<<
>>

2.4. Оценка прокурором отдельных видов доказательств как форма участия в доказывании

Как уже отмечалось, оценку прокурором доказательств при изучении материалов уголовного дела с полным основанием можно считать самостоятельной формой участия прокурора в доказывании. Причем если участие прокурора в следственных действиях имеет место только по ограниченному кругу дел и далеко не по каждому делу прокурором даются указания о расследовании преступления, то оценка прокурором доказательств осуществляется по каждому уголовному делу при поступлении его к прокурору с обвинительным заключением.

При этом на первый план, безусловно, выступает логический аспект доказывания.

Однако оценке прокурором обоснованности итогового процессуального акта, то есть достаточности совокупности доказательств, посвящена заключительная глава работы. Здесь же попытаемся рассмотреть особенности оценки прокурором отдельных видов доказательств, которая часто проводится еще в процессе расследования.

Оценка каждого из имеющихся в деле доказательств осуществляется прокурором при изучении протоколов следственных действий. С этой точки зрения внимание прокурора должно быть сосредоточено не только на правильности составления протоколов, на соблюдении всех требований, предусмотренных УПК РФ, но и на самом содержании протокола.

При изучении протоколов допроса свидетелей, потерпевших прокурор должен обращать внимание на разъяснение допрашиваемым их прав, на недопустимость формального ознакомления этих лиц с процессуальными правами, на обеспечение следователем возможности реализации прав граждан. Нарушение данного требования закона может привести к утрате доказательственной силы их показаний, к возвращению дела на доследование. Особо следует сказать о ст.51 Конституции РФ. Данная статья, существенно изменившая регулирование уголовно-процессуальных отношений, устанавливает принцип свидетельского иммунитета: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Теперь следователь в каждом случае перед допросом свидетеля должен разъяснить ему указанную норму Конституции, о чем непременно делается соответствующая пометка в протоколе допроса, что удостоверяется подписью допрашиваемого. Право отказаться от дачи показаний, уличающих их самих или близких родственников, должно быть разъяснено и потерпевшему177.

О качестве надзора прокурора за выполнением данного требования говорит тот факт, что из 5 выявленных случаев допроса свидетелей без разъяснения ст.51 Конституции РФ только в одном случае прокурор указал следователю на нарушение закона.

Прокурор должен тщательно оценивать содержание протокола: верно ли был определен предмет допроса, все ли обстоятельства были выяснены. Необходимо сопоставлять информацию, содержащуюся в протоколах допроса свидетелей, на предмет ее непротиворечивости (изучение дел показывает, что как раз это прокуроры делают не всегда).

Внимательного изучения требуют протоколы очных ставок. Исследование показало, что в ряде случаев очная ставка проводилась с такими недостатками, которые превращали это следственное действие в формальный акт (5,8% дел со следственными ошибками). Следователь лишь фиксировал противоречия и не применял соответствующих тактических приемов для их преодоления, исследования причин. При выявлении случаев формального подхода необходимы указания о повторном и качественном производстве данного следственного действия.

Думается, прокурор должен принять меры к выяснению причин некачественного проведения очных ставок: явились ли такими причинами формальный пассивный подход или неумение следователя должным образом провести очную ставку, незнание тактических приемов, которые могут быть использованы. В последнем случае необходимо решить вопрос о целесообразности участия прокурора в проведении данного действия с целью оказания помощи следователю, наглядного демонстрирования возможных приемов либо обсудить со следователем порядок производства данного действия.

Внимания со стороны прокурора требует также предъявление для опознания. В ряде случаев при производстве данного следственного действия встречаются серьезные нарушения. Основное упущение состоит в том, что предъявление для опознания, несмотря на очевидную его необходимость, следователями по нескольким делам не проводились. Так, парадоксальный случай представляет собой уголовное дело по обвинению гр-на Ш. в совершения грабежа, разбоя и хулиганства в отношении гр-на Х. Следователь не предъявил для опознания потерпевшему предполагаемого соучастника преступления178.

Тот факт, что прокурором не принимались меры к восполнению данных пробелов, говорит о недостаточном внимании прокурора к доказыванию по указанным делам.

Не указывается прокурорами также на отступление от установленного порядка производства этого следственного действия, игнорирование тактических рекомендаций, недостатки в фиксации результатов.

Изучение дел показало, что не всегда в ходе предварительного допроса опознающего лица выясняются приметы, особенности, признаки и свойства объекта (лица или предмета), который предстоит опознать, а также условия его восприятия. Часто в протоколе не фиксируются признаки объекта, по которым он был опознан. А ведь указанные правила производства опознания являются гарантией объективности проверки обвинения, нарушение их делает весьма затруднительным проверку достоверности опознания. Устранение недостатков путем повторного производства данного действия невозможно.

В случае установления нарушений, при которых проверить достоверность опознания будет невозможно, прокурор должен указать следователю на необходимость восполнить пробел в доказательственном материале иными способами, потребовать в случае необходимости проведения следственного эксперимента.

Серьезные замечания вызывает содержание протоколов осмотра места происшествия: отсутствует необходимая информация об обстановке места происшествия, не фиксируются детали (пятна, отпечатки, какие-либо мелкие признаки), не описываются должным образом обнаруженные следы и предметы, некачественно (и не всегда) составляются схемы. Нередко фотоснимки и фототаблицы малоинформативны, низкого качества.

Следует особо подчеркнуть необходимость тщательной оценки прокурором протоколов осмотра предметов, обыска, выемки и освидетельствования, тем более принимая во внимание незначительную степень участия прокуроров (это прежде всего относится к районному звену) в данных следственных действиях. Между тем, изучение дел показывает, что при проведении указанных следственных действий следователями также допускались ошибки, снижающие качество расследования.

Применительно к производству освидетельствования основное упущение состояло в том, что в ряде случаев указанное следственное действие не проводилось, хотя объективно необходимость в его производстве была. Имело место и грубое нарушение процессуального порядка производства освидетельствования.

Так, по уголовному делу В., обвиняемого в причинении тяжких телесных повреждений Ж., следователем проводился осмотр места происшествия с участием потерпевшего и обвиняемого.

В ходе проведения следственного действия был осмотрен потерпевший и было установлено, что на боковой поверхности туловища Ж. имеется рубец со следами хирургических швов (причем этот момент осмотра фотографировался). В обвинительном заключении протокол осмотра указывался как доказательство обнаружения рубца у Ж. Таким образом, следователь фактически произвел освидетельствование лица для выяснения, имеются ли на теле потерпевшего следы преступления. Однако в нарушении требований ст.181 УПК РСФСР следователь не вынес постановления о производстве освидетельствования. Жучкову не были до начала этого действия разъяснены условия его производства. Не были соблюдены правила производства освидетельствования, сопровождаемого обнажением освидетельствуемого лица. Прокурор не отреагировал на допущенные нарушения, что, очевидно, объяснялось недостаточно внимательным изучением протоколов следственных действий.

Показательно, что в приговоре суд не ссылался на протокол данного осмотра как на доказательство179.

Не всегда выявляются прокурорами и указываются следователям недостатки, допущенные следователями при производстве обысков и выемок, несмотря на то, что обыск является одним из тех следственных действий, которое способствует раскрытию преступления и получению доказательств виновности определенных лиц в совершении преступления. По ряду дел обыск часто служит важнейшим, а иногда и единственным средством получения доказательств совершенного или подготовляемого преступления. Во многих случаях результаты успешно произведенного обыска определяют успех всего расследования по делу.

Наиболее распространенными ошибками, связанными с производством обыска и выемки, являются несвоевременность и ненадлежащее их проведение (3,4% дел со следственными ошибками) либо ненадлежащее оформление их результатов (3% дел со следственными ошибками). Прокурор обязан обеспечить соблюдение всех предписаний уголовно-процессуального закона при производстве обыска и выемки.

Изучение дел показывает, что обыск часто оказывается безрезультатным. Причинами этого чаще всего являются несвоевременность и неквалифицированное проведение обыска. Однако в ряде случаев тот факт, что в ходе обыска ничего не было найдено, объяснялся тем, что обыск проводился без достаточных для этого оснований. Такую практику следует признать недопустимой. Обыск должен производиться лишь в действительно необходимых случаях, в связи с реально обоснованными предположениями о том, что у определенного лица или в определенном месте находятся предметы, интересующие следствие (как установлено ст.182 УПК РФ). При проведении обыска совершается вторжение должностных лиц в личную жизнь обвиняемого, а также других лиц, в помещении которых могут находиться предметы, служащие изобличению преступника, или сам преступник. Как отметил М.К.Якубов, производство обыска в известной мере компрометирует лиц, в помещении которых он производится, связан с разглашением некоторых частностей личной жизни180.

В случаях, когда обыск намечается и подготавливается заранее и, следовательно, отсутствует неотложность его производства, постановление органа расследования о производстве обыска обязательно должно быть предварительно рассмотрено и согласовано с прокурором (ч.1 ст.165 УПК РФ).

Производство обыска и выемки должно быть оформлено мотивированным постановлением следователя. Невынесение соответствующего постановления и подмена выемки так называемым изъятием — наиболее характерная ошибка, допускаемая следователем при производстве выемки.

О производстве обыска и выемки должен быть составлен протокол. Прокурор обязан проверить соблюдение процессуального порядка проведения обыска, изъятия в ходе обыска предметов и документов, имеющих значение для дела, а также соблюдение прав участников следственного действия. Прокурор проверяет, составлен ли протокол обыска, выемки и опись надлежащим образом, в соответствии с требованиями ст. 182, 183 УПК РФ, как оформлено приобщение к делу вещественных доказательств. Следует особо обращать внимание на отражение индивидуальных признаков изъятых предметов: часто в самом протоколе обыска и выемки такие признаки отражены слабо, они фиксируются лишь в протоколе осмотра предметов. Подобные недостатки снижают доказательственную ценность протоколов этих следственных действий181.

Важное значение имеет систематическое ознакомление прокурора с ходом следствия и для решения вопроса о необходимости назначения экспертизы.

Особо следует подчеркнуть необходимость ознакомления прокурора с копиями постановлений о назначении экспертиз (с материалами для экспертного исследования прокурору целесообразно знакомиться по делам о тяжких преступлениях, взятых на контроль). Изучение копии такого постановления дает прокурору возможность проверить законность и обоснованность назначения экспертизы, соблюдение процессуальных норм и, главным образом, оценить те вопросы, которые предлагаются на разрешение эксперта. Изучение практики показало, что по 11% дел с ошибками следователями при назначении экспертизы ставились не все необходимые по обстоятельствам дела вопросы. Действующий закон не устанавливает обязанности следователя извещать прокурора о назначении экспертизы. Практика же требует извещения следователями прокурора о назначении экспертизы (на практике такое извещение имеет место применительно к следователям прокуратуры). Целесообразно, чтобы копии постановлений о назначении экспертиз поступали прокурору. Это давало бы возможность исправить ошибки следователей, если они были допущены. На наш взгляд, соответствующее правило следует закрепить в законе.

В.М.Орлов обосновывал преимущества такой формы прокурорского надзора за назначением экспертизы, как направление материалов на экспертизу через следственный отдел прокуратуры области. По его мнению, это дало бы возможность прокурору-криминалисту оказать помощь следователю в применении научных методов при расследовании182.

Оценивая целесообразность применения такой формы надзора, отметим, что при направлении материалов для экспертного исследования через следственный отдел прокуратуры области неизбежно произойдет удлинение сроков проведения экспертизы. Несомненно, это полностью компенсируется предотвращением ошибок, особенно при назначении наиболее сложных и редко встречающихся экспертиз, но вряд ли необходимо во всех случаях (особенно не представляющих особой сложности).

Особо стоит вопрос и об оценке заключения эксперта как одного из видов доказательств.

Заключение эксперта играет важную роль при планировании следствия по делу, установлении существенных для дела обстоятельств. В связи с этим прокурор должен выяснить, насколько правильно следователь использовал заключение эксперта при расследовании. Тот факт, что данное доказательство, как и всякое другое, следователь оценивает по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном рассмотрении обстоятельств дела в их совокупности, не освобождает прокурора от обязанности проверить правильность такой оценки и при необходимости оказать следователю помощь или принять меры правового характера по исправлению нарушений закона.

«Достоверность большинства заключений, данных экспертами в категорической форме, является не абсолютной (формальной), а относительной (практической)»183, то есть заключение эксперта, как и любое другое доказательство, оценивается в совокупности с другими доказательствами по делу. Следователь, прокурор могут признать экспертизу неполной или недостаточно ясной и назначить дополнительную экспертизу. Заключение эксперта может быть признано необоснованным или противоречащим материалам дела, что может повлечь назначение повторной экспертизы. Во всех случаях для назначения дополнительной или повторной экспертизы должно быть вынесено мотивированное постановление.

Проверяя правильность оценки следователем заключения эксперта, прокурор выясняет: соблюден ли процессуальный порядок проведения экспертизы; является ли заключение полным, обоснованным и достоверным; насколько верно следователь оценил доказательственное значение заключения, какие сделал из него выводы. Особый надзор должен осуществлять прокурор за всеми случаями несогласия следователя с заключением эксперта, так как речь идет о несогласии с выводами лица, обладающего специальными познаниями в данной области.

Прокурор должен следить, чтобы вынесению постановления о назначении повторной или дополнительной экспертизы предшествовал допрос эксперта для получения разъяснений или дополнений к данному заключению. В случаях, вызывающих особую сложность, прокурору целесообразно лично допросить эксперта.

В целях исключения случаев необоснованного назначения повторных экспертиз, а также для разрешения сложных вопросов, возникающих при производстве таких экспертиз, необходимо, чтобы следователь ставил прокурора в известность о каждом случае назначения повторной и дополнительной экспертизы.

Исследование практики показало, что часто ошибкой следователей является переоценка заключения эксперта, неустранение противоречий между заключением эксперта и другими имеющимися в деле доказательствами (7% дел с ошибками). При явной необходимости проведения повторной (по 4 делам), дополнительной (по 3 делам), комплексной экспертиз эти экспертизы следователем не назначались. При этом прокурором далеко не всегда принимались меры по исправлению этих ошибок.

Установленные экспертизой факты используются следователем для обоснования выводов по делу.

Чрезвычайно сложен вопрос об оценке заключения эксперта, когда в уголовном деле имеется несколько заключений экспертиз одного вида. Подобная проблема чаще всего возникает по делам о нарушениях правил дорожного движения при оценке заключения автотехнических экспертиз.

Так, по уголовному делу по обвинению гр-на П. для выяснения вопроса, располагал ли водитель технической возможностью избежать наезда на пешеходов, назначались автотехническая экспертиза, повторная, дополнительная автотехнические экспертизы. Заключение последней было положено следователем в основу обвинения. Возвращая дело для производства дополнительного расследования, прокурор указал, что следователь необоснованно не принял во внимание заключения двух предшествующих экспертиз о том, что возможности избежать наезда П. не имел; не поставил перед экспертом при назначении последней экспертизы вопрос о правильности выводов двух первоначальных экспертиз; не назначил повторную экспертизу с участием нескольких экспертов. Судом также назначалась дополнительная, комиссионная автотехническая экспертиза. На основе оценки последнего заключения, заключений предшествующих экспертиз и совокупности других доказательств суд вынес оправдательный приговор184.

Таким образом, прокурор должен тщательно проверять, как оценивается заключение эксперта следователем в постановлении о прекращении дела, обвинительном заключении. Активный, действенный и своевременный прокурорский надзор способен обеспечить максимально возможное использование следователем заключения эксперта как одного из средств доказывания.

При ознакомлении с протоколами следственных действий прокурор может установить, что доказательство было получено с нарушением закона, что позволит прокурору указать на недопустимость использования такого доказательства.

Уместно обратиться к уже упоминавшемуся уголовному делу о дорожно-транспортном происшествии, когда в целях определения времени движения пешеходов был произведен следственный эксперимент. Причем, время проведения эксперимента совершенно не соответствовало времени самого происшествия, следственное действие проводилось без участия водителя, было допущено грубое нарушение требований УПК: в качестве понятых при производстве эксперимента следователь использовал статистов. Серьезные замечания вызвал протокол следственного действия: имели место существенные неоговоренные исправления времени, за которое статисты пробегали проезжую часть. Прокурор правильно указал на невозможность использования в качестве доказательств протокола данного следственного эксперимента и заключения эксперта, сделанного на основе полученных в ходе эксперимента данных, и потребовал провести следственный эксперимент в условиях, приближенных к условиям происшествия, с участием водителя185.

Эффективность надзора прокурора за производством следственного эксперимента определяется тем, насколько полно использует прокурор предоставленные ему правовые средства. Сложность следственного действия требует особо тщательного изучения протокола следственного эксперимента. При выявлении прокурором нарушений, допущенных при проведении эксперимента, или при возникновении сомнений в полученных результатах прокурор должен дать следователю соответствующие указания о повторном производстве следственного эксперимента (при этом прокурор должен указать, в чем состоят недостатки, каким образом они должны быть устранены).

Недостатки, отмеченные при проведении следственного эксперимента, объясняются непониманием следователями сложной структуры этого действия, сопряженного с получением нескольких потоков информации. На практике это оборачивается сведением сложного следственного действия к одной из его составляющих: неполно воссоздается обстановка, не дублируются опытные действия. Допущенные при производстве следственного эксперимента недостатки и нарушения могут лишить следственное действие доказательственного значения.

Немало сложных вопросов возникает применительно к оценке результатов проверки показаний на месте, которая широко применяется в следственной практике.

В теории сложилось различное отношение к данному действию. Так, М.С.Строгович, А.М.Ларин высказали категоричное суждение об устранении из практики данного действия, представляющего собой «конгломерат повторного допроса, осмотра, следственного эксперимента и предъявления для опознания неподвижного объекта»186, преследующего «единственную цель «закрепить» показания признавшегося обвиняемого»187.

Многими авторами признается важность и необходимость такого процессуального действия, как проверка показаний на месте188.

Прежде всего, как показывает изучение практики, в большинстве случаев следователи и прокуроры неверно понимают цель проведения проверки показаний на месте. Надо признать справедливость замечания ряда авторов, что часто проверка показаний проводится с той целью, чтобы обвиняемый повторил свое признание в присутствии понятых, и это якобы будет объективным подтверждением его признания, так как, с одной стороны, не позволяет обвиняемому впоследствии отказаться от своих показаний (даже если обвиняемый и откажется от ранее данных показаний, такой отказ будет выглядеть неубедительно на фоне его признания, сделанного при понятых). С другой стороны, допрос понятых, присутствующих при проведении проверки показаний на месте, используется для того, чтобы искусственно создать свидетелей. В ряде случаев подобное действие при отсутствии других объективных данных может привести к ошибочным выводам, к нарушениям закона. Такую практику, безусловно, следует признать недопустимой.

Однако это не означает, что проверка показаний на месте должна быть вообще устранена из практики. Важно правильно определить сущность этого действия. Проверка показаний на месте должна проводится для выявления совпадений либо различий между показаниями лица и признаками местности189.

Сначала лицо, чьи показания необходимо проверить (обвиняемый, подозреваемый, потерпевший, свидетель), должно быть допрошено во всех подробностях об обстоятельствах происшедшего. Затем допрошенное лицо, пользуясь свободой выбора пути движения, указывает место, где происходило проверяемое событие, отмечает отдельные детали обстановки, показывает, как происходило событие. При этом лицо, чьи показания проверяются, демонстрирует определенные действия, показывает, какую роль в исследуемом событии играли те или иные предметы, обращает внимание на изменения в обстановке места события, конкретизируя ранее данные показания. Следователь сопоставляет показания лица с наблюдаемой обстановкой, с местом события, устанавливая при этом определенные фактические данные. Эти данные позволяют объективно подтвердить или опровергнуть объяснения лица, показания которого проверяются, убедиться, насколько они достоверны, или установить их несоответствие действительности. Вопросы лицу, чьи показания проверяются, могут быть заданы только после свободного рассказа и демонстрации действий на месте. Недопустима постановка наводящих вопросов либо иное вмешательство в действия лица. О производстве данного действия составляется протокол, в котором должен быть отражен в подробностях весь ход проверки показаний190.

При соблюдении указанных требований проверка показаний на месте может служить эффективным приемом проверки доказательств. Особенно это относится к показаниям обвиняемого. Правильно проведенная проверка показаний обвиняемого может дать дополнительное доказательство вины обвиняемого, а в ряде случаев позволяет поставить вопрос о непричастности лица к совершению преступления. В случае признания обвиняемого в совершении преступления (особенно если эти показания не подтверждаются другими доказательствами) нельзя исключать возможность самооговора. Это может быть выяснено путем проверки показаний обвиняемого на месте.

В качестве примера приведем следующее уголовное дело: гр-н Д. обвинялся в совершении кражи имущества гр-ки Е. В ходе расследования Д. признался в совершении преступления, в ходе проверки показаний на месте указал квартиру, откуда он похитил имущество, назвал похищенные вещи. Следователь не дал оценку тому факту, что Д. перечислил далеко не все похищенные из квартиры вещи, не всегда правильно показывал места, где находились похищенные предметы. Не обратил на это внимание и прокурор, направивший дело в суд. В суде Д. заявил, что он оговорил себя, а в совершении кражи признался Ефимов, допрошенный по делу в качестве свидетеля. В ходе проверки показаний Ефимов точно указал месторасположение похищенных предметов, назвал в числе похищенных те вещи, о которых потерпевшая раньше не вспомнила. Д. был оправдан за недоказанностью его участия в совершении кражи191.

Многочисленные сложности и недостатки, возникающие при проведении проверки показаний, делают это действие особым объектом прокурорского надзора. Прокурор должен следить за обоснованностью проведения этого действия, внимательно подходить к изучению протокола, оценивая правильность проведения проверки показаний и надлежащую фиксацию ее результатов.

На необходимость такого надзора указывает характер допускаемых ошибок: поверхностно производится предварительный допрос лица, чьи показания проверяются (не детализируются показания, не выясняются какие-либо особенности обстановки); лицу не предоставляется достаточной самостоятельности в выборе маршрута движения; на месте в ходе самой проверки не детализируются показания лица, не фиксируются его действия, не сопоставляются с окружающей обстановкой.

Допускаются недостатки при фиксации результатов: протокол часто не отражает, насколько уверено лицо ориентировалось на месте. Нередко применяется фотографирование, но часто фотографии малоинформативны; наиболее характерны следующие фотоснимки: обвиняемый (подозреваемый) указывает рукой на какой-либо объект. Как правильно заметил М.С.Стро-гович, из обозрения такой фотографии никакого вывода сделать нельзя192 (особенно если действия и объяснения лица не отражены в протоколе достаточно подробно). Нарушения и ошибки, допускаемые при проведении проверки показаний на месте, приводят к тому, что судами практически не принимается во внимание результат этого действия (к этому выводу приводит анализ приговоров судов).

Изучение следственной практики показывает, что прокуроры не принимают участия в производстве данного действия, не дают указаний об использовании данного приема проверки показаний. Тот факт, что прокурорами не указывается на недостатки при производстве данного действия, позволяет говорить о поверхностном ознакомлении прокуроров с протоколами этих действий, о недостаточном анализе качества проведения проверки показаний. А ведь во всех случаях проведения проверки показаний на месте следователи используют ее результаты как доказательство, причем практически всегда это доказательство вины обвиняемого. Прокурор должен с большей ответственностью подходить к оценке таких доказательств, в полной мере использовать право давать следователю указания об устранении недостатков, о проведении и других следственных действий в целях проверки показаний обвиняемого, о допустимости использования результатов проверки показаний на месте для обоснования выводов по делу.

Вышесказанное убеждает, что оценка прокурором доказательств позволяет ему прийти к определенным выводам о том, насколько всесторонне, полно и объективно исследованы обстоятельства дела. К тому же именно на основе оценки имеющихся в деле доказательств прокурор может прийти к выводу о необходимости использовать и другие формы участия в доказывании, включая непосредственное участие в расследовании. И конечно, конкретные указания о собирании и проверке доказательств прокурор может дать только на основе глубокой оценки доказательственного материала. Представляется, что использование прокурором данной формы участия в доказывании должно иметь место не только на завершающем этапе, но и в ходе расследования.

Подводя итог анализа различных форм участия прокурора в доказывании, можно сделать следующие выводы:

Исходя из определения процессуальной формы как особого способа осуществления процессуальной деятельности, можно выделить несколько форм участия прокурора в доказывании, понимая под ними особые способы осуществления им процессуальной деятельности, различающиеся непосредственным (чувственно-практическим) или опосредованным (рационально-заключительным) характером познания. Каждая из этих форм имеет различные проявления, определяемые различными полномочиями прокурора.

Анализ следственных ошибок показывает, что и в настоящее время, много лет спустя после широкомасштабного исследования этой проблемы Научно-исследовательским институтом Прокуратуры СССР, сопровождавшегося рекомендациями по их предотвращению, положение к лучшему не изменилось и следователи по-прежнему допускают серьезные нарушения, состоящие в ненадлежащем проведении следственных действий. Отсюда все большее значение приобретают активные формы участия прокуроров в доказывании, как это предусмотрено Приказом Генерального прокурора РФ №31 от 18 июня 1997 г. : и №39 от 5 июля 2002 г. личное участие прокуроров в следственных действиях, дача конкретных указаний о проверке возникающих версий, о проведении необходимых в сложившейся ситуации следственных действий.

3. В то же время весьма существенную роль в повышении эффективности расследования играет оценка прокурором отдельных видов доказательств, которая должна быть нацелена на определение обоснованности проведения следственного действия, соответствия его содержания познавательной цели следственного действия, соблюдение надлежащей процедуры проведения, выявление и устранение противоречий между доказательствами.

<< | >>
Источник: Цапаева Т.Ю.. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии. Самара: Изд-во «Самарский университет»,2004. 140 с.. 2004

Еще по теме 2.4. Оценка прокурором отдельных видов доказательств как форма участия в доказывании:

  1. 2.1. Понятие и система форм участия прокурора в доказывании
  2. 2.2. Непосредственные формы участия прокурора в собирании и проверке доказательств
  3. 2.3. Указания прокурора о расследовании уголовного дела как форма участия прокурора в доказывании
  4. 2.4. Оценка прокурором отдельных видов доказательств как форма участия в доказывании
  5. ГЛАВА 3. РАССМОТРЕНИЕ И УТВЕРЖДЕНИЕ ПРОКУРОРОМ ОБВИНИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ КАК ФОРМА УЧАСТИЯ В ДОКАЗЫВАНИИ
  6. ОГЛАВЛЕНИЕ
  7. 5.4. Этические основы использования отдельных видов доказательств.
  8. N 3. Установление отдельных видов обстоятельств
  9. 84. ЛИЦЕНЗИРОВАНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО РОССИЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ
  10. Тема 4. Политическое поведение как форма участия в осуществлении власти
  11. Виды доказательства
  12. Судебная процедура как форма юридического познания в процессе судебного правоприменения
  13. Искусство как форма общественного сознания
  14. 2.5. Процессуальные постановления о разводе. 0бщие процессуальные постановления. Отдельные виды бракоразводного процесса.
  15. ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ ИНВЕСТИРОВАНИЯ
  16. ОЦЕНКА РИСКОВ ОТДЕЛЬНЫХ ФИНАНСОВЫХ ИНСТРУМЕНТОВ ИНВЕСТИРОВАНИЯ
  17. ОЦЕНКА СТОИМОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ СОБСТВЕННОГО КАПИТАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ
  18. ОЦЕНКА СТОИМОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ ЗАЕМНОГО КАПИТАЛА
  19. Виды доказательства
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -