<<
>>

1.3. Система юридических гарантий, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности

Осуществление инвестиционной деятельности всегда связано с коммерческим риском. Для иностранного инвестора эти риски зачастую гораздо выше и связаны с существованием так называемых некоммерческих рисков, так как зависят от политической и экономической стабильности принимающего государства, развитости правовой системы, изменения законодательства, введения чрезвычайного положения и т.д.

Защита от некоммерческих рисков (стихийные бедствия, гражданские беспорядки, изменения экономической политики государства), не зависящих от инвесторов, может быть осуществлена путем получения от государства юридических гарантий осуществления инвестиционной деятельности.

Обычно под гарантиями, предоставляемыми инвесторам, понимаются конкретные обязательства, которые берет на себя государство в связи с обеспечением защиты инвесторов при осуществлении ими инвестиционной деятельности.

В гл. IV Закона N 1488-1, названной "Гарантии прав субъектов инвестиционной деятельности и защита инвестиций", содержатся следующие гарантии, предоставляемые государством инвестору: гарантия стабильности прав субъектов инвестиционной деятельности (ст. 14); гарантия невмешательства государственных органов и должностных лиц в деятельность инвесторов (ст. 14); гарантия защиты инвестиций (ст. 15); гарантия обеспечения равных условий деятельности инвесторов (ст. 15); гарантия защиты от незаконной национализации, реквизиции и применения других мер, равных указанным по последствиям (ст. 15).

В ст. 15 Федерального закона N 39-ФЗ закрепляется, что государство гарантирует всем субъектам инвестиционной деятельности независимо от форм собственности: обеспечение равных прав при осуществлении инвестиционной деятельности; гласность в обсуждении инвестиционных проектов; право обжаловать в суд решение и действие (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц; защиту капитальных вложений, которая включает гарантии от незаконной национализации и реквизиции, а также страхование капитальных вложений.

Также в ст. 15 названного законодательного акта предусмотрена гарантия стабильности правового регулирования инвестиционной деятельности.

Однако вступление в действие Федерального закона N 160-ФЗ стало новым этапом развития российского законодательства в сфере правового регулирования иностранных инвестиций. Как указано в преамбуле Федерального закона, его основной задачей является закрепление основных "гарантий прав иностранных инвесторов на инвестиции и получаемые от них доходы и прибыль". Соответственно, предмет регулирования Федерального закона составляют отношения, связанные с предоставлением государственных гарантий прав иностранных инвесторов (п. 1 ст. 1).

Таким образом, законодатель выделил в качестве приоритета правового регулирования то, что наиболее важно для инвестора - гарантии сохранности инвестиций со стороны принимающего государства и стабильности условий их осуществления. Об этом говорит и то, что основная часть Федерального закона - 13 статей из 28 - устанавливает систему государственных гарантий прав иностранных инвесторов (ст. 5 - 17). Гарантии, ранее отраженные в Законе от 4 июля 1991 г. N 1545-1 "Об иностранных инвестициях в РСФСР", были воспроизведены в новом Федеральном законе N 160-ФЗ в существенной переработке.

Так, в соответствии с новым Федеральным законом иностранному инвестору предоставлено право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов (п. 2 ст. 5); компенсацию при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8); обеспечение надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории РФ (ст. 10); гарантируется использование на территории РФ и перевод за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст.

11).

Наряду с указанными выше в Федеральном законе появились и новые, неизвестные ранее законодателю гарантии прав иностранных инвесторов. В целом набор гарантий, предоставляемых инвестору либо в национальном законодательстве, либо в рамках международного договора, стандартен. В юридической литературе выделяют три группы гарантий, призванных обеспечить защиту интересов инвесторов в процессе осуществления инвестиционной деятельности:

- гарантии, обеспечивающие неприкосновенность имущества, составляющего инвестицию на территории принимающего государства;

- гарантии, обеспечивающие право инвестора воспользоваться результатами своей предпринимательской деятельности, осуществляемой на территории принимающего государства;

- гарантии, касающиеся порядка разрешения споров, возникающих в связи с осуществлением инвестиций .

--------------------------------

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М.: Финстатинформ, 1993. С. 87.

Федеральный закон N 160-ФЗ содержит все из перечисленных видов гарантий. Это прежде всего гарантии от неблагоприятного для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями изменения законодательства РФ (ст. 9 Федерального закона N 160-ФЗ). Данная гарантия представляет собой наиболее важную новеллу, внесенную в законодательство об иностранных инвестициях, поскольку ранее действовавшее законодательство постоянно подвергалось критике за неспособность обеспечить стабильность правового режима иностранных инвестиций, так как частые изменения в законодательстве не давали возможности прогнозировать доходность инвестиционной деятельности и удерживали потенциальных инвесторов от реализации в России долгосрочных инвестиционных проектов.

Как известно, во многих развивающихся странах в законодательстве и правительственных контрактах с иностранным инвестором устанавливается стабилизационная, или "дедушкина" , оговорка (stabilisation clause, grandfather's clause), которая защищает иностранного инвестора от действия неблагоприятных для него изменений законодательства, принятых после начала реализации инвестиционного проекта.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник М.М. Богуславского "Международное частное право" включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2005 (5-е издание, переработанное и дополненное).

Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 5-е изд. М.: Юристъ, 2004. С. 244.

Как указал Президиум ВАС РФ, "к иностранному инвестору применяется принцип защиты от ужесточения национального законодательства, регулирующего режим инвестиций в течение конкретного периода" .

--------------------------------

Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18 января 2001 г. N 58.

В Законе N 1545-1 об иностранных инвестициях, как уже упоминалось, стабилизационной оговорки не содержалось, а попытка ввести ее в действие на подзаконном уровне (Указ Президента РФ от 27 сентября 1993 г. N 1466 "О совершенствовании работы с иностранными инвестициями") не удалась, поскольку стабилизационная оговорка, предусмотренная Указом ("нераспространение на совместные и иностранные предприятия новых нормативных актов, ухудшающих их положение, в течение трех лет с момента принятия этих актов"), во-первых, могла действовать лишь на уровне нижестоящих нормативных актов (постановлений Правительства, актов других федеральных органов исполнительной власти, актов субъектов Федерации и органов местного самоуправления), но не на уровне федеральных законов, на котором и принимаются законодательные акты, способные серьезно ухудшить положение инвесторов (акты налогового, валютного, таможенного законодательства), и, во-вторых, правоприменительная практика ограничила действие Указа только нормативными актами, изменяющими специальные условия функционирования совместных предприятий, а нормативные акты, имеющие общее применение, в том числе по вопросам налогообложения, под его действие не попали (письмо ГТК России от 6 ноября 1996 г. N 01-15/19778 "О применении положений Указа Президента Российской Федерации от 27 сентября 1993 года N 1466 в части взимания таможенных платежей"). Вместе с тем включение в текст Федерального закона "Об иностранных инвестициях" стабилизационной оговорки явилось важным шагом в развитии законодательства об иностранных инвестициях в сторону повышения правовой защищенности иностранных инвесторов перед лицом политической и экономической нестабильности в Российской Федерации. В ст. 9 Федерального закона N 160-ФЗ определены объем, срок действия стабилизационной оговорки и лица, на которых распространяется ее действие.

Гарантия от неблагоприятного изменения законодательства предоставляется в отношении новых федеральных законов и иных нормативно-правовых актов РФ, изменяющих размеры ввозных таможенных пошлин (за исключением таможенных пошлин, вызванных применением мер по защите экономических интересов России при осуществлении внешней торговли товарами в соответствии с законодательством РФ, - имеются в виду специальные, антидемпинговые, компенсационные пошлины ), федеральных налогов (за исключением акцизов, налогов на добавленную стоимость на товары, производимые на территории РФ) и взносов в государственные внебюджетные фонды (за исключением взносов в Пенсионный фонд РФ), а также в отношении изменений и дополнений, вносимых в действующие федеральные законы и иные нормативные акты РФ, которые приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки либо устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвестиций в России по сравнению с совокупной налоговой нагрузкой и режимом, действовавшими на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций.

--------------------------------

См.: ст. 7 Закона РФ от 21 мая 1993 г. N 5003-1 "О таможенном тарифе".

Под этим понимается расчетный суммарный объем денежных средств, подлежащих уплате в виде ввозных таможенных пошлин, федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды (кроме тех пошлин, налогов и взносов, в отношении которых гарантия стабильности законодательства не предоставляется) иностранным инвестором и коммерческой организацией с иностранными инвестициями, осуществляющей инвестиционный проект за счет иностранных инвестиций, взятый на день начала финансирования проекта за счет иностранных инвестиций.

При наличии этих условий, перечисленных в гипотезе нормы абз. 1 п. 1 ст. 9 Закона N 160-ФЗ, подобные вновь принимаемые нормативные акты, а также изменения и дополнения в действующие акты не применяются в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями, осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций, в течение срока окупаемости инвестиционного проекта, но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.

Что же касается круга лиц, на которых распространяется действие стабилизационной оговорки, нельзя не отметить, что в его определении в Законе N 160-ФЗ допущена некоторая неточность: абз. 1 п. 1 ст. 9 прямо говорит о том, что нормативные правовые акты, ухудшающие условия и режим инвестиционной деятельности, не применяются в течение сроков, указанных в п. 2 ст. 9, в отношении иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями, осуществляющих приоритетные инвестиционные проекты за счет иностранных инвестиций, то есть круг лиц, подпадающих под действие гарантии, ограничивается участниками приоритетных инвестиционных проектов.

Но абз. 2 того же пункта той же статьи устанавливает, что "положения абзаца первого настоящего пункта распространяются на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, если доля, доли (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организаций составляют свыше 25 процентов, а также на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, реализующую приоритетный инвестиционный проект, независимо от доли, долей (вклада) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале такой организации".

Тем самым расширяется круг пользователей гарантией за счет любых коммерческих организаций, не менее 25% уставного (складочного) капитала которых принадлежит иностранным инвесторам, без всякой связи с их участием в осуществлении приоритетного инвестиционного проекта. Вряд ли подобное положение можно считать обоснованным.

Если речь идет о приоритетном инвестиционном проекте, то есть о проекте, связанном с осуществлением крупных прямых иностранных инвестиций с суммарным объемом иностранных инвестиций не менее 1 млрд. руб. (не менее эквивалентной суммы в иностранной валюте по курсу ЦБ РФ на день вступления в силу Закона N 160-ФЗ) или с долей иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале коммерческой организации с иностранными инвестициями не менее 100 млн. руб. (при этом в любом случае проект должен быть включен в перечень, утверждаемый Правительством РФ), такой проект действительно нуждается в существовании стабильного законодательного климата.

Но распространение гарантии на любую коммерческую организацию с 25-процентными иностранными инвестициями в уставном (складочном) капитале вне зависимости от масштабов реализуемого ею инвестиционного проекта привело бы к многочисленным обходам закона со стороны российских организаций путем учреждения за рубежом офшорных компаний и затем создания на территории РФ совместных предприятий с их участием.

Практически любая "коммерческая организация с иностранными инвестициями" со вкладом офшорной компании в несколько тысяч рублей может претендовать на неприменение к ней новых налогов и пошлин. В этом случае потери государственного бюджета наверняка превысят гипотетические выгоды от столь широкого применения стабилизационной оговорки.

Из анализа ст. 9 Закона N 160-ФЗ все же напрашивается вывод о том, что в абз. 2 п. 1 ст. 9 допущена определенная неточность, а подлинная воля законодателя должна быть направлена на распространение гарантии на участников приоритетных инвестиционных проектов. В самом деле, гарантия предоставляется на срок окупаемости проекта, а данные сроки дифференцируются в зависимости от их видов в порядке, установленном Правительством РФ. Разумеется, подобная дифференциация возможна только в отношении проекта, включенного в правительственный перечень приоритетных инвестиционных проектов, каковой, по-видимому, и будет служить основанием для применения налоговыми и таможенными органами к их участникам льгот по ст. 9 Закона N 160-ФЗ (понятно, что самостоятельно оценить "инвестиционный проект", не утвержденный никаким государственным ведомством, рядовой чиновник таможни или налоговой инспекции не в состоянии). Представляется, что двусмысленность положений абзаца второго п. 1 ст. 9 Закона N 160-ФЗ должна быть устранена.

Необходимо отметить, что данное положение в полной мере относится к Закону N 39-ФЗ, так как ст. 15, устанавливая условия стабильности для инвесторов, осуществляющих прямые инвестиции, содержит те же погрешности правового регулирования.

Особо хотелось бы остановиться на рассмотрении стабилизационной оговорки, изложенной в ст. 14 Закона N 1488-1: государство гарантирует стабильность прав субъектов инвестиционной деятельности, в случаях принятия законодательных актов, положения которых ограничивают права субъектов инвестиционной деятельности, соответствующие положения этих актов не могут вводиться в действие ранее чем через год с момента их опубликования. Государственные органы, должностные лица не вправе ограничивать права инвесторов в выборе объектов инвестирования, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Законом.

В случаях принятия государственными органами актов, нарушающих законные права и интересы инвесторов и других участников инвестиционной деятельности, убытки, включая упущенную выгоду, причиненные субъектам инвестиционной деятельности в результате принятия таких актов, возмещаются им этими органами по решению суда или арбитражного суда.

Как видно, приведенная выше законодательная норма, призванная обеспечить стабильность правового регулирования инвестиционной деятельности, существенно отличается от "стабилизационных оговорок", изложенных в Законе о капитальных вложениях и Законе об иностранных инвестициях, прежде всего установлением иного срока действия стабильности прав субъектов инвестиционной деятельности и отсутствием в качестве критерия применения условий стабильности осуществления приоритетного инвестиционного проекта.

В целом то, что положение о приоритетном инвестиционном проекте рассматривается в рамках Законов о капитальных вложениях и иностранных инвестициях и не вошло в нормы Закона об инвестиционной деятельности, оправдано целевой направленностью и экономической значимостью данных проектов. Ведь, говоря о необходимости притока капитала, связывая его с развитием экономики, подразумевают прежде всего иностранные инвестиции и инвестиции в основной капитал (основные средства) предприятий различных сфер общественной жизни.

И действительно, трудно представить ситуацию, в которой экономический прорыв или стратегия достижения такового основывались бы на использовании так называемых портфельных инвестиций, основной целью которых является "получение спекулятивной прибыли (от игры на фондовом рынке) или процентов по кредиту" .

--------------------------------

Экономическая энциклопедия / Под ред. Л.И. Абалкина. М.: Экономика, 1999. С. 223.

Однако неясна логика законодателя по поводу установления моратория на введение в действие законодательных актов, положения которых ограничивают права субъектов инвестиционной деятельности, в течение года с момента их опубликования. Почему в течение года? Почему не в течение срока окупаемости инвестиций, как это устанавливается Законами о капитальных вложениях и иностранных инвестициях? Возможно, это связано со спецификой самих портфельных инвестиций, целью которых является, как уже отмечалось ранее, покупка ценных бумаг для дальнейшей их продажи по мере изменения конъюнктуры фондового рынка, в частности с трудностью в определении времени возврата первоначальных инвестиций за счет получаемого дохода, а также высокой степенью риска рассматриваемого вида инвестирования.

Вместе с тем акценты в правовом регулировании, а в частности в обеспечении стабильности прав инвесторов, должны быть расставлены в другом направлении. В последнее время в наш обиход все теснее входят такие понятия, как "дотационное предприятие", "дотационная отрасль народного хозяйства", "дотационный регион" - это так называемые депрессивные территории (объекты) Российской Федерации, в которых бюджетное дотирование едва ли не единственный способ "поддержания нормального существования". Дотации из федерального бюджета получают 70 субъектов РФ из 83, т.е. 84% всех регионов России находятся в зоне убыточности. В них проживает 74,2% населения страны, они охватывают 87% территории государства.

Так, по заявлению аналитиков, существующие в нашей стране 18-кратные (а в рамках ЕС лишь 4-кратные) различия между наиболее обеспеченными и наиболее бедными регионами страны по объему ВВП на душу населения свидетельствуют об огромных диспропорциях в уровне развития регионов и их структурных различиях. Средние душевые денежные доходы между субъектами страны в настоящее время отличаются более чем в 13 раз. Различия между регионами по уровню безработицы также велики - почти в 9 раз. Таким образом, ситуация складывается неутешительная, а дальнейшая динамика неминуемо приведет к социальному напряжению в обществе и государстве. Для недопущения ухудшения сложившейся ситуации и разрешения нарастающих проблем в данной области со стороны государства принимаются различные шаги, одним из которых является деятельность Министерства регионального развития РФ, одно из основных направлений работы которого - федеральная поддержка субъектов РФ и выравнивание уровня их социально-экономического развития путем целевого финансирования в рамках фонда.

Но при всей сложности ситуации, как указывается специалистами, федеральная поддержка требуется 70 регионам Российской Федерации, из федерального бюджета поддержка высокодотационных регионов осуществляется на 18,7% объемов Федеральной целевой программы (остальная часть финансирования Федеральной целевой программы приходится на средства бюджетов РФ и внебюджетные источники), тогда как, по мнению специалистов, для эффективности самой Программы целесообразно долю бюджетного финансирования довести до 50 - 70%.

--------------------------------

Это те регионы, которые вошли в Федеральную целевую программу "Сокращение различий в социально-экономическом развитии регионов Российской Федерации на 2002 - 2010 годы и до 2015 года", утвержденную Постановлением Правительства РФ от 11 октября 2001 г. N 717.

У бюджета такого объема материальных ресурсов нет, следовательно, в данные регионы необходимо привлечь частный капитал. Но для того, чтобы частные инвесторы заинтересовались в направлении денежных потоков в депрессивный регион со стороны государства, должны быть созданы необходимые условия, одним из таких условий должны стать гарантированные государством стабильные условия правового регулирования осуществления инвестиционной деятельности, так как к числу наиболее важных характеристик благоприятного инвестиционного климата относится обеспечение инвесторам стабильных условий правового регулирования.

При этом установление срока действия стабильных условий инвестирования дифференцироваться в зависимости от объема вложенных материальных и нематериальных ценностей и самого объекта вложения (приоритет в данном случае, конечно же, должен быть отдан инвесторам, вложившим имущество в производство, обустройство социальных объектов, развитие инфраструктуры региона). Исключение в данном случае, естественно, могут составлять только законодательные акты, призванные обеспечить защиту основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Таким образом, необходимо внести в Закон об инвестиционной деятельности стабилизационную оговорку, которая может быть сформулирована в следующем виде: вновь издаваемые законодательные акты, положения которых ограничивают права субъектов инвестиционной деятельности, не применяются к инвесторам, вложившим средства (имущество) в производство, или иной вид деятельности на территории депрессивного района Российской Федерации, за исключением случаев, когда это необходимо в целях обеспечения общественной и государственной безопасности. Перечень депрессивных районов и порядок участия инвестором могут быть определены постановлениями Правительства РФ. В целях унификации законодательства данное положение должно найти отражение и в Законах о капитальных вложениях и иностранных инвестициях.

Прежде чем завершить рассмотрение норм о гарантиях от неблагоприятного изменения законодательства, необходимо отметить еще несколько важных моментов.

Во-первых, исходя из общей практики правового регулирования, гарантия применяется в отношении ввозных пошлин только на те товары, которые используются целевым назначением для реализации приоритетных инвестиционных проектов.

Во-вторых, срок действия гарантии может быть в исключительных случаях продлен решением Правительства РФ при реализации приоритетных инвестиционных проектов в сфере производства или создания транспортной либо иной инфраструктуры.

В-третьих, гарантия не распространяется на изменения и дополнения в законодательные акты РФ или принимаемые новые федеральные законы и иные нормативные акты РФ в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В-четвертых, в случае неисполнения иностранным инвестором и некоммерческой организацией с иностранными инвестициями обязательств по реализации приоритетных инвестиционных проектов они лишаются льгот, предоставленных им в соответствии с законодательством, а суммы денежных средств, не уплаченные в результате предоставления указанных льгот, подлежат возврату в порядке, установленном законодательством РФ.

Следует отметить, что еще одной важной новеллой Закона N 160-ФЗ является норма ст. 7, устанавливающая гарантию перехода прав и обязанностей иностранного инвестора к другому лицу. И если п. 1 данной статьи, подтверждающий права иностранного инвестора на уступку своих прав требования и перевод долгов, не сообщает ничего нового по сравнению с гражданским законодательством, то в п. 2 содержится впервые закрепленное на уровне федерального закона признание принципа суброгации в международном страховании иностранных инвестиций от политических рисков.

То есть если иностранное государство или уполномоченный им государственный орган производят платеж в пользу иностранного инвестора по гарантии (договору страхования), предоставленной иностранному инвестору в отношении инвестиций, осуществленных им на территории РФ, и к этому иностранному государству (или государственному органу) переходят права (уступаются требования) иностранного инвестора на указанные инвестиции, в Российской Федерации такой переход прав признается правомерным.

Суброгация иностранного государственного страховщика в отношении прав иностранного инвестора на его инвестиции, пострадавшие от политических рисков (к таковым относятся риск неконвертируемости валюты страны - получателя инвестиций, риск причинения ущерба инвестициям в результате войны или гражданских беспорядков, риск экспроприации инвестиций властями принимающего государства), давно признана в межправительственных соглашениях о поощрении и взаимной защите капиталовложений, заключенных Россией и еще ранее - СССР с зарубежными странами, в которых созданы такие уполномоченные государственные органы по страхованию инвестиций своих национальных инвесторов за рубежом (см., например, Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений между СССР и Францией, СССР и Великобританией и др.).

Закрепление принципа суброгации и на уровне Федерального закона "Об иностранных инвестициях" призвано еще раз продемонстрировать серьезность намерений России защищать иностранные инвестиции от политических рисков - признание суброгации практически означает признание обязанности уплатить компенсацию за утраченные инвестиции иностранному государству как правопреемнику (цессионарию) инвестора.

Соответственно, государство, признающее суброгацию, проявляет повышенную осторожность в отношении иностранных инвестиций, чтобы избежать затем конфронтации с государством, которому инвестор цедирует свои права требования после выплаты ему страхового возмещения.

Остальные гарантии, указанные в Федеральном законе N 160-ФЗ, в той или иной мере были известны и ранее действовавшему законодательству. Так, гарантия возмещения убытков, причиненных иностранному инвестору в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, закрепленная в п. 2 ст. 5 Федерального закона N 160-ФЗ, отличается от аналогичной нормы п. 2 ст. 7 Закона N 1545-1 лишь некоторыми особенностями формулировки. То же можно сказать и о гарантии использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций (ст. 6 Федерального закона N 160-ФЗ, которая может быть соотнесена со ст. 3 Закона N 1545-1, устанавливавшей широкий перечень способов осуществления иностранных инвестиций, не называя это, правда, "гарантией").

В то же время нельзя не обратить внимания на серьезные изменения, которые претерпела гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8 Федерального закона N 160-ФЗ).

Из новой редакции этой гарантии совершенно выпало указание о "быстрой, адекватной и эффективной компенсации", которое присутствовало в ст. 7 Закона N 1545-1, а также практически во всех международных договорах, посвященных вопросам защиты инвестиций (Соглашения о поощрении и взаимной защите капиталовложений (типовой проект такого Соглашения первоначально был утвержден Постановлением Правительства РФ от 11 июня 1992 г. N 395, а впоследствии было принято Постановление Правительства РФ от 9 июня 2001 г. N 456), Соглашение о сотрудничестве в области инвестиционной деятельности стран СНГ от 24 декабря 1993 г.), и только Конвенция о защите прав инвестора (заключена в Москве странами - участницами СНГ 28 марта 1997 г.) говорит об адекватной компенсации, опуская два других признака. Вышеуказанная формулировка фактически воспроизводит принятую в западной юридической доктрине так называемую формулу Хэлла (prompt, adequate and effective compensation).

В Федеральном законе N 160-ФЗ данный принцип определения компенсаций инвестору не приводится. Указывается только, что при национализации инвестору или коммерческой организации с иностранными инвестициями возмещаются "стоимость национализируемого имущества и другие убытки" (п. 2 ст. 8 Закона), а при реквизиции - "стоимость реквизируемого имущества".

При прекращении же действия обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, иностранный инвестор или коммерческая организация с иностранными инвестициями вправе требовать в судебном порядке возврата сохранившегося имущества при условии возвращения полученной компенсации с учетом потерь от снижения стоимости имущества (п. 2 ст. 8 Закона).

Однако в тексте Федерального закона N 160-ФЗ нет никаких указаний, как и по состоянию на какой момент времени определяется размер компенсации, в какой валюте и в какой срок она уплачивается инвестору. Еще прежний законодательный акт подвергался критике за то, что в вопросах определения размера и порядка выплаты компенсации он ограничивался воспроизведением формулы Хэлла, не слишком конкретизируя ее содержание . К сожалению, Федеральный закон N 160-ФЗ не справился даже с этим.

--------------------------------

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М., 1993. С. 88.

Конечно, для иностранных инвесторов из стран - участниц соглашений с Россией о поощрении и взаимной защите капиталовложений первоочередное значение имеют положения этих договоров, устанавливающие как раз принцип "полной, адекватной и эффективной компенсации", но по отношению к прочим инвесторам ст. 8 Федерального закона должна рассматриваться как явный регресс. Остается надеяться, что в последующем законодатель исправит столь досадное упущение.

Гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории РФ иностранным инвестором (ст. 10 Федерального закона N 160-ФЗ), однозначно относит все споры, одной из сторон которых является иностранный инвестор, и возникшие в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности инвестора, к ведению российских судов и арбитражных судов (Закон N 1545-1 говорил об "инвестиционных спорах", не раскрывая значения этого термина, и о прочих спорах с участием иностранных инвесторов).

Более того, прямо предусмотрена возможность рассмотрения таких споров и вне российской юрисдикции, в международном арбитраже (третейском суде). Например, в соответствии с соглашениями о поощрении и взаимной защите капиталовложений, споры между Россией и инвестором другой договаривающейся стороны рассматриваются в большинстве случаев в международном арбитраже "ad hoc" на основании Регламента ЮНСИТРАЛ, а при условии ратификации Вашингтонской конвенции станет возможным рассмотрение инвестиционных споров между Россией и иностранными инвесторами в постоянном международном арбитражном органе - Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС).

Упоминание о международном арбитраже в ст. 10 Федерального закона N 160-ФЗ дает возможность как государству, так и частным лицам по соглашениям с иностранным инвестором передавать спор на рассмотрение международного коммерческого арбитража. Споры о компенсации за национализацию и реквизицию также рассматриваются в порядке ст. 10 Федерального закона N 160-ФЗ, т.е. в суде, арбитражном суде или по договоренности сторон в международном арбитраже (третейском суде) .

--------------------------------

При этом по практике рассмотрения и разрешения споров по делам с участием иностранных лиц Президиумом ВАС РФ были даны соответствующие комментарии и разъяснения (Обзор практики рассмотрения споров по делам с участием иностранных лиц, рассмотренных арбитражными судами после 1 июля 1995 г.: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1996 г. N 10; Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. N 29).

Также Федеральный закон N 160-ФЗ гарантирует иностранному инвестору право на реинвестирование и беспрепятственную репатриацию доходов, прибыли и других, правомерно полученных денежных сумм, в связи с ранее осуществленными инвестициями (дивидендов и других доходов от инвестиций, денежных сумм, полученных инвестором в связи с ликвидацией инвестиций, компенсации за национализацию или реквизицию, а также денежных сумм во исполнение обязательств коммерческой организации с иностранными инвестициями или иностранного юридического лица, открывшего свой филиал на территории РФ, по договорам и иным сделкам). В принципе это повторение (в рамках данной статьи) нормы ст. 10 Закона N 1545-1.

Частным случаем упомянутой гарантии следует считать гарантию права инвестора, осуществившего свой вклад в инвестиционный проект не деньгами, а имуществом или информацией в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, на беспрепятственный их вывоз за пределы России (под беспрепятственным вывозом понимается неприменение нетарифных мер регулирования внешнеторговой деятельности (квотирования и лицензирования) - ст. 12 Федерального закона N 160-ФЗ).

Другие гарантии Федерального закона N 160-ФЗ носят декларативный характер. Указанные статьи провозглашают гарантии прав иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг, на участие в приватизации, на предоставление ему прав на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество. Именно провозглашают, поскольку данные нормы в отношении конкретного правового регулирования рассматриваемых вопросов отсылают к законодательству, регулирующему соответствующую сферу деятельности. Представляется, что включение этих гарантий именно в таком виде, как отсылки к общему законодательству, вряд ли было столь уж необходимо.

В целом существенным недостатком "правового поля" в России, препятствующим реализации принятых основных законодательных актов, является отставание в развитии необходимой сопутствующей законодательной и нормативной базы, подразумеваемой в этих документах органами как законодательной, так и исполнительной власти.

Обращает на себя внимание и тот факт, что ст. 15 Федерального закона N 160-ФЗ, говоря о "правах" на земельные участки, упоминает отдельно о правах аренды, но не о праве собственности. То есть вопрос о праве собственности на земельные участки для иностранных инвесторов в очередной раз обойден, видимо, в силу своего "взрывоопасного" характера. Это связано с целым рядом ограничений существующих в отношении оборота земельных участков на территории РФ (земли сельхозназначения, приграничные территории).

Что касается прав на "другие природные ресурсы", остается только сожалеть, что в Федеральном законе N 160-ФЗ не нашлось места содержавшейся в ст. 40 Закона N 1545-1 норме, которая (единственная в российском законодательстве) определяла предмет и максимальный срок действия концессионного договора. Может показаться, что законодатель вообще решил отказаться от концессионного договора как механизма привлечения инвестиций в сферу добычи и переработки полезных ископаемых, отдав предпочтение соглашению о разделе продукции.

Однако упоминание о концессиях как форме прямого участия государства в инвестиционной деятельности содержалось в принятом Федеральном законе N 39-ФЗ (ст. 11), что свидетельствовало об обратном. Что и было впоследствии реализовано принятием Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 115-ФЗ "О концессионных соглашениях", рассматривающего в качестве возможных концессионеров не только иностранных, но и российских лиц.

Помимо вышеперечисленных гарантий федерального законодательства, субъекты РФ и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции вправе предоставлять инвестору гарантии и льготы из своих бюджетных и внебюджетных средств (ст. 17 Федерального закона N 160-ФЗ). И надо отметить, что указанные публичные образования в полной мере используют указанное дозволение .

--------------------------------

О чем подробно изложено в работе С. Крупко, исследовавшего законодательство 64 субъектов РФ в сфере инвестиционной деятельности. См.: Крупко С. Инвестиционная деятельность в субъектах Российской Федерации // Хозяйство и право. 2000. N 10. С. 36 - 49. Некоторые проблемы предоставления льгот инвесторам на уровне субъектов РФ см.: Доронина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в субъектах Российской Федерации // Право и экономика. 1996. N 19 - 20.

Завершая рассмотрение системы юридических гарантий, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности и нашедших свое отражение в законодательных актах, регулирующих инвестиционные отношения, хотелось бы отметить, что не все риски инвестора гарантированы государством. Так, недостатки российского законодательства, регулирующего осуществление инвестиционной деятельности, приводят к тому, что национальные предприниматели, заинтересованные в приросте своего и привлечении иностранного капитала, пытаются создать систему дополнительных гарантий, защищающих инвесторов от так называемых некоммерческих рисков.

Под некоммерческими согласно международной практике понимаются риски политического характера, связанные с экономической и политической нестабильностью и, как следствие этого, возможностью принятия государством репрессивных мер, военные действия, гражданские волнения, запрещения или ограничения перевода прибыли в иностранную валюту и за границу, нарушение принимающим государством контракта с иностранным инвестором, ограничение доступа этого инвестора к судебной защите и т.п. .

--------------------------------

Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 561.

Одним из элементов системы дополнительных гарантий защиты прав инвесторов может стать система страхования некоммерческих рисков. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что страхование национальных и иностранных инвестиций от некоммерческих рисков должно стать одним из ключевых вопросов в рамках проблемы обеспечения юридическими гарантиями защиты капиталовложений.

Подобный вид страхования наилучшим образом обеспечивает интересы частного инвестора в его отношениях с принимающим государством, так как инвестору в случае наступления некоммерческого риска крайне сложно добиться компенсации причиненного ущерба непосредственно от государства, обладающего иммунитетом.

Необходимо отметить, что страхование инвестиций от некоммерческих рисков (далее - страхование некоммерческих рисков) в значительной степени выгодно отличается от иных видов материально-правовой защиты инвестиций и юридических гарантий прав инвесторов, установленных Федеральными законами N 160-ФЗ и N 39-ФЗ, которые, по сути, являются: либо воспроизведением общих гражданско-правовых принципов, распространяющихся на все хозяйствующие субъекты РФ (например, преамбула Федерального закона N 39-ФЗ и ст. 5 Федерального закона N 160-ФЗ), либо нормами, указывающими на обязанности государства (например, ст. 15, 16 Федерального закона N 39-ФЗ и ст. 8 и 11 Федерального закона N 160-ФЗ), которые, во-первых, не предоставляют инвестору автоматической защиты (так как в случае их нарушения со стороны государства инвестор вынужден добиваться их исполнения в суде), во-вторых, могут быть отменены государством путем изменения законодательства.

Как отмечается некоторыми учеными, основное отличие страхования некоммерческих рисков от гарантий, установленных законодателем, состоит в том, что позволяет инвестору "получить возмещение понесенных им убытков из источника, не зависящего от правительства" страны, в которой осуществляется инвестиционная деятельность. Страхование некоммерческих рисков представляет собой сложное правоотношение, субъекты которого обладают разным статусом и государственной принадлежностью.

--------------------------------

Пащенко Е.Г., Силкин В.В. Международное страхование инвестиций от политических рисков (на примере МИГА) // Московский журнал международного права. 1999. N 3. С. 76.

Справедлив вывод Н.Г. Дорониной и Н.Г. Семилютиной, которые указали на то, что правоотношения по страхованию некоммерческих рисков относятся к области как публичного, так и частного права .

--------------------------------

См., например: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Российское законодательство об иностранных инвестициях и проблема страхования некоммерческих рисков иностранных инвесторов // Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М., 1995.

К области частного права следует отнести собственно отношения между страховщиком и страхователем по поводу страхования некоммерческих рисков, правовой статус страховщиков (когда в этом качестве выступают государственные или международные агентства), а реализация прав, полученных страховщиком в результате суброгации, подлежит анализу в свете публичного права.

Таким образом, рассматриваемые правоотношения имеют комплексный характер, так как сочетают в себе элементы частного и публичного права. Во многих зарубежных странах страхование некоммерческих рисков инвесторов осуществляют различные организации.

Организации, выступающие в роли страховщиков, можно подразделить на следующие группы:

а) национальные страховые компании, являющиеся частноправовыми организациями по законодательству своего государства (например, английская страховая компания "Lioyd's");

б) государственные агентства, осуществляющие страхование инвестиционных рисков национальных предпринимателей, выступающих в роли иностранных инвесторов за рубежом (например, Overseas Private Investment Corporation - OPIC (ОПИК) в США);

в) межгосударственные агентства, осуществляющие страхование инвестиционных рисков (Multinational Investment Guarantee Agency - MIGA, созданное в соответствии с Сеульской конвенцией 1985 г. ).

--------------------------------

Конвенция об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (далее - Сеульская конвенция).

Участие в договоре страхования в качестве страховщика организаций, относящихся к различным из перечисленных выше групп, имеет различные правовые последствия. Поэтому следует различать страхование, осуществляемое: негосударственными (частными) организациями, национальными государственными организациями и международной организацией, т.е. страхование, осуществляемое в рамках МИГА.

При этом следует учитывать, что все три разновидности страхования, имея различия в правовых последствиях, могут осуществляться параллельно, взаимодействовать друг с другом и тем самым обеспечивать более высокую степень защиты интересов инвесторов .

--------------------------------

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М.: Финстатинформ, 1993. С. 114.

Международные и государственные страховые агентства имеют специфический правовой статус, и это особо отмечается в отечественной юридической литературе . Специфический правовой статус связан с двойственной природой таких организаций.

--------------------------------

См., например: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Российское законодательство об иностранных инвестициях и проблема страхования некоммерческих рисков иностранных инвесторов // Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М., 1995. С. 118; Пащенко Е.Г., Силкин В.В. Международное страхование инвестиций от политических рисков (на примере МИГА) // Московский журнал международного права. 1999. N 3. С. 78 - 79.

Двойственность природы таких организаций состоит в том, что, с одной стороны, они обладают привилегиями и иммунитетами, свойственными международным организациям или иностранным государственным агентствам, а с другой - занимаются коммерческой (страховой) деятельностью.

В частности, MIGA обладает иммунитетом в отношении судебных исков (ст. 44 Сеульской конвенции), активы, имущество и архивы MIGA неприкосновенны (ст. 45 и 46 Сеульской конвенции). Доходы и операции MIGA освобождены от налогов и сборов (ст. 47 Сеульской конвенции).

Иммунитетом обладают высшие должностные лица MIGA (ст. 48 Сеульской конвенции). Как указано в Соглашении между Правительством РФ и Правительством США о содействии капиталовложениям от 3 апреля 1992 г.

OPIC не подпадает под действие законодательства РФ, применяемого в отношении коммерческих организаций, занимающихся страховой или финансовой деятельностью; кроме того, OPIC освобожден от российских налогов.

В отличие от международных или государственных агентств частные страховые компании не обладают такими иммунитетами и иными специфическими преимуществами.

Но именно это позволяет частным страховщикам быть более гибкими, так как их операции не зависят от государственной политики или международных отношений. В связи с этим частные страховщики обычно обеспечивают страховое покрытие в любом государстве, руководствуясь при этом исключительно коммерческими соображениями.

Дополнительным преимуществом частного страхового рынка является то, что страховщики не разглашают информацию относительно страхуемых капиталовложений, в то время как государственные агентства подотчетны своему правительству.

Наиболее ярко различия между частными страховщиками и международными или государственными агентствами проявляются при решении вопросов суброгации - перехода к страховщику прав требования страхователя к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования, т.е. перемены кредитора "в уже существующем обязательстве, возникшем из причинения вреда застрахованному лицу" .

--------------------------------

Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2000. С. 192.

В контексте страхования некоммерческих рисков суброгация в большинстве случаев заключается в переходе к страховщику требований к принимающему государству относительно возмещения ущерба, причиненного инвестору в результате наступления некоммерческого риска.

Препятствием на пути взыскания ущерба с принимающего государства является государственный иммунитет, который заключается в том, что государство не подпадает под юрисдикцию иностранных судов и его имущество, находящееся на иностранной территории, не может быть использовано для принятия мер по обеспечению иска и исполнения судебного решения.

Таким образом, частный страховщик практически лишен возможности взыскания ущерба с принимающего государства, если государство не готово добровольно отказаться от своего иммунитета.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что механизм суброгации при страховании некоммерческих рисков полностью реализуется только тогда, когда страховщиком выступает государственная или международная структура, так как в этом случае отношения по реализации прав, полученных страховщиком в процессе суброгации, переносятся в плоскость международных отношений, регулируемых международным публичным правом, т.е. представляют собой отношения между равными по статусу субъектами; обычно в соответствующих международных договорах закрепляется согласие принимающего государства на переход к страховщику прав страхователя в рамках механизма суброгации.

В соответствии с гражданским законодательством и научной доктриной объектом страхования является страховой интерес . В соответствии со ст. 4 Закона РФ "Об организации страхового дела" объектом имущественного страхования является интерес, связанный "с владением, пользованием, распоряжением имуществом". В российском праве понятие объекта имущественного страхования уточняется и определяется как "интерес в сохранении имущества" , который в случае со страхованием некоммерческих рисков является интересом в сохранении капиталовложений.

--------------------------------

Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 21 - 22.

Там же. С. 22.

При более детальном анализе мы можем установить, что круг инвестиций, в отношении которых существует страховой интерес, ограничен практикой и правилами соответствующих страховых агентств. В частности, можно выделить: ограничения в отношении видов страхуемых инвестиций; ограничения в отношении размера страхового покрытия.

Предложение страхового покрытия, направленного на гарантирование отдельных видов инвестиций, позволяет страховым агентствам адаптировать условия страхования к специфическим рискам, связанным с отдельными видами капиталовложений, т.е. достигать "специализации" страхового покрытия некоммерческих рисков.

Наиболее распространенными в международной практике страхования некоммерческих рисков частными страховыми компаниями являются следующие виды страхового покрытия: страхование риска прекращения договора ввиду невозможности его исполнения (данное покрытие распространяется на риск неисполнения своих обязательств частными организациями в связи с действиями государственных структур или иного вмешательства со стороны принимающего государства); страхование риска отказа от договора (данное покрытие распространяется на риск неисполнения своих обязательств государственными организациями); страхование риска конфискации, экспроприации, национализации и лишения собственности (данное покрытие распространяется на лишение собственности в результате действий государственных органов).

Обычно страховщики не возмещает убытки, понесенные в результате колебания курса и девальвации национальной валюты. Таким образом, страховое покрытие, предлагаемое частными компаниями, распространяется на достаточно ограниченный круг рисков.

Государственные и международные страховые агентства имеют возможность предложить инвесторам более универсальное страховое покрытие. В частности, MIGA рассматривает в качестве страховых рисков следующие события: ограничения перевода валюты (т.е. введение принимающим государством ограничений на конвертацию валюты такого государства, а также свободный перевод за границу сумм в такой валюте); экспроприация или аналогичные меры (т.е. принудительное изъятие имущества иностранного инвестора принимающим государством); нарушение договора (т.е. нарушение договора, заключенного иностранным инвестором с принимающим государством); война и гражданские беспорядки (ст. 11(a) Сеульской конвенции).

Особо в ст. 11(b) Сеульской конвенции указано, что по совместному заявлению инвестора и принимающей страны Совет директоров квалифицированным большинством голосов может утвердить расширение сферы охвата настоящей статьи на конкретные некоммерческие риски помимо тех, которые указаны выше в пункте "a", но не при каком случае не риск девальвации или обесценивания валюты".

Международные и государственные страховые агентства предоставляют страховое покрытие в отношении валютных рисков (т.е. рисков, связанных с введением принимающим государством ограничений на репатриацию прибыли). Частные страховщики обычно не предоставляют такого страхового покрытия.

К тому же международные и государственные страховые агентства рассматривают в качестве некоммерческих рисков любые войны и гражданские беспорядки. Сказанное позволяет сделать вывод, что объем и содержание страхового покрытия зависят от того, является ли страховщик частной компанией или публично-правовым образованием.

Необходимо отметить, что в целом рассмотренные страховые риски в основном связаны с прямыми или косвенными действиями принимающего государства. Единственными исключениями, объясняемыми практическими соображениями, являются риски войны и гражданских беспорядков, которые не всегда можно связать со "злой волей" страны-реципиента.

Тем не менее теоретическое определение значительно шире перечня рисков, которые рассматриваются в качестве страховых. В частности, ни одно страховое агентство не гарантирует риск девальвации валюты принимающего государства. Подобная ситуация может быть объяснена, во-первых, нежеланием гарантировать слишком широкий круг рисков и, во-вторых, практической невозможностью компенсации убытков, вызванных девальвацией.

Как отмечалось выше, создание системы страхования некоммерческих рисков является одной из главных проблем обеспечения юридических гарантий защиты капиталовложений, а следовательно, на пути к формированию правового государства должно стать одним из приоритетных направлений законотворчества.

Но по какому пути пойдет законодатель при формировании "национальной государственной программы страхования инвестиционных рисков"? Первые шаги в этом направлении были сделаны с принятием Указа Президента РФ от 26 февраля 1993 г. N 282 "О создании Международного агентства по страхованию иностранных инвестиций в Российской Федерации от некоммерческих рисков".

--------------------------------

Термин употребляется по аналогии существования подобных программ в таких развитых странах, как США, Германия, Япония. (См., например: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Российское законодательство об иностранных инвестициях и проблема страхования некоммерческих рисков иностранных инвесторов в России. М., 1995.)

В обеспечение исполнения Указа Президента N 282 был образован национальный организационный комитет (далее - Оргкомитет) во главе с Председателем Правительства, а организационное и материально-техническое обеспечение деятельности Оргкомитета было возложено на Российское агентство международного сотрудничества и развития.

Однако Российское агентство международного сотрудничества и развития было ликвидировано, идея о создании Международного агентства по страхованию иностранных инвестиций в России от некоммерческих рисков "потерялась в коридорах власти". С другой стороны, создание государственной компании по страхованию некоммерческих рисков, по мнению Н.Г. Дорониной, нецелесообразно в связи с тем, что противоречит самой "природе отношений", так как "это по существу является страхованием от собственных действий" . Вместе с тем создание государственной компании по страхованию политических рисков повысило бы ответственность государства за собственные действия при "осуществлении публичной власти по управлению обществом".

--------------------------------

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М.: Финстатинформ, 1993. С. 116.

Вместе с тем совершенно справедливо замечание Н.Г. Дорониной о том, что "государство, ссылаясь на юрисдикционный иммунитет, может отказаться от участия в судебном процессе, возбужденном с целью защиты имущественных прав иностранного инвестора, или от исполнения решения юрисдикционного органа по завершению судебного процесса" , т.е. не будет происходить реальной защиты имущественных прав и интересов инвестора.

--------------------------------

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Правовое регулирование иностранных инвестиций в России и за рубежом. М., 1993. С. 117.

На наш взгляд, выходом из сложившейся ситуации может стать формирование государственной организации, осуществляющей страхование инвестиционных рисков предпринимателей, выступающих в роли иностранных инвесторов за рубежом, и введение системы обязательного государственного страхования для любого российского экспортера капитала , что обеспечит защиту национальным инвесторам, экспортирующим капитал.

--------------------------------

Подобный вид деятельности осуществляется в рамках Министерства внешней торговли и промышленности Японии (см., в частности: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Российское законодательство об иностранных инвестициях и проблема страхования некоммерческих рисков иностранных инвесторов // Правовое регулирование иностранных инвестиций в России. М., 1995).

При этом важно иметь в виду, что существует множество систем страхования, различных по своему содержанию. Поэтому при разработке отечественной модели необходимо принимать во внимание опыт различных государств.

Таким образом, система государственного страхования может быть использована при создании системы страхования иностранных инвестиций в России, если она ориентирована на страхование рисков национальных инвесторов, осуществляющих свою деятельность за рубежом.

В этой связи полагаем целесообразным при формулировании концепции системы страхования выделить в самостоятельное направление страхование российских инвестиций за рубежом.

Представляется целесообразным создание частной страховой компании, осуществляющей страхование от некоммерческих рисков национальных инвесторов и иностранных инвесторов, осуществляющих деятельность на территории РФ.

Для заинтересованности частных страховщиков в участии по страхованию некоммерческих рисков создание таких компаний должно происходить при обязательной финансовой поддержке государства, поддержка в данном случае может выражаться в том, что часть уставного фонда частной страховой компании может формироваться за счет государственных денежных средств, полученных от обязательного страхования инвестиционных рисков предпринимателей, выступающих в роли иностранных инвесторов за рубежом.

Предлагаемая система страхования, как представляется, должна включать в себя:

- учреждение российской государственной организации для защиты интересов российских предпринимателей за рубежом;

- учреждение частной коммерческой страховой организаций при поддержке государства, осуществляющей страхование инвестиционных рисков, в том числе иностранных инвесторов, осуществляющих инвестирование в российскую экономику;

- участие России в системе MIGA, а также сотрудничество с национальными государственными организациями других стран, осуществляющими страхование инвестиционных рисков, в том числе и путем заключения двусторонних соглашений о взаимной защите капиталовложений.

Таким образом, одним из элементов системы дополнительных гарантий защиты прав инвесторов, в том числе осуществляющих реализацию инновационного проекта, может стать создание системы страхования инвестиционных рисков, что положительно повлияет на формирование благоприятного инвестиционного климата в стране, что в свою очередь окажется стимулом для увеличения капиталовложений для инвесторов - как национальных, так и иностранных, осуществляющих свою деятельность на территории РФ.

<< | >>
Источник: Целовальникова И.Ю.. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: Монография. 2013

Еще по теме 1.3. Система юридических гарантий, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности:

  1. Глава 5. Особенности создания, лицензирования и прекращения деятельности страховой организации 5.1. Особенности создания страховой организации и порядок выдачи лицензии на осуществление страховой деятельности
  2. Юридические гарантии
  3. 3.2. Взаимодействие субъектов рынка в системе управления инвестиционной деятельностью естественной монополии
  4. 2. Страховые резервы, правила размещения страховых резервов. Инвестиционная деятельность страховой компании
  5. Глава 4. ПРАВО ВОЕННОСЛУЖАЩИХ НА ЖИЛИЩЕ. ЮРИДИЧЕСКИЕ ГАРАНТИИ ЕГО ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
  6. ОСОБЕННОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ХАРАКТЕР ЕЕ ДЕНЕЖНІХ ПОТОКОВ
  7. Инвестиционная деятельность и инвестиционная политика предприятия
  8. Глава 5. ГАРАНТИИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. Право на осуществление инвестиционной деятельности и гарантии его реализации
  10. Понятие и формы государственного регулирования инвестиционной деятельности
  11. Создание условий для осуществления инвестиционной деятельности
  12. Допуск иностранных лиц к осуществлению инвестиционной деятельности
  13. 1.3. Система юридических гарантий, обеспечивающих осуществление инвестиционной деятельности
  14. 2.5. Порядок и условия участия в инвестиционной деятельности
  15. Глава 3. ПРАВОВЫЕ ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. 3.3. Договоры, которые заключаются инвесторами для осуществления инвестиционной деятельности
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -