<<
>>

3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве

В современном уголовном праве России собственность признается одним из важных правоохраняемых объектов. Охрана собственности от преступных посягательств провозглашена одной из задач УК РФ, что нашло закрепление в ч. 1 ст. 2 этого закона. Многозначащим является и то обстоятельство, что в перечне социальных благ, интересов и ценностей, поставленных под охрану УК РФ, собственность занимает одно из первенствующих мест, располагаясь непосредственно сразу же за важнейшим из право-охраняемых объектов — правами и свободами человека и гражданина.

Обращение к понятию собственности в уголовном праве приобретает особую актуальность и в связи с важностью адекватного научного понимания этого блага в качестве объекта самостоятельной группы общественно опасных посягательств, ответственность за которые предусмотрена статьями главы 21 «Преступления против собственности» УК РФ. Общеизвестно, что сужение или, напротив, увеличение объема понятия того или иного элемента состава преступления напрямую связано с сокращением или расширением круга деяний, относимых к преступным посягательствам. Справедливым в этой связи представляется утверждение, что для науки уголовного права вопрос о понимании собственности имеет далеко не академический характер: «Ввиду того, что объект преступления связывается с социальной категорией общественных отношений, для правильного применения уго-

40

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

ловного закона небезразлично, как широко определяются сами пределы этих отношений. От того, шире или уже обозначены в теоретическом определении границы объекта посягательства, в значительной мере зависит круг общественно опасных деяний, охватываемых признаками состава преступления, элементом которого является определяемый объект»1.

Между тем, вопрос о понятии собственности в науке уголовного права относится к числу дискуссионных. Достаточно сказать, что в рамках учения

0              «преступлениях против собственности» сложилось три взгляда на собст

венность как единый и основной объект соответствующей разновидности

посягательств: (1) собственность как экономическое отношение, (2) собст

венность как правовая ценность (право собственности в субъективном

смысле) и (3) собственность как экономическое отношение и право собст

венности. Остановимся более подробно на обозначенных подходах к пони

манию собственности в уголовном праве.

Согласно первому подходу, собственность — одно из основных отношений, складывающихся в области экономики. При этом утверждается, что «в любом обществе, какова бы ни была его политическая система и государственное устройство, собственность всегда была, есть и будет экономической основой, базисом его существования и развития»2. Указанное концептуальное положение в свое время соответствовало господствующей официальной доктрине о собственности как основе экономической системы советского государства. Последняя была закреплена даже в нормах конституционного права того времени. Так, в соответствии со ст.4 Конституции СССР 1936 г., «экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства». Конституция РСФСР 1978 г. также провозглашала, что основу экономической системы РСФСР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности (ст.

10). Сегодня понимание собственности как именно экономического феномена непосредственно не вытекает из конституционных положений. Конституция РФ не содержит специального раздела об экономической основе государства и общества, не устанавливает какую-либо форму собственности в качестве основной, равно как не предусматривает и ограничений для отдельных форм собственности. Однако, как уже о том говорилось выше, понимание собственности как одного из основных компонентов экономики в современной экономической теории сохраняется, а «экономическая» трактовка объекта имущественных преступлений вытекает из наименования раздела VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ, содержащего систему норм об ответственности за названные посягательства.

1              Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Указ. соч. С.8-9.

1Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. М.: Новый Юрист, 1998. С. 192.

41

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

В советском уголовном праве одним из первых выразителей идеи объекта имущественных преступлений именно как собственности и сторонником ее экономического понимания был Д.Н.Розенберг. Ссылаясь на классиков марксизма, он писал: «Объектом этого рода преступлений является собственность, как общественное отношение, — частная собственность в капиталистическом обществе и социалистическая или личная собственность в социалистическом обществе... Особенности, свойственные социалистической собственности и личной собственности, не только отражают экономические качества, но сами входят в реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания»1.

В рамках рассматриваемого подхода А.А.Пионтковский утверждал: «Для правильного понимания объекта хищения государственного и общественного имущества необходимо различать собственность как экономическую категорию и собственность как юридическую категорию, как право собственности ... В действительности общим объектом посягательства при хищении государственного и общественного имущества являются экономические производственные отношения. Именно этим в конечном счете определяется сугубая общественная опасность хищений государственного и общественного имущества — посягательства на основы нашего строя»2. Также, по мнению АА.Пинаева, собственность как объект соответствующей разновидности преступлений представляет собой общественные отношения, существующие при производстве, распределении, обмене и потреблении как элементов общественных отношений собственности. При этом отношения по производству материальных благ и распределению продуктов труда признавались этим исследователем объектом преступлений против «социалистической» собственности, тогда как отношения по обмену и потреблению рассматривались в качестве объекта посягательств на «личную» собственность3. О том, что объектом исследуемых преступлений выступает собственность как экономическая основа общества, как экономические производственные отношения, а также существующая система распределения материальных благ, писали и другие советские криминалисты4.

1 Розенберг Д.Н. О понятии имущественных преступлений в советском уголовном праве // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып.З. Харьков, 1948. С.69, 75. Следует заметить, что Д.Н. Розенберг, характеризуя собственность как экономическую основу советского государства, одновременно полагал, что собственность есть институт права, а частная собственность - «право присвоения прибавочной стоимости» (см.: Там же.

С.65, 68). 1См.: Курс советского уголовного права. В 6-ти т. Т.4. С.310, 312.

3              См.: Пинаев А.А. Указ. соч. С.9-13; Он же. Проблемы дальнейшего совершенствования совет

ского уголовного законодательства об ответственности за хищения: Автореф. дис... д-ра юрид. на

ук. Киев, 1984. С.7-11.

4              См., например: Некипелов П.Т. Советское уголовное законодательство в борьбе с хищениями

социалистической собственности. М., 1954. С.74; Панов Н.И. Уголовная ответственность за при

чинение имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием. Харьков, 1977. С.5-

16; Сергеева Т.Л. Уголовно-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М., 1954.

С.15-16.

42

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

Указанный подход продолжает иметь своих сторонников и в современной уголовно-правовой доктрине. Так, Ю.И.Ляпунов утверждает, что преступления, ответственность за которые предусмотрена статьями главы 21 раздела VIII Особенной части УК РФ, посягают на отношения собственности (в смысле экономической категории), которые и следует рассматривать в качестве объекта данной группы уголовно наказуемых деяний1. Исходя из анализа указанных преступлений, проведенного Л.Д.Гаухманом, следует, что их объектом является собственность как исторически определенная общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего средств производства2. Л.Д.Гаухман пишет: «Признание родовым объектом преступлений против собственности именно общественных отношений собственности, а не права собственности и не правоотношений собственности, обосновывается тем, что общественные отношения первичны и нарушаются преступлениями в конечном счете, тогда как указанные право и правоотношения вторичны и нарушаются как бы «попутно»3. Рассматриваемого подхода придерживается и Г.Н.Борзенков, указывая на особое экономическое содержание объекта преступлений, предусмотренных главой 21 УК РФ. При этом искомым объектом признаются отношения собственности как общественные отношения в сфере распределения материальных благ, предназначенных для индивидуального или коллективного потребления либо для осуществления производственной деятельности. Обосновывая такое понимание этого вопроса, Г.Н.Борзенков пишет: «В науке уголовного права существует мнение, что хищения нарушают также и отношения по производству материальных благ. Однако эти отношения нарушаются, во-первых, не всегда, во-вторых, не непосредственно хищением. Распределительные отношения нарушаются имущественными преступлениями как в своей динамике (процесс распределения), так и в статике (конечный момент распре-

1 См.: Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. В.Н.Петрашева. М.: Издательство Приор, 1999. С. 159; Уголовное право: Учебник / Под ред. Н.И.Ветрова и Ю.И.Ляпунова. 2-е изд. испр. и доп. М.: Юриспруденция, 2001. С.341-344. Заметим, что в более ранних своих работах Ю.И. Ляпунов допускал возможным говорить о посягательстве на право собственности в связи с нарушением состояния присвоенности, принадлежности материальных благ. При этом он писал, что преступление против собственности не может не нарушить и правовую «оболочку» отношений собственности в виде «права собственности как такового». Однако, по мнению этого ученого-юриста, право собственности не следует рассматриваться как основной непосредственный объект не только анализируемых, но и любых других преступлений. Право собственности есть всего лишь юридическая форма, содержанием которой являются производственные отношения собственности. Уголовный закон, охраняя форму, тем самым и прежде всего охраняет указанное социальное содержание (см.: Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Указ. соч. С.13). В одном из комментариев к УК РФ 1996 года Ю.И. Ляпунов утверждает: «Любое хищение чужого имущества одновременно нарушает и социальное содержание - отношение собственности - и его «правовую оболочку» в виде права собственности, которое также входит в сферу объекта уголовно-правовой охраны от анализируемой группы корыстных посягательств» (см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Особенная часть / Под общ. ред. Ю.И.Скуратова и В.М.Лебедева. М.: Издательская группа ИНФРА. М - НОРМА, 1996. С.110). 1Гаухман Л.Д., Максимов СВ. Указ. соч. С.9-18. !Там же. С. 18.

43

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

деления, состояние «присвоенное™» материальных благ, обладания ими)»1. Что касается права собственности, оно, по мнению этого автора, не может признаваться объектом преступления. «С точки зрения теории уголовного права, — полагает Г.Н.Борзенков, — объектом преступления вообще не может быть право ни в объективном, ни в субъективном смысле. Такая роль отводится только общественным отношениям. Право собственности не прекращается в результате хищения вещи, которую собственник может истребовать из чужого незаконного владения...»2.

Как представляется, экономическое понимание собственности как пра-воохраняемого объекта чрезмерно расширяет сферу уголовно-правовой охраны, включая в нее всю систему экономических отношений собственности, в том числе и те которые закономерно складываются в области экономики независимо от воли и сознания людей и не требуют юридического признания и правовой защиты.

Экономическая трактовка собственности как объекта преступлений, предусмотренных главой 21 УК, существенно расширяет круг общественных отношений, составляющих объект названных посягательств, и в том смысле, что позволяет относить к ним волевые экономические отношения по поводу самых различных экономических благ (природных ресурсов, вещества, энергии, информации, материальных и нематериальных результатов работ и услуг, интеллектуальных ценностей и пр.). Нетрудно видеть, что такое понимание объекта преступлений, указанных в главе 21 УК, затрудняет их отграничение от экологических преступлений, преступлений в сфере компьютерной информации и ряда других преступных деяний, существенно нарушающих в области рационального использования собственности (в экономическом смысле) интересы общественной безопасности (например, ст.ст.215-218 УК), здоровья населения (например, ст.ст.238 и 243 УК), поступления денежных средств в бюджетную систему Российской Федерации (ст.ст. 198 и 199 УК), свободу интеллектуальной деятельности (ст.ст.146 и 147 УК) и др.

Кроме того, справедливым представляется утверждение, согласно которому «признать объектом преступления собственность только как экономическую категорию — значит игнорировать факт нарушения правомочий, принадлежащих по закону собственнику (или иному владельцу)»3.

В науке уголовного права сложилось воззрение на собственность как на исключительно юридическое явление. Обоснованием такого подхода в советский период развития уголовно-правовой науки служило известное высказывание К.Маркса по поводу кражи леса: «Преступная... сущность действия заключается не в посягательстве на лес, как нечто материальное, а в

1              См.: Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть: Учебник / Под ред. Г.Н.Бор-

зенкова и В.С.Комиссарова. С. 173-174.

2              Там же. С. 175-176.

! Кочои СМ. Указ. соч. С.82.

44

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

посягательстве на государственный нерв — на право собственности как таковое, т.е. в осуществлении противозаконного намерения»1. Наиболее последовательно обозначенного подхода придерживались Б.С.Никифоров и П.С.Матышевский. Так, Б.С.Никифоров утверждал: «Объектом таких преступлений как кража и, в значительной мере, мошенничество является гарантированная собственнику законом возможность (а гарантированная законом возможность — это в данном случае и есть право) в установленных законом пределах использовать имущество по своему усмотрению, обращаться с ним «как со своим», в частности, возможность владеть, пользоваться и распоряжаться им своей властью (по своей воле) и в своем так или иначе понимаемом интересе. Всякое воспрепятствование собственнику в законных пределах осуществлять свое право собственности представляет собой правонарушение; при определенных условиях, когда речь идет о посягательстве не на отдельные элементы права собственности, а на самое это право в полном его объеме, такое воспрепятствование является преступлением2». Аргументируя юридическое понимание собственности в уголовном праве, П.С.Матышевский писал: «Преступления против социалистической собственности посягают не на фактическое общественное отношение, а лишь на одну его часть — на право собственности, в соответствии с которым осуществляется владение, пользование и распоряжение социалистическим имуществом, или иначе — на право собственности в его субъективном смысле». И далее: «Хотя право собственности является формой лежащего в его основе фактического общественного отношения, оно вместе с тем выступает в качестве самостоятельного общественного явления со своим содержанием в виде правомочий собственника. Именно в этом последнем качестве право собственности и выступает как объект преступного посягательства»3.

Взгляд на собственность как на правовое явление имеет своих сторонников и в современной науке уголовного права. Так, А.Н.Игнатов пишет: «Родовым объектом преступлений против собственности являются отношения собственности, выражающиеся в принадлежащем собственнику праве владения, пользования и распоряжения своим имуществом (ст. 209 ГК). Отношения собственности включают и право законного приобретения имущества (ч.З ст.212 ГК)»4. Такого же взгляда на содержание объекта рассматриваемых преступлений придерживается и С.И.Никулин, указывая, что им яв-

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.1. С. 149. 1Никифоров Б.С. Указ. соч. С.30-31.

3              См.: Матышевский П.С. Указ. соч. С. 16. Следует заметить, что юридическое понимание собст

венности не мешало Б.С.Никифорову иногда трактовать рассматриваемые преступления как по

сягательства на порядок распределения материальных благ (см.: Никифоров Б.С. Указ. соч. С.4-

5), а П.С.Матышевскому признавать, что собственность есть и экономическое отношение между

людьми по поводу материальных благ (см.: Матышевский П.С. Указ. соч. С.16).

4              См.: Уголовное право России: Учебник. В 2-х т. Т.2. Особенная часть / Под ред. А.Н.Игнатова

и Ю.А.Красикова. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА. М, 1998. С.179-180.

45

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

ляются «отношения собственности, вытекающие из прав владения, пользования и распоряжения тем или иным имуществом»1. К сторонниками рассматриваемого подхода относятся и другие современные криминалисты2.

Надо сказать, что понимание в уголовном праве собственности в исключительно юридическом смысле является небезосновательным. Оно в известной мере опирается на положение Конституции РФ, согласно которому право частной собственности охраняется законом (ч.1 ст.35). Кроме того, собственность трактуется как исключительно правовой феномен также некоторыми философами, экономистами, цивилистами. Так, Г.В.Плеханов утверждал, что «собственность есть, прежде всего, правовой институт»3. Последовательно отстаивает точку зрения на собственность как на исключительно правовое явление В.П.Шкредов. Согласно его взглядам, собственность есть система реальных правоотношений, как юридическая (волевая) форма выражения экономических процессов производства и воспроизводства4. По мнению К.И.Скловского, о собственности можно сказать лишь то, что это наиболее полное, неограниченное право, право вообще, что собственность не понимается иначе, как феномен юридический, и что поэтому собственность и право собственности следует трактовать как синонимы5.

Вместе с тем, есть основание утверждать, что сведение собственности как правоохраняемого объекта к субъективному праву собственности приводит к недопустимому ограничению действия уголовного закона в области охраны имущественных и иных экономических прав и свобод. При таком порядке вещей из сферы уголовно-правового регулирования «выпадают» отношения, возникающие в связи с существенным нарушением вещных прав лиц, не являющихся собственниками (ст.216 ГК РФ), прав владельцев, не являющихся собственниками (ст.305 ГК РФ), обязательственных прав (в частности, ст.48 ГК РФ), права наследования (ст. 1154 ГК РФ), права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1

1 См.: Российское уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. М.П.Журавлева и С.И.Никулина. М.: Спарк, 1998. С.134.

1См., в частности: Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации, в 2-х т. Т. 1 / Под ред. П.Н.Панченко. Нижний Новгород: НОМОС, 1996. С.398; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Ростов н/Д: Феникс, 1996. С.350-351; Уголовное право России: Особенная часть: Учебник / Отв. ред. Б.В.Здравомыслов. М.: Юристъ, 1996. С.135.

3              Плеханов Г.В. Избранные философские произведения. T.l. C.528.

4              См.: Шкредов В.П. Экономика и право (Опыт экономико-юридического исследования общест

венного производства). 2-е изд., перераб. и доп. М.: Экономика, 1990. С.4. Вот как этот ученый-

экономист на одном из «круглых столов», посвященных проблемам собственности, обозначил

свою научную позицию по рассматриваемому вопросу: «Я один из тех немногих экономистов, кто

яростно борется за утверждение того, что собственность является предметом правоведения, юри

дической науки и не является предметом экономической науки» (см.: Право собственности в

СССР. СЮ).

5              См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учебно-практическое пособие. М.:

Дело, 1999. С. 12-14, 149-158.

46

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

ст.34 Конституции РФ), права на свободное распоряжение своими способностями к труду (ч.1 ст.37 Конституции РФ), исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности — интеллектуальной собственности (ч.1 ст.44 Конституции РФ) и др.

В свою очередь, понимание объекта преступлений, предусмотренных главой 21 УК, как исключительно права собственности необоснованно сужает по объему объект указанных посягательств, исключая из него все другие права на имущество, а точнее те имущественные отношения, которые не входят в предмет права собственности (в объективном смысле), и содержание которых, соответственно, не составляет право собственности (в субъективном смысле). К числу последних относятся имущественные отношения, которые складываются по поводу имущественных благ невещественной природы, либо возникают в связи с переходом имущественных благ вещественного и невещественного характера от одного лица к другому, а равно участниками которых являются субъекты ограниченных вещных прав, владельцы (как законные, так и незаконные), арендатор и арендодатель, ссудодатель и ссудополучатель, страхователь и страховщик, поверенный и доверитель и т.д.

Кроме того, как справедливо утверждается в науке уголовного права, внеэкономическое понимание объекта исследуемых преступлений «практически не дает ответа на вопрос, в чем суть ущерба, причиненного этому объекту, и каков механизм его нарушения»1.

Суть третьего подхода — в экономической и правовой трактовке собственности в уголовном праве. Такой подход сложился в советской уголовно-правовой доктрине. Одним из первых советских криминалистов, последовательно придерживавшихся понимания собственности одновременно как экономического отношения и субъективного права, был С.И.Сирота. Полемизируя с Б.С.Никифоровым, он утверждал, что «объект преступлений против социалистической собственности охватывает как материальные, экономические отношения социалистической собственности, так и правовые отношения, т.е. их правовую оболочку, а не только отношения собственности в смысле субъективного права собственности, как утверждает Б.С.Никифоров»2. Эту же мысль спустя более десяти лет пропагандировал Э.С.Тен-чов. Отношения собственности, писал он, как объект уголовно-правовой охраны, предполагают как материальные общественные отношения, так и их юридическое выражение, «правовую оболочку», то есть право собствен-

1 Пинаев А.А. Уголовно-правовая борьба с хищениями. С.28. 1Сирота СИ. Указ. соч. С. 13.

47

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

ности1. Аналогичную позицию по данному вопросу занимал и В.Н.Литов-ченко: «Отношения собственности не существуют вне правовой оболочки, они урегулированы нормами права. Поэтому, посягая на отношения собственности, виновный одновременно нарушает и право собственности как юридическое выражение социально-экономических отношений»2. Нельзя не упомянуть мнение по рассматриваемому вопросу и Г.А.Кригера. По существу, он также придерживался экономического и правового понимания собственности в уголовном праве. Указывая на необходимость дальнейшего развития идеи о праве собственности как объекта хищения, ГА.Кригер писал: «Действительно, при имущественных преступлениях посягательство направлено против права собственности...». Вместе с тем, полагал он, «давая характеристику объекта посягательства при хищениях, нельзя ограничиться лишь указанием на право собственности как юридическую категорию, а следует раскрыть экономическое содержание отношений социалис тической собственности...»3.

В современной науке уголовного права обозначенный подход развивается в работах С.М.Кочои, по мнению которого, собственность — категория двуединая (экономическая и правовая). Это положение позволяет данному автору считать, что экономическое содержание собственности как объекта преступления образуют отношения присвоения (для собственника) и отношения хозяйственного использования имущества (для владельца), тогда как правовое содержание собственности составляют правомочия собственника, предоставленные ему законом. Отсюда С.М.Кочои делает следующий вывод: нельзя посягать на отношения собственности как экономической категории, причинить им ущерб, не затрагивая при этом отношения собственности как правовой категории и наоборот4. Оригинальный взгляд по рассматриваемому вопросу защищается З.А.Незнамовой. Последняя утверждает, что отношения собственности на орудия и средства производства, на предметы труда как структурный элемент более сложного образования, именуемого производственными, экономическими отношениями, выступают видовым объектом исследуемой группы посягательств. Тогда как права владения, пользования и распоряжения составляют суть отношений собственности как непосредственного объекта уголовно-правовой охраны

1 См.: Тенчов Э.С. Указ. соч. С.34. В настоящее время взгляд Э.С.Тенчова на содержание собственности в уголовном праве трансформировался. Он считает, что преступления против собственности посягают на собственность в производственной, потребительской или в распределительной сферах как единственный объект или основной объект уголовно-правовой охраны (см.: Уголовное право России: Часть Особенная: Учебник / Отв. ред. Л.Л.Крутиков. С.191-194). 1Литовченко В.Н. Уголовная ответственность за посягательства на социалистическую собственность (понятие хищения): Учеб. пос. М., 1985. С.9. ! См.: Кригер Г.А. Указ. соч. С.29. 4 См.: Кочои СМ. Указ. соч. С.81-82.

48

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

нормами права, содержащимися в главе 21 УК РФ1.

Указанный подход к пониманию собственности в уголовном праве не свободен от тех «уязвимых мест», на которые уже обращалось внимание при анализе двух предыдущих взглядов. Кроме того, при определении объекта преступлений, предусмотренных в главе 21 УК, как экономического отношения и одновременно как субъективного права собственности не учитывается, что экономическая и юридическая категории собственности не только несовместимы по смыслу, но и не всегда взаимосвязаны. С одной стороны, не всякое волевое экономическое отношение собственности имеет своим содержанием субъективное право собственности, так как может получать юридическую регламентацию и посредством иных правовых форм (например, с помощью обязательственного права). С другой стороны, субъективное право собственности не всегда реализуется исключительно в сфере экономики и «привязано» к реальным экономическим отношениям2. Оно может осуществляться в сфере межличностных, управленческих и иных неэкономических отношений. Согласно закону собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащих ему вещей любые правомерные действия (не обязательно экономически обусловленные).

Сосуществование в уголовном праве нескольких подходов к пониманию собственности не является случайным обстоятельством, а, скорее, есть следствие сложности как самого явления собственности, характеризующегося многоаспектностью, многосторонностью, многогранностью, так и его связей с другими явлениями и процессами действительности. В мировой и отечественной науке проблема собственности изучается философами, историками, политологами, социологами, психологами, экономистами, юристами и пр.3 Понятие собственности относится к числу межотраслевых и связано с рядом других фундаментальных категорий — «личность», «общество», «свобода», «власть», «производство», «право». В исследованиях проблематики собственности затрагиваются самые различные аспекты — философский, морально-этический, политический, социологический, психологический, исторический, экономический, правовой, наконец, даже религиозный. Согласно Библии, люди были наделены правом владеть земными благами на шестой день сотворения мира Богом: «И благословил их Бог, и

1 См.: Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Отв. ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамова, Г.П.Новоселов. М., 1997. С.189-190.

1По этому поводу цивилисты замечают: «Субъекты юридических отношений (права собственности) и экономических отношений (присвоения) совсем не обязательно совпадают» (см.: Гражданское право: В 2-х т. Т.1: Учебник / Отв. ред. Е.А.Суханов. С.481).

3 См.: Ахвледиани А.А., Ковалев А.М. Собственность. Власть. Политика. М.: МГУ, 1996; Бурга-нов А.Х. Философия собственности: Курс лекций / Под ред. П.С.Кабытова. Самара, 1996; Зибер Н.И. Очерки первобытной экономической культуры. М.: Гос. социально-экономическое изд-во, 1937; Ковалевский М.М. Очерк происхождения и развития семьи и собственности. М., 1939; Лисин B.C. Собственность и предпринимательство в переходной экономике современной России. М.: Высш. шк., 1999; Прудон П.Ж. Что такое собственность? М.: Республика, 1998; Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.21. С.23-178.

49

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:28).

Между тем, до сих пор остается открытым вопрос: что есть собственность по природе своей — начало духовное или материальное? Какие из особенностей этого многообразного и многоликого феномена являются основополагающими — нематериальные или вещественные? По Гегелю, «разумность собственности заключается не в удовлетворении потребностей, а в том, что снимается голая субъективность личности. Лишь в собственности лицо выступает как разум»1. По Марксу, ответить на вопрос, что такое собственность, политическая экономия в состоянии только анализом отношений собственности как производственных отношений2. Трудно не согласиться и с русским философом НА.Бердяевым, что собственность предполагает не только потребление материальных благ, но и более устойчивую и преемственную духовную жизнь личности в семье и роде, что начало собственности связано с метафизической природой личности, с ее внутренним правом совершать акты, преодолевающие быстротечное время3.

В современных научных исследованиях все больше внимания уделяется личностному аспекту данной проблематики. Вслед за философией собственности (Н.Н.Алексеев, Н.А.Бердяев, В.С.Соловьев, Б.Н.Чичерин и др.), сущность этого феномена стала связываться с самой личностью человека и представляться как идеальное продолжение личности в вещах. С.С.Алексеев утверждает: «Собственность — это как бы распространение себя самого на внешние предметы, на вещи. Или — что то же самое — вовлечение внешних предметов, вещей в орбиту себя самого»4. Сообразные с указанными взглядами принципы и методы исследования собственности активно вторглись в область, традиционно считавшуюся полем деятельности экономистов и юристов. Любопытно отметить, что понимание собственности как свойства самой личности находит своих сторонников и в науке уголовного права. Вот, что по этому поводу пишет Г.Н.Борзенков: «Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, также посягательствами на личность»5. Такие воззрения предполагают широкую сферу их приложения в праве. И, действительно, в современной уголовно-правовой доктрине на основании личностного подхода к собственности предлагаются некоторые пути совершенствования структуры Особенной части УК. О.В.Борисова пишет: «Охраняемые уголовным законом имущественные

1 Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 101. 1См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд. Т. 16. С.26.

3              См.: Русская философия собственности (XVII-XX вв.). С.303-304.

4              Алексеев С.С. Собственность - право - социализм: полемические заметки. С.68.

5              См.: Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть: Учебник / Под ред. Г.Н.Бор-

зенкова и В.С.Комиссарова. С. 172.

50

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

отношения несут в себе столько же экономического, материального, сколько и личностного, волевого, поэтому оптимальным было бы расположение соответствующей группы уголовно-правовых норм в самостоятельном разделе между разделами о преступлениях против личности и о преступлениях в сфере экономики»1.

Как видно, научно-философское понимание собственности включает в себя множество аспектов этого весьма сложного в своих связях, опосредо-ваниях и отношениях явления, не ограничиваясь его экономической и правовой трактовкой. Это обстоятельство, возможно, и послужило основанием идеи, отвергающей собственность в качестве объекта преступных деяний, именуемых современным уголовным правом «преступлениями против собственности». Ее автор, И.А.Клепицкий, задается вопросом, что сегодня понимать в качестве объекта «преступлений против собственности»: Политико-экономическую «частную собственность» в смысле теории К.Маркса? Экономическую «собственность» как аксиологически бесцветные отношения по распределению материальных благ? Или формально-юридические правоотношения собственности? Отвечая на поставленный вопрос, И.А.Клепицкий утверждает: «Доктрина преступлений против собственности отвечала потребностям и характеру имущественных отношений того времени, когда она возникла и развивалась. Сегодня эта доктрина неприемлема как с теоретической, так и с практической точки зрения. Уже сейчас она настолько противоречит действительным условиям общественной жизни, что приводит к серьезным ошибкам в законодательстве»2. Признание несовместимым с современной социально-экономической и криминологической реальностью учения о «преступлениях против собственности» исключает определение объекта преступных деяний, предусмотренных в главе 21 УК, с помощью такой категории как «собственность». К такому выводу, по существу, и приходит И.А.Клепицкий, признавая объектом указанных посягательств «имущественные права и интересы в их многообразии».

Восстановление в нашей стране рыночной экономики, сопровождающееся интенсивным развитием товарообмена, вовлечением в экономический оборот качественно новых объектов — «res incorporales» и все большего числа субъектов имущественных прав, появлением в имущественной сфере не известных в огосударствленной экономике разновидностей отношений, обусловливает необходимость адекватного уголовно-правового обеспечения нового имущественного правопорядка. Очевидно, что это обстоятельство не может не отразиться на понимании объекта рассматривав -

1 Борисова О.В. Традиционность и новизна технических приемов в главе 21 УК РФ // Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М.Баранова. Нижний Новгород, 2000. С.628. 1Клепицкий И.А. Указ. соч. С.82.

51

А. Г. БезверховИмущественные преступления

мых преступных деяний и, соответственно, на наименовании этих преступлений. В прежнем правопорядке, основанном на плановой экономике, возникла идея объекта указанных преступных посягательств как собственности, что дало основание утверждать: «Термин «имущественные преступления», как неправильный, указывающий разве только на формальный признак, относящийся к объективной стороне состава, должен быть заменен иным наименованием этой категории преступлений. Эти преступления представляют собою преступления против частной собственности в буржуазном праве, преступления против социалистической собственности и преступления против личной собственности в социалистическом праве. Такое наименование этих преступлений будет соответствовать их социально-экономической и политической оценке»1. В имущественном правопорядке, базирующемся на рыночной экономике, необходимо переосмысление прежних представлений об объекте преступлений, совершаемых в имущественной сфере. Последний, с одной стороны, более не может охватывать своим содержанием всю «основу экономической системы государства и общества», а с другой — ограничиваться исключительно субъективным правом собственности. Соответственно, и рассматриваемые преступления, и их объект должны получить наименования, которые более точно выражают природу указанных посягательств в новых социально-экономических и политических условиях.

Разумеется, сказанное не следует трактовать в смысле отрицания собственности, ее роли и места в уголовном праве. Бесспорно, собственность была, есть и в обозримом будущем останется необходимым компонентом как экономической, так и правовой системы, а следовательно, одним из наиболее значимых объектов правовой защиты. Как справедливо утверждалось еще в дореволюционной доктрине, с тех пор, как существует институт собственности, он не перестает быть объектом наибольшей суммы преступлений в обществе. С изменением многих условий общественной жизни изменяются не только количество, но и формы правонарушений, направленных против собственности. Так, по мере увеличения общей безопасности и изменения в нравах общества число случаев разбоя и грабежа, постепенно уменьшаясь, уступает место в жизни и в таблицах уголовной статистики краже и мошенничеству, преступлениям, где средством для достижения преступного намерения служат не физическая сила, а известные интеллектуальные способности человека2. Другое дело, что с учетом становления и развития в нашей стране рыночного имущественного правопорядка пред-

1 Розенберг Д.Н. Указ. соч. С.69.

1См.: Тальберг Д. Насильственное похищение имущества по русскому праву (разбой и грабеж).

Историко-догматическое исследование. Спб., 1880. C.I-II.

52

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

ставляется необходимым использование в уголовном праве новых категорий, которые наиболее адекватно отражали бы сущность преступлений, совершаемых в имущественной сфере, и устраняли бы существенные расхождения в трактовке их объекта.

Вместе с тем нельзя полностью согласиться с суждением ИА.Клепиц-кого об «имущественных правах и интересах» как объекте рассматриваемой группы преступлений. Односторонний подход к определению объекта преступлений в имущественной сфере, как исключительно правового или экономического феномена не учитывает органическую взаимосвязь экономики и права. С этой точки зрения сторонники «юридизации» или «экономизма» допускают методологическую ошибку, игнорируя взаимодействие хозяйственных и правовых явлений и тем самым лишая право его экономических оснований, а экономику — ее правовых основ. Справедливо замечено, что юридическую регламентацию имущественных отношений невозможно понять, не вникая в их экономическую сущность1. С другой стороны, не менее верным следует считать и положение, что экономический анализ отношений, складывающихся в имущественной сфере, не может быть точным без учета результатов их правового регулирования.

Важно поэтому подчеркнуть, что именно экономико-правовое (комплексное) понимание должно составить методологическую основу определения объекта рассматриваемых преступлений2. В этой связи наиболее удачной представляется категория «имущественные отношения», обозначающая конкретные экономические отношения собственности, которые складываются в сфере производства, распределения, обмена и потребления по поводу использования экономических благ. Это те отношения, которые возникают между конкретными лицами в связи с принадлежностью и переходом благ (имущества, результатов работ, оказания услуг) и являются предметом правового регулирования и охраны. Трудно найти юридический термин, который более точно и адекватно отражал бы современные экономические

1 См.: Суханов Е.А. Указ. соч. С.6.

1Уместно сказать, что экономико-правовая трактовка объекта имущественных преступлений согласуется с комплексным подходом к пониманию волевых отношений собственности (имущественных отношений), имеющим своих сторонников в экономической теории и науке гражданского права. Например, по мнению К.А.Улыбина, правовое и экономическое содержание собственности вряд ли стоит противопоставлять (хотя они могут не совпадать и даже противоречить друг другу), так как в сущности оба эти момента являются двумя сторонами одной медали (см.: Улы-бин К.А. Указ. соч. С.8). Е.А.Суханов также отмечает, что собственность следует рассматривать как экономико-правовое явление, в котором правовая форма неразрывно слита с экономическим содержанием, что отношения собственности выступают как экономико-правовые отношения, поскольку их экономическое содержание немыслимо вне правовой оболочки (см.: Суханов Е.А. Указ. соч. С. 16; Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С.299, 300).

53

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

процессы принадлежности и перехода имущества (в широком смысле слова), получающие юридическую регламентацию с помощью вещных, обязательственных и иных правовых форм. Имущественные отношения составляют объект особой разновидности посягательств — имущественных преступлений, именуемых в действующем УК «преступлениями против собственности». Указанные преступные деяния в условиях рыночной экономики посягают обычно на имущественные отношения, которые имеют стоимостной характер, складываются по поводу имущественных благ, обладающих экономической формой товара, и субъектами которых являются юридически равные и независимые друг от друга лица. В свете сказанного целесообразно в рамках раздела VIII УК РФ наименование главы «Преступления против собственности» изложить в следующей редакции: «Имущественные преступления».

Понимание имущественных отношений как экономических по своей природе означает признание имущественных преступлений разновидностью экономических преступных посягательств. Это положение не только вытекает из наименования раздела VIII «Преступления в сфере экономики» УК РФ, содержащего систему норм об ответственности за указанные посягательства, но и получило научное признание1.

Общественная опасность имущественных преступлений состоит в посягательстве на имущественные отношения товарно-денежного характера (в том числе на признанные в Российской Федерации и охраняемые равным образом частную, государственную, муниципальную и иные формы собственности), а также в причинении или угрозе причинения существенного имущественного ущерба личности, обществу и государству, в искажении мотиваций поведения участников имущественных отношений. Между тем вопрос о социальной опасности указанных преступных деяний получает различное решение в зависимости от трактовки их объекта. Так, в рамках «производственной» концепции собственности как правоохраняемого объекта опасность имущественных преступлений связывается, главным образом, с двумя обстоятельствами. Во-первых, считается, что данные посягательства нарушают производственные отношения и тем самым препятствуют созданию материально-технической базы общества, тормозят дальней-

1 См.: Пионтковский А.А. Советское уголовное право: Особенная часть. Т.2. М., Л.: Государственное изд-во, 1928. С.24-27; Медведев А.М. Экономические преступления: понятие и система // Сов. гос. и право. 1992. №1. С.78-84; Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: опыт критического анализа. Спб., 2000. С.229; Право собственности в СССР. С.182-183; Яковлев А.М. Социология экономической преступности. С.50-51; Российское законодательство: проблемы и перспективы. М.: БЕК, 1995. С.343.

54

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

шее повышение материального и культурного уровня жизни народа1. Это обстоятельство обосновывается тем, что посягательства на собственность как основное производственное отношение выражаются в уменьшении материальных благ, предназначенных для использования в народном хозяйстве. Во-вторых, признается, что рассматриваемые преступления грубо попирают принцип распределения материальных благ. Данное обстоятельство объясняется тем, что эти преступные посягательства чаще всего заключаются в присвоении чужого труда, овеществленного в имуществе. Как известно, в условиях социализма действует распределительный принцип, который получает выражение в формуле «От каждого — по способностям», каждому — по труду» (ст.14 Конституции РСФСР 1978 г.). При этом основу личной собственности граждан составляют трудовые доходы (ст. 13 Конституции РСФСР). В связи с этим, опасность рассматриваемых преступлений видится в обогащении виновных за счет чужого труда, в уклонении от контроля за мерой труда и мерой потребления, в подрыве материальных и моральных стимулов к труду, в ведении паразитического образа жизни2.

Понимание объекта имущественных преступлений как имущественных отношений, складывающихся в сфере производства, распределения, обмена и потребления по поводу использования экономических благ (ограниченных ресурсов), определяет более глубокое видение опасности исследуемых преступных деяний. Эти посягательства подрывают стабильность и устойчивость экономической системы, серьезно препятствуют экономическому росту, нарушают нормальное функционирование основных экономических процессов, приводят к искажениям мотиваций в реальных секторах экономики. Так, они негативно воздействуют на производственную сферу. Снижая или лишая стимулы к развитию производства, эти преступления способствуют сокращению и падению объемов производства материальных благ, способны привести к серьезному спаду и свертыванию производства, повлечь стагнацию производственных процессов. Данные преступления приводят к серьезным деформациям и в сфере распределительных отношений. Здесь они выражаются в необоснованном присвоении части дохода внеэкономическими способами (путем обмана, насилия, угроз, принуждения и пр.) в пользу паразитического потребления. Имущественные посягательства негативно влияют и на процессы обмена. В самом деле, кто будет совершать сделки, заранее зная, к примеру, что его обманут? Очевидно, что такой «порядок вещей» способен вызвать снижение инвестиционной актив-

1 См.: Кригер Г.А. Указ. соч. С.8; Матышевский П.С. Указ. соч. С.6; Сирота СИ. Указ. соч. С.4. 1См.: Владимиров В.А. Указ. соч. С.7; Владимиров В.А., Ляпунов Ю.И. Указ. соч. С. 13; Кригер Г.А. Указ. соч. С.8; Матышевский П.С. Указ. соч. С.6; Сирота СИ. Указ. соч. С.4.

55

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

ности в экономической сфере, серьезно затормозить экономический оборот. Имущественные преступления вызывают рост негативных явлений и в потребительской сфере — конечной экономической фазе. Здесь названные посягательства существенно затрудняют или исключают потребление экономических благ действительными участниками экономических процессов. Свертывание потребления, в свою очередь, ведет к количественному и качественному уменьшению потребностей. Кроме того, имущественные преступления нередко лишают конкретных лиц средств существования.

Опасность имущественных преступлений заключается и в том, что они препятствуют эффективной эксплуатации ограниченных ресурсов, осуществлению режима рационального, экономного хозяйствования, снижая у собственников стимулы к бережному и разумному ведению хозяйственной деятельности. Действительно, в условиях постоянного риска потерь от имущественных посягательств, реальности угрозы полного разорения очень трудно сохранить «чувство хозяина» и стремление к наилучшему ведению производства, его совершенствованию.

Повышенную опасность указанные преступные деяния представляют в период экономических трансформаций, когда переход общества от одной экономической системы к другой сопровождается кризисными явлениями в сфере экономики, изменениями принципов и правил присвоения и оборота имущественных ценностей, пересмотром ценностных подходов в сфере имущественных отношений. В условиях восстановления рыночных отношений в современной России опасность имущественных преступлений состоит в том, что, попирая базовые принципы функционирования рыночной экономической системы (принципы неприкосновенности собственности, свободы договора и имущественного оборота), подрывая стимулы к активной предпринимательской и иной экономической деятельности, лишая малоимущих людей средств к существованию, вызывая социальную напряженность и провоцируя рост конфликтов в обществе, они препятствуют формированию в стране цивилизованного рыночного хозяйства.

Проникновение в «правовую сферу» имущественных отношений также способствует более глубокому пониманию общественной опасности исследуемой группы посягательств. Поясним сказанное. Право собственности является одним из прав человека, провозглашенных Конституцией Российской Федерации как высшей ценности. Согласно п.1 ст. 17 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими. В соответствии со ст.1 Протокола к Конвенции о защите прав человека и основных

56

Экономическое и юридическое понимание

собственности и имущественных отношений

свобод от 4 ноября 1950 г., каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Это требование демократического международного сообщества признано Конституцией Российской Федерации: каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч.2 ст.35). В связи с вышеизложенным общественная опасность имущественных преступлений заключается в нарушении принципа неприкосновенности собственности, провозглашенного Всеобщей декларацией прав человека (п.2 ст. 17) и сформулированного в ч.З ст.35 Конституции РФ, согласно которой никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Отрицая право собственности, имущественные преступления посягают также на другие гражданские права и охраняемые законом интересы личности, общества и государства в имущественной сфере, подрывают в целом основы имущественного правопорядка. В связи со сказанным представляется необходимым уточнить значение для уголовного права конституционного принципа равной защиты всех форм собственности. В современном уголовном праве получило признание положение о том, что действие указанного конституционного принципа исключает дифференциацию ответственности за исследуемые преступления в зависимости от формы собственности. Равная уголовно-правовая охрана всех форм собственности в части прав всех собственников (граждан, государства и иных субъектов права собственности) была обеспечена Федеральным законом от 1 июля 1994 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР»1. Данное положение нашло свое дальнейшее развитие в общих судебных разъяснениях. Так, в п. 1 постановления № 5 Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности»2 указывается: поскольку закон не предусматривает дифференциации ответственности за эти преступления в зависимости от формы собственности, определение таковой не может рассматриваться обязательным элементом формулировки обвинения лица, привлекаемого к уголовной ответственности. Считается, что и УК РФ сохраняет равную уголовно-правовую охрану всех форм собственности. В действительности же, это не совсем так. Формы собственности, как пишут цивилисты, нельзя отождествлять с правом собственности,

1 См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. №10. Ст. 1109.

1См.:   Сборник постановлений  Пленумов  Верховного  Суда Российской  Федерации  (СССР,

РСФСР) по уголовным делам. М.: ПБОЮЛ Гриженко Е.М., 2001. С.208-211.

57

А. Г. БезверховИмущественные преступления

ибо они получают самые различные юридические формы выражения, не сводящиеся только к праву собственности1. Отсюда, гарантированная Конституцией РФ равная защита всех форм собственности предполагает одинаковую защиту прав всех товаровладельцев, равную охрану любых не противоречащих законодательству форм хозяйствования и признаваемых законом имущественных прав2. Для уголовного права это означает не только необходимость обеспечения равной охраны права собственности (точнее, имущественных отношений, складывающихся в связи с принадлежностью вещей различным лицам — субъектам права собственности) независимо от того, кто является его субъектом, но и признание права собственности и иных имущественных прав равнозначными (равноценными) правоохраняемыми объектами.

См.: Гражданское право: В 2 т. Т.1: Учебник / Отв. ред. Е.А.Суханов. С.480. : См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации. М.: БЕК, 1994. С.31.

58

Имущественные преступления:

историко-экономический анализ

<< | >>
Источник: Безверхов А.Г.. Имущественные преступления. Самара: Изд-во «Самарский университет»,2002. 359 с.. 2002

Еще по теме 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве:

  1. § 3. Принципы уголовного права
  2. § 3. Уголовное право ФРГ
  3. ТРУДОВОЙ ДОГОВОР, КОЛЛЕКТИВНЫЙ ДОГОВОР, КОЛЛЕКТИВНЫЕ СОГЛАШЕНИЯ (ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ И НОРМАТИВНЫЕ ДОГОВОРЫ В ТРУДОВОМ ПРАВЕ)
  4. § 1. Способы защиты гражданских прав
  5. 1. Экономическое понимание собственности и имущественных отношений
  6. 2. Юридическое понимание собственности и имущественных отношений
  7. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  8. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  9. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  10. 1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений
  11. 1.2. Присвоение и растрата в советском уголовном праве
  12. ПОНЯТИЕ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА И ЕГО РОЛЬ В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА
  13. ПРЕДМЕТ УГОЛОВНОГО ПРАВА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА, НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -