<<
>>

XXXIII. Е. Г. Левашова (1834-1835)


Искусный врач, сняв катаракту, надевает повязку на глаза больного; если же он не сделает этого, больной ослепнет навеки. В нравственпом мире — то же, что в физическом; человеческое сознапие также требует постепенности.
Если Провидение вручило вам свет слишком яркий, слишком ослепительный для наших потемок, пе лучше ли вводить его понемногу, нежели ослеплять людей как бы Фаворским сиянием и заставлять их падать лицом на землю? Я вижу ваше назначение в ином; мне кажется, что вы призваны протягивать руку тем, кто жаждет подняться, и приучать их к истине, не вызывая в них того бурного потрясения, которое не всякий может выпести. Я твердо убеждена, что именно таково ваше иризвание на земле; иначе зачем ваша наружность производила бы такое необыкновенное впечатлепие даже на детей? Зачем были бы даны вам такая сила внушения, такое красноречие, такая страстная убежденность, такой возвышенный и глубокий ум? Зачем так пылала бы в гас любовь к человечеству? Зачем ваша жизнь была бы полна стольких треволнений? Зачем столько тайных страданий, столько разочарований?.. И можно ли думать, что все это случилось без предустановленной цели, которой вам суждено достигнуть, никогда не падая духом и не теряя терпения, ибо с вашей стороны это значило бы усомниться в Провидении? Между тем, уныние и нетерпение — две слабости, которым вы часто поддаетесь, тогда как вам стоит только вспомнить эти слова Евангелия, как бы нарочно обращенные к вам: будьте мудры, как змий, и чисты, как голубь. До свидания. Что ждет вас сегодня в клубе? Очень возможно, что вы встретите там людей, которые поднимут целое облако пыли, чтобы защититься от слишком яркого света. Что вам до этого? Пыль неприятна, но она не преграждает пути.
Любовь в письмах выдающихся людей XVIII и XIX в. С. 473— 474. Датируется приблизительно, так как Чаадаев познакомился о Е. Г. Левашевой в 1833 г., и судя по содержанию письма, оно написано до «катастрофы» 1836 г., наиболее вероятной датой его является 1834 или 1835 г.
XXXIV. Е. Д. Панова
8 марта 1836 г.
Милостивый государь,
Я все эти дни была занята перепиской вашего письма! мне казалось, что при выполнении этой работы мысли в более ясном виде проникали в мой ум и глубже в нем запечатлевались. Высказать по этому поводу свое суждение было бы с моей стороны смешной самонадеянностью, поэтому воздерживаюсь от всяких высказываний, но мне невозможно воздержаться от выражения в немногих словах того впечатления, какое произвела на меня страничка, направленная главным образом в область чувства: прекрасная и по мысли и по форме изложения, она заставила меня проливать слезы; их вызвали восхищение и убежденность в высокой истине, скорее прочувствованная, чем понятая... Я пе осмеливаюсь продолжать, ваше время слишком дорого, а я чувствую, что я поддалась бы соблазну говорить слишком много. Приходите повидать нас еще раз до нашего отъезда и скажите, могу ли я надеяться получить это второе письмо, которое должно быть давным-давно написано
Е. П.
Публикуется по рукописи перевода, хранящейся в ИРЛИ, ф. 334, ед. хр. 152. Оригинал был отобран у Чаадаева при обыске в 1836 г., но впоследствии был ему возвращен и ныне хранится среди бумаг в ГБЛ, ф. 103, п. 1032, ед. хр. 41.
1 См. примеч. 1 к № 88.
<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме XXXIII. Е. Г. Левашова (1834-1835):

  1. XXXIII. Е. Г. Левашова (1834-1835)