<<
>>

ИЗУЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ В ИТУ В ЦЕЛЯХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НАРУШЕНИЙ ИМИ РЕЖИМА СОДЕРЖАНИЯ В ПОСЛЕДУЮЩЕМ

Практика исправительно-трудовых учреждений показывает, что эффективность исправления и перевоспитания осужденных непосредственно связана с тем, насколько обоснованно и правильно строится и осуществляется индивидуальный подход к исправительно-трудовому и карательно-воспитательному воздействию на лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы.

Однако при существующей (и в целом оправдавшей себя) отрядной системе начальнику отряда трудно учесть особенности личности вновь прибывшего осужденного, наиболее существенные с точки зрения его последующего поведения в колонии, и в короткое время выработать план индивидуальной работы с ним.

Одним из важнейших показателей эффективности процесса исправления и перевоспитания в ИТУ служит уровень и характер нарушений режима содержания.

Режим есть урегулированный нормами права порядок исполнения уголовного наказания в виде лишения свободы. Режим лишения свободы подразделяется законом на виды в за-висимости от количества и качества ограничений; при этом предусматривается строгое соответствие режима отбывания наказания в виде лишения свободы тяжести совершенного преступления и особенностям личности преступника , атак- же возможности смягчения или ужесточения режима в зави-симости от особенностей личности и поведения осужденного в местах лишения свободы. Необходимо иметь в виду, что подобное соответствие устанавливается действующим законодательством, и с изменением законодательства изменяются контингенты лиц, на которых распространяются те или иные ограничивающие условия.

Наряду с определенным в законе юридическим содержанием режима, этот последний имеет также и «личностный смысл» для осужденных .

Карательная функция режима, т. е. лишение человека определенных благ, субъективно переживается осужденным как «запрет делать то, что разрешено на свободе». Воспитывающая же функция режима, состоящая в строгой регламентации жизни и быта, субъективно переживается как «навязывание того, что на свободе можно и не делать».

В соответствии с вышеизложенным режима осужденными, кроме юридического содержания, имеют также и психологи-ческое, личностное содержание.

Если в юридическом плане нарушения режима предстают как нарушения запретов и невыполнение предписаний (нормативных требований), то психологически они являются реакцией личности на лишение определенных благ и строгую регламентацию жизни и быта. Поэтому поведение осужденного в местах лишения свободы, его отношение к требованиям правил внутреннего распорядка фактически отражает те же самые индивидуально-личностные особенности, которые нашли свое выражение в их противоправных деяниях.

Иными словами, и в преступлении, и в «стиле отбывания наказания» раскрываются те индивидуально-личностные (в том числе психопатологические) свойства, которые определяют поведение, связанное с нормативными ограничениями. «Готовность» человека нести тяготы режима, способность осужденного правильно оценивать сущность режимных ограничений непосредственно выражаются в поведении осужден-ного, в волевой и интеллектуальной сторонах его действий. В силу этого целый ряд объективных характеристик личности осужденного с самого начала сказывается на протекании процесса адаптации к условиям лишения свободы, и их следует учитывать для обоснованной индивидуализации исправительно-трудового и карательно-воспитательного воздействия. Понятие адаптации применимо в данном случае именно в связи с максимальной регламентацией поведения осужденного в ИТУ и отсутствием для него возможности изменить существующие правила .

Разумеется, личность осужденного подвергается в процессе отбывания наказания значительным изменениям, однако именно указанная роль изначальных особенностей личности, ее адаптационных способностей и ресурсов в значительной степени сказывается на том, в каком направлении — исправления или усугубления социально-негативных характеристик—будет протекать процесс адаптации осужденного к условиям лишения свободы.

Исследования показали, что спустя 4—6 месяцев пребывания в ИТУ у осужденных, проявивших себя либо нарушителями режима, либо характеризуемых нейтрально или даже имеющих поощрения, вырабатывается примерно сходный стиль эмо- ционально-потребностной и познавательной деятельности, но за счет совершенно различного отношения к режимным требованиям .

У части осужденных адаптация к условиям лишения свободы достигается путем более или менее выраженного пренебрежения к режимным требованиям.

