<<
>>

14. Стили МЫШЛЕНИЯ и поведения через ПРИЗМУ ТЕОРИИ ведущих тенденций


ЛЮДМИЛА СОБЧИК
Многие авторы отмечают наличие различных вариантов стиля интеллектуальной деятельности, присущих разным людям. Однако, как тип мышления, так и когнитивный стиль издавна связывались психологами с определенными индивидуально-типологическими особенностями человека.
Так, К.Юнг (1924) различал свои психологические типы таким образом, что общительность или необщительность человека оказались определенным образом связаны с рациональным, практическим или абстрактным, аналитическим стилем познавательных процессов. Типология Э. Кречмера разделяет людей на шизотимов и циклотимов, которые отличаются не только телосложением и эмоционально-динамическими характе-ристиками, но и особенностями мыслительных процессов. У И.П.Павлова в зависимости от типа высшей нервной деятельнос-ти выделены первосигнальный (рефлекторный, непосредственный, чувственный) и второсигнальный (“корковый”, формально-логический) варианты восприятия явлений внешней среды.
Б.М.Тепловым и его учениками с помощью оригинальных психофизиологических исследований изучалась природная обусловленность индивидуальных психологических факторов. Н.СЛей- тесом (1960) описаны особенности поведения и психического склада учащихся с художественным и мыслительным складом ума. В работах В.Д.Небылицина, Э.А.Голубевой, П.В.Симонова, В.М.Русалова, И.И.Даниловой, М.К.Кабардова и многих других психофизиологов эти исследования получили свое дальнейшее развитие. Выявлена связь стиля мышления с межполушарной асимметрией. В частности, физиологический фактор реактивности оказался связанным с одной стороны с коммуникативностью, с другой — с вербальным и невербальным интеллектом. Существует также ряд более детально разработанных типов мышления, однако без опоры на эмоционально-личностный паттерн. Так, Р.Мейли (1928) с помощью аналитического интеллектуального теста выявляет: (1) формально-логический, (2) конкретно-образный, (3) аналитический, рецептивный, (4) творческий, (5) сензитивно- дифференцированный факторы интеллекта и, в дополнение к ним, такое сйойство мышления как направленность. С помощью специальных тестов Г.Россолимо (1910, 1911), а затем Д.Векслера в количественных показателях выявлялись структурные соотношения разных сторон интеллекта при психических заболеваниях с тем, чтобы определить, как повлияла болезнь на мышление больного, какие функции пострадали в первую очередь, какие остались сохранными, каков их уровень. В первую очередь представляет интерес соотношение между вербальным и невербальным интеллектом. Клиническая модель, выявляющая более выпукло по сравнению с нормой некоторые аспекты личности, свидетельствует о том, что склонность к абстрактному мышлению чаще сочетается с интровертными тенденциями, художественный стиль мышления больше свойствен эмоционально неустойчивым, демонстративным личностям, эпилептоиды отличаются конкретным мышлением И Т.Д. Б.Белый (1992) экспериментально доказал связь аналитического и холистического (т.е. абстрактно-логического и целостного, образ-ного) типа мышления, выявляемого показателями теста Роршаха, с особенностями биоэлектрической активности, в частности, со стабильностью определенных диапазонов альфа-ритма. Б.Беспалько в своей многолетней работе, направленной на изучение генетической предиспозиции целого ряда личностных свойств, связывает некоторые структурные факторы теста Роршаха с базовыми свойствами личности.
Таким образом, уже имеются предпосылки для типизации индивидуальных свойств интеллектуальной деятельности в неразрывной связи с эмоционально-личностными особенностями.
Наши исследования стиля интеллектуальной деятельности проводились параллельно с психодиагностическим изучением личностных свойств с использованием целого комплекса адаптированных и рестандартизированных личностных тестов.
Исследование базировалось на парадигме целостного понимания личности как единства биологических и социальных факторов. Еще Л.С.Выготский и C.JI.Рубинштейн (вопреки распространенным в 1930-е гг. в отечественной психологии тенденциям к нивелировке индивидных свойств в противовес социально желательной модели личности) не сбрасывали со счетов роль индивидных врожденных, переданных по наследству от родителей и прародителей особенностей человека в формировании личности. Индивидуально очерченные свойства преломляют у каждого человека по-своему познание окружающей среды. Восприятие средовых явлений — процесс не пассивный, а субъективно-предпочтительный, избирательный.
Это следует понимать так, что из широчайшего спектра впечатлений от окружающего мира каждый человек с присущим именно ему индивидуальным способом восприятия выбирает и осваивает определенную информацию, акцентируя свое внимание на одних явлениях и пренебрегая другими. Эта индивидуальная избирательность по отношению к явлениям окружающего мира и свой собственный стиль усвоения полученной информации создают базу для формирования разных, по-своему неповторимых личностей при одинаковых средовых условиях. В основе такого индивидуально-очерченного стиля восприятия, переработки и воспроизведения информации о познаваемом мире, трансформируясь в мысли, переживания и поступки человека, лежит та ведущая тенденция, или те две—три или более ведущие тенденции, которые пронизывают все уровни личности: и самые низкие, биологические, и его характерологическую структуру, и наиболее высокие уровни личности, каковыми являются социальная направленность и иерархия ценностей человека .
Личность — это динамичная, открытая внешнему опыту саморегулирующаяся система, включающая в свою структуру индивидуально очерченные подструктуры: (1) мотивационную направленность; (2) эмоциональный стиль переживания; (3) интеллектуальные способности; (4) способ общения с ок-ружающими.
Интеграция личности в целое реализуется через самосознание, самооценку и самоконтроль, составляющие реальное Я человека, в то время как его идеальное Я определяет направление, в сторону которого движется личность в процессе самосовершенствования.
Личностные свойства уходят корнями в генетическую пре- диспозицию, формирующую конституциональные особенности и темперамент человека.
Характер — это сплав конституционально заданных свойств нервной системы с воспитывающим влиянием среды, которое не только сглаживает или усугубляет устойчивые индивидуальные свойства человека, но и формирует установку на самоконтроль. Высшие уровни личности — социальная направленность, сфера интересов, гражданское самосознание, морально-нравственные устои, иерархия ценностей — формируются не только благодаря культурно-историческому опыту социума, но в значительной степени связаны с индивидуальной избирательностью каждого конкретного человека, которая в свою очередь обусловлена определенным индивидуально очерченным набором ведущих тенденций, проявляющихся на всех уровнях личности снизу доверху. Идеальное Я, личностное кредо человека — это лишь “верхушка айсберга”, фасад, за которым скрывается реальное Я. Именно это Я соответствует реальному портрету личности, именно оно ответственно за выбор, решения и поступки человека; личность — понятие не настолько жесткое, “окаменелое”, чтобы не предусматривать определенные пределы его изменчивости. Открытая внешнему влиянию, личность вариабельна в пределах индивидуально очерченного диапазона колебания личностных свойств, что и предопределяет адаптивные качества отдельной личности, в то время как устойчивые характеристики, определяемые ведущими тенденциями, составляют основу профессиональной и социальной ориентации индивида, его психологической совместимости на ниве как личной (семейной), так и общественно-производственной жизни.
Личность — понятие многомерное, каждый нижележащий ее уровень более примитивен, но содержит в себе зачатки тех структур, которые на более высоком, более сложно организованном уровне предстают в виде индивидуально-личностных образований, а в дальнейшем развитии и совершенствовании психики претворяются в социальные аспекты человеческого бытия. Экспериментально-психологические и психодиагностические исследования автора настоящей публикации, базирующиеся на многолетнем опыте, показали существенную роль в стуктуре личности ведущих тенденций. Пронизывая всю структуру личности от корней до кроны его дерева, ведущие тенденции многое предопределяют в судьбе человека, заставляя его при прочих равных возможностях выбирать из всех предлагаемых жизнью ценностей лишь те, к которым его притягивает как магнитом, так как именно они для него наиболее органичны, именно к ним у него есть определенный тропизм, неосознанное влечение.
Для простоты представим себе систему “Личность” как некое дерево — “Древо Личности”. Почва, на которой оно произрастает, — это прародительский генофонд, то есть некое генетическое наследство, в которое наше древо уходит корнями. Корни могут вобрать в себя генотипические свойства матери или отца (или понемногу от каждого из них), унаследованы могут быть также свойства какой-либо из бабушек или прабабушек, деда или прадеда, тетки или дяди по любой линии и т.д. Что именно из богатого генофонда вычерпает данный конкретный человек, это загадка природы и изучать это — прерогатива генетиков. Мы же обычно стоим перед фактом: с первых дней своего бытия ребенок ведет себя определенным образом. В том, как он заявляет о себе, если ему что-то не нравится, как он ест и спит, как общается, проявляется определенный характер, угадывается сходство с кем-либо из родственников — однако именно в том, что составляет кон-ституциональные свойства этого человека, его темперамент.
Многолетний опыт исследований и наблюдений показал (и это не противоречит данным многих отечественных и зарубежных авторов, занимавшихся изучением личности), что реакции людей на разные жизненные трудности делятся по принципу: (1) реак-ция, силы которой направлены вовне (наступательное™, актив-ное отстаивание своей позиции, противодействие, обвинение во всем окружающих, наиболее резкий способ реагирования — аг-рессия в отношении других); (2) реакция, преимущественно на-правленная на себя, внутрь личности (отступление, готовность отказаться от реализации своих намерений, склонность к самооб-винению, наиболее резкая форма реагирования — суицид, ауто-агрессия).
Таким образом, спонтанность (раскованное самоутверждение, наступательная активность, интуитивное, целостное восприятие, неконформность, склонность к лидированию), сочетающая в себе экстравертированность и агрессивность, формирует “сильный” тип поведения с наиболее чисто выраженными его Типологическими свойствами, в то время как сензитивность (чувствительное™, ориентация на авторитет более сильной личности, конформное™, чер- ™i зависимости), представляющая собой сплав интровергированности и тревожности, при освоении информации ориентирующейся больше на вербальные (словесные) аспекты, формирует атрибутику типологически “слабой” конституциональной структуры. Когнитивный стиль чувственный художественный (наглядно-образный)
Тревожность

Интроверсі
Экстраверсия
левополушарный
тип-мышления правополушарный
Ригидность
Лабильность
Спонтанность
Стеничность
(агрессивность)
Когнитивный
стиль
целостный,
опережающий
опыт,
интуитивность
Когнитивный
стиль
формально-
логический,
конкретный,
системный
Противопоставляемые друг другу типологические свойства ригидности и лабильности (подвижности) формируют в свою очередь два полярных типа, являющиеся смешанными вариантами по отношению к чисто “слабому” и чисто “сильному”. Один из них — ригидный — характеризуется сочетанием агрессивной самоуглубленности с интроверсией и представляет собой инертность (тугоподвижность) установок настойчивой, но отгороженной личности, склонной к педантизму и настороженной подозрительности, с формально-логическим мышлением. Другой — лабильный — отличается выраженной изменчивостью настроения, мотивационной неустойчивостью, повышенной эмотивностью, художественным типом восприятия.
Когнитивный
стиль
абстрактно-
аналитический
(вербальный)
Сензитивності
Промежуточные характеристики представляют собой сплав соседствующих на схеме свойств, синтез двух ведущих тенденций, формирующих дополнительные (переходные) типологические свойства.
Для характеристики мнительность в данной схеме нет адекватного ортогонального признака, так как это синтезированный, промежуточный, а не ведущий признак, проявляющийся на стыке таких ведущих тенденций как тревожность и сензитивность. Однако, мнительность, как правило, сочетается с избыточной ориентированностью на общепринятые нормы поведения, поэтому противоречия в сопоставлении мнительности с неконформ- ностью также нет. Мнительность отличается от другого промежуточного фактора боязливость тем, что личность первого типа страдает от надуманных опасений и страхов, а второй тип характеризуется повышенной пугливостью по отношению к конкретным событиям окружающей жизни. Если мнительная личность опасается порицания в свой адрес со стороны окружающих или испытывает страх заболеть неизлечимой болезнью, то боязливый человек боится темноты, грозы, пьяных, огня, воды и пр.
Пессимистичность и оптимистичность оказались в верхнем полукруге схемы. Они также не имеют полярного противопоставления по диаметру. Причина та же: это промежуточные признаки, связанные сочетанием интровертированности с сензитивностью в первом случае, и эмотивности с экстравертированностью во втором. В то же время — это те личностные качества, которые, находясь в верхней половине схемы, демонстрируют выраженную зависимость общего эмоционального настроя от внешних причин и влияния окружающей среды на человека.
Нижняя часть полукруга отражает те свойства личности, которые проявляются как более выраженная ориентация не на средо- вое воздействие, а на собственные субъективно обусловленные установки. Отсюда сопоставление таких качеств как пассивность и активность в рамках нижней половины схемы, а не по принципу ортогональности в строгом смысле этого понятия. В то же время следует подчеркнуть, что пассивность здесь рассматривается как свойство неоднозначное: имеется в виду сравнительно менее выраженная реактивность как внешнее проявление чувств при одновременно более богатой интрапсихической активности, то есть Высокая рефлексивность (погруженность в мир внутренних переживаний), напряженная внутриличностная работа по самосо-
вершенствованию, склонность к мечтам и фантазированию. Напротив, активность здесь рассматривается как склонность к широким контактам с людьми, разговорчивость и двигательная раскрепощенность, но при этом внутренняя работа, склонность к самосовершенствованию и тенденция к самонаблюдению зна-чительно меньше, чем у первого типа личности.
Педантичность — результат смешения ригидности с агрессив-ностью, что сопровождается упорством в отстаивании своих уста-новок и протестными формами реагирования при сопротивлении окружающих. Неконформностъ проявляется как результат смеше-ния спонтанности с агрессивностью, что способствует неуправляемым формам поведения с отталкиванием от общепринятых норм и установок общества. При этом не является противоречивым положение этих признаков на схеме, так как мнительные личности как правило сверхконформны, а боязливые по сути демонстрируют полярный педантичным личностям тип поведения.
Из этой достаточно богатой гаммы индивидуально-личностных свойств, базирующихся на восьмеричной типологической градации, можно выделить наиболее характерные признаки, связанные с половой принадлежностью.
Так, среди женщин чаще встречаются сензитивный, тревожный и эмотивный типы реагирования, уходящие корнями в тормозимые и лабильные свойства нервной системы. Среди мужчин чаще можно наблюдать спонтанный, агрессивный и ригидный типы реагирования, базирующиеся на импульсивных, возбудимых и тугоподвижных свойствах нервной системы.
Результаты, полученные в контексте всестороннего исследования личности с применением также интеллектуальных тестов, позволили сделать следующие выводы: стиль мышления находится в тесной связи с другими структурными компонентами личности, в частности, с эмоционально—динамическими показателями и типом реагирования. Кроме того, разные типы восприятия, переработки и воспроизведения информации сочетаются и находятся в зависимых (взаимовлияющих) отношениях с выделенными нами индивидуально—личностными тенденциями, на которых основана личностная типология.
Так, эмоционально-лабильный вариант личности не только свя-зан с лабильностью нервных процессов, неустойчивостью мо-тивационной направленности и легким вживанием в разные социальные роли, но и характеризуется заметными колебаниями активного внимания, художественным (целостным, образным) стилем восприятия, эмоциональной переработкой и ярким, артистичным воспроизведением информации, что и определяет в полной мере профессиональный тропизм к таким видам деятельности как журналистская, артистическая, педагогическая, стремление к участию в общественных мероприятиях, са-модеятельности, к работе в сфере обслуживания.
Сензитивный тип обнаружил значимую связь с преобладанием вербального интеллекта, акцентированного на содержательной, сюжетной стороне информации; в знаковой системе “слово” имеет большую значимость и глубокую эмоциональную окраску с одновременно выраженным личностным смыслом и тенденцией к обобщению и анализу информации, отсюда тропизм к кабинетному или созерцательно—аналитическому стилю дея-тельности, который в зависимости от высоты интеллекта и об-стоятельств может реализоваться в работе канцелярской, исполнительской или творческой, теоретической, научной, искусствоведческой, гуманитарной с тягой к философским обоб-щениям. В связи с выраженной интровертированностью этих личностей и ограниченным кругом контактов их интересы могут проявляться в коллекционировании предметов, представляющих духовные ценности, богоискательстве или других путях поиска смысла жизни. Эти особенности переплетаются с чертами пассивности, склонностью к грусти, выраженной аффилиа- тивной потребностью и тенденцией к избеганию конфликта, стремлением к конгруэнтности.
У личностей с выраженными чертами ригидности преобладающим оказался формально-логический стиль мышления с опорой на жесткие схемы, цифровую знаковую систему и алгебраическую логику. Целое выстраивается из деталей, “по кирпичику”, синтетически. Практический склад ума и большая опора на практический опыт, нежели на общие умозаключения, изобретательность и приверженность субъективной убежденности, сочетающаяся с выраженным чувством соперничества, упорством в утверждении своих позиций — завершают портрет личности, отстаивающей свои открытия, убеждения, свою “правду” с достаточным упорством. Нивой для таких установок может быть работа, связанная с инженерной, физико-технической или экономической направленностью, спорт и общественные отношения. При выраженных противоправных тенденциях, обусловленных небла-гоприятным влиянием среды, поступки таких личностей помимо агрессивности отличаются также корыстными побуждениями.
Спонтанные личности, активные, неконформные, с макси-мально выраженной по сравнению с другими типами личности склонностью к самоактуализации, проявляют стиль мышления интуитивный, опережающий опыт, предвосхищающий. Если лич-ность отличается импульсивностью и при этом уровень интел-лекта невысок, то высказывания и поступки человека поспешны и опрометчивы, так как здесь отмечается недостаточная опора на накопленный опыт. При высоком и очень высоком интеллекте, когда структура личности хорошо интегрирована, такой стиль мышления, опирающийся на некоформность установок и твор-ческую активность, самобытность личности, представляет собой оптимальные условия для оригинальных и смелых поисков и решений. При этом минимум имеющейся информации может быть вполне достаточным для воспроизведения целостного об-раза, который в свою очередь может превзойти имеющийся в реальности опыт и, разрушая общепринятые каноны и тради-ционные воззрения, вывести разум и познания человечества на новые рубежи и иные горизонты. Такой тип личности может реализоваться в зависимости от высоты и развития интеллекта как в спорте, автовождении, цирковом искусстве, летной работе, так и в любой другой профессии или общественной деятельности с тенденцией к независимой позиции и избеганию командного давления извне, с выраженным стремлением к творческой самореализации.
Эта типология не противоречит другим работам психологов и психофизиологов, изучающим сложную зависимость интеллектуальных способностей от других уровней индивидуально-личностной структуры и физиологических свойств нервной системы. По данным В.Н.Плотникова и рада других авторов, процессы активации коры головного мозга при информационной нагрузке регистрируются у интровертированных, сензитивно-пассив- ных личностей, с заниженной внешней реактивностью, но повышенной интрапсихической активностью, и, наоборот, инактивированность наблюдается у экстравертированных, активно-экзальтированных личностей с повышенной реактивностью и более низкой активностью интрапсихических процессов.
Это подтверждают и работы Э.А.Голубевой (1989). По ее данным, физиологическая реактивность входит в синдром типологического свойства “сила—слабость”, а свойства силы и слабости нервной системы, в свою очередь, связаны с динамическими характеристиками общительности как черты темперамента (Го-лубева, 1989). При этом отмечено у одного типа лиц преобладание коммуникативной активности, хороший результат при решении невербальных тестов, образно-действенный стиль деятельности, речевая продуктивность при невысоком ее качестве в сочетании с лабильностью II сигнальной системы и преобладанием I сигнальной системы на фоне общей большой лабильности (“художники”). Другой тип — преобладание направленности внимания на знаковую систему (вербальную), низкая комму-никативная активность, словесно-логический стиль деятельности, более высокое качество выполнения лингвистических задач в сочетании с инертностью второй сигнальной системы и преобладанием второсигнальных функций (“мыслители”). Таким образом, приведенная модель соотношения типов индивидуально-личностных свойств с определенными типами интеллекта находит свое теоретическое и практическое подтверждение.
Произведенное нами психодиагностическое и экспериментально-психологическое исследование репрезентативной группы стар-шеклассников нескольких московских школ (свыше 400 человек) показало правомерность данного концептуального подхода и валидность использованных в эксперименте методов в контексте решения профориентационных проблем. При этом были выделены группы с гуманитарной и физико-математической направленностью интересов и способностей; художественно ориентированные подростки; юноши и девушки, отличающиеся высокой поисковой активностью и обладающие неконформным подходом к решению проблем; а также те, у кого преобладают предпосылки к двигательной активности, общению, с недостаточной усидчивостью и слабо выраженными способностями к дальнейшему продолжению образовательного курса. Психологические портреты обследованных не только во многом совпали с их представлением о себе и мнением о них учительского состава школы, но также способствовали лучшему самопониманию и профессиональному самоопределению; кроме того, эти данные позволили сформировать научно-методологическую базу для индивидуализированного подхода к учащимся в процессе обучения и профориентации.
Определив модель психодиагностического подхода к оценке свойств интеллекта, мы тут же должны оговориться: выраженная межполушарная асимметрия, органическое поражение ЦНС, пси-хические отклонения, выраженная акцентуация личности или пограничные состояния (невроз, психопатия) резко уменьшают регистр разнообразия психических функций, которые в норме обычно достаточно сбалансированы. Поэтому тот или иной тип реагирования и стиль мышления может оказаться гротескно заос-тренным и, в связи с этим, вполне очевидным, легко выявляю-щимся в эксперименте или при тестировании. Нормальные личности обладают большей уравновешенностью различных тен-денций (как эмоционально-динамических, так и интеллек-туальных, мотивационных и поведенческих); даже в сложных ситуациях, приближающихся к стрессовым, личностные резервы, адаптационные ресурсы способствуют уменьшению эмоцио-нальной напряженности, снижению дисбаланса, компенсируют элементы психической дезорганизации, в том числе касающиеся познавательной деятельности. В связи с этим регистр типов реагирования и всего арсенала психических функций, а с ним интеллектуальных способностей у лиц гармоничных, сбаланси-рованных достаточно велик и разнообразен. Поэтому отнести их к тому или иному типологическому варианту гораздо труднее, чем тех, у кого какие-то черты ярко акцентированы, так как в разных жизненных ситуациях их формы поведения и познания мира гибко меняются, широко используя личностные ресурсы во всем их многообразии и взаимозаменяемости. В то же время, гармоничная личность легче других адаптируется в сложных жи-тейских перипетиях и реже нуждается в помощи, рекомендациях, индивидуализированном подходе. Гораздо большую сложность представляет контингент акцентуированных и аномальных лич-ностей, к сожалению, широко представленных в современной популяции, в том числе в среде школьников, молодежи, в про-изводственных коллективах. Общество пожинает плоды распро-странившихся социально-экологических недугов: алкоголизма, наркомании, последствий радиации, промышленных инток-сикаций, высокого дорожного и производственного травматизма и др.
Пораженная этими недугами генерация несет на себе отпечаток сниженной физиологической и психической выносливости, генетической ущербности, повышенной готовности к дезадаптации и девиантным формам поведения.
Кроме того, существуют и такие для всех неизбежные проблемы как неразделенная любовь, уязвленное самолюбие, не- состоявшаяся карьера, разрушенная семья, потеря близких, дезадаптация, связанная с катастрофами и межнациональными конфликтами, и это далеко не полный перечень тех социальнопсихологических аспектов, с которыми приходится иметь дело практическому психологу, врачу, педагогу, социологу, органам правосудия и охраны порядка. В контексте этих проблем психодиагностическим исследованиям отводится серьезная роль.
Еще Лейбниц сказал: “Ненормальная реакция на ненормальные обстоятельства — это нормально!”. А так как человек, переживающий “обычные” житейские трудности, не может быть отнесен к патологии, то им будут заниматься практические психологи, педагоги, социологи, а не психиатры. Следовательно — это наш сегодняшний коридор нормы, та самая “личность” или, скорее, те самые лица, которым и нужна профориентация, ин-дивидуализированный педагогический и кадровый подход, со-циальная адаптация и пр.
Несмотря на то, что приведенные данные звучат казалось бы в контексте чисто прикладного их использования, автор считает необходимым подчеркнуть следующее: фундаментальные научные разработки грешат схоластичностью и оторванностью от реально существующих проблем, если они не базируются на практике. С другой стороны, выделение прикладной психологии как чисто практического направления представляется совершенно неправильным, так как эффективная практика невозможна без теоретической базы, включающей психодиагностическое изучение человека, его интеллекта, творческой активности, продуктивности, особенностей социальной адаптации.
Анализ практического опыта позволит понять многие закономерности и создать не только научно обоснованную методологию, но и сформулировать широкие фундаментальные теоретические обобщения.
<< | >>
Источник: А.В.Либин. Стиль человека: психологический анализ / Под. ред.А.В.Либина. Москва: Смысл,1998. — 310 с.. 1998

Еще по теме 14. Стили МЫШЛЕНИЯ и поведения через ПРИЗМУ ТЕОРИИ ведущих тенденций:

  1. Глава IIIМЕНТАЛИТЕТ И ЯЗЫК
  2. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  3. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  4. "Человек природы" в русской литературе XIX века и "цыганская тема" у Блока
  5. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В МАРКСИСТСКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ 
  6. ГОСУДАРСТВО 1
  7. ОТЗЫВЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ
  8. ОТЗЫВЫ НЕОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ НА АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ
  9. Направления, приемы и цели антисоциалистической пропаганды
  10. 14. Стили МЫШЛЕНИЯ и поведения через ПРИЗМУ ТЕОРИИ ведущих тенденций
  11. Стиль В ИСКУССТВЕ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОГО
  12. А.М.Блок ГЕГЕЛЬ: «ХИТРОСТЬ МИРОВОГО РАЗУМА»
  13. Преломление идейных основ учения Мастера Экхарта в философской школе немецкой мистики
  14. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  15. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -