<<
>>

Проблемы "научного коммунизма"

Терпение нужно вам, чтобы... получить обещанное

(10:36 К Евреям) И возрадуются все уповающие на Тебя... и Ты будешь покровительствовать им

(5:11 Псалтирь) Тогда беднейшие будут накормлены

(14:30 Исаия) опустошили...

все запасы в городах (16:4 2-я Паралипоменон) но не хочу на бумаге чернилами (1:12 2-е Иоанна) нет конца запасам (2:9 Наум)

Вот как решают основоположники "проблему" распределения благ при социализме, когда рынка нет, а производство ещё не развито: "Он [рабочий] получает от общества справку о том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой справке он получает из общественных запасов предметов потребления такое количество последних, на которое затрачено столько же труда". Давайте посмотрим, будет ли этот принцип распределения благ устойчивым. Рассмотрим в чём его недостатки по сравнению с традиционным, веками проверенным денежным или бартерным товарообменом. Обратите внимание! Алчные до прибыли капиталисты на рынке труда в своём капитализме покупали рабочую силу, а здесь, при коммунизме, речь идёт о труде, а не рабочей силе, и не ясно в каких единицах мерить количество труда певицы и шахтёра.

Во-первых, не совсем ясно, как оценивать труд управленцев, учётчиков и прочей прямо непроизводительной братии, в частности как кормить учащихся, больных, детей и иных "непроизводительных работников". Ведь даже по теории Маркса, не всякий труд создаёт стоимость, а если человек вообще (или уже) трудиться не может (или просто не хочет)? Да, будут некоторые общественные фонды, кстати, по Марксу они предназначены только на восстановление износа средств производства. Дело не в том, откуда взять средства, а в том, как их распределить в смысле оценки труда в непроизводительной сфере. Выше мы видели, что распределение не заработанного всегда порождает грызню и недовольных, поскольку здесь нет объективных критериев, и господствуют в их чистом виде полицейские законы волюнтаризма силы и произвола.

Кто нетрудоспособным будет давать справки, и как тут избежать элементарной коррупции, типа, я тебе даю три справки, а ты мне "откат" в виде одной. Да и для трудящихся не исключён вариант: ты мне три справки, а я тебе "откат" в виде одной. И трудящимся, и их контролёрам (им обоим!) становится выгодной система "откатов", потому и начнётся процесс бумажной инфляции в её худшем варианте, когда деньги-бумажки вбрасывает в оборот не родное государство, а огромная масса вороватых контролёров. Централизованно из одного места, оценить труд каждого не удастся, а оценка на местах в тысячи раз увеличит или умножит недостатки распределения из центра. Репрессиями делу не поможешь, - поскольку воровство естественно, и необходимо возникает при объективных внешних условиях (наличие объекта). Система этих справок неустойчива и приведёт к хаосу. Как уже понял читатель, система налогообложения - есть система узаконенного воровства, и вот одна фраза Энгельса: "принцип налогового обложения является чисто коммунистическим принципом". Предсказать, что коммунизм и воровство из одного... гнезда смог только гений.

Во-вторых, будут эти справки именными или нет. В 1-м случае, я не смогу накормить гостей, или осуществить срочные расходы. Если для этого надо копить эти справки, то, как и где это делать, и что с ними будет после смерти? Именной справкой родня не воспользуется. Во 2-м случае, я могу при срочном расходе занять справки у соседа, или попросить у родного предприятия аванс в счёт будущего труда, а сосед или чиновник на предприятии... вправе потребовать от меня процент, или тот же "откат" и т.п.. Да и на предприятии просто в данный момент может не оказаться нужного фонда, как и материальной базы для выдачи справок в повышенном объёме. Короче, возникнет вариант тех же бумажных денег, или того же кредита, но с неконтролируемой или... невозможной эмиссией на местах. Жизнь от этого усложнится в плане затруднения индивидуального кредитования в счёт будущей его отработки.

В-третьих, и это уже отмечалось. Если сейчас подделывают доллары, то о справках вопрос не стоит. Начнётся массовое бумаготворчество, и на настоящих справках надо будет вводить степени защиты вести их централизованный учёт, а чем это отличается от бумажных денег? Правильно, только названием и распределённой в пространстве и времени эмиссией, и необходимостью централизованного учёта для введения лимитов, для блокировки той же инфляции. Контролировать надо и выпуск денег-справок на местах и приём их в местах общественных распределителей, надо будет сводить баланс, контролировать утилизацию и Т.П.. Вопрос о ценах остаётся открытым, хотя денег и нет. Сколько часов труда стоит кило картошки, и что мне делать, если мне нужна иголка, а у меня справка на весь рабочий день? Справку надо резать или как-то делить на части. Деньги находятся в обороте, а справки надо уничтожать в месте приёма, и где гарантия, что они "сгорят" все? Короче нам предлагают вместо универсального денежного оборота, бюрократическую структуру по обслуживанию... линейного движения туалетной бумаги, от печатного станка к топке, выполняющей в урезанном виде ту же циклическую функцию бумажных денег, но со многими центрами эмиссии. Маркс заменил название денег на справку и... снял противоречие. Такие решения проблем (с помощью божьей технологии - слова) мы ранее наблюдали и в его философии.

В-четвёртых. А если в общественном запаснике нет, того, что мне нужно? В СССР мы это ежечасно наблюдали, хотя деньги ещё и были в ходу. Придётся ездить и "отовариваться" в Москву или ближайшую столицу, туда, где "всё есть". А это - добавочные затраты времени и эквивалентного труда. При наличии дефицита, рынок очень быстро устраняет все перекосы и экономит время покупателей. При отсутствии рынка при коммунизме, не будет стимула, или потребности равномерно (или, скорее, всё же неравномерно?) распределять продукты труда по общественным запасникам, а, тем более, учитывать не столько равномерность, сколько необходимую неравномерность распределения.

Никакой расчёт не избавит от просчётов в этой области при отсутствии стимула (синоним кнута). Вот и придётся жителям севера летать на самолётах на юг за апельсинами, а может и... наоборот, когда с юга апельсинов по ошибке чиновника слишком много навезут на север, исчерпав лимиты юга.

Реального и действенного механизма, взамен уничтоженного ими рынка у классиков не просматривается. Если учесть положение, что торговля - лишь вторая фаза производства, то социализм, означает торможение создания потребительной стоимости у потребителя, и как следствие, социализм, а, в последствии и коммунизм - это товарное перепроизводство ненужных вещей при наличии их хронического дефицита. Задавать в централизованном (плановом) порядке распределение невозможно по той простой причине, что для этого надо точно знать... спрос по регионам и потребителям. Малейшая ошибка в централизованном планировании, а от ошибки не застрахованы и компьютеры, вызовет цепную реакцию ошибок в дальнейших расчётах и... тот же дикий хаос в окончательных результатах распределения, за который основоположники так яростно критиковали капитализм: "Противоречие между общественной организаиией на каждой отдельной фабрике и общественной анархией в производстве в целом". А при социализме и его-то централизованном плановом хозяйстве неизбежен перекос, но... в противоположную сторону: "строгая организация производства и полная анархия распределения", что реально нами и наблюдалось в СССР. Распределение без естественных механизмов рынка есть ещё большая анархия, именуемая в просторечии - волюнтаризм. В качестве примера скажу, что в одной алтайской деревушке в местном магазине, где торговали селёдкой, хлебом, конфетами, сапогами и костюмами, я видел (при советской власти) настоящее французское шампанское и даже банку варенья из долек незрелых мандарин десятилетней давности. Как они туда попали - не смог сказать никто. А вот ещё мнимое противоречие капитализма, за которое его по Марксу также необходимо уничтожить: "Противоречие между всеобщей общественной силой, в которую превращается капитал, и частной властью отдельных капиталистов".

Даже в самом "демократическом" обществе, любая даже "самая-самая выборная" власть делегируется одному лицу, и, потому, всегда является... частной властью. Власть толпы - это всегда анархия, а не власть, и потому это явление временное и переходящее. Да и любой общественной силой (армия, толпа) всегда и без противоречий управляет только частное лицо (полководец, лидер). Настоящая власть всегда частная. Читайте Макиавелли, Гоббса и... "Философию воровства".

А вот, что общество имеет в храме коммунизма: "На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет подчинение индивидов порабощающему их разделению труда; когда исчезнет вместе с этим антагонизм между умственным и физическим трудом; когда труд станет не только средством для жизни, но и первой жизненной потребностью; когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастет также их производительная сила, и все источники коллективного богатства польются полным потоком, [а из какого источника их развития?] лишь тогда можно будет полностью преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своем знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!", - так нам вещает провидец-гуру Маркс. Кстати, источники не могут литься, что-либо (потоком) может литься только из источника. Какие противоречия, кроме узкого горизонта непонятно для кого и по отношению к кому, некоторого буржуазного права (а что это такое?) и нестыковки мы наблюдаем здесь. На всякий случай, к слову, приведу антикоммунистическую фразу самого Маркса: "конструирование будущего... не есть наше дело... Так, догматической абстракцией является в особенности коммунизм".

Во-первых, именно разделение труда явилось причиной роста его производительной силы, и по этой причине возник устойчивый рынок обмена. Узкий специалист сделает нужную работу быстрее и качественнее, чем псевдо специалист широкого профиля, и узкий может в единицу рабочего времени сделать больше товара. На этой основе и возник товарообмен, как следствие разделения труда.

В историческом плане мы видим, что различным общественным формациям и соответствуют различные формы разделения труда. Рабовладению присуще разделение земледелия и скотоводства; феодализму - разделение сельского хозяйства и ремесла; капитализму - разделение труда вообще на отдельные операции. Современное нам общество: "...изм" характерно выделением в отдельное производство чисто информационной сферы деятельности. Разделение труда на физический и умственный, или управленческий (бюрократическое, чисто формальное т.н. управление) я здесь не фиксирую, поскольку последний характерен для воровской части во всех формациях, начиная с общинной, и количественному повышению производительности труда способствует менее всего И Т.П..

И каждая "ступень" в разделении труда сопровождается ростом его производительности. Поэтому "всестороннее развитие индивидов" только уменьшает их производительную силу, а никак не сможет увеличить её, вопреки вышеприведенному утверждению Маркса. Чем больше человек может в плане разнообразия количества профессий, тем хуже и качество его труда в отдельной профессии, в т.ч. и в плане производительности, хотя бы потому, что теряются навыки, и каждый день заниматься всеми видами, которые ты усвоил, невозможно. Нам предлагают при коммунизме обязательный ежедневный стресс. О стрессах типа: смены коллектива и необходимости учёбы, чтобы соответствовать достигнутому уровню, да ещё и во всех специальностях я не упоминаю. Это знал и Маркс, который заявлял: "те, которые часто меняют свои занятия, ни одно них не усваивают себе основательно". А это коммунизм. Маркс по словам Энгельса, занимался многими науками, а основательность его знаний = ?

И зачем мне одновременно 10 специальностей, чтобы удовлетворять мои неотложные потребности, когда того же эффекта можно достичь, владея одной или, по крайней мере, последовательно меняя вид работы, а не заниматься всем одновременно. У Маркса всё до гениальности и ясно и просто: "частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции суть сменяющие друг друга способы жизнедеятельности". Обратите внимание на гениальнейшее предложение Маркса, где он с наивностью ребёнка предлагает частичного рабочего кем-то и как-то заменить. Где, кто, да и за чей счёт будет готовить такую замену, и куда девать или утилизировать "бракованные детали" в виде старых частичных рабочих - это вопросы, решаемые кем-то в рабочем порядке. Большевики так и поступили. Старые кадры отправили в лагеря, а за счёт их там "производительной работы" начали в "бесплатных" школах воспитывать "человека будущего". Решение и просто, и гениально, и полностью соответствует наивным требованиям марксизма из этой цитаты. Всё это делалось в рамках теории Маркса и его коммунистической морали. Вот фразы из "Устава Союза Коммунистов". Читаем: "Ст. 5. Все члены союза носят союзные клички... Ст. 24. Те члены, которые совершат преступление, подлежат суду окружного комитета; он же должен позаботиться об исполнении приговора... Ст. 25. Каждая община должна... следить за отстраненными и исключенными лицами... наблюдать за подозрительными". Прошу обратить внимание, что свода законов нет, а суды и приговоры и преступления - в наличии. Это не от Н.Хрущёва, но от Маркса настоящий "моральный кодекс строителя коммунизма". Хотя Маркс всегда говорил, что: "Коммунисты вообще не проповедуют никакой морали".

Во-вторых, всестороннее развитие требует затрат времени. Такой индивид должен много больше учиться и тратить больше времени на учёбу, чем на труд. Многофункциональный человек будущего, в итоге за свою жизнь затратит больше своего личного труда, чем его т.н. "эксплуатируемый" собрат капитализма. И чем больше он изучит разных специальностей, тем менее производителен, будет его труд в каждой, по вышеприведенной причине необходимого перманентного образования в плане повышения квалификации. Поэтому и итог такой деятельности прямо противоположен учению Маркса. Общего труда с учётом учёбы индивид затратит больше, эффективность труда будет ниже и свободного времени для потребления и "личной жизни" тоже не останется. А кому это кроме Маркса и его теории нужно? И из каких же источников при столь низкой производительности труда будут притекать блага?

Тем не менее, Маркс нас предупреждал: "Старый способ производства должен быть, следовательно, коренным образом перевернут, и в особенности должно исчезнуть старое разделение труда. Точно так же уничтожение старого разделения труда отнюдь не является таким требованием, которое может быть осуществлено лишь в ущерб производительности труда. Напротив, благодаря крупной промышленности оно стало условием самого производства". Уничтожить старое, да ещё при наличии силы - дело не сложное, а что нам предлагается взамен? А... ничего. Просто старое должно: или само исчезнуть, или его надо уничтожить (для Маркса это одинаково), но без ущерба старой производительности труда, и в результате должно само возникнуть новое - "оно". Что в этой фразе означает слово "оно", я не понял... Любое уничтожение чего-либо есть ущерб для кого-то или чего-то. Если вы что- то уничтожили, и ущерба нет, - то это было лишним. Производительность труда в экономике фактор далеко не лишний. Переворачивать что-то, да ещё и коренным образом надо с определённой целью, а не ради самого переворота. Просто переворот ничего нового не создаст - нет такого закона диалектики: "создания нового путём переворота старого". И ещё один момент. Силовое уничтожение чего-либо необходимого вовсе не даёт нам гарантии его полного исчезновения, а не возникновения вновь, при прекращении действия этой силы. Уничтожать надо причины возникновения чего-либо, а не сам объект (старое разделение труда). А естественная причина разделения труда - человек хочет мало работать и много кушать и, уничтожив эту причину, ты однозначно уничтожаешь и человека, как такового.

В-третьих Маркс говорил, что человек будущего будет сам выбирать вид деятельности, типа, до обеда половил рыбку, а после обеда покатал тачку. Именно этому и соответствует его принцип освобождённого (?) труда при коммунизме. Никто никого работать не заставляет, все трудятся вообще-то по жизненной потребности. А теперь представьте ситуацию, когда в период нереста рыбы все свободно захотят порыбачить. Промышленность, транспорт, связь - всё закрыто, и все: "ушли на рыбный фронт". Маркс критиковал капитализм за него: "Противоречие между общественной организацией на каждой отдельной фабрике и общественной анархией в производстве в целом". А здесь нам предлагают полную анархию на предприятии, где каждый, когда хочет, тогда и приходит, и, как следствие, полный... бардак в производстве в целом. Как можно организовать что-либо без соответствующего управления (насилия), если труд полностью свободен? Если этим будет заниматься некое "общество", то, как оно обойдётся при этом без (внеэкономического) насилия. Ведь "экономического насилия" в виде денег, которое и организует производство при капитализме, при коммунизме не будет, значит, организация производства будет требовать методов внеэкономического насилия, типа лагерей, а это противоречит принципу свободного труда. "Ловить рыбку" в мутной воде коммунизма будут только... избранные. Если при капитализме экономическое насилие (или деньги) организует людей, то при коммунизме должно быть внеэкономическое насилие. Принцип свободного труда с одной стороны требует... и своей противоположности (по диалектике Гегеля) - свободы внеэкономического принуждения к такому труду с другой, противоположной, стороны. Так, и только так, по диалектике. Свобода с одной стороны всегда уравновешена (всегда тщательно скрываемым) насилием с другой. Непрерывный прогресс свободы без аналогичного прогресса насилия невозможен. Освобождаясь в чём-то одном, с необходимостью становишься рабом чего-то другого, а третьего - не дано. Ведь любая борьба за свободу предполагает желание индивида освободиться от того, что не даёт ему прибыли, и заняться тем, что ему прибыль принесёт (короче, - это борьба стать рабом... другого). И вот она, эта знаменитая фраза Маркса: "В коммунистическом обществе, где никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствоваться в любой отрасли, общество регулирует всё производство и именно поэтому создаёт для меня возможность делать сегодня одно, а завтра - другое, утром охотиться, после полудня ловить рыбу, вечером заниматься скотоводством, после ужина предаваться критике. - как моей душе угодно, - не делая меня, в силу этого, охотником, рыбаком, пастухом или критиком". Увы, на проверку описанный рай не выдерживает критики. Да, вы можете заниматься чем угодно (я в данный момент занимаюсь критикой Маркса), но ваши действия попадают под категорию... возможности. А возможность и действительность - полярно противоположны. Да, вы можете ловить рыбку, но не тогда, когда хотите, ибо общество регулирует всё производство рыбы. А в обществе нужда в тысячах тонн рыбы, которых с удочкой не добудешь. Да и слова: никто не ограничен и общество регулирует (а регулировка, управление и прочие силовые моменты по их определению подразумевают ограничение свободы объекта регулирования), не стыкуются в одном предложении. Кстати, известный рыбакам факт: после полудня рыба не клюёт... Так что и здесь в простейшем случае пустое обещание Маркса выдаёт его некомпетентность.

В-четвёртых, ещё можно согласиться с Энгельсом о том, что архитектор должен иногда, для разнообразия: толкать тачку. Читаем: "настанет время, когда не будет ни тачечников, ни архитекторов по профессии и когда человек, который в течение получаса давал указания как архитектор, будет затем в течение некоторого времени толкать тачку, пока не явится опять необходимость в его деятельности как архитектора. Хорош был бы социализм, увековечивающий профессиональных тачечников!". Здесь ничего крамольного нет, и в СССР "товарищи учёные" толкали тачки: копали картошку или пропалывали лук, подсолнечник и кукурузу для устранения антагонизма между умственным и физическим трудом. То, что это был сизифов труд, дико затратный и неэффективный, - это мы сейчас не рассматриваем.

Не рассматриваем мы также и предложенный основоположниками гениальнейший способ "устранения антагонизма", путём попеременного занятия тем и другим видом труда. Как и зачем учёные пропалывают кукурузу - мне понятно, сам испытал на себе, но как заставить крестьян делать правильные, но никак не нужные им математические расчёты, - известно только основоположникам. Маркс считал себя достаточным знатоком математики. Какой это был знаток, я показал в начале этой части работы и, потому, на таком примитивном уровне своих знаний он проблем между умственным и физическим трудом вообще не усматривал. Складывать-вычитать числа могут, и учёные и крестьяне. Неплохо этим "умственным трудом" владел и сам Маркс. При чередовании же умственного и физического труда, само по себе разделение труда, как таковое, остаётся, а фиктивный "антагонизм" разделения труда псевдо "устраняется" таким примитивным способом. И ещё одна фраза Маркса: "в процессе труда соединяются умственный и физический труд. Впоследствии они разъединяются и доходят до враждебной противоположности". Но по теории марксизма враждебные противоположности должны бороться до победного конца, а в чём будет выражаться абсолютная победа одной из них в этом случае? Пролетариат должен уничтожить буржуазию, победа гарантирована Марксом. А здесь: кому и какие гарантии? Враждебная противоположность и есть по Марксу антагонизм. И почему тогда крестьяне кормят философов, вместо того, чтобы, победив их, не поднять последних на вилы? Если же эти два вида деятельности в процессе труда соединяются, то ранее они были разъединены. И в этом разъединении они (по цитате) тоже доходили до враждебной противоположности. Как видим, враждебная противоположность приводит... к последующему их соединению. Так в чём проблема? Враждебно поругались, как супруги, а потом соединятся опять, потом снова поругаются, и снова соединятся. Блеск!

По диалектике Гегеля должно произойти снятие одной из противоположностей, типа того, что при капитализме было преобладание физического труда, а при коммунизме должен доминировать его противоположный момент - умственный, или некий управленческий труд. Так требует диалектика, но это отклонение Маркса от его же метода, и эту проблему мы здесь тоже не рассматриваем. Вопрос стоит в другом плане. Что произойдёт, если, наоборот, каждый из бывших "профессиональных тачечников" вдруг тоже захочет стать на время архитектором? На нормальной стройке - один архитектор и много тачечников, в нормальной армии один командир и также много солдат, в нормальном религиозном сообществе - один пастырь и много паствы, в нормальном стаде тоже только один вожак. Нам при коммунизме предлагают произволом и силой нарушить естественную и отработанную миллионами лет, иерархию общественных структур, которая обеспечивает устойчивость общества. Нам предлагают такую структуру, где количество рабочих равно числу архитекторов, в каждом стаде каждый сам себе вожак и... член стада. Что такие строители настроят, и куда такое стадо забредёт, - оставляю на усмотрение буйной фантазии читателя.

В-пятых, извечный вопрос равенства. При капитализме каждый трудящийся получает, но пропорционально своему труду - это равная оплата за равный труд ("эксплуататоров" и воров пока не рассматриваем, ибо они не есть трудящиеся). Это порождает экономическое неравенство, поскольку потребности и способности у каждого трудящегося разные (размер семьи, состояние здоровья и пр ). Маркс нам, подчеркну, полностью бездоказательно предлагает обратный Принцип: "Каждый по способностям, каждому по потребностям!". Это означает полный перекос в другую сторону социального неравенства. Не равный труд за равную (в смысле потребности каждого) "оплату". Кавычки я применил, поскольку денег при коммунизме не будет, и под оплатой я понимаю карточный принцип по потребностям. Способности, равно как и потребности у индивидов разные, и попытки подравнять одну сторону автоматически (по диалектике) ведут к перекосам в другой стороне. Нам предлагают поменять: "шило на мыло", естественно возникший способ - каждому по труду, сменить его искусственной (в стиле Платона) противоположностью - по потребностям. Этот вариант возможен при условии, что труд станет: "первой жизненной потребностью". Человек, равно как и животные, по природе ленив (принцип минимума энергии). Если на данный момент все его потребности удовлетворены, если у него уже всё есть, то его очень трудно сдвинуть C места, и это в основном касается мужчин. Равно как и наоборот, если у него сейчас есть жизненная потребность, то его практически невозможно остановить, особенно это касается женщин в shop-e. Зебра может пастись возле сытого льва, даже если у льва есть жизненная потребность добывать пищу. Вопрос к Марксу. Кто или что заставит человека непрерывно трудиться, когда всё: "льется полным потоком", и ему уже ничего не надо? Никакая, даже "первая жизненная потребность", не требует реализации, когда в реализации... уже нет потребности. Сизифов труд тем и вошёл в пословицу, потому, что он и есть: "Сизифов труд". "Мартышкин труд", - тоже из той же оперы. При коммунизме нам всем предлагают стать мартышками по имени Сизиф, и трудиться во имя... ничего, трудиться просто так. Кстати, вышеуказанный принцип, как нас учили, есть принцип коммунизма. А д-р Маркс именовал его каламбуром (повторю): "восхваление г-на Прудона, каламбуры по поводу луиблановского «от каждого... по его способностям, каждому соответственно его потребностям»".

В-шестых, ещё раз насчёт первой жизненной потребности. Пусть будет так, и без труда человек будущего жить не сможет. Чем больше он трудится, тем ему комфортнее и лучше. Но чем больше времени человек работает, тем меньше времени у него остаётся на потребление. Лишить человека его первой жизненной потребности - непрерывного труда в этом случае можно только... насильно. Но даже не в этом псевдо насилии проблема. Проблема возникает

в... кризисах перепроизводства при коммунизме, полностью по результатам, аналогичных тем же кризисам перепроизводства полного антагонизмов и противоречий капитализма, поскольку такое общество, необходимо удовлетворяя первую жизненную потребность - труд, будет не в состоянии успевать потреблять всё произведённое и удовлетворять свои иные потребности в потреблении. Произойдёт перекос, обратный естественному состоянию.

Если человеку предложить бесплатно поработать или же бесплатно отдохнуть на пляже, то его выбор будет однозначным. В последнем случае, он согласен немного доплатить за отдых. Нам внушают, что человек коммунизма будет поступать против этой естественной и природной реакции. Это означает радикальную перестройку человеческой натуры, и нам внушают, что для этого надо развить производительные силы и... уничтожить собственность. Получается, что чем больше человек будет иметь благ, тем больше у него будет желание трудиться и, при этом, должно возникать желание всё меньше получать вознаграждения именно за свой труд и, в итоге, прийти к бесплатному труду. В реальной жизни видим противоположное: чем больше награда за труд, тем больше человек и работает. Вот слова Маркса: "повышение заработной платы приводит к тому, что рабочие надрываются за работой". Капиталист интенсивнее развивает бизнес, - чем больше он получает прибыли. И рабочего заставляет "пахать" на износ прогрессивная система оплаты его труда. А в наших парламентах депутаты колотят друг-друга, и всё во имя блага народа, а не своего кармана.

Объём богатства, которое: "польется полным потоком", да ещё и в коллективную кормушку, богатства, которое распределяется по потребностям, никак не стимулирует конкретный труд конкретного индивида. Если есть бесплатная кормушка, то зачем нам охотится? Животные, родившиеся в неволе, или привыкшие к регулярной подкормке, на свободе не живут. Реально в СССР мы видели нечто аналогичное. Там, несмотря даже на наличие денег и лозунга: "по труду", каждый несознательный всегда норовил работать меньше, а получать больше и норовил пристроиться не на завод, а к не бесплатной даже, но всё-таки кормушке. Сломив биологическую сущность человека, или животного, мы его попросту уничтожим. А как это сделать без насилия нам не говорят. Убеждают, что всё произойдёт по закону перехода количества в качество. Действительно, чем больше у общества бесплатных ресурсов, тем ленивее его обитатели в плане необходимого труда. Пример пенсионера. Чем выше пенсия, тем меньше желание дополнительно "подрабатывать", и тем больше интересы пенсионера концентрируются вокруг чисто пенсионных проблем: своевременной её индексации, надбавок и льгот. Естественная тенденция перехода к коммунизму - это возникновение у людей и развитие (не)здорового интереса к своей доле из кормушки, и это и будет та объективная "первая жизненная потребность" человека светлого будущего, которую нельзя устранить никаким воспитанием и административными мерами. Маркс говорил, что будущее человека там, где: "прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью". Что такое за зверь такой, эта внешняя целесообразность в отличие от нужды, как целесообразности внутренней расшифровать нам уже не удастся. Нужда в чём-то всегда есть, была и будет, а внешняя целесообразность (для кого?) не синоним ли вечного насилия со стороны Вора.

Свобода для человека (от отчуждённого труда) наступает по Марксу: "по ту сторону царства необходимости". Прекрасные слова в качестве лозунгов и прокламаций, но как это согласуется с законами диалектики, которую Маркс положил в основу своего учения? По этим законам свобода и необходимость "железно" связаны между собой, и одно без другого существовать не могут. Поэтому, по ту сторону царства необходимости лежит абсолютная свобода, в виде... смерти: и самой свободы, и необходимости, и самого человека. Уничтожая необходимость, нужду - человек убивает свободу и себя. Если светлое будущее - это царство заводов-автоматов, удовлетворяющих полностью потребности человека, то кто или что будет заставлять человека вообще двигаться? Когда у человека всё есть, то ему ничего не надо, а, тем более, трудиться во имя придуманной Марксом абстрактной потребности. Сейчас человеком, да и (любым) живым организмом движет его нужда или внутренняя целесообразность-потребность. Полностью удовлетворённая нужда в Жизни и есть Смерть.

В-седьмых Если труд становится первой жизненной потребностью, то человеку всё равно: или чистить туалеты, или работать водителем, или писать труды по философии. В противном случае не обойтись без внешнего насилия. А внешнее насилие по отношению к отдельному человеку и есть государство. Значит, государство при коммунизме не отомрёт. Мне очень трудно представить человека далёкого будущего, который с удовольствием и свободно чистит канализацию, вместо того, чтобы ловить рыбку. Даже если эту грязную работу автоматизировать, то кто-то должен её организовать, ею управлять, учитывать итоги выполненных грязных работ, а даже при автоматизации, управление и необходимый ручной ремонт робота-чистильщика всё же качественно отличается от управления автоматической межпланетной станцией, или от контроля тоже для всех необходимого общественного процесса: кто и сколько берёт (и ранее брал) из кормушки по своим потребностям.

Закончу этот пункт старым советским анекдотом, когда милиция арестовала дряхлого старика, сумевшего организовать кровавое побоище в пивной. Проведённые следственные действия выяснили, что бедняга не надеялся дожить до коммунизма, но очень хотел посмотреть, как будут работать пивные при бесплатной раздаче пива. Поэтому он взял да и купил бочку пива и выставил её совершенно бесплатно для всеобщего пользования. Этим анекдотом народ и вынес свой окончательный приговор "научному коммунизму".

В-восьмых. Но далеко не всё так просто и однозначно в моей критике коммунизма. В современном обществе появился новый социальный феномен под названием трудоголизм, который не был известен Марксу. Многие считают это болезнью, типа алкогол"изма", но, поскольку, трудоголики вреда обществу (кроме пользы) не приносят, то общество пока на них внимания не обращает. Классический трудоголик - это человек коммунизма, работающий из любви к самому процессу труда и наслаждающийся его конкретным результатом. Денежный эквивалент от реализации продукта труда стоит далеко не на первом месте. В качестве примера можно привести многих "товарищей учёных", спортсменов, графоманов-писателей и прочую т.н. "творческую" интеллигенцию. Многие вообще лишь "косят" под трудоголиков из страха потерять работу. Трудоголиками становятся, но не все, а только тогда, когда человек что-то делает, и у него это начинает получаться лучше, чем у остальных (всех). Это условие необходимое. Достаточным условием формирования трудоголика будет социальный фактор, когда в других областях социальных отношений у человека всё идёт хуже, чем у других. А теперь представим себе, что в обществе изменились некоторые пока неизвестные условия, и на трудоголизм возникнет мода, или просто начнёт расти рейтинг трудоголиков в обществе.

Представим себе, что в массовое общественное сознание путём длительной пропаганды и поощрений будет внедрена идея, что быть трудоголиком, это быть ближе к богу, это почётно, престижно и т.п.. Всё может быть, и исключать такого момента "развития общества" отнюдь нельзя. Не исключено, что трудоголизм - это естественный фактор, и является первым ростком новых общественных отношений. Это некий противоположный момент, возникший как протест против чистогана и меркантильности, "старых" общественных отношений капитализма. Ведь и массовую религиозность населения в своё время заменил-отменил массовый атеизм. Итак, пусть в обществе пропадёт мода на меркантилизм и возникнет мода на альтруизм. В этом случае переход к некоторому коммунизму, но не по Марксу, станет вполне реальным. Подавляющее большинство, а потом и практически всё трудоспособное население начнёт работать в силу этой моды или вообще: "первой жизненной потребности". Возникает вопрос, будет ли (и при каких условиях) такая структура устойчивой? Вопрос далеко не праздный. Я точно не уверен, но, говорят, что цивилизация инков существовала подобным образом, когда смыслом жизни каждого члена общества был труд на благо... верховного инки. Когда конкистадоры верховного убили, то рухнула и противоестественная цивилизация. Замените топ-инку неким "обществом" и получите аналогичную коммунизму ситуацию, где все трудятся просто так, "во благо" некоторого абстракта. Итак, вопрос об устойчивости такой однородной структуры общества трудоголиков. Инкам трудящимся противостоял персонально верховный инка (со своими паразитами) и такая структура диалектически устойчива. В нашем обществе трудоголиков противостояния нет, и потому рано или поздно, но произойдёт следующее. В этом обществе обязательно должна будет возникнуть противостоящая структура типа "отдыхоголиков". Если все работают, то найдётся несколько умников, которые в знак протеста начнут не трудиться, а отдыхать. "Богатства льются полным потоком". - и такой образ жизни возникнет с необходимостью. Напомню, что у Маркса при коммунизме государства нет и, потому, у такого общества нет действенных рычагов, чтобы поставить зарвавшихся на место. Фактор общественного порицания, бойкота действенным не будет, поскольку наши "изгои" объединятся в маргинальные группировки (типа современных наркоманов, алкоголиков, сектантов, нудистов) и будут жить автономно, колониями, общаясь между собой и плодя себе подобных, но кормясь, как и все, из этих: "полных потоков". Такое объединение кого-то против кого-то всегда устойчиво. Общество снова объективно разобьётся две части: на трудящихся и паразитов. При отсутствии силовых структур, типа полиции-государства, у такого "коммунистического общества" раковая опухоль "отдыхоголиков" развалит коммунизм, как развалила бюрократия СССР, и всё повторится сначала. Вывод один. В любом обществе жизненно необходима паразитическая силовая структура типа государства, даже в обществе всеобщего и равного труда. Государство в той или иной форме противостояния трудящихся и паразитов - необходимо, не уничтожаемо и всегда возникает именно в подобной форме даже при его изначальном отсутствии.

В-девятых, насчёт наличия силовых структур и их объективной необходимости. Пусть мы имеем вышеприведенный вариант коммунизма и трудоголиков. Все дети в любых формациях объективно представляют изначально собой самый многочисленный класс "отдыхоголиков". Вопрос. Что заставит родителей воспитывать детей, да ещё и трудоголиками, в условиях, когда: "Богатства льются полным потоком"? Не открою секрета, если сообщу, что воспитание детей со стороны родителей (улицу отбросим) преследует две противоположные цели, и, в силу этого, процесс воспитания диалектически устойчив. C одной стороны, цель родителей "поставить детей на ноги", чтобы избавиться от хлопот по их содержанию и быстрей их отделить от себя. C другой стороны их цель противоположная, - это так воспитать ребёнка, чтобы иметь в нём некоторую, пусть даже моральную, опору в старости, чтобы он при нужде смог их поддержать в конце жизненного пути и, потому родители не хотят отпускать детей от себя достаточно далеко, стараются держать детишек "на коротком поводке".

В вышеприведенном коммунистическом обществе обе эти цели со стороны семьи аннулируются, у родителей всё есть, и им ничего не надо, кроме их любимой работы, и потому ничто не мешает их детям пребывать в их естественном состоянии "отдыхоголиков". Когда у ребёнка всё есть, ему тоже больше ничего и не надо. И такое общество, в разрезе его семейной ячейки, никогда не сможет воспитать свою смену - трудоголиков. У семьи в её интерпретации, как ячейки общества, уже не будет стимулов для своего тождественного воспроизводства, а, наоборот, возникнут "буржуазные", эгоистические мотивы: "мы работаем, так пусть хоть дети отдохнут", ибо родители всегда желают счастья почему-то если и не себе, то детям. Вот откуда корни подспудной идеи марксистов и иных социалистов-утопистов об обобществлении детей и их дальнейшем воспитании не родителями, а всем обществом, а точнее - насильственном государственном воспитании трудоголиков от имени общества.

При коммунизме традиционная семья "разложится", и яркий пример тому современные "гражданские браки", однополые браки, прямой отказ от воспитания детей. Но этот процесс "разложения" по Марксу длится уже больше столетия и конца-края ему не видно. Кстати, те кто внимательно изучал работы Маркса не могут не обратить внимания на два его характерных журналистских стереотипа. По отношению к деньгам у него преобладает глагол: "бросать", а по отношению ко всему остальному - глагол: "разлагаться". У Маркса разлагаются первобытная община, семья, буржуазное общество и т.д.. Куда исчезнет "разложение" при коммунизме им не уточняется, ибо там уже... некому будет разлагаться.

Как видим, процесс создания трудоголика, равно как и процесс вывода ребёнка из его естественного беззаботного состояния может произойти только в виде акта внешнего по отношению к нему насилия: в виде насильственного его зомбирования и последующего его трудового воспитания. Насильственное т.н. "бесплатное" обучение ребёнка, а, точнее, его зомбирование, - необходимо обеспечено государством, и следующий этап трудностей не представит. А для этой цели нужно не аморфное общество с его свободным трудом, а сильная государственная структура, типа государства инков, способная каждому найти "труд по душе" во имя... Таким образом, коммунизм, как общество всеобщего труда если и возможен, то не без своего противовеса в лице чисто паразитических или воровских структур для насилия, под названием государство, и с обязательным государственным воспитанием подрастающего поколения, например, в направлении абстракта трудоголизма.

В-десятых. В качестве домашнего задания пусть читатель ответит на вопрос: будут ли при коммунизме, когда: "богатства льются полным потоком", вообще... рождаться дети? В современном нам "демократическом" обществе наблюдается та тенденция, что с ростом уровня жизни рождаемость падает, и растёт доля не репродуктивного населения. Причина проста, но выходит за рамки этой работы. Хотя основоположники утверждали, что Маркс "открыл" закон рождаемости, смысл которого в том, что величина массы пролетариата определяется потребностями промышленного производства или воспроизводством капитала, но по поводу законов рождаемости для капиталистов у него ничего нет. Почему при наличии современного массового производства и при небывалой капитализации жизни в развитых странах рабочих не хватает, теория Маркса нам тоже не сообщает, скорее, это очередная "особенность" современного нам капитализма, о котором Маркс не имел понятия. По его "теории" рождаемости, разработанной в противовес Мальтусу, капитализм обеспечивает производство пролетариата в достаточном количестве и даже с необходимым переизбытком (т.н. "резервная армия" неизвестно на какие средства существующего пролетариата) для рынка труда (безработица). Хотя и здесь Маркс ухитрился раздвоится. C одной стороны в его теории зверская эксплуатация повышает детскую смертность, но способствует размножению пролетариев, а рост зарплаты рабочих улучшает их жизнь и увеличивает деторождение. Короче, рабочие плодятся всегда и при любых условиях. Эта теория почему-то, ну, никак не вписывается в современную нам капиталистическую экономику, где с развитием капитализма своего пролетариата не хватает, и пахать приходится эмигрантам из слаборазвитых (в плане капитализма) стран. Что произойдёт с рождаемостью, да и с человечеством в целом, когда уровень жизни "сверху" ничем (никаким капитализмом и его эксплуатацией) ограничиваться не будет, когда богатства "сами польются", и у человека исчезнут естественные проблемы добычи, типа: "в поте лица твоего... (3:19 Бытие)"? Мой ответ. Человечество просто вымрет.

И такой же ответ дан Марксом, и по его теории всё человечество перейдёт: "по ту сторону царства необходимости". А в этом мире, как известно, по тем же любимым Марксом но не ведомым ему законам настоящей диалектики, есть (и по законам диалектики должно быть) только 2 противостоящих царства: земное царствие юдоли и скорби: "в скорби и в царствии (1:9 Откровение)", и царствие небесное - царствие вечного коммунизма Маркса, простите, оговорился, конечно же царство блаженства Христа: "полнота радостей... блаженство... вовек (16:11 Псалтирь)", (без забот и хлопот о хлебе насущном). Третьего, по диалектике, нам не дано, и быть в природе не должно. Поэтому предсказать, что нас ждёт, и в какое именно царствие мы попадём, когда наконец-то вырвемся на свободу от забот о хлебе насущном, когда наконец-то все перейдём: "по ту сторону царства необходимости", когда у всех всё само-собой будет и отпадёт... необходимость во всём, даже в движении, - для этого большого ума не требуется. По законам философии марксизма: материи без движения не существует. Уничтожив материю, мы уничтожим и движение, но верно и обратное: уничтожив движение, или причины существования оного мы уничтожим и его носителя, материю. Вот слова Лэнга по этому вопросу: "если бы все жили в благоприятных условиях, то мир скоро обезлюдел бы". Повторю ещё раз, поскольку это важно для понимания "методики марксизма". Наш Маркс и тут не остался в стороне, дав два прямо противоположных мнения (а читатель к подобной марксистской "диалектике" наличия противоположностей в теориях д-ра Маркса постепенно привык). C одной стороны у д-ра Маркса: "Период процветания благоприятствовал бы бракам среди рабочих и уменьшил бы смертность их детей", - это значит, процветание способствует размножению рабочих, с другой: "уменьшение переменного капитала [зарплаты]... дает стимул росту рабочего населения", или то же, но другими словами: "в капиталистическом производстве нищета порождает население", - увы, мы видим, что размножению рабочего населения способствует только нищета. Короче говоря, народ плодится в любых условиях, согласно не противоречивой "диалектике" и заявлениям горе-теоретиков, а прямой Божьей воле, как: "плодитесь и размножайтесь, и распространяйтесь по земле, и умножайтесь на ней (9:7 Бытие)", или с уточнением для тех жирных "капиталистов", которые размножаться не желают: "размножайтесь там, а не умаляйтесь (29:6 Иеремия)". Такова диалектика Маркса...

А если хитрый читатель скажет, что при коммунизме детишек начнут выращивать в пробирках, то пусть он ответит на следующие вопросы: кто начнёт выращивать, нафига это ему будет надо, и что он с инкубаторными детьми будет делать, если и своих иметь не хочет? А если читатель скажет, что этим будет заниматься родное ему государство, то пусть он сравнит эффективность государственного сектора экономики с частным сектором. Пусть оценит и не только с этой позиции качество естественных и "пробирочных" деток, и пусть всё же постарается как-то совместить всё это с положением марксизма о том, что государство при коммунизме с необходимостью отомрёт, но: "через его усиление - (И.В.Сталин)".

7.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Проблемы "научного коммунизма":

  1. Показатели затрат научных организаций
  2. Постпозитивизм: концепция научных революций Т. Куна.
  3. 1. ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НАУЧНЫМИ ПРОЕКТАМИ В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ
  4. ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ НАУЧНЫМИ ПРОЕКТАМИ В ВЫСШИХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ
  5. 1 ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА
  6. § 2. Экологическая проблема. Ее научные, социально-философские и этико-гуманистические аспекты и глобальный характер
  7. I. Научные книги и брошюры, статьи, тезисы и рецензии
  8. § 3. Лингвистическая деятельность Н.Я. Марра в контексте развития научного знания в 20-е—30-е гг. XX века
  9. Источники научных фальсификаций (для маститых "учёных")
  10. Проблемы "научного коммунизма"
  11. /. Собственность как предмет научного познания