<<
>>

Философия конкретного спиритуализма

Как полагает Лопатин, три определенные им типические системы метафизической философии - материализм, феноменизм и спиритуализм-идеализм - являются «тремя единственными возможностями объяснять вещи». Ни одной из них нельзя приписать «абсолютной достоверности».
В этом отношении Лопатин сравнивает философию с геометрией - наиболее образцовой наукой по своей точности. Ведь в геометрии тоже не существует единой системы объяснения реального пространства. Наряду с геометрической системой Евклида существуют также системы неевклидовой геометрии - система Лобачевского, система Римана и т. п. И несмотря на то что все геометрические системы «приходят к заключениям весьма различным между собою», «у нас нет оснований, чтобы одну из них признать за абсолютную истину» («Аксиомы», 245).
Однако Лопатин все же полагает, что при полной теоретической равноправности основных философско-метафизических систем они не обладают «полною логическою равноправностью» (там же, 245).
В статье «Спиритуализм как монистическая система философии» (1912) он формулирует критерий оценки метафизических теорий, который, по его словам, «прежде всего заключается в объяснимости нашего сознания» (там же, 369).
Этому критерию, по мнению Лопатина, не соответствует философский материализм, ибо «беда материализма заключается в том, что при всей наглядности свойств, которые он приписывает материи, эти свойства все же представляют явное отрицание свойств и переживаний нашей психической жизни» (там же, 370-371). С точки зрения материализма присутствие в природе внутренних субъективных переживаний «не только непонятно, оно просто невозможно». Материализм «должен объяснить из объективных свойств материи самую наличность субъективного, а между тем для такого объяснения у него не оказывается никаких данных» (там же, 372).
Не выдерживает этот критерий и агностицизм в его наиболее образцовом кантовском варианте. Если абсолютно непостижим мир вещей в себе, то не может быть дано никакое «рациональное объяснение наличности нашего сознания», поскольку «непостижимыми вещами в себе ничего нельзя объяснить в жизни духа, как ими ничего не объясняется в материальной природе» (там же, 370).
В противоположность и материализму, и агностицизму философии спиритуализма «не приходится духа - внутреннего и субъективного бытия сознания - выводить из бытия ему инородного и по всему существу чуждого». В то же время конкретный спиритуализм Лопатина, в отличие от субъективного идеализма, не сводит мир к субъективному бытию сознания. Он не только признает «чужое одушевление или чужое сознание», но и «не упраздняет физической природы», полагая, что «физическая природа обладает действительной реальностью». Однако эта философия признает «внутреннюю духовность всего существующего» (там же, 373, 374, 375). Для нее «все реальное в себе духовно» (там же, 379), в том числе и материальное бытие, физическая природа.
Но как обосновывает Лопатин положение, что «все реальное в себе духовно»? Ведь логически это не следует из очевидного для каждого человека факта существования его субъективного сознания! И этот переход от субъективного духа к объективному философ-спиритуалист делает на основе «интуиции духовного», считая, что «в основе нашей идеи о духе лежит непосредственная интуиция» (там же, 380).
Следовательно, и конкретный спиритуализм вынужден опираться на ряд недоказуемых аксиом.
«Аксиомами философии» Лопатин называет «истины в виду их непосредственного характера». К таким аксиомам философии он относит и уверенность в существовании объективного мира в его духовном содержании, «аксиому внешнего мира, или нашу веру во внешний мир» (там же, 326). Среди таких аксиом и «принцип объективности нашей мысли»: «Что с совершенной необходимостью мыслится о каком-либо предмете в виду его данных свойств и отношений, в самом деле принадлежит ему». Аксиомами являются также и «признание других одушевленных существ, кроме нас, т. е. признание чужого одушевления», и «признание бытия внешнего мира или вообще отличной от нас и по отношению к нам самостоятельной действительности и нашей принудительной зависимости от нее». Аксиомы постулируют такие свойства и закономерности объективного мира, как «закон причинности», «принцип субстанциальности» (основание всякого действия, явления и состояния), свобода воли, т. е. нашу способность «действовать от себя, по собственному почину и по своей воле» (там же, 316).
«Закон причинности» был для Лопатина предметом особого внимания. Его докторская диссертация именовалась «Закон причинной связи как основа умозрительного знания о действительности» и составила 2-ю часть его книги «Положительные задачи философии» (1891). К этому закону он многократно обращался и в своих последующих трудах. Философ-спиритуалист выявляет «двоякий тип причинных связей». Первый из них - причинные связи в физической природе, «физическая причинность». Второй «тип причинных связей» существует «в сфере духовных явлений», характеризующийся как «причинность творческая» (там же, 106).
В физической природе, полагает Лопатин, «господствует механическая последовательность явлений; в этой последовательности всякое возникающее явление с математическою неизбежностью вытекает из явлений предыдущих как их логическое продолжение» (там же, 106). Если бы в мире господствовал лишь такой тип причинных связей, то это бы означало полную предопределенность всех событий, то, что называют фатализмом. «Фатализм, будь он философский или религиозный, - отмечает Лопатин, - все равно, есть совершенное отрицание личности, потому что обращает ее в случайную связку процессов, в которых все заранее предустановлено, а стало быть, и отрицание личной деятельности». Таким образом, господство «физической причинности», - то, что Лопатин называет «детерминиз- мом»[214], - означает для него «отрицание всякой свободы в человеке» и вместе с тем нравственности, ибо «свобода воли есть непременное условие нравственной жизни» (там же, 98, 99).
Важнейшая особенность творческой причинности «состоит в деятельном переходе от общих потенций или от общих, не раскрытых еще способностей и сил к живому разнообразию конкретных, постоянно вновь возникающих проявлений» (там же, 106-107). Понятие творческой причины, следовательно, по суждению Лопатина, дает возможность совместить «закон причинности», который он счи- тает объективным законом, со свободой воли, с творческой активностью человеческой личности, с ее нравственным поведением.
Следует отметить, что «конкретный спиритуализм» Лопатина пронизан своеобразной диалектикой и потому называется также «учением динамического спиритуализма». Он проводит различие между диалектикой субъективной и диалектикой объективной: «Субъективный диалектический процесс выражает чисто внутреннюю деятельность .мысли, направляющейся от понимания абстрактного к пониманию всеобъемлющему и целостному. Объективный диалектический процесс есть логическое повторение того постепенного развития, которое совершается в самой познаваемой действительности, независимо от актов нашей познавательной силы». При этом Лопатин считает, что возможность объективного диалектического процесса коренится в том «иррациональном моменте»[215], который заключает в себе понятие о бытии благодаря динамической природе сущего. При оперировании противоположными понятиями - свободы и необходимости, бесконечности и конечности, единого и многого, явлений и субстанций и др. - Лопатин учитывает важность «неизбежной диалектики при умозрительном понимании существующего: противоположные, даже как будто противоречащие друг другу в своей отвлеченности определения могут совмещаться в живом содержании действительности, если они выражают ее различные отношения и стороны» (там же, 417).
<< | >>
Источник: Столович Л. Н.. История русской философии. Очерки. - М.: Республика,2005. -495 с.. 2005

Еще по теме Философия конкретного спиритуализма:

  1. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  2. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  3.   ПРОФЕССОР ФИЛОСОФИИ  
  4.   ТИПИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ ФИЛОСОФИИ (Научное мировоззрение и философия)  
  5.   СПИРИТУАЛИЗМ КАК МОНИСТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ФИЛОСОФИИ[141]  
  6. Научное мировоззрение и философия  
  7.   3. ИРИНЕЙ И ИППОЛИТ  
  8.   1. АВГУСТИН И ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ  
  9. КОНКРЕТНЫЙ СПИРИТУАЛИЗМ Л. М. ЛОПАТИНА
  10. Жизненный путь философа
  11. О типологии философских направлений
  12. Философия конкретного спиритуализма
  13. Спиритуалистическое обоснование нравственной жизни
  14. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ Э. ГУССЕРЛЯ - МЕТОД ПОСТРОЕНИЯ ЭКЗИСТЕНЦИАЛИСТСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ Ж.-П. САРТРА
  15. 2.В. С. СЦИЛКАРСКИЙ
  16. Философия «всеединства» B.C. Соловьева
  17. Философия духа
  18. 2. В. С. СЦИЛКАРСКИЙ
  19. §3. Индийский экзистенциализм Гуру Датта и экзистенциальная философия Хайдеггера
  20. ЭКЗИСТЕНЦИАЛИСТСКОЙ АНТРОПОЛОГИИ Ж.-П. САРТРА