<<
>>

Основные подходы к изучению русских глагольных суффиксов (ракурсы рассмотрения).

Суффиксы русского глагола известны и подробно перечислены в различных грамматических трудах и справочных изданиях [см., например, Русская грамматика, 1980, с.333-355]. Чаще всего они попадали в поле зрения русистов, изучающих категорию вида русского глагола.

Обозначались видовые пары русских глаголов, различающихся суффиксами, но лишь одновременно и во взаимосвязи с приставками, участвующими в процессе видообразования. Насколько нам известно, суффиксы и у аспектологов предметом монографического изучения не служили.

Мы обратились к изучению суффиксов самих по себе (в отвлечении от того, входят ли они в приставочный или в бесприставочный глагол) по следующим соображениям.

Изучая семантическое устройство глагольных приставок [Волохина, Попова, 1993], мы пришли к выводу, что чистовидовых приставок не существует. Каждая приставка в той или иной мере лексична, и даже приставки, в наибольшей степени утратившие лексическую сему (от-, с-, про-), не допускают свободной сочетаемости с любым глаголом, а сочетаются только с глаголами определенных конкретных лексико-семантических групп [Там же, с.152-154].

Видовые оппозиции в наиболее «чистом» виде создаются суффиксами. В дальнейшем мы обнаружили немало высказываний русистов и славистов по этому поводу.

Виды возникали не потому, – пишет В.В.Бородич, – что появились приставки (они есть во всех индоевропейских языках), а потому что появились противопоставления одинаковых основ с приставками, но с разными суффиксами неопределенности. Все «неопределенные» глаголы стали формами несовершенного вида [Бородич, 1953, с. 83].

В суффиксальных видовых корреляциях проявляется полностью абстрагированный и унифицированный грамматический процесс. Префиксальные корреляции не обладают такой полнотой абстрагированности от деривационных процессов, – считает И.П.Мучник [Мучник, 1956, с.97, 106].

Первым этапом появления видовых оппозиций праславянского языка считает оппозиции суффиксального типа И.Немец.

В этот период, – отмечает учёный, – приставки не различали вида [IV Международный.. 1962, с.183-185].

Ю.С.Маслов заметил, что суффиксальная имперфективация создает видовые формы чисто грамматически без примеси лексических различий [Маслов, 1978, с.27].

Автор одной из наиболее фундаментальных работ по видам В.Б.Силина [Силина, 1982, с.159, 273] утверждает, что главным стержнем морфологической системы вида является суффиксальная имперфективация. С этим согласен и чешский лингвист М.Комарек [Komarek, 1984, с.266], который признает единственным морфологическим приёмом образования видовых пар суффиксацию. Учёный заметил, что понятие «чисто видовая приставка» не оправданно, приставка даже может мешать образованию видовой пары.

Сопоставляя роль суффиксов и приставок в образовании видов, учёные выдвигают на первое место суффиксы, признают их большую, чем у приставок, грамматичность. Так, А.В.Кравченко пишет, что производные суффиксальные глаголы совершенного вида – это собственно грамматические формы вида (прыгнуть, дунуть), а не лексико-грамматические, как формы с приставками [Кравченко, 2004, с.121].

И.-Э.С.Рахманкулова замечает, что фактически именно суффиксы представляют более грамматизованные формы вида, хотя обычно больше внимания  аспектологов привлекают приставки [Рахманкулова, 2004, с.6].

Так же по сути дела оценивают роль суффиксов в образовании видов и авторы Академической грамматики 1970 года: «суффиксация создает более близкое видовое соотношение, более тесную видовую пару, члены которой всегда имеют тождественное лексическое значение (решить – решать, переписать –переписывать)» [Грамматика..., 1970, с.338].

Важность изучения глагольных суффиксов отмечает и А.А.Кретов [Кретов, 2003].

В свою очередь лингвисты, изучавшие приставки, не могли не заметить, что в процессе развития видов роль приставок была вторичной.

П.С.Кузнецов вслед за А.А.Потебней [Кузнецов, 1953(а), с.243] пишет, что вначале приставки служили для образования новых слов с новым лексическим значением, а видовое значение они приобрели позднее.

И.Немец [IV Международный.. 1963, с.185] также полагает, что на первом этапе появления видов приставки их не различали, а появились лишь на втором этапе.

Так же думает и Ю.С.Маслов. Приставки, супплетивизм и другие способы имперфективации получили «видовой» статус уже на фоне сложившейся чисто суффиксальной имперфективации [Маслов, 1978, с.27].

Двойственную роль приставок отмечает и А.В.Кравченко: они могут менять, а могут и не менять лексическое значение глагола [Кравченко, 2004, с.127].

И наши наблюдения над глагольными приставками, и приведенные выше мнения авторитетных исследователей привели нас к мысли избрать в качестве самостоятельного предмета изучения глагольные суффиксы. При таком подходе к материалу выяснилось, что ограничиться рассмотрением глагольных суффиксов только как морфем, формирующих виды, не удастся. У ряда суффиксов были или есть не только видообразующие функции, причем даже «видообразовательные» значения суффиксов достаточно разнообразны. Поэтому мы рассматриваем каждый суффикс автономно во всей полноте выполняемых им в составе глагола функций. Тем не менее, учитывая, что многие суффиксы несут большую нагрузку в образовании видовых форм, мы считаем необходимым дать краткий обзор основных проблем аспектологии, поскольку в зависимости от определения и толкования категории вида во многих случаях находится определение и толкование семантики и функций глагольных суффиксов.

Видовые пары русского глагола составляют яркую национальную морфологическую специфику и постоянно привлекают внимание русистов. Литература по проблемам аспектологии огромна, необъятна, и мы не ставим своей задачей делать ее обзор. Укажем лишь несколько трудов, в которых такой обзор содержится.

Труды о видах русского глагола, написанные учеными XVIII – XIX веков, охарактеризовал А.А.Потебня [Потебня, 1977, с.2-34]. Литературу о глагольных видах, созданную в первой половине ХХ века, анализирует С.Д.Никифоров [Никифоров, 1952, c.35-39]. Аспектологические исследования указываются  также в работах А.Мазона [IV Международный.. 1962], А.Н.Тихонова [Тихонов, 1965, с.93-102], А.В.Кравченко [Кравченко, 2004, с.118-120], И.#x2011;Э.С.Рахманкуловой [Рахманкулова, 2004, с. 3-15].

Для наших целей мы считаем необходимым обсудить лишь основные вопросы аспектологии, а именно:

  • Когда возникла и как развивалась категория вида русского глагола?
  • Почему не все глаголы имеют видовую пару?
  • Есть ли у категории вида единое грамматическое значение?
  • Каков статус категории вида – словоизменительный или словообразовательный?
<< | >>
Источник: Волохина Г.А., Попова З.Д.. Русские глагольные суффиксы: семантика, функции. 2006. 2006

Еще по теме Основные подходы к изучению русских глагольных суффиксов (ракурсы рассмотрения).:

  1. Оглавление
  2. Основные подходы к изучению русских глагольных суффиксов (ракурсы рассмотрения).