<<
>>

В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ПРАВА

Для более конкретной оценки места и значения «Капитала» в процессе формирования и развития историкоматериалистического понимания права необходимо осветить некоторые главные вехи в творческой эволюции взглядов К- Маркса.

Такой обзор позволит проследить основные этапы развития Марксовой мысли на пути к «Капиталу», глубже уяснить существо историко-материалистического анализа в «Капитале» общественных и политико-правовых явлений.

При этом особый интерес представляют те аспекты развития взглядов Маркса, которые относятся к диалектике формы и содержания в праве, к характеристике права как формы общественных отношений и отражают эволюцию в Марксовой трактовке данной проблемы. Разумеется, что выяснение этих специальных аспектов опирается на имеющиеся результаты и выводы более широкого анализа общих тенденций в развитии взглядов Маркса[*].

В нашей литературе подробно проанализирован процесс формирования философских, политических и правовых взглядов Маркса. Исследователи, отмечая тот факт, что Маркс в ранний период своего творчества, включая и время работы в «Рейнской газете» (1842—1843), находился в целом на позициях гегелевской идеалистической философии, вместе с тем справедливо подчеркивают, что взгляды Маркса философского и особенно политико-ми-

ровоззренческого характера уже в рассматриваемый период расходятся с положениями гегелевского учения. Большое внимание в литературе уделено сравнительному -анализу консервативных, умеренно-буржуазных политических идей Гегеля и революционно-демократических воззрений молодого Маркса, исследованию наметившихся в его взглядах тенденций к материализму и коммунизму1.

В произведениях Маркса того времени проблема взаимосвязи формы и содержания в праве освещается с позиций гегелевской идеалистической диалектики: и правовая форма, и определяющее ее содержание рассматриваются в их идеальных характеристиках, а действительные материальные отношения остаются пока вне анализа.

С позиций такого подхода право — тоже форма общественных отношений, но это идеальная форма идеальных отношений (отношений, определяемых идеей права и свободы).

Отмечая недостатки, присущие данному идеалистическому подходу, не следует, однако, игнорировать и недооценивать его рациональные моменты (диалектический подход к праву, подчеркивание объективной природы закона, критичность к разного рода субъективистским и волюнтаристским представлениям о праве и т. д.), которые, как показывает дальнейшее развитие взглядов Маркса на проблему соотношения содержания и формы в праве, не были отброшены им, а, напротив, сохранены и углублены на принципиально новой, материалистической основе.

С развитием и углублением анализа реальных социальных, политических и правовых явлений связано возникновение и укрепление материалистических тенденций во взглядах Маркса, особенно на последнем этапе его деятельности в «Рейнской газете».

О своих взглядах того времени Маркс в предисловии «К критике политической экономии» (1859) писал:              «В

1842—1843 гг. мне как редактору «Rheinische Zeitung» пришлось впервые высказываться о так называемых материальных интересах, и это поставило меня в затруднительное положение. Обсуждение в рейнском ландтаге вопросов о краже леса и дроблении земельной собственности, официальная полемика, в которую г-н фон Шапер, тогдашний обер-президент Рейнской провинции, вступил с «Rheinische Zeitung» относительно положения мозельских крестьян, наконец, дебаты о свободе торговли и покровительственных пошлинах дали первые толчки моим занятиям экономическими вопросами»2.

Однако к собственно экономическим исследованиям Маркс приступил не сразу же после ухода из «Рейнской газеты» (в марте 1843 г.):              первоочередное              внимание

Маркса было обращено к выяснению своего-отношения к гегелевской философии права.

  1. Право как форма материальных общественных отношений: вехи и направления анализа

Разрыв Маркса с идеализмом и переход на материалистические позиции были подготовлены всем предшествующим периодом его творческой деятельности, в ходе которой он все больше убеждался в коренных пороках гегелевской философии права.

Анализ показал, что с помощью этих идеалистических представлений невозможно дать объяснение реальных явлений общественной, жизни. Это, собственно, и поставило Маркса, по его словам, в «затруднительное положение»3. Поиски выхода из данного затруднения привели Маркса к выводу о необходимости критического разбора гегелевской идеалистической философии права.

Основные итоги этого переломного этапа в развитии взглядов Маркса впоследствии были сформулированы им самим следующим образом: «Первая работа, которую я предпринял для разрешения обуревавших меня сомнений, был критический разбор гегелевской философии права; введение к этой работе появилось в 1844 году в издававшемся в Париже «Deutsch-Franzosische JahrBucher». Мои исследования привели меня к тому результату, что правовые отношения, так же точно как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях^ совокупность которых Гег.ель, по примеру английских и французских писателей XVIIl века, называет «гражданским обществом», и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии»4, В этих двух предложениях Маркса заключены итога огромной творческой работы, подготовившей его переход .на материалистические позиции. Трактовка проблем формы и содержания вообще и в частности формы и содержания права (в том числе и понимание права как формы общественных отношений) в рукописи 1843 года «К критике гегелевской философии права» переводится в принципе на материалистические основы. «В действительности, — подчеркивает Маркс, — семья и гражданское общество составляют предпосылки государства, именно они являются подлинно деятельными; в спекулятивном же мышлении все это ставится на голову»5.

Первичность общества (общественных отношений) по отношению к политическим и правовым формам является исходным и отправным положением материалистического мировоззрения. И в рукописи 4843 года это важное положение нашло свое четкое отражение.

Значительное внимание в ней уделено характеристике роли частной собственности в различные исторические эпохи. Причем частная собственность берется пока не в ее экономическом значении, а, скорее, в ее политико-правовом прояв- ленйи.

Глубоко раскрываются в рукописи 1843 года причины последующей рецепции римского права как права частной собственности. «Римляне,— подчеркивает Маркс,— собственно, впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности. Римское частное право есть частное право в его классическом выражении»6.

Выводы рукописи 1843 года были использованы и развиты дальше в статьях Маркса «К еврейскому вопросу» и «К критике гегелевской философии права. Вве-. дение», опубликованных в «Немецко-фрапцузском ежегоднике» (февраль 1844 г.).

В статье «К еврейскому вопросу» содержится критика «политической эмансипации». Причем под «политической эмансипацией» по существу имеются в виду результаты буржуазной революций. Политическая эмансипация привела к отделению политического государства от гражданского общества, к «раздвоению» человека на публичного и частного, на члена общества и гражданина государства. «Конституирование политического государства и разложение гражданского общества на независимых индивидов,— взаимоотношение которых выражается в праве, подобно тому как взаимоотношение людей сословного и цехового строя выражалось в привилегии,— совершаются в одном и том же акте»7.

Маркс обращает внимание на то обстоятельство, что с точки зрения политической эмансипации собственно человеком (homme) считается эгоистический индивид, член гражданского общества, тогда как гражданин (citoyen), «политический человек есть лишь абстрактный, искусственный человек, человек как аллегорическое, юридическое лицо»8.

С точки зрения отстаиваемой Марксом «человеческой эмансипации» ограниченный характер носят при .буржуазном строе не только политические права (права гражданина), но и «так называемые права человека» — права противостоящих друг другу индивидов.

Это отчетливо видно из критического анализа Марксом соответствующих статей буржуазных конституций9.

Значительный интерес представляет указание Маркса уже в статье «К еврейскому вопросу» на власть денег в частной и политической сферах как на проявление господства отношений отчуждения. Суждения Маркса здесь о деньгах как отчужденной от человека сущности его труда и его бытия, о превращении всех человеческих отношений в предмет торговли, об отчуждении вещей как практике самоотчуждения человека10 предвосхищают ряд' идей об отчуждении из последующих «Эко- номическо-философских рукописей» 1844 года и открывают разработку проблемы «товарного фетишизма».

В статье «К критике гегелевской философии права. Введение» пролетариат рассматривается как класс, который своей революционной борьбой осуществит задачи «человеческой эмансипации». Это свидетельствует об окончательном переходе Маркса на позиции материализма и коммунизма. В. И. Ленин отмечал, что в статьях, помещенных в «Немецко-французском ежегоднике», «Маркс выступает уже как революционер, провозглашающий «беспощадную критику всего существующего» и, в частности, «критику оружия», апеллирующий к массам и к пролетариату»11.

Наряду с провозглашением всемирно-исторической миссии пролетариата данная статья знаменательна и прямым указанием на необходимость уничтожения частной

17

% Заказ 8408 собственности . как основы существующего миропорядка12.

Задача философии состоит, по Марксу, в том, чтобы вслед за критикой религии разоблачить самоотчуждение в таких его «несвященных образах», как право, политика и т. п. «Критика неба превращается, таким образом, в критику земли, критика религии — в критику права, критика теологии — в критику политики»13.

Характеристика права как формы отчуждения является здесь лишь иным выражением мысли об обусловленности права теми отчужденными общественными отношениями, в основе которых лежат господство частной собственности, частный, эгоистический интерес, власть денег.

Переход Маркса на пролетарские позиции, осознание им роли частной собственности как основы того общества, отношения в котором находят свое выражение в отчужденной форме права, представляли собой важную веху на пути к уяснению классовой сущности права, к раскрытию глубинной внутренней Связи между общественно- экономической обусловленностью права и его классовым характером.

Дальнейший прогресс в этом направлении требовал углубления в целом уже материалистических представлений о гражданском обществе (со времен рукописи 1843 года), конкретизации понятия материальных общественных отношений и анализа реального значения материального производства для общества, государства, права, политики, религии и т. д. Этими задачами и обусловлено обращение Маркса в 1844 году к политической экономии, ключевая роль которой для исследования анатомии гражданского общества была им уже уяснена.

Результаты первых экономических исследований Маркса представлены в его «Экономическо-философских рукописях», над которыми Маркс работал в апреле — августе 1844 года. Здесь Маркс, используя понятие «отчуждение», которым пользовались до него Гегель и Фейербах, трактует его с новых, материалистических и коммунистических позиций, раскрывает его экономическое содержание. В связи с собственно экономическим анализом, выяснением экономических отношений частной собственности Маркс касается и политико-правовых форм их выражения. Производство, сфера экономики характеризуются им как движение частной собственности; это й есть по существу то материальное содержание и та материальная основа, на которой возвышается государство, право, мораль, религия и т. д. «Эта материальная, непосредственно чувственная частная собственность является материальным, чувственным выражением отчужденной человеческой жизни. Ее движение — производство и потребление — есть чувственное проявление движения всего предшествующего производства, т. е. оно представляет собой осуществление или действительность человека. Религия, семья, государство, право, мораль, наука, искусство и т. д. суть лишь особые виды производства и подчиняются его всеобщему закону. Поэтому положительное упразднение частной собственностиt как утверждение человеческой жизни, есть положительное упразднение всякого отчуждения, т. е. возвращение человека из религии, семьи, государства й т. д. к своему человеческому, т. е. общественному бытию»и.

Обращение Маркса к экономическому анализу позволило ему углубить материалистическое положение об обусловленности государства и права обществом, общественными отношениями. Это связано с тем, что частная собственность как основа общества берется и анализируется не в статике, а в ее экономическом движении и, следовательно, в производственном проявлении. Тем са-. мым'отношение между частной собственностью и правом (государством и т. д.) опосредуется через анализ производства. Это позволяет раскрыть более глубинную, экономико-производственную, основу права, государства и т. п.

В первом совместном труде Маркса и Энгельса «Святое семейство, или критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании» (работа написана в сентябре—ноябре 1844 года, опубликована в феврале 1845 года) в ходе критики младогегельянского идеализма, утопических идей мелкобуржуазного социализма и иллюзий буржуазной политэкономии получает свою дальнейшую разработку материалистическое положение об объективной обусловленности политико-правовых форм экономическими отношениями. Высокая оценка в работе прудоновской критики частной собственности (и его книги «Что такое собственность?») сочетается с указанием на недостатки и ограниченность этой критики. Так, по поводу прудоновской концепции «равного владения» авторы «Святого семейства» замечают: «Представление о «равном владении» есть политико-экономическое, следовательно— все еще отчужденное выражение того положения, что предмет, как бытие для человека, как предметное бытие человека, есть в то же время наличное бытие человека для другого человека, его человеческое отношение к другому человеку, общественное отношение человека к человеку. Прудон преодолевает политико-экономическое отчуждение в пределах политико- экономического отчуждения»15. В. И. Ленин, касаясь приведенного положения о предметном характере общественных отношений, отметил, что данное место свидетельствует о подходе Маркса к основной идее своей системы —«именно к идее общественных отношений производства»16.

В «Святом семействе» подчеркивается, что жизнь гражданского общества в действительности скрепляется естественной необходимостью и интересом,- а вовсе не государством и правом, которые представляют собой лишь отчужденную форму проявления общественных отношений. Право «только санкционирует существующие отношения»17, которые фактически являются не отношениями равенства и свободы, а, напротив, антагонистическими отношениями зависимости, борьбы, угнетения.

Обстоятельная, систематическая разработка основных положений исторического материализма была дана Марксом и Энгельсом в «Немецкой идеологии» (написана в 1845—1846 гг.). Историко-материалистический анализ общества, государства и права, содержащийся в этом произведении зрелого марксизма, позволил выяснить и четко определить исторически преходящий характер буржуазных производственных отношений и обусловленных ими политико-правовых форм, вскрыть основные движущие силы и перспективы исторического развития, осветить социально-классовую сущность государства и права, их роль и назначение.

В специальном разделе «Немецкой идеологии» прослеживается обусловленность государства и права соответствующей «формой собственности»18.

Острой критике в этой связи подвергается идеалисти-' ческий подход к праву. «Так как государство, — пишут Маркс и Энгельс, — есть та форма, в которой индивиды, принадлежащие к господствующему классу, осуществля-

Ют свои общие Интересы и в которой все гражданское общество данной эпохи находит свое сосредоточение, — то из этого следует, что все общие установления опосредствуются государством, получают политическую форму. Отсюда и происходит иллюзия, будто закон основывается на воле и притом на оторванной от своей реальной основы, свободной воле. Точно так же и право в свою очередь сводят затем к закону»19.

Согласно идеалистическому подходу, непосредственные индивидуальные отношения, фактические отношения людей оказываются порождением некоего «всеобщего понятия», например права. Против подобных иллюзорных воззрений авторы «Немецкой идеологии» возражают: «Но история права показывает, что в наиболее ранние и примитивные эпохи эти индивидуальные, фактические отношения в :их самом грубом виде и являются непосредственно правом. С развитием гражданского общества, т. е. с развитием личных интересов до степени классовых интересов, правовые отношения изменились и получили цивилизованное выражение. Они стали рассматриваться уже не как индивидуальные отношения, а как всеобщие. Вместе с этим, благодаря разделению труда, охрана сталкивающихся между собой интересов отдельных индивидов перешла в руки немногих, :И тем самым исчез и варварский способ осуществления права»20.

Из данного положения ясно, что, согласно Марксу и Энгельсу, индивидуальные фактические отношения являются «непосредственно правом» лишь в «наиболее ранние и примитивные эпохи». Поэтому, на наш взгляд, нуждается в уточнении утверждение о том, что Маркс и Энгельс «писали об определенных фактических отношениях как правовых»21. В таком общем виде это утверждение может создать впечатление, будто правовые отношения и в их «цивилизованном» выражении являются индивидуальными фактическими отношениями. Между тем из приведенного положения Маркса и Энгельса очевидно, что это не так.

В борьбе против идеалистических иллюзий о свободной и чистой воле, о произвольном законодательстве и т. п. в «Немецкой идеологии» вскрывается и подчеркивается именно историко-материалистическая обусловленность государства и права, естественно-исторический, независимый от произвола людей, закономерный и необходимый характер процесса их формирования.

«Немецкая идеология» из-за издательских трудностей не была опубликована. Первой увидевшей свет (в июле 1847 года) работой зрелого марксизма явилась «Нищета философии». Непосредственно это произведение Маркса было направлено против вышедшей в 1846 году книги Прудона «Система экономических противоречий, или философия нищеты».

Критикуя взгляды Прудона, Маркс изложил основные черты своих новых, историко-материалистических и экономических воззрений, которые, по словам Ф. Энгельса, к этому времени он окончательно уяснил себе22. В «Нищете философии» используются и развиваются дальше результаты предшествующих исследований Маркса, в том числе и политэкономических. «В этой книге,— писал Маркс позднее (в 1880 г.) о «Нищете философии»,—содержится в зародыше то, что после двадцатилетнего труда превратилось в теорию, развитую в «Капитале»23.

Экономические отношения собственности, как это видно из «Нищеты философии», и есть те материальные общественные отношения (производственные отношения), которые составляют сферу экономики, материального производства на различных ступенях исторического развития и определяют собой соответствующий тип права собственности, правовые и политические отношения и формы вообще.

В свете различения Марксом экономических и правовых отношений собственности (не только в «Нищете философии» и последующих работах Маркса, но и в предшествующих его произведениях, написанных в целом с историко-материалистических позиций) представляется неверной точка зрения В. П. Шкредова о собственности лишь как о правовом отношении24, проводимая в его книге «Метод исследования собственности в «Капитале» К. Маркса» (М., 1973). Он упускает из виду другой существенный аспект Марксовой характеристики собственности— как экономического, производственного, материального общественного отношения. Правовую форму выражения экономических отношений собственности на средства производства В. П. Шкредов тем самым смешивает с самими материальными производственными отношениями. Естественно, что его попытка обосновать свой подход ссылкой на произведения Маркса и особенно на «Капитал» сопровождается нередко односторонней трактовкой соответствующих высказываний Маркса, акцентированием внимания лишь на юридических аспектах Марксовой характеристики отношения собствен-

НОСТИл

Основополагающая идея историко-материалистического учения об обусловленности права экономическими отношениями на протяжении многих лет последовательно развивалась ,и конкретизировалась Марксом в ходе его политэкономических исследований, начиная с «Эко- номическо-философсиих рукописей» 1844 года, в которых были использованы материалистические выводы предшествующего критического пересмотра гегелевской философии права, и кончая «Капиталом», положения которого, в свою очередь, были использованы в последующих произведениях основоположников марксизма.

Соотношение экономики и права в «Нищете философии» раскрывается Марксом как диалектическая связь материального содержания и правовой формы общественных отношений исторически определенного типа, как опосредованная исторически конкретным способом материального производства связь между экономическими и правовыми отношениями собственности.

С этих позиций и подвергаются в «Нищете философии» критическому анализу юридические иллюзии Прудона, все учение которого, по меткому выражению Энгельса, покоится на «спасительном прыжке из экономической действительности в юридическую фразеологию»25.

Теоретическая деятельность Маркса и Энгельса была на всех этапах формирования и развития нового, историко-материалистического учения тесно связана с практикой, с задачами революционного ниспровержения эксплуататорского строя. Ярким подтверждением этого является «Манифест Коммунистической партии». Написанный Марксом и Энгельсом по поручению Второго конгресса Союза коммунистов (ноябрь—декабрь 1847 г.). «Манифест» был опубликован в феврале 1848 года.

Указание в «Манифесте» на роль насилия в процессе уничтожения старых производственных отношений, ставших оковами для дальнейшего развйтия производи* тельных сил и создания предпосылок для новых производственных отношений, в значительной мере конкретизирует— по сравнению с предшествующими работами — понимание диалектики соотношения экономики, политики и права, углубляет анализ механизма многообразных связей (включая, и активное обратное воздействие политики на экономику) между производственными отношениями и политико-правовыми формами их выражения.

Яркая и острая классовая характеристика буржуазного права дана в «Манифесте» в следующих знаменательных словах: «Ваши идеи сами являются продуктом буржуазных производственных отношений и буржуазных отношений собственности, точно так же как ваше право есть лишь возведенная в закон воля вашего класса, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни вашего класса»26. На страже этого права стоит, буржуазная государственная власть, которая есть «только комитет, управляющий общими делами всего класса буржуазии»27.

Характеристика в «Манифесте» буржуазного государства и права была прежде всего направлена против господствовавших апологетических представлений о «надклассовости» государства и права, о выражении в них интересов и воли всех, «всеобщей свободы», «свободной воли» и т. п.

Революционные события 1848—1849 гг., издание «Новой Рейнской газеты» (1848—1849 гг.) на время прервали экономические занятия Маркса, к которым он вновь вернулся в 1850 году в^Лондоне.

Разработка темы «Критика политической экономии» потребовала от Маркса огромных усилий и замяла в целом около сорока лет упорного труда. Названная тема охватывает собой все экономическое учение К. Маркса. Показательно в этой связи не только название политэко- номического произведения Маркса 1859 года «К критике политической экономии», но и то, что главный его труд — «Капитал» имеет тот же подзаголовок: «Критика политической экономии».

К концу 50-х годов первоначальный вариант «Капитала», его «черновой набросок» был уже написан. Об этом свидетельствуют «Экономические рукописи 1857— 1859 гг.». В 1859 году выходит в свет работа «К критике политической экономии», имевшая подзаголовок: «Книга первая. О капитале». В 1861 —1863 гг. Маркс создает новую рукопись под общим заглавием «К критике политической экономии». В этой рукописи разрабатывается проблематика всех четырех томов «Капитала», особенно обстоятельно — тема IV тома («Теории прибавочной стоимости»). В 1863—1865 гг. Маркс пишет новую обширную рукопись, охватывающую вопросы первых трех томов «Капитала». К началу 1866 года вся предварительная работа над четырьмя томами «Капитала» была в основном уже проделана, и Маркс начал подготовку первого тома «Капитала» к изданию. Том этот вышел в свет в сентябре 1867 года.^,

Продолжая работу над последующими томами «Капитала», Маркс в то же время затрачивает много усилий на совершенствование первого тома при подготовке его второго немецкого издания (в 1872 г.) и его изданий на русском (в 1872 г.) и французском (в 1872—1875 гг.— отдельными выпусками) языках. Ввиду ряда обстоятельств (большой занятости Маркса делами международного рабочего движения, обострения болезни, его чрезвычайной требовательности к своим произведениям и т. п.) издание новых томов «Капитала» затягивалось. До конца жизни Маркс углублял и отшлифовывал свой главный труд, так и не опубликовав его полностью. Но наиболее существенное было сделано.

Второй и третий тома «Капитала» были подготовлены к печати и. опубликованы (соответственно в 1885 и в 1894 гг.) Ф. Энгельсом. Четвертый том «Капитала» («Теории прибавочной стоимости») был впервые издан в 1905—1910 гг.

Главные идеи и положения, разработанные в экономических рукописях Маркса на протяжении 1850— 1870 гг., нашли в основном свое отражение и в соответствующих томах и разделах «Капитала», хотя в ряде случаев, в том числе и применительно к вопросам права, тот или иной аспект проблематики в названных рукописях освещен несколько иначе, детальнее и полнее.

Своим экономическим учением-Маркс поставил науку об обществе на материалистическую основу. Общий результат своих научных исследований Маркс сформулировал в 1859 году в предисловии к работе «К критике политической экономии». «В общественном производстве своей жизни, — подчеркивает Маркс, — люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, па котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного'сознания. Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание. На известной ступени своего развития материальные производительные силы общества приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, или — что является только юридическим выражением последних — с отношениями собственности, внутри которых они до сих пор развивались. Из форм развития производительных сил эти отношения превращаются в их оковы. Тогда наступает эпоха социальной революции»28.

В. И. Ленин неоднократно обращался к данному предисловию, в котором, по его оценке, содержится цельная формулировка основных положений материализма, распространенного на человеческое общество и его историю29. В работе «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» В. И. Ленин, приведя обширную цитату из предисловия, пишет: «Уже сама по себе эта идея материализма в ооциологии была гениальная идея. Разумеется, пока это была еще только гипотеза, но такая гипотеза, которая впервые создавала возможность строго научного отношения к историческим и общественным вопросам»30.

«Капитал», в оценке В. И. Ленина, поставил социологию на научную почву, исключающую взгляд на общество как на механический агрегат индивидов, случайную и хаотическую игру сил, мнений и воль. «Теперь — со времени появления «Капитала» — материалистическое понимание истории уже не гипотеза, а научно доказанное положение...»31.

Эти и иные оценки В. И. Ленина ясно очерчивают выдающееся место «Капитала» во всем марксистском историко-материалистическом учении — как в плане становления и развития этого учения, так и в плане его научного значения.

Экономические исследования Маркса одновременно формировали, углубляли и расширяли научные основы анализа политико-правовых явлений и отношений. Понимание права как формы материального общественного отношения все более конкретизировалось и обогащалось по мере уточнения и углубления самого политэкономиче- ского анализа совокупности производственных отношений как реального базиса общества, по мере раскрытия все новых и новых аспектов в механизме многообразных связей между экономическим базисом и обусловленной им политической и правовой надстройкой. Более конкретные представления об экономической структуре общества и об отражении этой структуры в надстроечных формах и отношениях конкретизировали понимание структуры и внутренних связей в самой надстройке, позволяли уяснить своеобразие и специфику развития политико-правовых явлений, их относительную самостоятельность и активное обратное влияние на обусловивший их материальный базис. Весь этот комплекс политико-правовой тематики получает в «Капитале» свою развернутую научную разработку и историко-материалистическое обоснование.

<< | >>
Источник: Лапаева В. В.. Вопросы права в «Капитале» К. Маркса. — М. Юрид. лит., 1982.— 120 с.. 1982

Еще по теме В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ПРАВА:

  1. 1. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ УЧЕНИЯ О ПРАВЕ
  2. 2. СОВРЕМЕННОЕ НОРМАТИВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ, ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  3. СООТНОШЕНИЕ ПРАВА, ПОЛИТИКИ И ЭКОНОМИКИ
  4. Право и правосознание
  5. § 2. Средства защиты гражданских прав
  6. В ПРОЦЕССЕ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ПРАВА
  7. Методологические основы и специфика анализа права в «Капитале»
  8. РАЗЛОЖЕНИЕ ПЕРВОБЫТНООБЩИННОГО СТРОЯ. ПРЕДПОСЫЛКИ И ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
  9. /. Философия права Гегеля
  10. § 3. Место и роль теории государства и правав системе других наук 3. 1. Место и роль теории государства и правав системе гуманитарных наук
  11. ПОНЯТИЕ ИНТЕРЕСА. РОЛЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ И ЛИЧНЫХ ИНТЕРЕСОВ В РАЗВИТИИ ОБЩЕСТВА
  12. § 3. Лингвистическая деятельность Н.Я. Марра в контексте развития научного знания в 20-е—30-е гг. XX века
  13. 1.2. Эволюция парадигмы экономической науки в процессе общественного развития
  14. Глава 5. Государство и рынок: специфика российской диалектики развития
  15. Глава II Развитие социально-философской проблематики в XIX—XX вв.
  16. 10. 2. _Сущность диалектико-материалистического подхода к обществу
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -