<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Стремительные перемены в госу­дарственно-политическом и общественном устройстве нашей страны послу­жили основанием для трансформации отечественной уголовно-правовой и уголовно-исполнительной политики. Процесс развития уголовного и уголов­но-исполнительного законодательства, к сожалению, не в полной мере отве­чает достижению поставленных перед ними целей, потребностям правопри­менительной деятельности. Доказательством тому являются бесконечные из­менения и дополнения Уголовного кодекса, которые получают крайне нега­тивную оценку как со стороны теоретиков, так и практиков.

Внутренняя несогласованность и бессистемность уголовного закона в целом отражается и на отдельных его институтах. Существенно обновленный за последние несколько лет институт множественности преступлений не привел к созданию действенной и эффективной его нормативной основы. В действующем законодательстве множественность преступлений представля­ет собой несистематизированный набор норм, слабо отражающих истинные потребности теории и практики в борьбе с преступностью лиц, совершивших несколько деяний, а также при наличии признаков опасного и особо опасного рецидива. У российского законодателя отсутствует определенная научно­обоснованная позиция относительно уголовной ответственности за множе­ственную преступную деятельность. Теория уголовного права не может предложить устоявшееся, юридически полное, практически приемлемое определение множественности преступлений. Ни теория уголовного права, ни уголовный закон не имеют четкого и ясного представления о формах и видах множественности преступлений. Существуют ситуации, когда факти­чески повторное преступное поведение наличествует, в то время как юриди­чески его нет. Пробелами уголовного законодательства следует признать от­сутствие правил квалификации систематического занятия преступной дея­тельностью, совершения лицом нового преступления в период после осужде­

ния за предыдущее преступление, но до вступления обвинительного приго­вора в силу, либо при совершении повторного преступления при наличии су­димости, но при отсутствии признаков рецидива и др. Нет единства мнений о правилах квалификации и отграничения единичных сложных длящихся, про­должаемых, составных преступлений от множественности преступлений. Многие вопросы применения норм о множественности преступлений разре­шаются по прямому указанию высших судебных инстанций, что негативно сказывается на единообразии понимания тех или иных категорий в доктрине уголовного права.

Оставаясь одной из наиболее существенных и в то же время нерешен­ных проблем, множественность преступлений в уголовном праве рассматри­вается предельно узко: как объективный фактор, определяемый формальны­ми критериями, представляющими количество и вид совершенных преступ­лений, в то время как свойства личности виновного отходят на второй план. Положения уголовного и уголовно-исполнительного законодательства не в полной мере отражают необходимость учета особой категории лиц, совер­шающих множественные преступления, поскольку множественность - это не только несколько преступлений, но это еще и характеристика виновного.

Особенности личности, проявляющиеся в зависимости от формы мно­жественности преступлений, имеют сквозное значение, поскольку их необ­ходимо учитывать при квалификации совершения нескольких общественно опасных деяний, при выборе вида и размера наказания или применения иной меры уголовно-правового характера, при освобождении от уголовной ответ­ственности или наказания, при организации воспитательного процесса во время исполнения (отбывания) наказания за множественность преступлений, для достижения целей исправления осужденного и предупреждения совер­шения новых преступлений.

В условиях проведения реформы уголовно­исполнительной системы Российской Федерации как никогда ранее актуали­зируется задача разработки и совершенствования форм противодействия

множественности преступлений и наиболее опасной ее разновидности - ре­цидиву преступлений.

На данном этапе актуальными являются определение места пенитенци­арной системы России в правовом государстве, уточнение стратегии, прин­ципов, форм и методов исполнения уголовных наказаний и достижения его целей в отношении лиц, осужденных за множественность преступлений, по­иск эффективных мер воздействия на личность при исполнении наказания, разработка методологических основ создания системы социальной помощи в адаптации лиц, отбывших наказание.

Сказанным и обусловлена необходимость в рамках предлагаемого дис­сертационного исследования проведения углубленного анализа изменивше­гося уголовного, уголовно-исполнительного законодательства, выработки соответствующих научно обоснованных рекомендаций по совершенствова­нию практики применения и исполнения наказаний в отношении лиц, осуж­денных при наличии признаков множественности преступлений. Предлагае­мые различными авторами подходы к решению проблем множественности преступлений до сих пор не решили все возникающие в правоприменитель­ной практике вопросы.

С учетом указанных и других факторов, очевидно, что в современных условиях необходима согласованная научно обоснованная и теоретически апробированная концепция учения о множественности преступлений в усло­виях реформирования уголовного и уголовно-исполнительного права. При­веденные соображения позволяют говорить об актуальности темы диссерта­ционного исследования.

Степень научной разработанности темы исследования.

Проблемы множественности преступлений как самостоятельного инсти­тута уголовного права наиболее активно стали привлекать внимание ученых во второй половине XX века. Труды Н.Б. Алиева, М.И. Бажанова, Ю.И. Бытко, Р.Р. Галиакбарова, А.С. Горелика, И.М. Гальперина, П.С. Дагеля, Н.Д. Дурманова, А.Ф. Зелинского, Т.Э. Караева, Т.М. Кафарова, Ю.А. Красикова,

П.К. Кривошеина В.Н. Кудрявцева, Г.Г. Криволапова, В.П. Малкова, К.А. Панько, Г.Т. Ткешелиадзе, В.Д. Филимонова, Е.А. Фролова, Ю.Н. Юшкова,

A. М. Яковлева и других видных специалистов создали надежный научный фундамент решения многих вопросов множественности преступлений и су­щественно повлияли на становление и развитие данного института в уголов­ном праве. Несмотря на то, что многие из этих трудов нельзя отнести к но­вейшим работам, в них содержаться методологические положения, касающи­еся изучаемой проблемы. Вместе с тем в большинстве своем они были напи­саны в период действия утратившего сегодня правовую силу законодатель­ства, что обусловливает в ряде случае несоответствие приведенных в них до­водов современной уголовно-правовой и социально-политической ситуации.

УК РФ 1996 г. применительно к рассматриваемому институту уголовно­го права изменил понятийно-терминологический аппарат и обозначил новые правовые положения, чем вновь поставил ряд научных проблем, требующих специальных исследований. Разработкой как отдельных проблем множе­ственности преступлений, так и института в целом занимались И.Б. Агаев, Е.В. Благов, СП. Бузынова, Л.В. Иногамова-Хегай, А.П. Козлов, А.Г. Ки- бальник, Н.А. Коломытцев, Н.Ф. Кузнецова, А.В. Наумов, К.В. Ображиев,

B. И. Пинчук, В.В. Питецкий, Е.Ю. Пудовочкин, А.П. Рарог, М.Н. Станов- ский, М.В. Феоктистов, Т.Г. Черненко, Э.Г. Шкредова, В.Е. Южанин и др.

К следующей группе работ следует отнести труды ученых-юристов, внесших значительный вклад в развитие науки уголовно-исполнительного права: ЮМ.

Антонян, З.А. Астемиров, И.В. Арзамасцев, В.М. Анисимков, Н.А. Беляев, А.В. Бриллиантов, СИ. Дементьев, А.П. Зубков, СИ. Кузьмин, А.С. Михлин, М.П. Мелентьев, А.Е. Наташев, СВ. Познышев, П.Г. Понома­рев, В.П. Селиверстов, Н.А. Стручков, Ф.Р. Сундуров, ЮМ. Ткачевский, Б.С. Утевский, В.А. Уткин, Г.Ф. Хохряков, И.В. Шмаров и др. Научный и практи­ческий интерес представляют развиваемые указанными авторами положения о необходимости правового регулирования индивидуализации порядка отбы­вания уголовного наказания в отношении отдельных категорий осужденных,

их критический взгляд на ряд норм уголовно-исполнительного законодатель­ства, а также рекомендации по совершенствованию этих норм.

Существенные коррективы, внесенные на протяжении последних лет в институт множественности преступлений, свидетельствуют об активном по­иске оптимальной модели нормативной оценки данного правового института.

В современных диссертационных работах, например, Е.А. Борисенко, Е.Г. Васильевой, А.К. Дюсенбаевой, Е.Ю. Жинкиной, Н.В. Заярной, Т.А. Ка­лининой, Д.М. Молчанова, Р.Б. Петухова, В.И. Попова, В.В. Савина, С.Ш. Салихова, И.Н. Самылиной, Р.А. Санинского, А.И. Сорокина, С.Г. Спивак,

B. М. Урчукова, Е.Н. Швеца и др., отсутствует единый подход к понятию уголовно-правового института множественности преступлений, в связи с чем некоторые аспекты данной проблемы не рассматривались либо остаются спорными, требуют дополнительного изучения.

Отдельные вопросы, касающиеся особенностей назначения наказания, изучения личности преступника, распределения по видам исправительных учреждений, исполнения (отбывания) отдельных видов наказания, освобож­дения от уголовной ответственности и наказания, предупреждения соверше­ния новых преступлений в отношении осужденных при различных проявле­ниях множественности преступлений, исследовались в диссертациях Е.А. Антонян, М.М. Асланяна, С.Г. Барсуковой, СВ. Березикова, И.В. Борисенко, А.Н. Бурчихина, М.В. Гончаровой, В.В. Городнянской, М.Л. Грекова, СВ. Денисова, Н.В. Желокова, Н.Н. Крупской, Т.Ф. Минязевой, СВ. Михеевой,

C. А. Пичугина, А.И. Рясова, О.А. Садовниковой, В.В. Сверчкова, А.В. Симо­няна, Л.В. Чуприной и др.

Высоко оценивая результаты научных работ данных авторов, необходи­мо признать, что в науке уголовного права до настоящего времени не сфор­мулирована однозначно цель существования института множественности преступлений, отсутствует единство в формулировании термина «множе­ственность преступлений», имеются различные взгляды на понимание и оценку тех или иных проявлений множественной преступной деятельности,

не в полной мере решен вопрос о соотношении таких понятий, как форма и вид множественности, а также критериев их выделения.

Указанные обстоятельства позволяют отметить, что проблемы множе­ственности преступлений решены в недостаточной степени, а некоторые из них вообще не затронуты. Практически не изученными остались вопросы дифференциации уголовной ответственности за множественность преступле­ний в зависимости от общественной опасности личности виновного и ее вли­яния на применение средств исправления в процессе реализации уголовно­исполнительных правоотношений.

Несмотря на определенный интерес, проявляемый специалистами в об­ласти уголовного и уголовно-исполнительного права к отдельным аспектам множественности преступлений, комплексный подход к исследованию дан­ной проблемы до сих пор не осуществлен. Приведенные обстоятельства предопределили необходимость развития учения о множественности пре­ступлений и поиска новых подходов к решению проблем применения соот­ветствующего законодательства в уголовно-правовом и уголовно­исполнительном аспектах.

Цель и основные задачи диссертационного исследования. Цель со­стоит в переосмыслении и развитии учения о множественности преступлений в уголовном и уголовно-исполнительном праве. Кроме того, она заключает­ся в научном обосновании предложений по совершенствованию уголовного законодательства, направленного на нормативное закрепление определения множественности преступлений, ее форм и видов, правил квалификации при совершении лицом нескольких преступлений, назначения наказания, а также уголовно-исполнительного законодательства, регулирующего применение основных средств исправления с учетом особенностей личности осужденно­го, отбывающего наказание за множественность преступлений.

Достижение названной цели обусловило постановку и решение круга следующих основных задач:

- проследить закономерности развития учения о множественности пре­ступлений в теории уголовного права и особенности ее законодательной кон­струкции;

- осуществить комплексный теоретический анализ норм, образующих в своей совокупности институт множественности преступлений в действую­щем уголовном законодательстве;

- определить социальное предназначение уголовно-правовых норм, об­разующих институт множественности преступлений;

- выявить оптимальные критерии выделения форм множественности преступлений и деления их на виды;

- проанализировать спорные вопросы квалификации различных сочета­ний преступного поведения в деятельности одного лица;

- выработать правила назначения наказания при различных проявлениях множественности преступлений;

- предложить научно обоснованную модель института множественности преступлений в Уголовном кодексе;

- показать взаимосвязь субъективного критерия множественности пре­ступлений с процессом реализации целей наказания при его исполнении;

- определить эффективность исправительного воздействия в отношении осужденных за множественность преступлений;

- выявить противоречия и пробелы законодательного регулирования условий отбывания наказания в отношении осужденных за множественность преступлений;

- проанализировать особенности досрочного освобождения от наказания осужденных за множественность преступлений;

- выяснить особенности правового статуса осужденных за множествен­ность преступлений;

- показать взаимосвязь между отраслями уголовного и уголовно­исполнительного права, регулирующими противодействие множественной

преступной деятельности, в свете современных тенденций уголовной поли­тики России;

- внести научно обоснованные рекомендации по совершенствованию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства и практики их

применения.

Методологической основой диссертации выступили положения и принципы диалектической теории познания и требования системного подхо­да к проведению исследования. Инструментом в добывании фактического материала и необходимым условием достижения поставленной в работе цели послужили общие, общенаучные и частнонаучные методы познания и их использование. Общими являлись методы теоретического и эмпирического исследования (анализ, синтез, индукция, дедукция, моделирование, аналогия, анкетирование). Достижение задач диссертации осуществлялось с помощью общенаучных методов структурно-функционального анализа, контент- анализа, системного и исторического; широко применялись частнонаучные методы: статистический, сравнительно-правовой, грамматический, логико­формальный и системно-правовой.

Научная новизна диссертационной работы определяется целью ис­следования, избранным подходом к ее достижению и основными выводами, содержащимися в работе. В диссертации исследован комплекс теоретических и прикладных проблем учения о множественности преступлений в условиях современного российского уголовного и уголовно-исполнительного законо­дательства. Критерию научной новизны отвечает предложенная автором в рамках сформулированных концептуальных основ идея построения институ­та множественности преступлений в уголовном праве, которая в отличие от традиционных подходов совмещает в себе идею множественности преступ­лений как обстоятельства, характеризующего личность виновного, и идею множественности преступлений как объективного фактора.

Кроме того, в диссертации: 1) уточнено понятие множественности пре­ступлений, отличающееся от известных тем, что совершение нескольких

преступлений рассматривается не как формализованный признак, а ориенти­ровано по преимуществу на оценку личностных свойств преступника; 2) предложен такой критерий выделения форм множественности преступлений, который позволяет выстроить новую систему множественности преступле­ний с учетом объективных и субъективных факторов; 3) проведено исследо­вание различных проявлений множественности преступлений и вопросов их квалификации, что позволило сформулировать в порядке de lege ferenda ряд положений, касающихся вопросов дифференциации уголовной ответственно­сти; 4) выявлен положительный исторический опыт развития законодатель­ства и теоретических исследований по поводу рассматриваемой в настоящей работе темы, что послужило основой разработки идеи прямой зависимости объема наказания от количества преступных деяний и свойств личности ви­новного; 5) проведен дифференцированный анализ уголовно­исполнительного законодательства, регулирующего механизм исполнения (отбывания) наказания в отношении осужденных за множественность пре­ступлений, в связи с чем сделан вывод о недооценке данных о личности ви­новного при применении мер исправительного воздействия. На основе обобщения судебной практики предложены подходы по дальнейшему со­вершенствованию уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в части регламентации ответственности за множественность преступлений.

В теоретическом плане осуществлен значительный шаг в решении круп­ной и актуальной научной проблемы, достигнуто существенное приращение уголовно-правовых знаний методологического и теоретико-прикладного ха­рактера, относящихся к вопросам учения о множественности преступлений. Определяющим моментом в содержании и специфике новых знаний высту­пают формулирование модели института множественности преступлений в рамках отдельной главы Уголовного кодекса.

О научной новизне диссертационного исследования свидетельствуют следующие основные положения, выносимые на защиту и направленные на

развитие доктрины уголовного и уголовно-исполнительного права, совер- 12

шенствования законодательства, повышения эффективности применения ин­ститута множественности преступлений.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Создана новая научная концепция учения о множественности пре­ступлений, отражающая повышенную степень общественной опасности лич­ности преступника, совершившего несколько преступлений. Основная идея концепции заключается в том, что опасность множественной преступной де­ятельности обусловлена не только количеством преступных деяний как объ­ективного фактора, но и свойствами личности виновного как субъективного фактора. Социальный смысл множественности преступлений состоит в том, что данный институт позволяет дать не только объективную оценку обще­ственной опасности преступных действий, выводя количественный параметр во главу угла, но и установить степень общественной опасности личности виновного, подчеркнуть преступную интенцию индивида и придать ей пра­вовое значение.

Соответственно, правовое регулирование реализации уголовной ответ­ственности должно оптимально учитывать формализованные и индивидуаль­ные оценки множественности, обеспечивая достижение целей наказания в уголовном и уголовно-исполнительном праве.

2. В рамках разработанной концепции создана авторская модель главы Уголовного кодекса под названием «Множественность преступлений». Множественность преступлений - это совершение одним и тем же лицом двух и более преступлений, предусмотренных одной или несколькими стать­ями Особенной части УК, являющееся основанием увеличения наказания ви­новному и влекущее применение специальных правил назначения наказания.

Институт множественности преступлений образуют две группы норм, касающихся правил квалификации и правил назначения наказания. Они яв­ляются взаимосвязанными и взаимообусловленными, поскольку использова­ние одних, как правило, влечет применение других. Нормы, регламентирую­щие множественность преступлений в качестве разновидности совершения

преступления, должны быть расположены в разделе, определяющем пре­ступление и его виды, а в качестве обстоятельства, влияющего на наказание, - в разделе о наказании.

3. Социально-правовой анализ множественности преступлений, прора­ботка теоретических позиций ученых, занимающихся исследованием про­блем общего учения о множественности преступлений, позволили автору дать собственную трактовку ряда вопросов, имеющих принципиальное зна­чение, а именно:

A) Предложена классификация форм множественности преступлений в зависимости от отсутствия или наличия факта осуждения на момент совер­шения нового преступления. Совершение нового преступления после осуж­дения является свидетельством повышенной степени общественной опасно­сти личности преступника и, соответственно, будучи реализованным в со­вершенном преступлении, обретает общественную значимость и становится пригодным для выражения в уголовном законе.

Б) На основе философских положений о соотношении содержания и формы социальных явлений, структуры общественно опасных и противо­правных деяний и норм уголовного закона определены две формы множе­ственности преступлений: 1) множественность преступлений, связанная с осуждением лица и 2) множественность преступлений, не связанная с осуж­дением.

B) В зависимости от конкретных признаков, в том числе и качества пре­ступного поведения лица, выделены виды множественности. Множествен­ность преступлений, не связанная с осуждением, включает в себя, во-первых, совокупность преступлений (идеальную и реальную); во-вторых, совершение преступления в виде промысла. Вторую форму множественности преступле­ний, образуют, прежде всего, рецидив и его разновидности (простой, опас­ный, особо опасный). За пределами рецидива возникает иной вид множе­ственности после осуждения, который предложено именовать неоднократно­стью преступлений.

4. Конкретные предложения по новому содержанию и структуре каждой из норм авторской модели главы «Множественность преступлений» в УК РФ сводятся к следующему:

A) Преступный промысел следует рассматривать как разновидность множественности преступлений, поскольку свидетельствует об определенной тенденции к антиобщественному поведению, антиобщественной ориентации личности виновного. Обязательными признаками данной разновидности множественности преступлений являются: тождественность преступлений, совершаемых лицом до осуждения, систематичность, извлечение материаль­ной выгоды, объединенность всех деяний единым умыслом без определенной конкретизированной цели. Преступный промысел может быть представлен в качестве квалифицирующего признака состава преступления, либо включен в перечень обстоятельств, отягчающих наказание.

Б) Неоднократность преступлений - совершение лицом нового преступ­ления в период после осуждения за предыдущее и до момента погашения или снятия судимости, но при отсутствии признаков рецидива. Неоднократность - это не только совершение двух и более преступлений, как объективный признак множественности, но и субъективная характеристика совершения преступлений, выраженная в поведении лица. Неоднократность имеет место при совершении преступлений любой степени общественной опасности, в том числе неосторожных, а также совершенных несовершеннолетними.

B) Рецидив характеризуется совершением только умышленных преступ­лений. Рецидив преступлений объективно существует при всех разновидно­стях умышленных преступлений, независимо от последовательности их со­вершения. Деление рецидива на простой, опасный, особо опасный должно порождать различные правовые последствия с точки зрения дифференциации уголовной ответственности и индивидуализации назначения уголовного наказания. В основу деления рецидива на простой, опасный и особо опасный должны быть положены такие критерии, как криминальная активность субъ­

екта, категория преступлений, количество предыдущих судимостей, наказа­ние в виде лишения свободы.

Г) Основным признаком совокупности преступлений является соверше­ние двух или более преступлений до осуждения, т.е. до момента провозгла­шения приговора. Совокупность преступлений, с точки зрения социальных оснований института множественности преступлений, как показатель устой­чивости социально порицаемых взглядов и повышенной общественной опас­ности личности вполне оправдывает обоснованность усиления наказания ли­цам, совершившим несколько преступлений до осуждения.

5. С учетом ранее проведенных уголовно-правовых исследований, по­священных решению проблем дифференциации уголовной ответственности за множественную преступную деятельность, автором предложены новые и

развиты существующие правила назначения наказания при различных видах множественности преступлений. Сформулированные рекомендации включа­ют в себя следующие позиции:

- при множественности преступлений следует говорить о специальных правилах назначения наказания, которые имеют определенную специфику, учитывая социальное предназначение данного института и особенности лич­ности преступника, совершившего несколько деяний;

- установление более строгой ответственности при множественности преступлений преследует прежде всего достижение одной из целей наказа­ния - восстановление социальной справедливости. Социально­психологическая характеристика личности преступника должна получить

определенную оценку при назначении наказания за множественность пре­ступлений, поскольку именно она указывает на степень социальной запу­щенности виновного и, следовательно, на строгость мер, необходимых для его ресоциализации;

- в целях соблюдения принципа справедливости назначение наказания по совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим следует применять: а) если все преступления, совершенные по

совокупности, являются преступлениями небольшой или средней тяжести, либо приготовлением к тяжкому или особо тяжкому преступлению, б) если судом по всем вмененным подсудимому преступлениям установлены обстоя­тельства, предусмотренные пунктами «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств, в) если за преступления, входящие в совокупность, назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы либо смертная казнь;

- при частичном сложении наказаний суд должен определить части (размеры) наказаний, назначенных за отдельное преступление, подлежащих включению в итоговое наказание. При таком подходе получит существенное ограничение судейское усмотрение, а также упростится исчисление срока наказания в случае исключения части обвинения или смягчения уголовного закона;

- поскольку лицо привлекается к ответственности за два или более пре­ступления, установление как минимум двухкратного увеличения санкции при полном или частичном сложении наказания за совокупность преступлений или при сложении нескольких приговоров является уместным и не противо­речащим принципу справедливости.

- исходя из концепции, что рецидив преступлений представляет собой наиболее опасную разновидность множественности преступлений, кореня­щуюся в особенностях личности преступника, обосновывается тезис о том, что при назначении наказания необходимо увеличивать его размер (безотно­сительно к виду наказания). Автором предложено снять запрет на примене­ние альтернативных лишению свободы мер государственного принуждения, предусмотренных санкцией, с распространением на все виды наказаний фор­мализующего коэффициента. Деление рецидива на простой, опасный, особо опасный должно порождать различные правовые последствия с точки зрения дифференциации назначения уголовного наказания. В связи с этим срок наказания при простом рецидиве преступлений не может быть менее полови­ны, при опасном рецидиве - менее двух третей, при особо опасном рецидиве

- менее трех четвертей наказания, предусмотренного за совершенное пре­ступление;

- интенсивность наказуемости виновного при множественности пре­ступлений, охватываемого понятием неоднократности, должна быть меньше, чем наказуемость при рецидиве преступлений. Усиление наказания должно происходить в пределах не менее одной трети любого вида наказания, преду­смотренного за совершенное преступление, но в рамках санкции статьи;

- преступный промысел как вид множественности преступлений отне­сен автором к той же форме множественности, что и совокупность преступ­лений, поэтому социальная сущность их примерно одинаковая, соответ­ственно и пределы наказания за преступный промысел должны быть схожи­ми с совокупностью преступлений. Во-первых, наказание может быть назна­чено в пределах максимального срока, предусмотренного санкцией части статьи Особенной части УК с названным квалифицирующим признаком, во- вторых, возможно установить специальные правила, при отсутствии указания на квалифицирующий признак. В первом случае все содеянное квалифициру­ется непосредственно по соответствующей статье или части статьи Особен­ной части УК РФ без дополнительного указания на наличие отягчающего обстоятельства «совершение преступления в виде промысла». Во втором случае наказание может выходить за пределы максимальной санкции статьи, поскольку под «совершением преступления в виде промысла» подразумева­ется не единичное продолжаемое преступление, а совокупность самостоя­тельных тождественных преступлений. Окончательное наказание, по анало­гии с назначением наказания по совокупности преступлений, не может пре­вышать двухкратного максимального срока наказания, предусмотренного за

совершенное преступление;

- отдельным способом определения наказания следует признать назна­чение наказаний к самостоятельному исполнению, которое применяется: 1) при назначении наказания по совокупности преступлений в случае сохране­ния условного осуждения, назначенного за одно из преступлений, 2) при со­

хранении условно-досрочного освобождения в случае назначения наказания по совокупности приговоров, 3) при невозможности сложения разнородных наказаний.

6. Обосновывается тезис о необходимости классификации осужденных за множественность преступлений, которая должна служить основой распре­деления их не только по различным исправительным учреждениям, но и в пределах одного учреждения по отрядам, бригадам и камерам с тем, чтобы создать максимально благоприятные условия для проведения индивидуаль­ной воспитательной работы. Игнорирование специфических особенностей личности преступника, совершившего несколько преступлений, с неизбеж­ностью влечет за собой разрыв между его криминологической и уголовно­правовой оценкой, делает подход к условиям отбывания наказания сугубо ф ор м а л из о в анным.

7. На основе результатов проведенного исследования делается аргумен­тированный вывод о том, что условно-досрочное освобождение в отношении осужденных за какую-либо разновидность множественности преступлений не должно рассматриваться как некое универсальное средство освобождения и применения его ко всем осужденным без исключения. При постановке во­проса о возможности применения условно-досрочного освобождения для лиц, отбывающих наказание при любой форме множественности преступле­ний, следует исходить из следующих сроков отбытия наказания: не менее !4 срока за преступления небольшой и средней тяжести; 7з срока, если хотя бы одно из преступлений относится к категории тяжкого; ЪА срока, если хотя бы одно из преступлений относится к категории особо тяжкого. При этом харак­теристика личности осужденного должна включать сведения о целесообраз­ности условно-досрочного освобождения. Лица при особо опасном рецидиве преступлений не подлежат условно-досрочному освобождению.

8. Утверждается, что помилование осужденных за множественность преступлений не должно конкурировать с институтом условно-досрочного освобождения. Помилование этой категории осужденных должно стать ис­

ключительным явлением в отношении лиц, приговоренных к смертной казни или пожизненному лишению свободы. В отношении одного и того же лица помилование может осуществляться только один раз.

9. Научно обосновывается необходимость дополнения Уголовно­исполнительного кодекса РФ нормой, закрепляющей базовые критерии ис­правления осужденного при применении к нему основных средств исправи­тельного воздействия и поощрительных институтов; норм, регламентирую­щих степени исправления осужденного и, возможно, понятие «положительно характеризующийся» осужденный. Отсутствие каких-либо стандартов, обя­зательных к использованию правоприменителями при отнесении к категории

положительно характеризующихся, препятствует реализации осужденным

своего законного интереса в виде изменения вида исправительного учрежде­ния, условий отбывания наказания, условно-досрочного освобождения и т.д.

10. В диссертации аккумулируются научные и методические знания для решения в перспективе вопроса о целесообразности дифференцировать набор прав, законных интересов и обязанностей осужденных, хотя и отбывающих наказание в одном и том же учреждении, имеющих одни и те же сроки нака­зания, но совершивших различные категории преступлений, при различных формах множественности. Это будет способствовать существенному возрас­танию роли индивидуализации исполнения наказания и применению психо- лого-педагогических методов воздействия, что в конечном итоге должно по­влечь достижение целей наказания в отношении лиц, осужденных за множе­ственность преступлений.

11. Охарактеризованы уголовно-правовые, уголовно-исполнительные аспекты реализации наказания в отношении осужденных за множественность преступлений и выявлены проблемы, обусловленные несовершенством по­ложений УК РФ, УИК РФ, Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 г., касающиеся целей уголовного наказания, условий содер­жания осужденных, применения мер исправительного воздействия. Автор приходит к выводу о возможности (условного) выделения отдельной состав­

ной части уголовно-исполнительной политики в отношении лиц, осужденных за множественность преступлений. Такое предположение подкрепляется наличием особенностей в: а) существовании отдельных специальных правил назначения наказания за различные виды множественности преступлений; б) организации специальных учреждений по исполнению наказаний в отноше­нии лиц, осужденных при рецидиве преступлений; в) необходимости разра­ботки правовых норм, регулирующих условия и порядок отбывания наказа­ния лицами, осужденными при рецидиве преступлений и при иных видах множественности; г) ресоциализации указанной категории осужденных.

Степень достоверности выводов диссертационного исследования обусловлена теоретической основой и эмпирической базой исследования. Теоретическую основу составили положения и труды ученых в области об­щей теории права, уголовного права, социологии уголовного права, пенитен­циарии, криминологии, а также других, имеющих отношение к проблематике проводимого исследования, гуманитарных наук.

В ходе диссертационного исследования представлялось необходимым обращение к уголовно-правовым взглядам О.И. Горегляда, П.Н. Гуляева, И.Е. Неймана, Г.И. Солнцева, Н.С. Таганцева, СВ. Познышева, чьи работы относятся к дореволюционному периоду развития науки уголовного права и посвящены вопросам, связанным с проблемами определения видов множе­ственности преступлений и назначения наказания. Теоретическую основу также составили работы по определению уголовной ответственности Н.И. Загородникова, И.С. Ноя, А.И. Тарбагаева, В.Д. Филимонова и др.

Нормативную основу исследования образуют: Конституция Российской Федерации; нормы советского, российского уголовного и уголовно­исполнительного законодательства, положения иных нормативных правовых актов, а также нормы зарубежного уголовного законодательства.

Эмпирическую базу исследования составили: 1) аналитические обзоры, надзорная практика, обобщения судебной практики Верховного Суда Рос­сийской Федерации и судов Дальневосточного федерального округа, касаю­

щихся квалификации множественности преступлений за период с 2000 по 2015 гг.; 2) официальные статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации о состоянии судимости за пери­од с 2008 по 2015 гг; МВД РФ о состоянии преступности и лицах, ранее со­вершавших преступления, за период с 2008 по 2015 гг.; ФСИН РФ о количе­стве лиц, отбывающих наказания и совершивших преступление во время от­бывания наказания, за период с 2008 по 2015 гг.; результаты Специальной переписи осужденных к лишению свободы и лиц, содержащихся под стражей (12-18 ноября 2009 г.); 3) разъяснения и материалы судебной практики, в том числе решения Конституционного Суда РФ, Верховных Судов СССР, РСФСР, Российской Федерации, размещенные в сети «Интернет», справоч­ной правовой системе «Консультант Плюс», судебные акты по уголовным делам, доступные в государственной автоматизированной системе «Правосу­дие», включая решения федеральных судов общей юрисдикции, мировых су­дей субъектов РФ; 4) итоги анкетирования судей, работников исправитель­ных учреждений, уголовно-исполнительных инспекций (всего 150 чел.); осужденных, отбывающих лишение свободы в колониях строгого, особого режима и тюрьме (всего 1023 чел.) Дальневосточного федерального округа (Приморский край, Хабаровский край, Амурская область, Республика Саха- Якутия); 5) обобщение материалов уголовных дел, связанных с применением норм о множественности преступлений при квалификации совокупности и рецидива по различным категориям дел, назначении наказания за совокуп­ность преступлений, при рецидиве преступлений, по совокупности пригово­ров, применении условно-досрочного освобождения, актов амнистии и по­милования (всего свыше 1950 приговоров, определений, постановлений су­дов).

Теоретическая значимость диссертационной работы состоит в том, что выработаны концептуальные основы уголовно-правового института множе­ственности преступлений, разработана глава УК РФ «Множественность пре­ступлений», даны понятие и система данного правового явления; выявлены

основные проблемы действующих норм, регламентирующих рассматривае­мый институт уголовного права; определено социальное предназначение уголовно-правовых норм, образующих институт множественности преступ­лений, осуществлен анализ закономерностей развития учения о множествен­ности преступлений в теории уголовного права и особенности ее законода­тельной конструкции, выявлены критерии классификации множественности преступлений на формы и виды. Основные положения диссертации позволя­ют по-новому подойти к определению ряда понятий, оценить уголовно­правовые категории, определить их место и роль в уголовном законодатель­стве.

Практическая значимость диссертации определяется комплексной разработкой уголовно-правовых и уголовно-исполнительных проблем ответ­ственности за множественную преступную деятельность. Сделанные выводы могут быть использованы для совершенствования уголовного и уголовно­исполнительного законодательства в части оптимизации норм, регламенти­рующих ответственность за множественность преступлений, квалификацию общественно опасных деяний и особенности назначения наказания лицам, совершившим несколько преступлений, а также использованы в следствен­ной и судебной практике.

Отдельные положения диссертационной работы могут быть применены при совершенствовании организационно-правовых основ отбывания наказа­ния осужденными за множественность преступлений.

Кроме того, материалы исследования могут быть использованы в учеб­ном процессе, в преподавании курса уголовного права, уголовно­исполнительного права, криминологии на различных уровнях подготовки и переподготовки студентов юридических ВУЗов.

Апробация результатов исследования. Диссертация выполнена в фе­деральном государственном автономном образовательном учреждении выс­шего образования «Дальневосточный федеральный университет» и обсужде­на на кафедре уголовного права и криминологии. Основные положения дис­

сертационного исследования нашли свое отражение в 65 научных работах, в том числе в 19 научных статьях, опубликованных в ведущих научных журна­лах из перечня ВАК России, трех коллективных и двух авторских моногра­фиях, четырех учебных и учебно-практических пособиях.

Результаты исследования прошли апробацию в лекционных курсах, практических занятиях, прочитанных и проведенных автором со студентами Юридической школы Дальневосточного федерального университета.

По проблематике исследования автор принимал участие в работе меж­дународных научно-практических конференций, проведенных в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова (2013 г., 2016 г.), в Московском государственном юридическом университете им. О.Е. Кутафина (2015 г.), в Дальневосточном федеральном университете (2009-2015 гг.), ряда региональных научно-практических конференций, семинаров, круглых сто­лов, проведенных в период с 2005 по 2015 гг. в различных городах Россий­ской Федерации (Саратов, Хабаровск, Иркутск, Казань, Омск и др.).

Структура работы обусловлена целью и задачами диссертационного исследования и состоит из введения, четырех глав, включающих четырна­дцать параграфов, заключения, списка литературы.

<< | >>
Источник: КОРОТКИХ Наталья Николаевна. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УЧЕНИЯ О МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ И УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. Владивосток, 2016. 2016

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ
  17. ВВЕДЕНИЕ
  18. ВВЕДЕНИЕ
  19. ВВЕДЕНИЕ
  20. Введение
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -