ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Местонахождение и существование как компоненты семантического разложения полнозначных глаголов

Важную роль семантики восприятия в генитивном маркировании субъекта при­знает А. Тимберлейк, который вводит понятие феноменологического глагола — это глагол, описывающий явление, которое может быть наблюдено.

Отсюда возможные Не горело фонарей. Не белело парусов. Все глаголы положения, очевидно, относятся к классу феноменологических, ср. Не висело картины (Timberlake 2004: 300—312).

Тимберлейк приводит список перцептивных глаголов и предикатов восприятия (куда входят заметно, видно, слышно, чувствоваться, доноситься, оказаться, об­наружиться, последовать, появиться, найтись), не видя, однако, разницы между существованием и местонахождением: «With perceptuals, existence is determined rela­tive to the field of perception of the observer» (Timberlake 2004: 303—304). Тимберлейк говорит о существовании в поле зрения наблюдателя, хотя, казалось бы, в поле зре­ния наблюдателя предмет не существует, а находится.

В Levin & Rappaport Hovav 1995: 244 по поводу примера (41) говорится: «... the verbs are used statively to describe the existence of a physical object at a particu­lar location».

(41) The railway tracks run along the stream ‘Железнодорожные пути проходят вдоль реки’.

Можно думать, в русской языковой картине мира различие между несуществова­нием и наблюдаемым отсутствием более существенно, чем в других языках. Однако и в русском это различие может быть смазано.

Обратимся к генитиву отрицания в контексте глаголов типа белеть. В Борщев, Парти 1998 утверждалось, что генитив отрицания в этом контексте выражает отри­цание существования. В Падучева 1997 говорилось, что отрицается в этом контексте не существование, а локализация; генитив был объяснен — как и в контексте глагола быть — присутствием наблюдателя (семантика восприятия у глагола белеть отме­чается в толковых словарях, начиная со словаря Ушакова). Существенно, однако, что в контексте глагола быть генитив возможен при конкретно-референтной ИГ, между тем при белеть генитив возможен только для неопределенной ИГ, см.

(42). В случае определенности — номинатив, см. (43):

(42) а. На горизонте белеют паруса,

б. Посмотри, не белеет ли парусов на горизонте.

(43) а. Посмотри, не белеет ли Колин парусник на горизонте;

б. *Посмотри, не белеет ли Колиного парусника на горизонте.

Невозможное (436) при возможном (426) все-таки не означает, что надо отдать предпочтение тому анализу, который предполагает здесь существование: на интуи­тивном уровне отрицается локализация. Однако к способности наблюдателя (в кон­тексте белеть общепризнанного) объяснять генитив следует отнестись с осторож­ностью: казалось бы, если генитив выражает наблюдаемое отсутствие в контексте определенной ИГ при глаголе быть, то он должен быть возможен и при белеть. Замечание. Бэбби (Babby 1980: 27) противопоставляет бытъ всем остальным гени­тивным глаголам на том основании, что генитив при бытъ возможен и в том случае, если субъект — имя лица (и шире, конкретно-референтной ИГ). В самом деле, бытъ входит в один класс с обнаружиться, оказаться — глаголами перцептивного класса, которые тоже допускают генитив при ИГ лица. Уже при найтись генитивный субъект с именем собственным лица невозможен.

Есть еще одно свидетельство того, что различие между существованием и лока­лизацией и в русском языке не всегда отчетливое. В Борщев, Парти 2002 пример (44)

приводится как иллюстрация зависимости падежного маркирования субъекта от­рицаемого глагола быть от структуры перспективы. Мы предложим этому примеру альтернативную интерпретацию — он покажет отсутствие ясного различия между несуществованием и отсутствием:

(44) а. (Я пошел в киоск за газетами.) Газеты не поступили; б. (Я пошел в киоск за газетами.) Газет не поступило.

Наблюдатель возникает тогда, когда требуется объяснить генитив у определенной субъектной ИГ, потому что неопределенная ИГ обычно дает бытийное предложение, где генитив не требует объяснений. Но анафора и тематичность не гарантируют опре­деленности ИГ Вещь в предложении (44'). которое было исходным для отрицательных предложений примера (44).

Ведь не поступили не те газеты, за которыми я пошел:

(44') не (газеты поступили).

Стату с ИГ газеты в предложении Газеты поступили, исходном утвердительном для (44а) и (446) (видимо, также и для самих (44а) и (446)), родовой. Возможны сле­дующие варианты трактовки падежа в (44).

Вариант 1. локативная трактовка и для (44а) и для (446). Перефразировка для не поступили = ‘не начали находиться (в результате перемещения)’. В таком случае номинатив в (44а) не требует объяснений; он сохраняет — а может быть и педалиру­ет — компонент «перемещение» в семантике глагола. А генитив в (446) можно трак­товать как выражающий партитив ность: газет не поступило = ‘газет не поступило нисколько’. Наблюдатель не выражен в семантике предложения (446) однозначно, поскольку для объяснения генитива тут достаточно партитивности.

Вариант 2. бытийная трактовка для (446): генитив выражает отрицание нали­чия, ‘availabilityа для (44а) трактовка по-прежнему локативная. Значение нали­чия в очень сильной степени предполагает участника Заинтересованное лицо; оно, естественно, может быть и наблюдателем. Хотя для объяснения генитива достаточно бытийного значения.

Разница между' несуществованием и отсутствием, столь ясная в других контек­стах (ср. У меня нет мобильника и Тут нет моего мобильника), в примере (44) сти­рается: бытийная и локативная трактовка для (446) неразличимы: то ли газеты не на­чали быть в наличии (у кого-то), бытийная пропозиция, генитив отрицания, то ли просто газеты не начали находиться в киоске, в некотором количестве: локативная пропозиция, генитив партитивный; NB, мн. число газеты — это имя массы (mass tenn). Так что генитивная конструкция однозначно маркирует наблюдателя только в контексте конкретно-референтного субъекта, который не допускает бытийной ин­терпретации предложения.

8.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме Местонахождение и существование как компоненты семантического разложения полнозначных глаголов:

  1. Местонахождение и существование как компоненты семантического разложения полнозначных глаголов