Разумеется, по мере повторения нарушений режима формируется определенное отношение к нему (осужденному) со стороны администрации, и спустя ко-роткое.время осужденный попадает в категорию лиц, от которых «ожидают» нарушений режима того или иного вида (так называемых «злостных нарушителей режима»).

Классификация нарушений режима в ИТУ может проводиться по разным основаниям.

По характеру нормативного запрета нарушения режима могут быть разделены на:

а) нарушение требований, прямо вытекающих из ограничений, предусмотренных исправительно-трудовым законодательством для режимов разных видов;

б) нарушение правил внутреннего распорядка;

в) нарушения, граничащие с правонарушениями, предусмотренными уголовным законом.

Примером нарушений требований, прямо вытекающих из ограничений, предусмотренных исправительно-трудовым законом, может быть отправка письма (нелегально) сверх установленного количества, хранение или приобретение предметов потребления помимо допустимых источников (посылки, бандероли, магазин), хранение наличных денег, употребление алкоголя и наркотиков.

К нарушениям правил внутреннего распорядка относятся такие, например, как опоздания, передвижение вне строя, нарушение формы одежды, нарушения правил перехода из промышленной зоны ИТУ в жилую (и наоборот), азартные игры, курение в жилой секции, нахождение не в своем отряде, заваривание чая не в установленном для этого месте.

Наконец, к нарушениям, граничащим с преступлениями, можно отнести драки, побои, нанесение телесных повреждений, кражу вещей у осужденных, хищения, приписки (совершаемые осужденными, работа которых связана с материальной ответственностью), сопротивление воинскому наряду и т. д.

Другим путем классификации нарушений режима содержания может быть их подразделение по степени тяжести — в соответствии с наказанием, налагаемым за соответствующее нарушение. Данный критерий (строгость взыскания) представляется более объективно отражающим тяжесть проступка, так как взыскания налагаются администрацией ЙТУ с учетом конкретной обстановки и личности нарушителя.

ДЛЯ более объективной оценки тяжести проступка и, следовательно, более обоснованого назначения меры взыскания рекомендуется учитывать мотивы и цели нарушений режима содержания. По этим признакам можно выделить следующие виды нарушений.

А) Нарушения, направленные на удовлетворение ближайших потребностей (незаконное приобретение продуктов питания, одежды, уклонение от работы в тяжелых условиях). К этой же категории нарушений относится и приобретение спиртного (наркотических веществ) и употребление их различных заменителей (чифиризм, вдыхание паров краски, ацетона, нитролака). Сис-тематическое употребление токсических веществ свидетельствует, как правило, о хроническом алкоголизме (наркомании) и необходимости соответствующего лечения.

Ъ)Демонстративно-протестные нарушения. Эта категория нарушений представляет наибольшую угрозу внутреннему порядку. Спектр нарушений, представляющих собой протестную реакцию, весьма широк. Наиболее часто встречаются отказы от определенных видов работы, вообще от общественно-полезного труда.

Особое место занимают протестные действия после наложения взыскания — самоповреждения, членовредительство, самокалечение, самоистязание, покушения на самоубийство и самоубийство. Названные формы саморазрушительного поведения (или его угрозы) в ответ на меры взыскания бывает трудно разграничить между собой; в практике ИТУ наиболее часты самопорезы вен предплечий и/или передней брюшной стенки как демонстративные покушения на самоубийства, поскольку при неоказании медицинской помощи существует реальная опасность смерти от кровопотери. Формально такого рода действия не являются нарушениями режима содержания, однако создают многочисленные трудности в организации труда и быта осужденных, дают дополнительную нагрузку на медицинскую службу ИТУ, представляют собой эффективное средство давления на администрацию в целях необоснованного получения различных льгот, вплоть до угрозы провоцирования массовых беспорядков путем «психического заражения» других осужденных.

В) Нарушения, направленные на завоевание авторитета среди осужденных.

Действия такого рода по их мотивам и це-лям часто не отличаются от демонстративно-протестных. Характерной чертой служит все же направленность насилия на других осужденных (притеснения, насильственные действия, в том числе, насильственное совершение акта мужеложества). Важную роль в совершение этих действий играет так называемая реакция имитации — действия совершаются из стремле-ния не отличаться от авторитетных осужденных из категории так называемой «отрицаловки» и носят характер некритического подражания.

