в основном сек­ретируемый активированными Т-клстками, в этом отношении может служить наглядным примером. ИЛ—4 обладает плейотропным действием на Т- и В- клетки, моноциты, полиморфно-нуклеарные лейкоциты, фибробласты и эн­дотелиальные клетки. ИЛ—4 действует на различных стадиях клеточной диф­ференцировки, и эффекты его влияния зависят от участия других цитокинов. Например, ИЛ—4 блокирует некоторые эффекты действия ИЛ—2, тогда как у-интерферон блокирует некоторые эффекты ИЛ—4. ИЛ—4 играет существен­ную роль в индукции продукции IgE. Показана противоопухолевая и противо­воспалительная активность ИЛ—4 [Banchcreau J. ct al., 1991].

Уточнена регуляторная роль цитокинов Т-клеточного происхождения в ак­тивации и дифференцировке В-клеток. Оказалось, что Т-хелперы типа 1 (ТН- 1), продуцирующие ИЛ—2, у-интерферон и лимфотоксин, моїуг как способ­ствовать проявлению В-клеточной функции, так и ингибировать ее [Tartako- vsky В. ct al., 1990; Champoux S., Lenoble M., 1991; MosmannT. R., 1991]. В то же время Т-хелперы типа 2 (ТН—2), продуцирующие ИЛ—4, ИЛ—5, ИЛ—6, Р600 и ИЛ—10, только активировали продукцию Ig В-лимфоцитами. Опреде­ленное регуляторнім; влияние на В-клетки и различные типы гемопоэтичес­ких клеток оказывали и другие фенотипы Т-хелперов, которые можно сгруп­пировать по степени зрелости клеток: 1) нскоммитированные, 2) кратковре­менно стимулированные, 3) хронически стимулированные и 4) клетки долгов­ременной памяти. Отмечены регуляторные взаимодействия между всеми эти­ми субпопуляциями Т-хелперов. Например, продукт ТН-l-клеток у-интерфе- рон ингибирует рост ТН-2-клеток, а секретируемый ТН-2-клетками ИЛ-10 угнетает функцию ТН-1-клеток. Гетерогенность Т-хелперов выявлена нс только

у мышей, но и у человека и крыс, хотя имеются значительные различия в при­роде субпопуляций Т-хелперов (Coffmann R. L , Mosmann Т. R., 1991 ]. Уста­новлено, что для максимальной В-клсточной активации необходимо прямое взаимодействие Т-хелперов и В-клеток. Оно зависит от экспрессии 1а-моле- кул на В-клетках и L3T4 — на Т-клетках (Kubota Е. et al., 1991 J.

Показано, что В-лимфоциты, активированные Staphylococcus aureus Cow­an (Вс), лизируют клетки сарком WEH1-164 мышей, сенсибилизированные ак­тиномицином D (Bersani L. et al., 1987]. В этом активированном типе клеточ­ной цитотоксичности (АКЦ) цитолиз вызывают нс антитела, а лимфотоксин (лимфокинподобные медиаторы). К таким медиаторам относится и естествен­ный активирующий фактор (Natural activating factor, NAF), стимулирующий СКЦ. Установлено, что В-лимфоциты синтезируют этот фактор более интен­сивно, чем Т-клетки (Koide Y., Takasugi M., 1980]. Очевидно, стимулируя СКЦ, этот фактор одновременно и опосредованно участвует и в лизисе клеток-ми­шеней.

Таким образом, В-лимфоциты могут осуществлять киллерные функции в сложном и комплексном процессе цитолиза клеток-мишеней в различных типах клеточной цитотоксичности (ИКЦ, АКЦ и СКЦ) за счет продукции много­численных медиаторов, обладающих цитотоксическими (цитостатическими) свойствами, а также синтеза различных типов цитотоксических антител. При­чем указанные медиаторы могут действовать как непосредственно на клетки- мишени, так и опосредованно, стимулируя какую-либо клеточную цитоток­сичность.

Известно, что некоторые опухолевые клетки утрачивают антигены МНС и в то же время содержат слабые (или в недостаточном количестве) TSTA-анти­гены (Stutman О., 1982]. В этих случаях лизирующее действие на трансформи­рованные клетки главным образом оказывают естественные киллеры, являющиеся, как уже отмечалось, эффекторными клетками спонтанной клеточной цитотоксичности — основного ме­ханизма иммунологического надзора.

Естественная невосприимчивость вообще и к неопласти­чески трансформированным клеткам в частности определяется суммой врож­денных неспсцифических защитных механизмов, среди которых центральное место занимает функция лимфоидных клеток, не несущих типичных марке­ров Т- и В-клеток. Первые сообщения о таких клетках, обладающих способ­ностью оказывать цитотоксическое действие без предварительной специфи­ческой стимуляции (сенсибилизации), появились в начале 70-х годов. S. S. Froland и J. В. Natvig (1973) обнаружили в периферической крови чело­века 14,5% лимфоцитов, не имеющих типичных маркеров Т- и В-клеток и обладающих комплсмснтнсзависимой цитотоксичностью по отношению к клеткам-мишеням, покрытым специфическими антителами. Эти лимфоидные клетки были названы Р. Greenberg (1973) 0-лимфоцитами. Затем были охарак­теризованы L- и К-лимфоциты, обладающие подобными свойствами (MacLcn- nan J. С., 1974; Horwitz D. A., Lobo P. I., 1975]. И наконец, были описаны ес­тественные (или нормальные) лимфоидные клетки-киллеры (NK-клетки, от англ, natural killer cells), также лишенные мембранных рецепторов Т- и В-кле­ток, но в отличие от К-лимфоцитов NK-клстки могут проявлять цитотоксич­ность и в отсутствие специфических антител (Cooper S. М. et al., 1977; Trinch- ieriG. etal., 1977; Welsh R. 1978]. Считают, что ранние тимоцитыСО7*, CD45*. CD1 * 2 3'4’8’ могут дифференцироваться под влиянием микроокружения тиму­

са в о(3- и у&-Т-лимфоциты или NK-клетки [De la Hera А., 1988J. В данном разделе будут в основном приведены сведения о роли лимфоидных клеток, нс имеющих типичных маркеров Т- и В-лимфоцитов, в противоопухолевой ре­зистентности. Более подробные характеристики этих клеток можно найти в обзорах Б. Т. Билынского, Я. В. Шпарыка (1980, 1991), Р. В. Петрова и соавт. (1980), Р. М. Хаитова, А. В. Маджидова (1984), В. М. Манько, Р. М. Хаитова (1987), J. Hackett ct al. (1986), В. Perussia, G. Trinchieri (1988) и J. Riz (1989).

0-лимфоциты представляют собой популяцию медленно делящихся лим­фоидных клеток, отличных от эритроидных, гранулоцитарных и моноцитар- ных клеточных линий, которые не обладают фагоцитарной активностью и не прилипают к стеклу [StoboJ. D.etal., 1973; Parish С. R., 1975]. Получены фак­ты, свидетельствующие о том, что среди 0-лимфоцитов имеются предшествен­ники как Т-, так и В-лимфоцитов [Chiao J. W. et al., 1978; Hokland P. et al., 1978; Kaplan J., 1978]. Предполагают, что В-лимфоциты костного мозга про­исходят из 0-лимфоцитов. Вместе с тем В-клетки периферических лимфоид­ных органов отличаются от 0-лимфоцитов тем, что последние нс содержат на мембране С}-рсцсптор (или же плотность этого рецептора очень низкая), име­ют на поверхности легкие (вместо тяжелых) цепи Ig и различаются по ответу на линополисахарид. Высказываются предположения, что часть популяции б- лимфоцитов является незрелой формой В-лимфоцитов, несущих на мембране Fc-рецепторы на ранней стадии дифференцировки, но не имеющих Ig и обла­дающих антителозависимой цитотоксической активностью [Haegert D. J., 1978]. На промежуточной стадии дифференцировки такие клетки содержат на мембране Ig и также обладают антителозависимой цитотоксичностью. На последней стадии созревания эти В-лимфоциты сохраняют Ig, но утрачивают антитслозависимую цитотоксическую активность. Правда, наряду с этим нс исключается возможность дифференцировки 0-лимфоцитов в субпопуляцию В-лимфоцитов, для которых характерны высокая антителозависимая цитоток­сичность и присутствие на мембранах [g-детерминант высокой плотности [Brier А. М. ct al., 1975].

Установлено, что 0-лимфоциты человека сшгтсзируют нерастворимый мак- ром ол скул ярный холодовой глобулин с молекулярной массой 185 ООО, по фи­зическим свойствам сходный с таким же белком Т-клсток, однако отличаю­щийся от него по антигенным свойствам. S. Р. Hauptman и соавт. (1979) счита­ют, что этот обнаруженный ими глобулин является новым маркером 0-лимфо- цитов человека>

Таким образом, популяция 0-лимфоцитов неод эродна, а функции их весьма разнообразны. Эти лимфоидные клетки отвечают на антигенную и митоген­ную стимуляцию, выполняют функции отвечающих субпопуляций в смешан­ной культуре, а часть из них представляет собой эффекторные клетки в анти­телозависимой цитотоксичности [Caraux J. ct al., 1978; Hokland P. et al., 1978]. Кроме тою, установлено, что 5% периферических 0-лимфоцитов крови чело­века обладают как антитслозависимой, так и естественной киллерной актив­ностью [Ozer Н. et al., 1979]. Эта популяция 0-лимфоцитов не содержит на мембране Ig, Іа-подобного антигена и рецептора для эритроцитов барана. По­лучены данные, указывающие на то, что клетки, опосредующие естественную и антителозависимую цитотоксичность, не экспрессируют на мембране анти­ген HLA-DRm, вероятно, нс относятся к В-лимфоцитам (Ng Ah-Kaketal., 1980].

В периферической крови человека выявлено около 20% L-лимфоцитов (la­bile receptor — лабильный рецептор), также нс несущих типичных маркеров

Т- и В-клеток [Horwitz D. A., Lobo Р. I., 19751. Дія этой популяции характер­но присутствие на мембране высокоавидных трипсинрезистснтных Fc-рецеп­торов для связывания IgG нормальной сыворотки человека и морской свинки при 4° С. При повышении температуры до 37° С L-клетки теряют рецептор (освобождение в среду), отсюда и возникло название «L-лимфоциты».

Предполагают, что L-клетки представляют собой самостоятельную гемо­поэтическую линию, которая занимает промежуточное положение между лим­фоцитами и моноцитами, поскольку по особенностям строения ядра они сход­ны с моноцитами, а по электронно-микроскопической характеристике близ­ки к лимфоцитам [Horwitz D. A., Lobo Р. I., 1977; Horwitz D. A. et al., 1978). Выделяют две субпопуляции L-лимфоцитов: первая характеризуется низкой плотностью їа-антигена на мембране Fc*Ia*M‘, вторая содержит миелоидный М-антигсн, обнаруживаемый антимиелоидной сывороткой Fc*Ia М*. Всегда выявляется небольшое число L-клеток, несущих оба антигена Fc*Ia*M*. L-лим­фоциты обладают выраженной антителозависимой клеточной цитотоксичес­кой активностью, которая, вероятно, играет определенную роль в противоопу­холевом иммунитете.

По функциональной активности и поверхностным антигенным маркерам ЕК-клстки подразделяются на три основные популяции: 1) NK — естественные киллеры, вызывающие лизис in vitro неопластических клеток гсмопоэтичсс-? кого происхождения, а также клеток, инфицированных вирусами; 2) NC (nat-' ural cytotoxic) — естественные цитотоксические, лизирующие клетки солид­ных опухолей; 3)NCs (natural cytostatic) — естественные цитостатические клет­ки, блокирующие синтетические процессы в клетках-мишенях [Ehrlich R. et al., 1980; Stem P. et al., 1980; Stutman O., 1982].

Получены данные, указывающие на то, что взаимодействия между ЕК-лим- фоцитами и клетками-мишенями, зараженными вирусами, в том числе и опу­холеродными, чрезвычайно сложны. В каждом конкретном случае они зави­сят от природы клеток-мишеней и вируса, а также от степени инфицирования [Welsh R. М., Hallenbeck I., 1980]. Показано, что активность ЕК-лимфоцитов в селезенке мышей — носителей опухолей снижена [Gerson J. М. et al., 1980]. Активность ЕК-клеток в опухолях in situ аналогична таковой в селезенке мышей-опухоленосителей. Добавление интерферона и удаление прилипающих лимфоидных клеток из взвеси клеток опухолей приводили к усилению актив­ности ЕК-лимфоцитов.

Описанные популяции NK-кдеток обычно функционируют в комплексной системе, осуществляя комплементнезависимый лизис нормальных и опухоле­вых клеток, не покрытых антителами. Точные структуры антигенных детер­минант клеток-мишеней не определены. Допускают, что такими структурами могут быть простые сахара, поскольку NK- и NC-связанная цитотоксичность ингибируются добавлением низких концентраций сахаров, однако в NC-сис- теме с некоторым преимуществом для D-маннозы [Stutman О., 1982].

Нельзя исключить, что стадия распознавания эффекторными клетками СКЦ обусловливается либо рецептором, ограниченным специфическим антигеном, либо на популяциях ЕК-клеток экспрессируются различные рецепторы, т. е. одна клетка содержит множественные рецепторы разной специфичности, од­нако все эти рецепторы не ограничены системой МНС [Stem Р. et al., 1980; Bonavida В., 1984]. Р. Stem и соавт. (1980) исследовали участие ЕК-клеток (использовали клетки селезенки) в деструкции клеток эмбриональной карци­номы мышей, лишенных антигенов МНС. ЕК-клетки эффективно лизирова­

ли клетки опухоли (линии PSMB, OC15S1, Nul-li-SCCl, РС13), а дифферен­цированные эндодермальные клетки мышей лизировались либо хуже (линии OC15S1-END и PSA5E), либо были полностью резистентны к лизису (линии PYS-2 и 9.АС.9). Лизис чувствительных клеток-мишеней не устраняйся ад­сорбцией клеток селезенки на нейлоновой вате или обработкой клеток селезен­ки одним комплементом либо в сочетании с антисывороткой против Thy-І. Вы­явлена способность ЕК-клеток прикрепляться к монослою клеток эмбриональ­ной карциномы. Авторы считают, что, поскольку на клетках данной опухоли отсутствуют антигенные продукты МНС, эти клетки являются удобными ми­шенями для разделения естественной киллерной активности, опосредованной ЕК-лимфоцитами, от Т-гсзеточной индуцированной цитотоксичности. Изуче­на связь между естественной цитотоксичностью и киллерной функцией акти­вированных Т-лимфоцитов. Показано, что обе цитотоксичности генерируют­ся самостоятельно in vitro (Masucci М. et al., 1980].

Оказалось, что бестимусные мыши nude (безволосые) обладают наиболее высоким уровнем ЕК-клеток, причем у самцов они более активны, чем у са­мок [Welsh R., 1978]. Наибольшее количество ЕК-лимфоцитов, как и К-кле­ток, определяется в селезенке и периферической крови, в то время как в лим­фатических узлах и костном мозге они находятся в незначительном количес­тве, а в тимусе и грудном протоке практически отсутствуют [Haller О. A. et al., 1978; Eremin О. et al., 1980]. ЕК-лимфоциты нс фагоцитируют, не прилипают к стеклу, пластику и нейлоновой вате. Вместе с тем выявлена субпопуляция ЕК-клсток, которые в отличие от типичных клеток этого типа прилипают к нейлоновой вате и могут неспецифически лизировать любые нсопластичсски трансформированные клетки (Kali М. А., Koren Н. S., 1978; Roder J. С., Kiessling R., 1978; Barada F. A. et al., 1980]. Цитотоксическое действие ЕК- лимфоцитов не зависит от числа моноцитов, а в некоторых случаях даже снижается в присутствии последних [Levy Е. М. et al., 1978; Santoli D. ct al., 1978]. Однако имеются исследования, в которых отмечена, наоборот, макси­мальная активность ЕК-клеток при добавлении моноцитов [De Vries J. Е. ct al., 1978]. Показано, что активированные макрофагм играют большую роль в регуляции активности ЕК-лимфоцитов [Santoni A. ct al., 1980].

Обнаружена регуляция естественной киллерной активности ЕК-лимфоци- тов интерфероном. N. Minato и соавт. (1980) установили, что клетки селезен­ки мышей nude способны вырабатывать интерферон и обладают естественной киллерной активностью по отношению к инфицированным персистирующи­ми вирусами опухолевым клеткам, но не к неинфнцированным клеткам жи­вотных с опухолями в условиях in vitro. Показано, что клетки, выделяющие игггерферон и обладающие естественной киллерной активностью, представ­лены одним и тем же фенотипом Qa5\ Ly5* и несут ганглио-N-тетраозилцера­мид; 35% клеток указанного фенотипа экспрессируют на мембране антиген Ly 1,2. Естественная киллерная активность против зараженных вирусами опу­холевых линий клеток неспецифически усиливается в условиях in vitro и in vivo при предварительном контакте с инфицированными вирусом опухолевы­ми клетками. Причем в усилении активности участвует химически гомоген­ный интерферон. Оказалось, что клетки — мишени для действия интерферо­на серологически отличаются от клеток, обладающих естественной киллер­ной активностью. Обработка клеток селезенки антисывороткой против анти­гена Ly5 и комплементом приводила к утрате этой активности и способности вырабатывать интерферон. Однако при инкубации с интерфероном в течение

1—3 ч как естественная цитотоксичность, так и чувствительность к обработке антисывороткой против антигена Ly5 и комплементом восстанавливались. Обработка спленоцитов антисывороткой пролив антигена Qa5 и комплемен­том отменяла естественную киллерную активность, которая не восстанавли­валась при добавлении экзогенного интерферона. Авторы пришли к заключе­нию, что интерферон продуцируется клетками фенотипа Ly5 при ответе на зараженные вирусами опухолевые клетки и действует на клетки — предшественники этого фенотипа, вызывая их дифференцировку в эффекторные клетки фенотипа Ly5*, обладающие естественной киллерной активностью. Предполагают также, что интерферон может действовать опос­редованно, индуцируя выделение лимфокинов, которые в свою очередь активи­руют Е К-лимфоциты. Таким образом, все агенты, индуцирующие продукцию ин­терферона, способствуют усилению естественной киллерной активности.

Среди ЕК-клсток различают эндогенные естественные киллеры, присутству­ющие у мышей в норме в небольшом количестве, и индуцированные, которые появляются после стимуляции интерфероном [Welsh R., 1978 J. Специфичность и появление эндогенных ЕК-лимфоцитов генетически предстсрминированы уров­нем костномозговых клеток-предшественников. Степень чувствительности к эн­догенным и индуцированным ЕК-клсткам разных клеточных линий различна. Однако установлено, что вследствие индуции in vivo ЕК-клетки мышей приобре­тают способность лизировать большое число клеток исследованных линий неза­висимо от их чувствительности к эндогенным ЕК-лимфоцитам. Показано, что индуцированные ЕК-клетки экспрессируют на мембранах Q-антигсна больше, чем эндогенные. Чувствительность к лизису, вероятнее всего, связана с локаль­ным повышением уровня интерферона или с изменением мембраны и не корре­лирует с ієнами МНС. Следует отметить, что ЕК-лимфоциты некоторых линий мышей могут лизировать сингенные клетки-мишени. Полагают, что это может играть определенную роль в аутоиммунных процессах.

Развитие, активность и функционирование ЕК-клеток контролируются по- л и генно. Эти гены наследуются по доминантному тину, один из локусов сцеплен с генами Н-2 (основного комплекса гистосовмсстимости). Вместе с тем в популя­ции нетипичных ЕК-лимфоцитов, неспецифически прилипающих к нейлоновой вате, нс обнаружено генетического контроля [RoderJ. С., KicsslingR., 1978]. Пос­кольку ЕК-клетки способны оказывать цитотоксическое действие на клетки ро­дительского генотипа, считают, что их активность тесно связана с функциониро­ванием клеток, ответственных за проявление аллогенной ингибиции и контроли­руемых генами гемопоэтической гистосовмсстимости — генами Hh [Lotzova Е., Savary С. А., 1977; Savary С. A., Lotzova Е., 1978; Welsh R., 1978]. Кроме того, выявлена связь ЕК-лимфоцитов с М-клетками, опосредующими генетически де­терминированную резистентность мышей к воздействию вируса эритролейкоза Френд на гемо- и иммунопоэз, которые также контролируются генами Hh [Welsh R., 1978].

Обнаружена спонтанная цитотоксическая активность, направленная против свежсвыделснных (некультивированных) солидных опухолей человека, опосре­дованная нестимулированными моноцитами и ЕК-клетками [Itoh К. et al., 1987]. Эта цитотоксичность проявлялась в отсутствие эндотоксина. Обработка моноци­тов анти-Leu I lb и airrH-Lcu7-MAT и комплементом не приводила к снижению их литической активности, направленной против клеток меланомы. Фракция лей­коцитов Leu lib*, обогащенная ЕК-клетками, также лизировала свежсвыделсн- ные клетки меланомы. Добавление рекомбинантного у-интерферона в тест-сис­

тему или предварительная обработка монолитов этим препаратом способствова­ли значительному усилению их литической активности против клеток солидных опухолей. Монолиты теряли литическую активності, в результате 3-дневного куль­тивирования, однако добавление рекомбинантной) у-интерферона в начале куль­тивирования предотвращало потерю цитотоксической активности.

СЦК может осуществляться рагзичными механизмами. Например, обнаруже­ны медиаторы — лимфотоксин и естественный киллерныи цитотоксический фак­тор (ЕКЦФ). Они синтезируются ЕК-клетками и участвуют в лизисе клеток-ми­шеней [WrightS. С., Bonovida В., 1981; Bonovida В ., 19X4). Клетки-мишени в свою очередь экспрессируют рецептор для ЕКЦФ [Hiserodt I. С. et al., 1983). Другой механизм литического действия эффекторных клеток СКЦ обусловлен обра­зованием литического комплекса (ассоциированного с трансферрином) ЕК- клетки с клеткой-мишенью, несущей на поверхности рецептор для трансферри­на |Baines М. G. et al., 19X3). Одновременно с этим рецептором определенную роль в цитолизе клеток играет и низкоавидный рецептор (ММ 40 (XX)) для IgG (Fey), распознаваемый ЕК-клетками |Perl A. et al., 19X6). Таким образом, низко­аффинный Fey-рецептор и рецептор для трансферрина могут бьггь альтернатив­ными или одновременно функционирующими мишеневыми структурами на клет­ках, чувствительных к лизису, осуществляемому ЕК-клетками.

Из больших гранулярных лимфоцитов человека изолирован белок с молеку­лярной массой 70 ООО, обладающий цитотоксическими свойствами [Zalman L. S. et al., 19X6). По иммунохимическим свойствам этот белок подобен белку С9 (ком­понент 9 комплемента человека).

Итак, ЕК-клетки представляют собой большие гранулярные лимфоциты, име­ющие низкоаффинные Fc-рецепторы для иммунных комплексов с IgG (FcR-III илиСОІб) и антигеном N КН-1 (Leul9)c неизвестными функциями [PerussiaB., Trinchieri G., 19X8). Эти лимфоидные клетки участвуют в противоопухолевой за­щите, поскольку они способны лизировать некоторые опухолевые клетки без пред­варительной сенсибилизации; онитакже участвуют в защите от вирусных инфек­ций и в регуляции процессов гемопоэза и дифференцировки В-клеток. Рецеп­торные молекулы ЕК-лимфоцитов пока нс выявлены. Хоти гбнаружено, что по­верхностная молекула CD2 определенных клонов ЕК-клеток обусловливает их способность связываться с клетками-мишенями и лизировать их [Nakamura Т. ct al., 199PJ. Определена также молекула, обозначенная NKR-PL, функционирую­щая как рецептор, способный селективно запускать киллерную активность ЕК- клеток [Giorda R. et al., 1990). Следует также отметить, что до сих пор ЕК-клет­ки, несмотря на четкие их отличия от других типов лимфоидных клеток, не отне­сены к отдельной клеточной линии, поскольку для этот нет достаточных крите­риев. Поэтому в настоящее время нельзя исключить, что ЕК-лимфоциты могут быть родственны Т-клеткам, от которых они дивергируют на ранних стадиях со­зревания, до реаранжировки специфических функциональных генов. Установле­но, что многие цитокины (в частности, ИЛ-2, ИЛ-6 и др.) обладают прямым дей­ствием на секреторную и цитотоксическую активность ЕК-клеток in vitro [Smyth М. J. et al., 1990; Lewis С. E. et al., 1991 J.

Наконец, третий тип антителозависимой клеточной цитотоксичности выполняет также существенные надзорные функции в поддержании постоянства внутренней среды животных и человека, проявляя ан­тителозависимую цитотоксичность против различных чужеродных клеток (алло­генных и аутологичных лимфоцитов, ксеногенных эритроцитов и др.), в том чис­ле и опухолевых. Причем у больных с опухолями разной локализации интенсив-

ность антителозависимой клеточной цитотоксичности (АЗКЦ) значительно боль­ше, чем у здоровых лиц. Установлено также, что активность ЕК-лимфоцитов у онко.лоіических больных снижена, а К-клеток наоборот, повышена. Помимо тран­сплантационного и противоопухолевого иммунитета, АЗКЦ участвует в аутоим­мунных процессах и элиминации инфекционных агентов [Брондз Б. В., Рохлин О. В., 1978; Guttirez G. F., 1978; Keller R., 1981; Nelson D. L., 1981; Кimber J., Moore M., 1983; Bakacs T. ct al., 1984J.

Основными эффекторами АЗКЦ являются К-лимфоциты (Killercells — клет­ки-киллеры). Они обладают цитотоксической активностью в отсутствие компле­мента без сенсибилизации (от интактных животных) в отношении клеток-мише­ней, покрытых специфическими антителами. Морфологически К-клетки пред­ставляют собой малые и средние лимфоциты [Hieschberg Н. et al., 1975; Strom Т. В. et al., 1975]. Кроме К-клеток, эффекторами АЗКЦ моїуг быть мононукле- арные фагоциты, полиморфно-нуклеарные лейкоциты, Т-лимфоциты и большие зернистые лимфоциты, содержащие на своей поверхности Fc-рецептор (Маянс- кий А. Н., 1983; Nathan С. et al., 1980; Bradley Т. Р., Bonavida В., 1982; Absheikhly A. et al., 1984]. Эффекторы АЗКЦ вызывают деструкцию сингенных, аллогенных и ксеногенных клеток-мишеней, несущих нормальные, а также измененные ви­русами и химическими канцерогенами и т. д. поверхностные антигенные детер­минанты. Для лизиса клеток-мишеней необязательно, как отмечалось, присутст­вие комплемента или его компонентов, однако их наличие усиливает этот про­цесс.

К-лимфоцитам нс свойственна фагоцитарная активность, и они нс прилипа­ют к нейлоновой вате и стеклу. Природа клеток этой гемопоэтической линии окон­чательно нс установлена,» поэтому пока преждевременно говорить о какой-либо особой популяции данных клеток. Полагают, что их можно отнести и к еще не- идентифицированным предшественникам Т- или В-клсток. Некоторые авторы отождествляют их с 0-лимфоцитами. Нельзя также исключить, что К-лимфоци- ты представляют собой гетерогешгую популяцию с высокой плотностью Fc-pe- цегггоров на мембране ]Wisloff A. ct al., 1974; Brier А. М. et al., 1975; Oers M. H. et al., 1977]. Цитотоксичность К-лимфоцитов очень высока: одна клетка может лизировать не менее 10 клеток-мишеней [Брондз Б. В., Рохлин О. В., 1978]. АЗКЦ зависит от многих факторов и требует непосредственного контакта эффектор­ных К-клеток с клетками-мишенями. Последние должны быть покрыты специ­фическими антителами, обусловливающими специфичность АЗКЦ своими ан- тигенкомбинирующими участками. Эффектор АЗКЦ несет на своей поверхнос­тной мембране рецептор для Fc-фрагмента Ig, в то же время клетка-мишень, фиксирующая антитела, должна содержать рецепторы для Fab-фрагмснтов. Ре­цепторная молекула CD16, узнающая Fc-фрагмент IgG, может выполнять функ­цию структуры, запускающей литическую активность [Kalmar L. et al., 1978; Ма- cLennanJ.C., 1978; Nelson D. L., 1981; Lanier L. L., Phillips J. R., 1986; Hersey P., Bolhuis R. L., 1987]. Таким образом, для осуществления АЗКЦ необходимо учас­тие трех непременных компонентов: эффекторных клеток, клеток-мишеней и антител, специфичных относительно этих клеток. Необходимость покрытия кле­ток-мишеней специфическими антителами является основным отличием меха­низма лизирующего действия эффекторов АЗКЦ от аналогии ного процесса СКЦ.

Вместе с тем К-лимфоциты, так же как и ЕК-клстки, имеют на мембранах высокую плотность Fc-рецепторов для IgG. Удаление лимфоцитов, содержащих Fc-рецептор, или же блокада этого рецептора агрегированным IgG либо комплек­сом антиген — антитело всегда приводит к исчезновению цитотоксичніхгти [ Jondal

C., Press Н., 1975; Walder et al., 1976; Muchmore A. V. et al., 1977; Parrillo J. E., Fanci A. S., 1978]. Иммуноглобулины, сенсибилизирующие клетку-мишень для АЗКЦ, относятся к IgG, а противоопухолевое действие в комплексе с эффекто­рами осуществляют IgG -антитела, но нс IgG - или IgG -антитела [ Landlois A. J. etal., 1985].

Считают, что специфичность действия ЕК-лимфоцитов обусловливается по меньшей мере двумя факторами: наличием на их мембране ЕК-рецепторов для определенных клеток-мишеней и специфичностью естественных IgG-антител, связываемых Fc-рсцепторами [Takasugi М. et al., 1977]. Следовательно, ЕК- и К- лимфоциты, но-видимому, представляют собой различные субпопуляции, одна из которых содержит ЕК- и Fc-рецепторы, а другая —только Fc-рецептор, «фо­кусирующий» эффектор на клетку-мишень. Показана их гетерогенность по фун­кциональной активности и антигенным маркерам, а также по чувствительности к действию различных молекулярных регуляторов иммунологических реакций. Например, интерферон повышает, а простагландины (ПГ) ПГЕ,, ПГЕ2 и 0,1% проназа снижают активность ЕК-лимфоцитов, в то же время первые два препара­та нс влияют на К-клстки, а проназа, наоборот, усиливает их активность в АЗКЦ. Простые сахара не влияют на АЗКЦ и одновременно блокируют спонтанную кле­точную цитотоксичность [KimbcrJ.,MoorcM., 1981;McMcrmottR. Р. ct al., 1981; Kim Y. В., HuhN. D., 1982; Merrill J. E., 1983]. Установлено, что анти-ЕК-сыво- ротка в определенных разведениях и комплемент блокируют активность ЕК-кле­ток, но нс действуют на К-клетки [Huh N. D. et al., 1981 ]. Антитела против F(ab)2- фрагмента человеческого IgG резко снижают лизирующую способность К-лим- фоцитов и нс влияют на активность ЕК-клегок [ Bolhuis R. L. et al., 1978]. Нако­нец, МАТ против КС-1-антигена, экспрессированного на поверхностной мем­бране ЕК-лимфоцитов, специфически блокируют их активность и не влияют на соответствующие эффекторы в АЗКЦ и индуцированной клеточной цитотоксич­ности.

Все изложенные выше факты убедительно указывают на то, что ЕК- и К-клст­ки скорее всего являются разными популяциями лимфоцитов, а СКЦ и АЗКЦ, включающие этих эффекторы, являются независимыми типами клеточной цито­токсичности и осуществляются различными механизмами.

Итак, на основании имеющегося материала можно предполагать, что СКЦ и АЗКЦ представляют собой весьма эффективные автономные, сильно реагирую­щие защитные системы, которые могут распознавать широкий спектр антиіен- ных детерминант и в силу этот, вероятно, контролировать возникновение глав­ным образом спонтанных моноклональных новообразовании. В пользу значитель­ной роли ЕК- и К-лимфоцитов в противоопухолевой защите свидетельствуют сле­дующие факты: 1) низкая частота спонтанных опухолей у бестимусных мышей и вообще у мышей с высоким содержанием ЕК- и К-лимфоцитов; 2) прямая корре­ляция активности ЕК-клеток in vivo и резистентности к индукции бластоматоз­ного процесса; 3) мыши с высоким содержанием ЕК-лимфоцитов более резис­тентны к сингенной лимфоме; 4) стимуляция активности ЕК-лимфоцитов ин­терфероном или другими агентами повышает противоопухолевую резистентності,; 5) мыши с блокированными облучением Т- и В-системами иммунитета, но со­храненной активностью ЕК-лимфоцитов резистентны к транс плантации опухо­левых клеток; 6) противоопухолевая резистентность у мышей с полностью бло­кированной системой иммунитета восстанавливается костным мозгом, обрабо­танным анти-т-сывороткой от мышей с высокой активностью ЕК-клеток. Кроме того, в клинике отмечены ремиссии у больных с лимфомами и другими злокачес­

твенными новообразованиями в процессе лечения интерфероном, что связано с повышением активности ЕК-лимфоцитов.

Считают, что СКЦ и АЗКЦ являются первым неспецифическим звеном про­тивоопухолевой зашиты. Эта система иірает важную роль в иммунологическом надзоре, осуществляя в основном распознавание и элиминацию очень м'алмх (в том числе и единичных клеток) количеств неопластически трансформированных клеток. Вероятно, одновременно начинает функционировать и специфическая противоопухолевая защита, при которой вырабатываются специфические анти­тела и ЦТЛ в ответ на специфический трансплантационный опухолевый анти­ген. Эта система способна отторгать уже большие количества опухолевых кле­ток. Иными словами, эти две системы значительно дополняют друг друга, пос­кольку первая распознает и уничтожает Неопластические клетки в субпороговых количествах, а вторая элиминирует относительно большие количества таких кле­ток. Указанные системы, по-видимому, не только дополняют, но и зависят друг от друга. С одной стороны, появление даже небольших количеств специфических антител, например, обеспечивает условия для цитотоксического действия К-лим­фоцитов в АЗКЦ, а с другой — установлено, что ЕК-лимфоциты способны син­тезировать факторы роста и дифференцировки В-клеток, т. е. тем самым повы­шать ^моральный иммунный ответ [Procopio A. etal., 1985; Brenner М. etal., 19861.

Предполагают даже, что при подавлении системы естественной резистеїггности нс функционирует и система специфического противоопухолевого иммунитета. Во всяком случае АЗКЦ служит наиболее ярким примером кооперативного вза­имодействия гуморальных и клеточных факторов иммунитета. Важно отметить, что ЕК-лимфоциты появляются у мышей и других животных только на 3—4-й неделе жизни, т. е. тогда, когда заканчивается интенсивная пролиферация кле­ток, обусловленная ростом оріанизма. Следовательно, в период, когда наиболее возможно появление неопластически трансформированных клеток, основіїую роль в иммунолоіичсском надзоре, вероятно, выполняют эффекторы АЗКЦ, обнару­живающиеся перед рождением животных, и антитела, которые продуцируются уже на 2-й день после рождения. Причем естественные антитела, необходимые для проявления этой цитотоксичности, нс включаются в активность ЕК-клеток |Кау D. et al., 1977; Kim Y. В., Huh N. D., 1982; Hirokawa K., 1991 J.

К сказанному следует добавить, что В-лимфоциты продуцируют широкий спектр медиаторов, обладающих цитотоксическим действием (лимфотоксины, наделенные свойсгвами эффекторной киллерной молекулы), В-клсточный сти­мулирующий (суирессирующий) фактор, естественный активирующий фактор (стимулирует СКЦ), колониестимулирующий фактор, интерферон, ФНО (ФНО для В-лимфоцитов идентифицирован как ФНО-h). ФНО также секретируется ЦТЛ, ЕК-клстками, моноцитами и макрофагами и является одним из основных цитотоксических медиаторов, вызывающих некроз опухолей in vivo и лизис опу­холевых клеток in vitro [Навашин С. М., Вядро М. М., 1989; Yurgensen С. Н. et al., 1986; Ohno Т. et al., 1988]. Все перечисленные медиаторы играют существен­ную роль в деструкции как аутологичных, так и аллогенных злокачественных но­вообразований. Определенный интерес в этом отношении представляют также цитотоксические факторы I (N-терминальный фрагмент которого идентичен ФНО- Р), П (по нескольким показателям отличается от ФНО-а и ФНО-р) и мембран­ный ИЛ-1. Они синтезируются В-лимфоцитами и лизируют некоторые типы опу­холей, в частности клетки различных сарком, карцином и лейкозов человека. Су­щественно, что фактор I, введенный мышам с проірсссирующими саркомами, значительно повышал их выживаемость (Каїра* А., 1977; Neumann Н., Karpas А.,

1981; Acres R. В. et al., 1987; Bonnefloy Y. et al., 1989; Yamanaka H., Karpas A., 1989).

Следует обрагить внимание и на успехи, связанные с терапией онкологичес­ких больных с применением колониестимулирующих ФР, полученных с помощью рекомбинантной технологии (ГМ-КСФ, К-КСФ, М-КСФ, ИЛ-3, эритропоэтин (Эпо)). С одной стороны, это позволило использовать в 2 раза более высокие дозы химиопрспаратов, а с другой — способствовало ускорению восстановления кос­тного мозга пациентов (Vandhan-Raj S. etal., 1989; Weiss R., 1989; Wolf M., 1989).

С помощью ретровирусного вектора G. Ferrari и соавт. (1990) индуцировали экспрессию человеческого Г-КСФ в низкоиммуногенной мышиной аденокарци­номе толстой кишки С26, которую прививази сингенным или бестимусным мы­шам. Антитела против Г-КСФ усиливали рост опухоли С26, продуцирующей Г- КСФ. При введении смеси продуцирующих и непродуцирующих Г-КСФ клеток С26 рост опухолей подавлялся при их соотношении более 10:1. Противоопухоле­вый эффект Г-КСФ авторы связывают с ею активирующим воздействием на не­йтрофилы.

Известно, что активация иммунокомпетентных клеток для проявления про­тивоопухолевой цитотоксичности осуществляется многочисленными разно­образными стимулами. Остановимся на основных стимулах и прежде всею отмстим, что контакт культуры лимфоцитов и клеток опухоли сопровожда­ется активацией цитотоксических эффекторов — различных популяций Т- лимфоцитоя и лимфоцитов, обладающих естественной киллерной актвкостью (в том числе и большие зернистые лимфоциты), распознающих свои анти­генные детерминанты и лизирующих клетки-мишени аутологичных опухо­лей (Klein Е., VanKy Е, 1981).

Показано, что аллогенная смешанная культура лейкоцитов генерирует два типа цитотоксических эффекторных клеток, один из которых сенсибилизирован аллоантигенами клеток-мишеней (аллос- пецифический цитолиз); эффекторы второго типа лизируют неопределенные клетки-мишени опухолей и клетки некоторых клеточных линий (неспсци- фический «аномальный киллинг», по J. К. Seeley и соавт., 1979). Оба цито­лиза могут осуществляться Е-розсткообразующими Т-клетками, однако Т-лим­фоциты, обусловливающие аномальный киллинг, ио некоторым показателям отличны от Т-лимфоцитов и их природа пока не установлена. Полагают, что они представляют собой ЕК-подобные клетки (Zarling J. М. et al., 1981; Bums A. et al., 1984; Shortman К., Wilson A., 1985). Оказалось, что MAT против антигенов эффекторов ТЗ, Т4 и Т8 Т-лимфоцитов резко снижают аллоспеци- фический и не действуют на аномальный цитолиз (De Vries I. Е., Spits Н., 1984; Monsigny М., 1984; Shortman К., Wilson А., 1985). На основании этих данных предполагают, что клетки, стимулированные в смешанной культуре лейкоцитов, несут на своей поверхности два независимых рецептора: один Т-клеточный, ограниченный МНС, и второй распознающий неопределенные антигенные детерминанты на клетках опухолей. Такими распознаваемыми молекулами могут быть углеводы, входящие в состав гликопротеидов клеточ­ных мембран. Действительно, в последующем были представлены данные, сви­детельствующие отом, что на эффекторных клетках экспрессируется рецеп­тор лектинового типа. Он взаимодействует с углеводным компонентом (воз­можно, с ганглиозидом GD}) опухолеассоциированного гликопротеида, ци­топлазматической мембраны клеток-мишеней различных злокачественных но­вообразований (WcrkmeisterJ. A. etal., 1985).

Причина стимула активации цитотоксических эффекторов в аутологичной смешанной культурслимфоцитов (А С К Л) неясна. Считают, что основным компонентом является 1а-антигсн, экспрессиру­ющийся на поверхностных мембранах некоторых клеток оріанизма. Эффекторы АСКЛ успешно лизируют клетки-мишени лимфобластоидных линий, в том чис­ле и лимфомы Беркитта, которые, как правило, резистентны к цитотоксическо­му действию ЕК-клеток [Goto M.,Zvai Пег N. I., 1983]. Лизис этих клеток не зави­сел от присутствия на их поверхности 1а-антигена и коррелировал с содержани­ем эффекторных 4Р-2-лимфоцитов. МАТ 9,6 и 4F-2 блокировали цитотоксич­ность указанных эффекторов, которые не содержали маркеров ЕК-клеток (ЕК- 0КМ1 и Lcu7, HNK-1) и маркеров ЦТЛ (ОКТ8 и 9,3) |Goto М., Zvaifler N. I., 1983].

В качестве активаторов ЦТЛ широко используют интерферон и ИЛ-2. Стимуляция интерфероном приводит к активации различных эффекторов ЕК- клсток, Т-лимфоцитов и макрофагов, лизирующих клетки-мишени аутологич­ных опухолей. Причем уинтерферон, реагируя с соответствующими рецептора­ми на макрофаіах, примирует их для нсспсцифичсского лизиса опухолевых кле­ток и усиливает экспрессию 1а- и DR-антигенов [Шпарык Я. В.идр., 1991; Chang A. Y. et al., 1986; Krown S. E., 1988]. Лизис клеток меланомы человека аутоло­шчными ЦТЛ также резко усиливался под действием уинтерферона и ФНО-а [Wcilvan К. Е. et al., 1991 ]. Показано, что уинтерферон играет ключевую роль в развитии нсрсстриктированного по антигенам МНС цитотоксического ответа в процессе вирусной инфекіщи, в частности герпесвирусной типа I [Campos М. et al., 1989]. Многообразие же воздействий интерферона, обнаруженных к настоя­щему времени (иммуномодулирующее, противовирусное, антимикробное, антип- ролиферативное и др.) и свидетельствующих о широких коїпрольно-регулятор­ных функциях этой системы, направленных на сохранение гомеостаза, описано в обзоре Ф. И. Ершова и соавт. (1990).

Для усиления противоопухолевой цитотоксичности совместно с интерферо­ном часто применяют дополнительную стимуляцию эффекторов липополисаха- ридами, эндотоксинами или же некоторыми убитыми микроорганизмами [Sol- dateschi D. et al., 1984]. Обнаружено синергичное действие ФНО и интерферонов (особенно с у интерфероном); они увеличивают цитотоксическую активность мак­рофагов и Т-лимфоцитов по отношению к опухолевым клеткам, в том числе и к клеткам опухоли яичника человека, трансплантированной мышам линии nu/nu [Old L. J., 1987; Tavcme J. et al., 1987].

ВобзореО. Г. Анджапаридзе и Э. Р. Пилле (1989) приведена информация, сви­детельствующая о значительной интенсификации исследований противсюпухо- левого действия интерферона после разработки его рекомбинантных препаратов. Оказалось, что терапевтическое действие интерферона, особенно в больших до­зах (1,5x106 ME ежедневно в течение 2 нед), наиболее выражено при гемопоэти­ческих неоплазиях: волосатоклеточном лейкозе, лимфомах нс-Ходжкина, хро­ническом миелогенном лейкозе, кожной Т-клеточной лимфоме и в меньшей сте­пени при множественной миеломе. Из новообразований иного происхождения наиболее_чувствителы

<< | >>
Источник: Агеенко А.И.. Лицо рака. — М.: Медицина,1994. — 240 с., ил. — 33. 1994

Еще по теме 2.2.6. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ГОМЕОСТАЗ, ИММУННЫЙ НАДЗОР, ИММУНОДЕПРЕССИЯ И КАНЦЕРОГЕНЕЗ:

  1. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ. ОБШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИММУНОКОМПЕТЕНТНОЙ СИСТЕМЫ (СТРОЕНИЕ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ). ЗНАЧЕНИЕ ИММУННОЙ СИСТЕМЫ B ПОДДЕРЖАНИИ ГОМЕОСТАЗА. РОЛЬ ГУМОРАЛЬНЫХ И КЛЕТОЧНЫХ ФАКТОРОВ B РАЗВИТИИ ИММУНОПАТИЙ. ГНТ, ГЗТ, АУТОИММУННЫЕ БОЛЕЗНИ (СУЩНОСТЬ, ПРИЧИНЫ, МЕХАНИЗМЫ РАЗВИТИЯ)
  2. Антигены
  3. АУТОИММУНИЗАиИЯ И АУТОИММУННЫЕ БОЛЕЗНИ
  4. КАРДИОМИОПАТИИ
  5. ПАТОФИЗИОЛОГИЯ ОПУХОЛЕВОГО РОСТА
  6. ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИММУНОЛОГИИ И ИММУНОТОКСИКОЛОГИИ
  7. 1.2.1. Индукция иммунного ответа
  8. Общая характеристика нарушения иммунного гомеостаза под влиянием токсикантов
  9. Роль симпатико-адреналовой системы в супрессии иммунных реакций при отравлении ФОС
  10. Медикаментозная коррекция нарушений иммунного ответа при острой интоксикации атропиноподобными препаратами
  11. ГЛАВА 12. ХАРАКТЕРИСТИКА ИММУНОСТИМУЛЯТОРОВ. КОРРЕКЦИЯ НАРУШЕНИЙ ИММУННОГО ГОМЕОСТАЗА ПРИ ОСТРОМ ОТРАВЛЕНИИ КСЕНОБИОТИКАМИ
  12. ПРЕДИСЛОВИЕ
  13. 2.2.1. ЭМБРИОНАЛЬНЫЕ АНТИГЕНЫ ЦИТОПЛАЗМАТИЧЕСКИХ МЕМБРАН ОПУХОЛИ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ИММУННЫЙ ОТВЕТ В АУТО-И СИНГЕННОЙ СИСТЕМАХ
  14. 2.2.3 ИММУНОЛОГИЧЕСКАЯ СТИМУЛЯЦИЯ РОСТА ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ НОВООБРАЗОВАНИЙ
  15. 2.2.6. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ ГОМЕОСТАЗ, ИММУННЫЙ НАДЗОР, ИММУНОДЕПРЕССИЯ И КАНЦЕРОГЕНЕЗ
  16. 2.3.1. ИММУНОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТРОЛЬ КЛЕТОЧНОЙ ПРОЛИФЕРАЦИИ
  17. Список литературы