<<
>>

Становление и направления отечественной философии науки The beginning and directions of Russian philosophy of science

Касьян А.А.

Нижегородский государственный педагогический университет, г. Нижний Новгород

E-mail: anauka@yandex.ru

В программе-минимум кандидатского экзамена по дисциплине «История и философия науки» нет раздела, посвящённого истории философии науки (ФН), в том числе истории отечественной ФН.

В научной литературе уделяется определённое внимание анализу истории отечественной ФН (в том числе советского периода). В то же время круг такого рода публикаций весьма ограничен. В учебной литературе история отечественной ФН, как правило, не представлена. Пожалуй, единственное исключение - учебное пособие «Философия науки и техники в рус­ской философской мысли» (под ред. В.П. Котенко. СПб., 1999). В его основание положен исторический подход. Какой-либо типологии автор не предлагает. Кроме того, учебное по­собие Т.Г. Лешкевич «Философия науки: традиции и инновации» (М., 2001), где в разделе «Из фондов отечественной философии науки» представлены имена учёных, определивших «почерк современного отечественного естествознания», но нет ни одного имени философа- профессионала.

Для систематического рассмотрения вопроса об истории отечественной ФН надо учиты­вать, что ФН может существовать не только как научная дисциплина, но и как «вкрапле­ния», «встроенности» проблем ФН в общий круг идей того или иного мыслителя, школы и т.д. Тогда по отношению к ФН в России её историю можно вести не со времени появления русского позитивизма, но значительно раньше. По крайней мере, с 18 столетия.

Таким образом, представляется возможным выделить несколько линий развития (а зна­чит и исследования, и изучения) отечественной ФН. К первой линии можно отнести слова

С.Н. Булгакова - «философствование в пределах специальности» (В.И. Вернадский и др.). Вторая линия - специализированная ФН (например, русский позитивизм). Третья линия - идеи к ФН, включённые в общий круг философских идей и текстов того или иного мыслите­ля (например, Н.Г. Чернышевский). И, наконец, ситуация представленности идей ФН в ли­тературно-критический или социально-политический контекст (например, Л.Н. Толстой).

Б.П. Вышеславцев: интерпретация психоанализа З. Фрейда Кондратьев В.Ю.

Нижегородский государственный педагогический университет, г. Нижний Новгород

E-mail: сond85@mail.ru

Русский религиозный философ Б.П. Вышеславцев, разрабатывая в 20-30-х годах ХХ в. проект новой этики, попытался использовать открытия современной ему психологической науки, сделанные в области бессознательного. Находясь в сложной ситуации интеллекту­альной конкуренции между различными направлениями эмпирической глубинной психоло­гии, а точнее вариантами психоанализа З. Фрейда и его бывшего ученика К. Юнга, Выше­славцев категорично отказался от теории сублимации Фрейда, уничижительно назвав ее профанацией. В качестве альтернативы профанации Вышеславцев предложил подлинную сублимацию, т.е. религиозно-философскую интерпретацию психоанализа Фрейда. В целях научного обоснования подлинной сублимации Вышеславцев воспользовался основными понятиями архетип и коллективное бессознательное, разработанными Юнгом, а также зако­ном иррационального противоборства, открытым психологами нансийской школы Э. Куэ и Ш. Бодуэном. Современники Б.П. Вышеславцева, известные историки русской философии

В.В. Зеньковский и С.А. Левицкий высоко оценили его вклад в религиозно-философскую традицию. Каждый из них по-своему развил общий тезис о том, что Вышеславцев включил в мыслительное поле религиозной философии открытия, сделанные глубинной психологией.

<< | >>
Источник: Философия в современном мире: диалог мировоззрений: Материалы VI Российского философского конгресса (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). В 3 томах. Т. I. — Н. Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского,2012. — 565 с.. 2012

Еще по теме Становление и направления отечественной философии науки The beginning and directions of Russian philosophy of science:

  1. Становление и направления отечественной философии науки The beginning and directions of Russian philosophy of science