Г) Агрессивные действия (драки, побои) как выражение склонности осужденных к межличностным конфликтам и их разрешению путем прямого насилия. Можно отметить, что данный способ разрешения конфликтных ситаций присущ так называемой «субкультуре мест лишения свободы». У значительной части осужденных частые агрессивные действия отражают наличие аномалий психики .

Д) Нарушения, являющиеся проявлением недисциплинированности, несобранности, легкомыслия. Являются наиболее многочисленной группой нарушений режима. Однако систематические проявления недисциплинированности у многих осужденных также, наряду с чрезмерной агрессивностью, отражают наличие аномалий психики.

Е) Корыстные нарушения (изготовление и сбыт поделок, вымогательство, азартные игры, хищения и приписки, совершаемые осужденными, работа которых связана с материальной ответственностью).

Следует иметь в виду, что любой перечень нарушений каждой группы данной классификации может быть только условным, поскольку объективная, фактическая сторона кон-кретного деяния может иметь в подоплеке диаметрально противоположные мотивы и цели. Особенно явственно обнаруживается такая противоположность при групповых нарушениях режима. Поэтому отнесение нарушения к той или иной классификационной группе должно производиться с учетом всех обстоятельств проступка и личности правонарушителя.

С точки зрения предмета настоящих рекомендаций наиболее существенной характеристикой современного контингента осужденных к лишению свободы является преобладание среди них лиц с аномалиями психики — многочисленными формами устойчивых или временных непсихотических нарушений психической деятельности, не исключающими вменяемость и, как правило, не требующими лечения в специальных больницах МВД СССР; лицам с аномалиями психики показано лечение в условиях мест лишения свободы .

Многочисленные исследования, проведенные в разных регионах страны, показали, что психические нарушения, не исключающие вменяемости (прежде всего — алкоголизм и наркомании, психопатии, остаточные явления органических заболеваний и травм головного мозга, неврозы), наблюдаются примерно у 60% лиц, отбывающих нака-зание.

Аномалии психики существенно затрудняют адаптацию осужденных к условиям лишения свободы и лежат в основе многих нарушений режима содержания. Следует отметить, что, как правило, вид и тяжесть нарушений режима непосредственно связаны с характером аномалий психики у осужденных.

Исходя из вышеизложенных соображений, разработка методики прогнозирования адаптации осужденных к условиям отбывания наказания велась в направлении поиска особенностей личности осужденного на момент его поступления в ИТУ, прогностически значимых с точки зрения стиля его дальнейшей адаптации к режиму содержания в ИТУ.

Исследование, послужившее основой для разработки методики, было построено следующим образом: группа осужденных, поступивших в колонию с последним этапом, была обследована бригадой специалистов (юристом-криминологом, пси-хологом, врачом-психиатром). Собранные данные были проанализированы и на их основе был разработан условный прогноз поведения осужденных в колонии. Спустя 4—6 месяцев осужденные были обследованы повторно, причем особое внимание было обращено на объективные сведения (материалы личных дел, записи в тетрадях индивидуальной работы с осужденными, данные оперативнорежимной части ИТУ) о поведении осужденных за истекшее время их пребывания в ко-лонии. Исследование показало, как это и ожидалось, что в течение первых 3—6 месяцев пребывания в ИТУ осужденные приспосабливались к жизни в условиях лишения свободы (происходила психическая адаптация). Однако с точки зрения отношения к режиму происходило это различно. Если основная масса (около 60%) осужденных начальниками отрядов и работниками оперативнорежимной части характеризовались за ис-текшее время нейтрально (хотя у многих из них были отдельные малосущественные замечания или поощрения), то примерно по 20% осужденных проявили себя за это время либо как добросовестно относящиеся к труду и соблюдающие режимные требования, за что имели поощрения, в том числе и отмеченные в личном деле, либо как систематически нарушающие режим содержания и за это имеющие взыскания, в том числе и с наложением наказания .

На сравнительном анализе ряда особенностей личности осужденных двух полярных групп («добросовестных тружеников» и «систематических нарушителей режима») построена предлагаемая методика.

Исследование показало, что прогностически значимые характеристики личности осужденного при его поступлении в ИТУ в целом могут быть разделены на три категории.

Первая категория — криминологические характеристики: возраст на момент совершения первого преступления, срок пре-бывания в местах лишения свободы за ранее совершенные преступления, возраст на момент поступления в ИТУ, срок наказания по приговору, уголовно-правовая характеристика. Как следует из перечня показателей, эта группа тесно связана с рассматриваемым видом режима.

Исследование показало, что средний возраст первого осуждения у нарушителей режима менее 17 лет (16,8 + 1,2 г.), т. е. практически все они впервые осуждены к лишению свободы в период несовершеннолетия, тогда как средний возраст первого осуждения положительно характеризуемых осужденных — 21,4+ 2,5 г.

У положительно характеризуемых осужденных отмечен больший по сравнению с нарушителями режима опыт отбывания наказания в местах лишения свободы (срок пребывания в местах лишения свободы у них 3,6 г., в то время как у нарушителей — 2,9 г.), при этом положительно характеризуемые осужденные в прошлом осуждались в среднем 1,9 раза, тогда как нарушители — в среднем 1,5 раза.

Характерным для нарушителей режима оказался молодой возраст на момент поступления в ИТУ (средний возраст для нарушителей режима содержания составил 22,2 + 0,83 г., а для положительно характеризуемых 28,6 + 1,7 г.).

Рассматриваемые группы осужденных различались и по срокам наказания, назначенного приговором суда (положительно характеризуемые осужденные были осуждены в среднем на 3,8 г., а нарушители режима — на 2,7 г.).

Интересно отметить, что по рассмотренным характеристикам своеобразную группу составили «нейтрально» характеризуемые осужденные — средний возраст на момент первого осуждения — 23,1 г., средний срок пребывания в местах лишения свободы — 4,0 г., средний возраст на момент поступления в ИТУ — 31,1 г., средний срок наказания — 2,3 г.

Обобщая результаты данной категории показателей, в ряду прогностически неблагоприятных факторов можно назвать:

—ранний возраст первого осуждения (в период несовершеннолетия);

сравнительно небольшой опыт пребывания в местах лишения свободы;

молодой возраст на момент поступления в ИТУ;

сравнительно небольшой срок наказания по приговору суда.

По-видимому, следует учитывать также и срок возможного условного освобождения с обязательным привлечением к труду. Значительная отдаленность этого срока, особенно у осужденных молодежного возраста, способствует тому, что добросове-стное отношение к труду и дисциплине у них проявляется лишь за 1—1,5 г. до наступления указанного срока, а до этого они часто допускают нарушения режима. Напротив, возможность условного освобождения с направлением на стройки народного хозяйства (СНХ) в течение 1—1,5 лет после поступления в ИТУ является признаком прогностически благоприятным.

Таким образом, можно отметить психологическую понятность и непротиворечивость полученных результатов: возраст и опыт пребывания в местах лишения свободы делают осужденных более предусмотрительными, позволяют им достигать психического комфорта незапрещаемыми путями.

Отдельную подгруппу признаков в рамках категории криминологических характеристик составляют уголовно-правовые. Как и следовало ожидать, постатейный анализ деяний, как ранее совершенных, так и тех, за которые осужденные отбывали наказание на период исследования, не позволил придти к определенному заключению. Однако изучение фабулы деяний, за которые ранее и на момент исследования осуждены изучаемые группы лиц, дали основания для следующего заключения: деяния положительно характеризуемых осужденных отличались большей серьезностью причиненного вреда, тогда как деяния осужденных, характеризуемых нейтрально, как правило, отличались сравнительной незначительностью причиненного вреда. В деяниях же нарушителей режима превалировала выраженность хулиганских побуждений (в значительной части случаев имело место также сопротивление работникам милиции).

Вторая категория показателей, служащих прогнозу адаптации осужденных к лишению свободы — психологические (в данном контексте, психодиагностические) характеристики личности осужденного. Применялись Методика многостороннего исследования личности (ММИЛ, авторы — Ф. Б. Березин, М. П. Мирошников) и тест прогрессивных матриц Равена. Эти методики широко применяются в современной психолого-пе- дагогической и медицинской практике, в том числе, органов внутренних дел. Работа с ними доступна работникам ИТУ, имеющим высшее юридическое, педагогическое, психологическое или медицинское образование при условии сравнительно небольшой допонительной подготовки . Названные методики достаточно просты и надежны в работе, совокупность же данных обеих методик позволяет объективно судить о типологических особенностях индивидуального стиля эмоционально-потребно стной и познавательной деятельности человека. Поскольку именно с этими особенностями непосредственно связан вид нарушений режима, данные психологического исследования имеют большую прогностическую значимость.

Исследование показало, что осужденные к лишению свободы характеризовались в своей массе низким показателем теста Равена (примерно 30 решенных задач из 60 за контрольное время). Показатель теста Равена у нарушителей режима в сравнении с другими группами осужденных был несколько выше среднего.

Применение психодиагностического теста ММИЛ показало, что примерно к 4—6 месяцу пребывания в ИТУ усредненные профили методики во всех изученных группах приобрели сходную форму, характеристики которой свидетельствовали о выработке общего для осужденных в местах лишения сводобы стиля психической адаптации. Стиль этот характеризовался выходом на первый план черт эгоцентризма, отчужденности, замкнутости (ведущие подъемы профиля ММИЛ по 1,8 и, меньше, 6 шкалам). Отмечено также значительное своеобразие мировосприятия (подъемы по шкалам F и 8), стремление произвести благоприятное впечатление (подъем по шкале L), тенденция контролировать и скрывать враждебность по отношению к должностным лицам при легкости ее проявления в отношение других осужденных, тем более, занимающих низкое место в иерархии «второй жизни». Все эти характеристики, по-видимому, и составляли характерный стиль (комплекс) психической адаптации осужденных к условиям режима лишения свободы.

Однако сравнение усредненных профилей ММИЛ, полученных при обследовании осужденных при их поступлении в ИТУ, показало, что вышеописанный тип сочетания характерологических особенностей при поступлении в полной мере имел место лишь в группе осужденных, которые в последующем проявили себя добросовестными тружениками, соблюдавшими режимные ограничения. Напротив, усредненный профиль ММИЛ в группе осужденных, которые впоследствие многократно нарушали режим содержания, изначально характеризовался достоверно более низкими показателями по шкалам 1,3 и 6, и, следовательно, относительно большей выраженностью таких черт характера, как вспыльчивость, несдержанность, порывистость, непредусмотрительность, склонность к насилию и подчеркнуто независимому «мужскому» стилю поведения.

При этом, однако, ведущие подъемы профиля ММИЛ по шкалам 1 и 8 оставались определяющими форму суммарного усредненного профиля осужденных в местах лишения свободы, свидетельствуя об отчужденности и эгоцентризме осужденных .

Третья категория прогностических признаков — психопатологические критерии. Клиническая диагностика аномалий психики является задачей врача-психиатра медчасти ИТУ. Штатная должность врача-психиатра в ИТУ была установлена Приказом по МВД СССР еще в 1981 г. Исследование показало, что осужденные, в последующем многократно нарушающие режим содержания, представляют собой группу, психопатологически отягощенную как в количественном, так и в качественном отношении. Если индивидуальный стиль адаптации к условиям лишения свободы непосредственно связан с видом нарушений ре-жима содержания, то аномалии психики у осужденных, будучи крайней, болезненной формой выраженности такого стиля, непосредственно связаны с интенсивностью нарушений режима. Именно это определяет прогностическую" значимость психи-атрического диагноза. Характерными формами аномалий психики у осужденных-нарушителей режима можно было считать хронический алкоголизм, психопатии, остаточные явлений органических поражений головного мозга.

Хронический алкоголизм у осужденных этой группы проявлялся в клинически резко выраженных формах, с признаками личностной деградации (или выраженной психопатизации личности). Характерны были сверхранняя алкоголизация, с возраста 11—14 лет, наличие синдрома похмелья большой давности, признаки снижения толерантности к алкоголю. Многим из осужденных этой группы в прошлом уже проводилось противоалкогольное лечение, в части случаев — в порядке ст. 62 УК РСфСР.

Психопатии и психопатоподобные состояния на почве органических поражений головного мозга обнаруживали тенденцию к частым декомпенсациям и субкомценсациям, психопатические черты были резко выражены. Характерно также, что рбнаружен- ные у этих,осужденных психопатические чертыхаракгера, как правило, принадлежали к сравнительно редко встречающимся формам (круга безудержных, эмоционально-холодных, эпилеп- тоидных, неустойчивых). Следует также иметь в виду свойствен-ную субкультуре мест лишения свободы истерическую раскраску проявлений возбудимости.

Исходя из всего вышеизложенного, была разработана примерная карта-схема признаков, имеющих прогностическое значение при поступлении осужденного в ИТУ. Представлялось, что сочетание криминологического, психологического (психодиагво- стического) и психопатологического прогнозов помогут работникам ИТУ с достаточной степенью надежности определять контингент «неблагополучных» осужденных при их поступлении в ИТУ.

Целью подобного пенитенциарного прогнозирования было обоснование такого способа работы с осужденным в ИТУ, чтобы неблагоприятный прогноз не осуществился.

На основании проведенного исследования были даны реко-мендации по индивидуализации исправительно-трудового и карательно-воспитательного воздействия на осужденных, располагающих набором неблагоприятных в прогностическом отношении признаков.

Учет криминолого-правовых характеристик позволит ад-министрации ИТУ более широко использовать возможности, представляемые уголовным и исправительно-трудовым законодательством для того, чтобы создать у молодых осужденных установку на получение льгот при отбывании наказания и на условное освобождение с обязательным привлечением к труду.

Осужденные при поступлении в ИТУ в обязательном порядке должны проходить психодиагностическое обследование с применением, как минимум, тестов ММИЛ и Равена, а также должны быть осмотрены врачом-психиатром. При наличии аномалий психики осужденные должны получать необходимое лечение по медицинским показаниям .

При разработке планов индивидуальной работы следует избирать известные в отечественных психологии и педагогике методы нейтрализации отрицательных личностных качеств и активизации положительных. Так, например, рекомендуется трудоустройство возбудимых осужденных на работы, дающие известный простор инициативе, поощряющие чувство ответственности за порученное дело; в то же время, результаты этих работ должны неукоснительно контролироваться. Напротив, трудовое и бытовое устройство психически неустойчивых, инфантильных осужденных следует проводить с учетом того, что они легко становятся жертвами притеснений.

Особое место занимает категория осужденных, склонных давать так называемые дисфорические состояния (немотивированные или неадекватно мотивированные приступы злобно-тоскливо-напряженного настроения). Нарушения режима и протестные реакции у этих осужденных причинно связаны с аномальными (нередко патологическими) особенностями их личности. Эффективное управление процессом исправления и перевоспитания данной группы лиц возможно только при условии правильной организации лечебно-профилактической психиатрической помощи.

Следует иметь в виду, что корыстные нарушения часто имеют в подоплеке потребность в удовлетворении болезненного влечения (к алкоголю, наркотикам). Предупреждение таких нарушений будет более эффективным, если исправитель-но-воспитательные меры будут сочетаться с лечебно-профилактическими.

<< | >>
Источник: Пуховский Н.Н.. Психопатологические последствия чрезвычайных ситуаций.—М.: Академический Проект;2000.—286 с. — (Библиотека психологии, психоанализа, психотерапии). 2000

Еще по теме ИЗУЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ В ИТУ В ЦЕЛЯХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НАРУШЕНИЙ ИМИ РЕЖИМА СОДЕРЖАНИЯ В ПОСЛЕДУЮЩЕМ:

  1. ИЗУЧЕНИЕ ЛИЧНОСТИ ОСУЖДЕННЫХ ПРИ ПОСТУПЛЕНИИ В ИТУ В ЦЕЛЯХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ НАРУШЕНИЙ ИМИ РЕЖИМА СОДЕРЖАНИЯ В ПОСЛЕДУЮЩЕМ
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -