<<
>>

Референциальные аспекты конструкции с генитивным Субъектом

Дескриптивный подход формулировал основное ограничение на именную груп­пу в составе ГК как определенность (Ицкович 1974; Апресян 1985). С возникнове­нием теории референции определенность именной группы была представлена как презумпция существования денотата.

Так наметилась перспектива описа­ния семантики ГК как основы предсказания ее допустимости. Первая гипотеза со­стояла в том, что генитив выражает несуществование Вещи. Отсюда запрет на определенность субъектной группы: под отрицанием такая группа сохраняет свою презумпцию существования, которая противоречит семантике генитивной кон­струкции.

Я следую общему духу концепции Бэбби, состоящему в поисках семантической основы генитивной конструкции. Генитивные глаголы — это такие, которые без от­рицания утверждают существование Вещи: «they establish reference». Иными словами, в семантику этих глаголов входит компонент ‘существует' в ассертивном (или импликативном) статусе:

(4) Сомнение возникло = 'начало существовать’ щ существует’.

Тогда под отрицанием возникает компонент ‘не существует’ — он и кодируется ге­нитивом. Иначе говоря, субъект должен быть в генитиве, если предложение отрицает существование Вещи. Тем самым мы сразу получаем объяснение для примера (V.1):

(V. Іа) Сомнений не возникло [щ 'сомнений нет’; ГК].

(V. 16') Сомнения не исчезли ['сомнения были и есть’; НК].

Л. Бэбби исходил из того, что генитивный субъект при отрицании возникает только у бытийных предложений (то же повторено в Babby 2001, где говорится: «the NP argument (...) is assigned Gen only when the sentence is existential»). Это до­пущение обеспечило основной прорыв в понимании семантики ГК, но само по себе оно неверное: есть много генитивных глаголов и предикативов, отрицание которых не затрагивает презумпции существования Вещи.

В Падучева 1992; 1997 было предложено уточнение — имеется не одна группа генитивных глаголов, а две: (I) бытийные глаголы — с семантическим компонен­том ‘Вещь существует’; (II) глаголы восприятия — с компонентом ‘Вещь находится в поле зрения наблюдателя'.

В бытийной группе генитивных глаголов ГК выражает отрицание существова­ния Вещи:

(5) а. В Белоруссии либеральных газет не осталось',

б. *В Белоруссии либеральные газеты не остались.

И род. падеж субъекта тут семантически обязателен. Другое дело, что узус до­пускает вариативность — номинатив «агрессивен» и может вытеснять семантиче­ски законный генитив:

(6) а. Договоренность не достигнута ~ б. Договоренности не достигнуто.

(7) а. Приказа не отдано = б. Приказ не отдан.

Примеры генитивных глаголов бытийной группы:

(8) не ведется, не наступило, не вспыхивает, не выпускается, не построено, не напи­сано, не сохранилось...

В перцептивной группе генитивных глаголов (и предикативов) генитив выража­ет отсутствие Вещи в поле зрения; существование Вещи не отрицается:

(9) Хозяйки в доме не чувствуется [возможно, она и есть].

Участник Вещь может быть даже назван собственным именем. Так, в (10) заве­домо не отрицается существование Маши:

(10) Маши тут не видно.

Если в бытийной группе генитивная конструкция при отрицании обяза­тельна, пример (5), то в перцептивной группе, как правило, обе конструкции — ГК и НК — возможны и семантически противопоставлены, см.

пример (20) из 6.1.1:

(11) а. Звуков с улицы не доносится [глагол выражает отсутствие Вещи в поле зре­ния; ГК не отрицает существования Веши в мире];

б. Звуки с улицы не доносятся [глагол выражает отсутствие Вещи в поле зре­ния; НК выражает существование Веши в мире].

В бытийной группе ГК выражает несуществование Вещи, а НК невозможна; в перцептивной группе НК выражает существование Вещи, а ГК его не отрицает. Примеры генитивных глаголов и предикативов перцептивной группы:

(12) обнаружиться, ожидаться, оказаться, виднеться, выражаться, доноситься, дохо­дить, встретиться, замечаться, найтись, обнаружено, замечено, выявлено, за­фиксировано, заметно, видно, слышно.

Деление глаголов на эти две группы нечеткое. Этому есть целый ряд причин.

1. Регулярная многозначность ‘существовать’ — ‘быть видимым’. Например:

(13) а. Ваня появился [= ‘Вещь начала быть в поле зрения наблюдателя’];

б. Появились новые лекарственные препараты [= ‘Вещь начала существовать’].

Выходит, глагол появиться входит в обе группы. Поскольку это регулярная мно­гозначность, она повторяется в других глаголах. Например, те же два значения есть у возникнуть, найтись и др., см. Падучева 2004: 439.

2. Отсутствие в поле зрения часто несет инференцию-инсинуацию несущество­вания:

(14) Интереса к его трудам не замечено, не наблюдается [возможно, его нет].

Трудно отрицать, что наблюдаться, замечаться — это глаголы восприятия. Между тем Бэбби. не отличая ассерцию от инференции. относит предложения с эти­ми глаголами к бытийным — что. конечно, неправомерно. Ср. также:

(15) а. Ответа не пришло [= ‘не появилось в поле зрения’];

б. Денег не получено [= ‘не появилось в поле зрения /в наличии’].

3. Многие бытийные глаголы имеют перцептивный компонент; например, глаго­лы типа белеть (Апресян 1986). Но их ассертивный компонент бытийный, см. ана­лиз. предлагаемый в Borschev. Partee 1998:

(16) не (На горизонте белели паруса) = Не белело парусов на горизонте =

а) ‘парусов не было’ [ассерция];

б) ‘паруса обычно белого цвета' [компонент общего фона знаний].

Есть глаголы, которые становятся восприятиями в своем производном значении. Так, значение перемещения легко переходит в значение появления в поле зрения, и глагол попадает в группу восприятий, как в примере Ответа не пришло. Опять- таки, Бэбби необоснованно относит эти глаголы к бытийным.

Итак, границы между группами нечеткие. Однако, не различив эти два типа ге­нитивных глаголов, нельзя описать вклад генитивной конструкции в семантик}’ от­рицательного предложения. Взять хотя бы то, что в бытийной группе ГК обязатель­на. а в перцептивной группе ГК и НК семантически противопоставлены.

В перцептивной группе участник Место обязателен; противопоставляются два пространства — одно, где субъект восприятия /сознания не видит или не имеет Вещи, и другое — где она. быть может, существует:

(17) а. Компенсация не выплачена [НК]; б. Компенсации не выплачено [ГК].

В бытийной группе такого противопоставления двух пространств, как прави­ло, нет. Впрочем, глагол сугцествовать, казалось бы. типично бытийный, допускает противопоставление двух пространств и как следствие — противопоставленность ГК и НК; это решение предложено в Паду чева 1997 на базе материала, предъявлен­ного в Guiraud-Weber 1984.

Итак, мы выявили связь между семантикой генитивного глагола и референци­ей имени. В бытийной группе имя всегда нереферентно: нереферентность имени порождается, при отрицании бытийного глагола, компонентом ‘Вещь существует’ в толковании глагола, примеры (V.1) и (5). А у глагола перцептивной группы субъект может быть и референтным, пример (10). Впрочем, и в перцептивной группе субъ­ект ГК чаще бывает нереферентный, см. (5а). (Па), (14).

Через референцию получает семантическое объяснение большая часть ограни­чений. приведенных в разделе 1.

Определенность, как уже говорилось, составляет препятствие для ГК, посколь­ку определенность — это конкретная референция, т. е. презумпция существования, которая сохраняется при отрицании. Отсюда НК при генитивном глаголе в примерах (N.16), (N.26).

Так, в (N.26) газеты — это определенный, ожидаемый набор газет; а в (N.2a) имеются в виду газеты вообще, противопоставленные, например, журналам. В при­
мере (N.3) НК исключена: если следов не обнаружено, значит, их нет, и НК, которая несет презумпцию их существования, неуместна.

Тематичность Вещи — препятствие для ГК, поскольку тематическая позиция влечет определенность, а следовательно — референтность; Вещь в ГК должна быть Ремой, см. пример (G. 1).

Следует подчеркнуть, что тематичность Вещи препятствует генитивной кон­струкции лишь постольку, поскольку порождает определенность и конкретную референцию. Пример, который приводится в Борщев, Парти 2002 (с иной ин­терпретацией[30]). показывает, что предупоминание может давать тематичность, но не обеспечивать определенности; не поступили не те газеты, за которыми я по­шел, здесь нет кореферентности, отсюда генитив в (а):

(18) а. Газет не поступило; б. Газепіы не поступили.

В предложениях с субъектом родового статуса тематичность роли не играет: предложение Лосей здесь не водится может быть отрицанием как для Лоси здесь водятся, так и для Здесь водятся лоси.

То. что ед. число — препятствие для ГК, не совсем точно. Скорее, мн. число благоприятно — опять-таки потому, что способствует нереферентному пониманию субъекта, пример (N.4); ср.:

(19) а. Людей на площади не осталось; б. ?Человека на площади не осталось.

Кроме того, дело в том, что мн. число может пониматься как имя массы (mass term), и ГК в пассиве поддерживается партитивным значением генитива, ср.

(20) Бревен [GenPl] не привезено — ^Бревна [GenSg] не привезено.

Субъектный genitivus partitivus свободно употребляется только в отрицательном

контексте, так что генитив субъекта и партитив хотя и связаны, но не тождественны (ср. Апресян 1985) — партитивность в семантике субъекта сама по себе не дает ге­нитива. см. (216):

(21) а. Не налил вина — Вина не налито; б. Налил вина — *Вина налито.

Одушевленность: субъект-лицо позволяет глаголу иметь агентивное значение. В примере (N.56) появиться — глагол действия. Между тем генитивные глаголы, в обеих группах, стативны; так. в перцептивной группе Вещь должна быть только объектом восприятия. В (N.66) автобус приходит, двигаясь, поэтому ГК невозмож­на; а в (N.6a) Вещь (ответ) просто начинает быть в Месте, и предложение звучит нормально. Предложение (N.7) невозможно (по современным нормам) по той же причине: рота движется.

У присутствовать, пример (V.2), невозможен генитивный субъект, поскольку присутствующий субъект — всегда одушевленный — так или иначе участвует в со­
в соответствующем мероприятии (Падучева 2004: 431), т. е. в какой-то степени аген- тивен. О начаться и наступить см. подробно в Падучева 2004: 431.

Ударность генитивного глагола, пример (G.6), нужна для того, чтобы пропози­ция с генитивным глаголом имела ассертивный статус: только тогда отрицание будет воздействовать на существование /присутствие в поле зрения; в противном случае пропозиция с генитивным глаголом окажется в презумпции и не будет отрицаться. Смысл (G.66): неожиданно не возникает, а так — пожалуйста.

Кванторное прилагательное никакой, пример (N.8), выражает так наз. «вне­шнее» отрицание (Kempson 1975), когда отрицается не только ассерция, но и пре­зумпция — в том числе презумпция существования у собственного имени: никако­го Беннета. В контексте никакой презумпция пропадает и в номинативе: Никакой Беннет не останавливался.

Обязательную непереходность генитивного глагола, казалось бы, можно объяс­нить тем, что у переходного глагола субъект часто имеет презумпцию существова­ния. Однако пример (Ѵ.4) показывает, что запрет на переходность носит структур­ный характер.

Остались примеры и (G.2)—(G.4), которые требуют погружения в лексическую семантику.

2.2.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме Референциальные аспекты конструкции с генитивным Субъектом:

  1. Концептуализация предлогов в философском и поэтическом тексте
  2. 6.2.1. Референциально зна чимые аспекты семантики глагола
  3. Референциальные аспекты конструкции с генитивным Субъектом
  4. Заключение