<<
>>

1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений

В правосознании системы права и законодательства рассматриваются в виде деления и права, и законодательства на определенные автономные части, называемые отраслями, подотраслями, институтами и пр. В современный период особое значение приобретает и более общее деление права на частное и публичное. Между тем правовой действительности свойственны не только дифференциация, размежевание, обособление, но и противоположно направленные течения взаимообусловленности, взаимодействия и взаимосвязи. Разграничение права на частное и публичное, разделение законодательства на ряд отраслей, дробление отраслей на юридические субинституты, расчленение институтов на пединституты и нормы, наконец, разложение нормы на ее структурные элементы (гипотезу, диспозицию, санкцию) представляет собой столь же естественный и необходимый процесс, как и интеграция правового мира.

Даже простое наблюдение убеждает, что правовой действительности, как и всему окружающему нас миру, присуще диалектическое взаимопроникновение, взаимосвязь, синтез. «Развитая правовая система, — пишет С.САлексеев, — сложный, спаянный закономерными связями организм»1. При этом, как отмечается в Концепции развития отечественного законодательства, тенденция взаимосвязи подразделений законодательства усиливается2. Мы имеем возможность видеть это на примерах известного упорядочения правовой «материи»: объединения разрозненных норм в юридические институты, соединения родственных институтов в самостоятельные отрасли, консолидации отраслей в общую систему права и законодательства, формирования комплексных отраслей законодательства, проникновения частноправовых начал в публично-правовую сферу и пр.

Каждый компонент правовой действительности так или иначе воздействует на другие ее составляющие и сам испытывает на себе их ответное влияние. Более того, поскольку явления и процессы правового мира весь-

1 Алексеев С.С.Право: Азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С.252.

1Концепции развития российского законодательства: 3-е изд., перераб. и доп. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, 1998.

С.7.

319

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

ма разнообразны, то многообразны и их взаимоотношения. В общей теории права давно обращено внимание на «множество связей в системе права, причем не только связей, выражающих взаимодействие элементов и функционирование системы, но и связей генетического порядка»1. Познание связей между правовыми явлениями имеет принципиальное значение: раскрывая их, юристы открывают законы правового мира, выявляют правовые закономерности.

Особое внимание обращают на себя межотраслевые связи, выражающие относительную зависимость между двумя или более отраслями права и законодательства. Они далеко не однообразны, различаются по своему характеру, видам, принимают различные формы. В этом смысле можно говорить о типологии межотраслевых связей, включающей в себя, по крайней мере, следующие их классификационные ряды: случайные и необходимые; прямые и обратные; горизонтальные (координационные) и вертикальные (субординационные); неустойчивые и устойчивые; функциональные и генетические (исторические); системные и комплексные; связи строения (структурные) и развития.

Взаимодействие уголовного права с другими отраслями права также представляет собой запутанный «клубок» юридических закономерностей и связей.

Особенно очевидной является связь этой отрасли с теми смежными отраслевыми ветвями, которые составляют единый блок в борьбе с преступностью и другими антиобщественными проявлениями, — уголовно-процессуальным, уголовно-исполнительным и административным правом. Однако этим не исчерпывается богатство межотраслевого взаимодействия с участием уголовного права. Последнее тесно связано и со многими другими отраслями — конституционным, гражданским, трудовым, финансовым, экологическим правом и пр. Как известно, уголовное законодательство основывается на Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах международного права, сообразовывается с иными отраслевыми ветвями и обеспечивается уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством .

В свете тематики настоящего исследования особый интерес представляет вопрос об особенностях взаимодействия уголовного права с теми отраслевыми ветвями, которые входят в сферу частного права. Прежде всего, уголовное право, как определенным образом упорядоченная совокупность уголовно-правовых институтов и норм, состоит во взаимосвязи с гражданским правом как определенной системой гражданско-правовых норм, институтов и подотраслей, регулирующих частноправовые имущественные отношения.

Любое межотраслевое взаимодействие ограничено той областью социальных отношений, которая одновременно и совместно регулируется взаи-

1 Алексеев С.С.Общетеоретические принципы исследования структуры права // Сов. гос. и право. 1971. №3. С.46.

320

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

мосвязанными отраслями права и законодательства. Экономические (в том числе имущественные) отношения представляют собой ту область действительности, в границах которой, главным образом, складываются взаимоотношение и тесное «сотрудничество» между уголовным и гражданским правом. Прав А.Э.Жалинский, когда утверждает, что нормы указанных отраслей воздействуют «на одни и те же объекты в сфере экономики, в частности, на поведение, которое с социально-экономических позиций представляет собой единый объект регулирования»1. При этом важно подчеркнуть, что в рамках экономических связей имущественные отношения выступают сферой социальной жизнедеятельности, которая «испытывает» на себе наибольшее влияние уголовного и гражданского права.

Понимание этого обстоятельства нашло отражение уже в досоветской теории уголовного права. Так, Н.С.Таганцеву представлялся важным вопрос

0              «взаимных отношениях и границах неправды гражданской и уголовной».

Обращая особое внимание на проблему разграничения положений уголов

ного и гражданского законодательства, этот выдающийся криминалист пи

сал: «Грань, отделяющая даже в современной юридической жизни эти два

вида неправд, представляется весьма тонкой и иногда даже едва уловимой;

таково, например, различие между обманом гражданским и обманом уго

ловно наказуемым, между самоуправством гражданским и уголовным. В тех

случаях, когда одно и то же юридическое событие, кража, поджог, увечье

являются производящим фактором и неправды гражданской, и неправды

уголовной, каких-либо второстепенных условий, часто даже процессуаль

ных, достаточно, чтобы придать всему событию характер неправды или ис

ключительно гражданской, или исключительно уголовной»2.

Указывая на взаимосвязь этих двух отраслевых ветвей, Л.С.Белогриц-Котляревский утверждал: гражданское право находится в ближайшем отношении к уголовному праву, так как изучает природу отношений, также охраняемых уголовным правом, стремящимся рядом с мерами гражданских взысканий обеспечить угрозой наказания неприкосновенность имущества и правильное течение имущественного оборота; эта связь двух отраслей права настолько велика особенно в области имущественных обманов и самоуправства, что проведение различия между ними представляет большое затруднение3.

Другой сторонник этой идеи — И.Я.Фойницкий — с горечью замечал, что «у нас в моде не обращать внимания на начала гражданского права при анализе уголовно-юридических вопросов, имеющих с ними самую тесную связь... Такое игнорирование начал гражданского права в высшей степени вредно отзывается на прочности уголовно-юридической деятельности госу-

1              Жалинский А.Э. О соотношении уголовного и гражданского права в сфере экономики // Гос. и

право. 1999. №12. С.47.

1Таганцев Н.С.Русское уголовное право: В 2-х т. Т.1. С.97.

3 См.: Белогриц-Котляревский Л.С. Очерки курса русского уголовного права: Общая и Особенная часть. С. 12.

321

А. Г. БезверховИмущественные преступления

дарства; теряя под ногами почву права и правоотношений, она может ухватиться только за соображения нравственности или безнравственности действия, которые в изолированном виде к добру не приведут»1.

Подобные взгляды на исследуемое межотраслевое отношение не были чужды и советскому праву. Например, Г.А.Кригер указывал, что принципы советского гражданского права не могут игнорироваться, когда речь идет об имущественном ущербе в уголовном праве2.

Соответствующее концептуальное положение принято и современной уголовно-правовой наукой. По мнению Н.И.Пикурова, на нормы гражданского права падает основная нагрузка по взаимодействию с отраслями публичного, в том числе и уголовного права. При этом, как замечает этот автор, «нормы института вещного права наиболее тесно связаны с уголовно-правовыми запретами, содержащимися в главе об имущественных преступлениях. Квалификация таких преступлений в принципе невозможна без обращения к соответствующим нормам гражданского права, поскольку подавляющая часть составов имущественных преступлений в той или иной мере включает в себя понятия этого института»3. «Гражданское право, — пишет В.В.Мальцев, — связано с уголовным правом необходимостью уголовно-правовой охраны общественных отношений, составляющих предмет гражданско-правового регулирования. Это именно та материальная отрасль права, которая предназначена для уголовно-правовой охраны». И далее ученый справедливо утверждает: «При охране общественных отношений, урегулированных гражданским правом, нельзя не учитывать характера этих отношений (объекта уголовно-правовой охраны), а следовательно, и содержания гражданско-правовых норм. Потому гражданскому праву здесь принадлежит определенный приоритет над уголовным правом»4. О взаимосвязи гражданско-правового регулирования и уголовно-правовой охраны говорит и А.В.Хабаров. Он также указывает, что регулирование ряда вопросов в гражданском законодательстве «способно влиять на содержание составов преступлений против собственности»5. Кроме того, в современной науке констатируется, что взаимодействие уголовного и гражданского законодательства становится все более тесным и одновременно непростым в условиях развития рыночных отношений в России6.

Гражданское право — это особая отрасль права, которая регулирует самые фундаментальные и наиболее распространенные в обществе отношения — имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Особенности этих отношений, нашедшие отражение в положени-

1 Фойницкий И.Я. Мошенничество по русскому праву. Часть II. С. 19.

1См.: Кригер Г.А. Указ. соч. С.69.

! См.: Пикуров Н.И. Указ. соч. С.184, 208.

4              Мальцев В.В. Понятие и место уголовного права в системе отраслей права // Гос. и право. 2000.

№5. С.54.

5              Хабаров А.В. Указ. соч. С.4.

6Курс уголовного права: Общая часть. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. С.7.

322

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

ях гражданского законодательства, учитывает уголовное право в части регулирования их по поводу совершения преступных посягательств в имущественной сфере. В этом смысле система гражданского законодательства представляет собой как бы то основание, фундамент, на который опирается механизм уголовно-правового регулирования отношений, возникающих при преступном нарушении имущественных правоотношений. Закономерности имущественной сферы, закрепленные гражданским правом, обладают определенной ограничительной силой для уголовного права. Это вполне очевидно, скажем, для тех уголовно-правовых норм, которые определяют ответственность за имущественные преступления, ибо они исходят из уже действующих гражданско-правовых законов, а не выражают собой действие каких-то новых. Поэтому положения гражданского права служат в качестве «ограничителя», специфического «регулятора» при уголовно-правовой регламентации имущественных отношений. Так, регулируя отношения, возникающие в связи с преступным посягательством на имущественные отношения, уголовное право не может игнорировать положения законов о праве собственности, регламентирующих эту разновидность имущественных связей. Отличительные особенности уголовно-правового регулирования должны быть «вписаны» в гражданско-правовые свойства имущественных связей.

Здесь проявляется межотраслевой «принцип соответствия», «принцип корреляции», когда содержание нормативных положений одной отраслевой природы определяется содержанием норм другой отрасли права. Этот принцип указывает не только на прямую зависимость, которая выражает однозначное соответствие между нормами различной отраслевой принадлежности, но и зависимость изменений каких-либо признаков нормативных предписаний одной отрасли права от изменения взаимосвязанных с ними признаков норм другой отраслевой природы.

Основанный на особенностях гражданско-правового регулирования в имущественной сфере данный принцип гласит: уголовное право в части ответственности за имущественные преступления должно формулировать свои положения с учетом гражданского законодательства, регулирующего имущественные отношения. Любое положение, утверждаемое в сфере уголовного права, должно согласовываться с фундаментальными закономерностями имущественных правоотношений. Это как бы напоминает юристу, что и имущественные преступления «вписаны» в сферу отношений по имуществу, что они есть часть, пусть и негативная, той материальной действительности, которая «управляется» гражданско-правовыми закономерностями. Таким образом, это взаимодействие в части криминализации (декриминализации), правовой оценки и оснований ответственности за имущественные нарушения исходит из приоритетности гражданского права и акцессорное™ уголовного1.

1 См.: Жалинский А.Э. О соотношении уголовного и гражданского права в сфере экономики. С.50.

323

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

Очевидно, что сущность имущественных преступлений определяется прежде всего природой тех отношений, на которые они посягают, выражается в содержании тех прав и законных интересов участвующих в имущественных правоотношениях лиц, которые они нарушают. Между тем, имущественные отношения как объект уголовно-правовой охраны урегулированы нормами гражданского права и принимают форму гражданских правоотношений, состояние которых влияет на систему и содержание имущественных посягательств. Так, гражданское право уточняет состав правоохраняемых объектов, то есть объем уголовно-правовой охраны, а следовательно, и ее допустимые пределы. В самом деле, объекты имущественных преступлений определяются обычно в границах области предмета гражданско-правового регулирования: те имущественные отношения выступают в роли объекта данной группы посягательств, которые одновременно являются предметом гражданского права. Согласно п.З ст.2 ГК РФ, если иное не предусмотрено законодательством, гражданское законодательство не применяется к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям. Следовательно, названные виды имущественных отношений, как правило, не могут быть и объектом имущественных преступлений. И действительно, указанные отношения обыкновенно выступают в качестве основных объектов преступлений в сфере экономической деятельности, преступлений против государственной власти и других видов и родов преступных посягательств. Далее, пределы предметной области имущественных преступлений ограничены содержанием объекта имущественных правоотношений: предметом этой группы посягательств может быть исключительно имущество в гражданско-правовом смысле. При этом иные объекты гражданских прав (ст. 128 ГК РФ), как правило, не могут составлять содержание указанного признака рассматриваемых посягательств. Кроме того, содержание имущественных правоотношений, а равно их субъектный состав, также обозначают общие направления действия уголовного закона по обеспечению регуляции и охраны социальных связей, складывающихся по поводу имущества. Так, особенности объективной стороны имущественных посягательств во многом обусловлены содержательным компонентом имущественных связей; специфика субъектов указанных общественно опасных посягательств зависит от юридической характеристики лиц — участников (сторон) преступно нарушенных правоотношений.

Таким образом, уголовная противоправность имущественных нарушений определяется уголовным законом в тесной взаимосвязи с нормами гражданского права. Трансформация последних в известной мере влияет на уголовно-правовое регулирование отношений в имущественной сфере и, соответственно, может привести к сужению или, напротив, расширению сферы действия уголовно-правового запрета общественно опасных имуще -

324

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

ственных действий, к изменению содержания объективных и субъективных оснований уголовной ответственности за имущественные правонарушения. Правильное понимание положений уголовного закона об имущественных преступлениях возможно лишь при сопоставлении их с нормами гражданского права, регулирующими имущественные отношения. Можно по-разному оценивать отмеченную зависимость уголовного права от права гражданского, но ясно одно, что ее надо учитывать как необходимую, устойчивую и существенную связь между двумя указанными отраслевыми ветвями.

Однако относительная зависимость между двумя отраслями права не выражается в виде какого-либо одного вида межотраслевой связи. Взаимодействие уголовного и гражданского права представляет собой запутанный «клубок» закономерных связей.

Так, рассматриваемые межотраслевые взаимоотношения могут характеризоваться наличием системных закономерностей. Системой (от греч. sys-tema — целое, составленное из частей) называется упорядоченное множество элементов, образующих определенную целостность (единство). Опыт системного исследования свидетельствует, во-первых, что целостная система немыслима без образующих ее частей, поскольку она является результатом взаимосвязи между ними. В целом нет ничего, кроме его частей и их взаимодействия1.

Любая система означает не только совокупность нескольких элементов, но предполагает, что эти элементы не изолированы друг от друга, а находятся между собой в процессе взаимодействия, то есть оказывают друг на друга то или иное влияние и имеют между собой ту или иную связь. Органическая связь, в которой находятся между собой элементы системного целого, — один из отличительных признаков системности. Система — это такое образование, в котором внутренние связи элементов между собой преобладают над внешними воздействиями на них. Существование системных связей обеспечивает противостояние системы своему окружению — среде и служит основанием того, что во взаимодействии со средой система всегда выступает как единое целое2. Также и отрасли в системе права и (законодательства) находятся в сложной сети системных взаимосвязей и зависимостей. Те связи между отраслями как компонентами системы права и законодательства, которые носят необходимый, существенный и устойчивый характер, признаются системообразующими. Указанные связи обеспечивают стабильность права и законодательства. Без них система права (законодательства) перестала бы существовать как единое целое.

Согласно теории систем, одной из отличительных особенностей системы является ее упорядоченность, которая находит выражение в объедине-

1 См.: Афанасьев В.Г. Научное управление обществом: Опыт системного исследования: 2-е изд.,

доп. М.: Политиздат, 1973. С.248.

1См.: Афанасьев В.Г. Общество: системность, познание и управление. М.: Политиздат,  1981.

С.19; Блауберг И.В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973.

С.61.

325

А. Г. БезверховИмущественные преступления

нии элементов в единое целое и определяет появление свойств, отсутствующих у элементов, образующих систему. Элементы, поставленные в необходимость системного взаимодействия, определенным образом приспосабливаются друг к другу и, соответственно, находятся между собой в отношениях подчинения (субординации) и соподчинения (координации). Отсюда следует, что нормативные предписания одной или различной отраслевой принадлежности не могут противоречить друг другу. Непротиворечивость — основное качество любой, в том числе правовой, системы. «Обеспечение непротиворечивости всей системы законодательства, — писал Р.З.Лившиц, — одна из задач законодателя»1.

Уголовное право «опутано» сетью системообразующих связей. Наличие межотраслевых системных связей определяет необходимость реализации уголовного права в системе субординационных (вертикальных) и координационных (горизонтальных) отношений с другими отраслями. С учетом действия системных закономерностей, между уголовным и гражданским правом можно сформулировать следующие требования к определению уголовной противоправности: недопустимо наличие противоречия между соответствующими уголовно-правовыми запретами и юридическими дозволениями гражданско-правовой природы. Это означает, что уголовное законодательство должно учитывать правомерность поведения, определяемую гражданским правом, и в этом смысле не расходиться с нормативными положениями гражданско-правового характера. Другими словами, положения уголовного права не должны противоречить имущественно-правовым закономерностям и отраженным в гражданском праве объективно-субъективным характеристикам имущественных связей. Уголовные запреты не могут отрицать гражданско-правовых дозволений, равно как и наоборот, ибо посредством одних определяются границы других. Так, уголовный закон не может признавать хищением изъятие собственных вещей из чужого владения, так как, согласно ст.209 ГК РФ, собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Дозволения совершать определенные имущественные действия (бездействие) исключают уголовную противоправность такого поведения и возможность привлечения к уголовной ответственности за него. Как справедливо указывал Б.С.Никифоров, «едва ли можно допустить, чтобы на основе одних и тех же действий субъект был признан виновным в мошенничестве и, в то же время, совершившим действие, правомерное с точки зрения гражданского права»2.

Другая модель межотраслевого взаимоотношения исходит из наличия функциональных связей, складывающихся между уголовным и гражданским правом. Функция (от лат. functio — исполнение, совершение, соответствие) есть та роль (назначение), которую исполняет элемент в составе системы и

1 Лившиц Р.З. Теория права: Учебник. М.: БЕК, 1994. С. 120.

1Никифоров Б.С.Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную

собственность по советскому уголовному праву. С. 104.

326

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

которая служит целям объединения множества частей в единое целое и оптимального функционирования системы. При этом признается, что один и тот же элемент некой целостности (системы) может выполнять сразу несколько различных функций, равно как и наоборот — одна и та же функция может осуществляться разными элементами.

Также и отрасли в системе права или законодательства влияют друг на друга, обеспечивая функционирование соответствующей системы как целостного образования. Упорядоченность права и законодательства определяет функциональную зависимость между составляющими их отдельными отраслевыми ветвями. Иными словами, когда совокупность отраслей образует систему и устанавливается порядок отраслевого взаимодействия, формируются функции в обеспечении устойчивых связей между отраслями. Характеризуя основные признаки системности права, Д.А.Керимов справедливо подчеркивает, что «правовая система образует единство в результате структурной упорядоченности ее компонентов (подсистем), определяющей их функциональную зависимость и взаимодействие. В результате правовая система представляет собой единый, гармоничный «ансамбль», обеспечивающий субординацию, иерархичность и синхронность в процессе функционирования»1. Системность как одно из свойств права и законодательства выражается в таком объединении множества отраслей, которые своим функционально упорядоченным взаимодействием обеспечивают их единство и целостность. При этом системная упорядоченность зависит от степени выраженности функциональных отношений между отраслями: чем строже и последовательнее отрасли выполняют свои роли, тем более стройной является правовая система.

Функции заданы «юридическим» разделением труда, отраслевым распределением ролей и другими процессами, за которыми в конечном счете стоят системные закономерности права и законодательства. Известно, что все части служат целому, но каждая часть по-своему. Так и отрасли в системном строении правовой действительности имеют строго определенные функциональные задачи. Функции как бы «возложены» на отрасли и выполняются в рамках присущих праву и законодательству системных свойств. Системность обусловливает определенное функциональное назначение каждой отрасли: «Одни отрасли выполняют преимущественно учредительно-легализующие функции, другие — регулирующие, третьи — охранительные»2.

Уголовное право при всей своей относительной самостоятельности так же, как и другие отраслевые общности, имеет свое специфическое назначение. Считается, что в рамках межотраслевого функционального взаимодействия уголовное право призвано охранять от возможных преступных нару-

1 Керимов ДА. Законодательная техника: Научно-методическое и учебное пособие. М.: НОРМА-

ИНФРА.М, 1998. С.77.

1Концепции развития российского законодательства. С.7.

327

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

шений наиболее важные общественные отношения. В строгом соответствии с функциональным подходом уголовное право призвано защищать не все особо значимые социальные отношения, а только ту часть их, которая в позитивном смысле урегулирована другими отраслями права. В этой связи утверждается, что отдельные социальные блага и интересы только тогда должны охраняться уголовным законом, когда они являются правовой ценностью, а социальные отношения, когда они становятся правоотношениями. Так, Н.Ф.Кузнецова полагает, что «охраняемые УК интересы (объекты) — это правоотношения в тех или иных сферах жизнедеятельности личности, функционирования общества и государства»1. Аналогичное мнение высказывает и Е.В.Ворошилин: «Специфика уголовного законодательства заключается в том, что оно охраняет от наиболее опасных посягательств те общественные отношения, которые регулируются нормами иных отраслей права»2. Отсюда следует и вывод о нецелесообразности принятия «новых уголовно-правовых норм по вопросам, которые не урегулированы в позитивном плане другими отраслями права»3. Почему? Если социальные отношения законодательно не урегулированы, то это может означать, что они не обладают той особой ценностью для общества, которая требует их уголовно-правовой охраны, а значит, отсутствует необходимость в их защите. Кроме того, если отношения не урегулированы той или иной отраслью права, то сложно юридически точно определить объект, субъектный состав и содержание этих отношений, а следовательно, невозможно обеспечить их надежную уголовно-правовую охрану.

Функциональное соотношение между отраслевыми ветвями создает «общий фон» и задает пределы действия институтов и норм Особенной части уголовного закона, а значит, оказывает влияние на содержание последних. В этой связи очевидно, что функциональные связи, складывающиеся между уголовным правом и другими отраслями законодательства, значительно влияют на определение уголовной противоправности как юридического признака преступления. Действительно, если уголовное право призвано охранять отношения, уже позитивно урегулированные другими отраслями, то уголовно-правовой запрет должен логически следовать, необходимо вытекать из определенного дозволения, а следовательно, и получать содержание, совместимое с содержанием последнего. Это обосновывается тем, что запреты функционально неотделимы от дозволений и по своему юридическому существу призваны действовать «в паре» с дозволениями4. В условиях реализации права определенным юридическим дозволениям корреспондируют   соответствующие   уголовно-правовые   запреты,   юридически

1 См.: Уголовное право Российской Федерации: Особенная часть: Учебник / Под ред. Г.Н. Бор-

зенкова и В.С.Комиссарова. С. 16.

1См.: Уголовный кодекс РСФСР. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М.: БЕК, 1994. С.12.

3              Кудрявцев В.Н. Две книги об уголовном законе // Сов. гос. и право. 1969. №10. С. 160.

4              См.: Алексеев С.С.Право: Азбука — теория — философия. С.355-357.

328

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

обеспечивая их действенность.

В рамках функционального взаимодействия уголовное право охраняет от возможных преступных нарушений имущественные отношения, урегулированные нормами гражданского права. Функциональные связи, складывающиеся между уголовным и гражданским правом, существенно влияют на определение уголовной противоправности как юридического признака имущественного преступления. Если уголовное право призвано охранять отношения, позитивно урегулированные гражданским законодательством, то уголовно-правовой запрет должен логически следовать из определенного гражданско-правового дозволения, а следовательно, и получать необходимо вытекающее из последнего содержание. В этой связи воспрепятствование реализации управомочивающей нормы гражданского права влечет за собой при наличии к тому оснований вступление в действие соответствующей нормы уголовного права. Гражданско-правовые дозволения, будучи связанными с уголовно-правовыми запретами по смыслу, имплицируют (от лат. implicatio — сплетение, implico — тесно связываю) последние. Отсюда, уголовная противоправность имущественных нарушений определяется уголовным законом с учетом действия управомочивающих норм гражданско-правовой природы, которые позитивно регулируют имущественные отношения, нарушаемые преступным деянием. При этом указанные управомочи-вающие нормы (дозволения) и соответствующие им уголовно-правовые запреты должны находиться в отношении импликации и иметь содержательную связь, то есть в различной юридической форме выражать равнозначные, эквивалентные правовые положения.

Одному и тому же виду правоотношений нередко обеспечивается комплексная правовая защита. Так, имущественные отношения защищаются всевозможными гражданско-правовыми средствами. Одновременно разные стороны, грани и аспекты имущественных отношений в необходимых случаях и пределах охраняются посредством уголовно-правовых, административно-правовых, а также дисциплинарных мер. Таким образом, на «отраслевом» уровне функции защиты и охраны свойственны не только уголовному праву. В действительности многие отрасли сами же и охраняют отношения, являющиеся предметом их правового регулирования, так сказать, собственными силами защищают регулируемые ими социальные связи. Наиболее явно охранительную роль по отношению к собственному предмету регулирования выполняет гражданское право. Оно защищает нарушенные или оспоренные права и законные интересы участников имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений. Согласно п.2 ст.2 ГК гражданским законодательством также защищаются неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага, если иное не вытекает из существа этих благ. Как утверждается цивилистами, в предмете гражданско-правового регулирования есть пласт подвижных отношений, возникающих из конфликтов. В их рамках происходит защита одного из сталкивающихся

329

А. Г. Безверхов

              Имущественные преступления

интересов с возложением на нарушителя имущественных тягот либо без такового: нарушения пресекаются — акт поведения признается недействительным, взыскиваются убытки, возмещается моральный вред, реализуются иные меры охранительного характера1.

Уголовное и гражданское право одновременно регулируют разные стороны и грани одних и тех же отношений в имущественной сфере. Совместное действие норм уголовного и гражданского законодательства, запрещающих определенное социально негативное поведение в области имущественных отношений, определяет возникновение комплексных межотраслевых связей.

Под комплексом (от лат. complexus — связь, сочетание) понимается совокупность компонентов, которые при одновременном и согласованном взаимодействии образуют в некотором смысле единое целое. Комплекс — это сложное объединение, которое складывается из явлений и процессов одной или разной природы, взаимосвязанных друг с другом, но при этом сохраняющих свою автономность, самостоятельность.

Принцип комплексности в уголовном праве означает, что институты и нормы Особенной части уголовного закона действуют при совместном участии нормативных положений другой отраслевой природы и одновременно с последними обеспечивают защиту одному и тому же отношению. При этом каждый из юридических запретов, входящих в комплекс правовой охраны, полностью сохраняет свою самостоятельность. В этом смысле можно утверждать, что действие уголовно-правового запрета не прекращается и в случае отсутствия запрета другой отраслевой природы. Равно как и наоборот: «отсутствие какого-либо уголовно-правового запрета не может служить препятствием для того, чтобы данное действие не могло быть запрещено другой отраслью права»2. Правоохранительные нормы, поставленные в необходимость комплексного межотраслевого взаимодействия, должны быть так законодательно выражены, чтобы получить возможность действовать параллельно и совместно, тем самым обеспечивая согласованное, слаженное, синхронное применение правоохранительных средств различной отраслевой природы. Комплексная правовая охрана — одно из наиболее эффективных юридических средств противодействия преступности и иным противоправным посягательствам, обусловленное разнообразием характеристик, причин и условий этих антиобщественных проявлений.

Юридические запреты различной отраслевой природы, действующие в комплексе, не должны носить взаимоисключающий (соподчиненный) характер, противоречить друг другу или быть в отношении противоположности. С точки зрения комплексности складывается следующее соотношение уголовно-правовых требований с нормативными запретами другой отрасле-

1 См.: Гражданское право: Учебник: Часть первая / Под ред. Т.И.Илларионовой, Б.М.Гонгало,

Б.А.Плетнева. С. 16.

1Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. Свердловск, 1987. С.83.

330

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

вой природы: они должны определенным образом координироваться, согласовываться, сообразовываться с последними. Указанное соотношение предполагает такое соответствие уголовно-правовых норм определенным запретам других отраслей, которое обеспечивает единство подходов законодателя к регламентации конкретного комплекса отношений и позволяющее взглянуть на внешне разнородные нормообразования с единой точки зрения. Действующие в комплексе запреты должны обладать таким свойством, которое обеспечивает возможность неодинаковых по характеру и различающихся по содержанию нормативных предписаний совместно взаимодействовать при регулировании одного и того же отношения. Если несколько отраслевых запретов действуют одновременно, в комплексе друг с другом, объемы их требований должны быть определенным образом совместимыми. При этом, конечно же, совместимость не должна быть полной, в смысле равнозначной: уголовно-правовой запрет не должен дублировать, копировать, повторять или подменять соответствующие положения иной отраслевой принадлежности. Необходимая совместимость достигается следующим приемом законодательной техники. Законодатель конструирует составы преступления строго исходя из требований отраслевых запретов, то есть определяет уголовную ответственность за деяния в рамках запрещенного поведения, указанных другими отраслями. В этом случае уголовно-правовой запрет находится в отношении подчинения отраслевому запрету, а понятия конкретных преступлений по объему являются подчиненными понятию правонарушения иной правовой природы.

Запрещающие нормы гражданского и уголовного права, действующие в комплексе, также не могут носить взаимоисключающего характера. Комплексный подход требует их совместимости. В этом случае уголовно-правовой запрет находится в отношении подчинения гражданско-правовому запрету, а понятия имущественных преступлений по объему являются подчиненными понятию имущественного правонарушения. Так, основания уголовной ответственности за большинство имущественных преступлений (кражу, грабеж, присвоение и др.) устанавливаются в пределах такой гражданско-правовой формы правонарушительнык действий, как причинение имущественного вреда другому лицу. В данном случае «уголовный закон со своей стороны подкрепляет жесткими санкциями гражданско-правовую ответственность»1.

Отсюда следует, что между преступлениями и гражданскими правонарушениями может складываться отношение идеальной совокупности. В этом случае одним деянием нарушается несколько разнородных норм поведения. В итоге речь идет о совмещении (сочетании) в содеянном составов двух различных правонарушений при условии, когда последние совершают-

1 Жалинский А.Э. О соотношении уголовного и гражданского права в сфере экономики. С.49.

331

А. Г. БезверховИмущественные преступления

ся одним и тем же лицом, в одно и то же время, в одном и том же месте и одним и тем же действием (бездействием).

В связи с вышеизложенным необходимо решать и вопрос о разграничении гражданских и уголовных правонарушений в имущественной сфере. В правоприменении этот вопрос относится к числу актуальных. При этом нередко считается, что два указанных вида правонарушения являются взаимоисключающими, несовместимыми (то есть если деяние порождает гражданско-правовые последствия, то это обстоятельство исключает оценку содеянного как преступления). Однако по обозначенной проблеме имеется и иное ее видение. Н.С.Таганцев писал, что необходимо отказаться от строгого различения неправды уголовной и гражданской. По мнению этого автора, неправда одна, и то, что мы называем неправдой уголовной и гражданской, составляет только различные стороны одного и того же правонарушения. Поэтому если в неправде заключается как наказуемое посягательство на норму в ее реальном бытии, так и причинение имущественного ущерба, то мы имеем сложную неправду, заключающую в себе и уголовно наказуемую, и гражданскую неправду1.

Следовательно, признание преступления и гражданского правонарушения в имущественной сфере взаимоисключающими противоречит реальной возможности одновременного привлечения за одно и то же деяние и к гражданско-правовой, и к уголовной ответственности. Так, гражданско-правовая ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества наступает независимо от наличия оснований уголовной ответственности. Проблема разграничения уголовных и гражданских правонарушений не обладает тем значением, какое ей нередко придает правоприменительная практика. Проблема разграничения — это проблема различения смежных правонарушений, когда один из смежных составов имеет признак, который отсутствует в другом, а другой состав обладает признаком, отсутствующим в первом2. Уголовная же противоправность имущественных преступлений не исключает противоправности указанных посягательств с точки зрения гражданского законодательства3.

Уголовные запреты и запреты гражданско-правовой природы не всегда могут быть нарушены одновременно. Так, имущественные правонарушения с усеченным и формальным составами, а также на ранних стадиях их совершения (приготовления и покушения), прямо не запрещены гражданским законодательством, а следовательно, и не признаются им противоправными. Тогда как уголовный закон может устанавливать наказуемость не только за имущественные нарушения, причинившие существенный вред, но и

1 См.: Таганцев Н.С.Русское уголовное право Т.1. С.103-104. 1См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. С.215.

3 Указанное положение опирается на более общее научное положение о том, что «наличие уголовной противоправности не исключает и иной противоправности преступных деяний» (см.: Курс российского уголовного права: Общая часть / Под ред. В.Н.Кудрявцева, А.В.Наумова. М.: Спарк, 2001. С.146).

332

Взаимодействие уголовного и частного права

в сфере имущественных отношений

выражающиеся в поставлении в опасность причинения такого вреда либо заключающиеся в умышленном создании условий для совершения задуманного посягательства. Как заметил Н.С.Таганцев: «Покушение на умышленный поджог, хотя бы виновный был захвачен прежде, чем началось повреждение дома, наказывается почти так же, как и поджог оконченный, а между тем, с точки зрения гражданской, такое безрезультатное покушение даже вовсе не может быть основанием иска»1.

<< | >>
Источник: Безверхов А.Г.. Имущественные преступления. Самара: Изд-во «Самарский университет»,2002. 359 с.. 2002

Еще по теме 1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений:

  1. 2. Предмет и метод медицинского права
  2. Трудовое право и гражданское прав.
  3. СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ ТРУДОВОГО ПРАВА И ОСНОВНЫЕ ПРАВА РАБОТНИКА
  4. § 2. Средства защиты гражданских прав
  5. § 1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав
  6. О системном применении права Выступление в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (07.02.2007)
  7. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  8. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  9. §1. Разработка теоретических основ и особенности развития правового регулирования общественных отношений в условиях НЭПа
  10. 1. Экономическое понимание собственности и имущественных отношений
  11. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  12. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  13. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  14. 1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -