<<
>>

ОБ УЧИТЕЛЕ

Выдающаяся личность, ученый от Бога, Человек с большой буквы - все эти слова можно с полным основанием сказать о моем Учителе - Марке Игоревиче Бажанове. Именно он воспитал меня как ученого, как преподавателя, привил мне много добрых человеческих качеств.

Именно ему я всю жизнь буду благодарен как своему наставнику, своему учителю и, смею сказать, старшему другу!

С Марком Игоревичем мы познакомились в начале 1971 г. Он не знал меня как студента, поскольку читал лекции на другом факультете. В научном кружке у него я не работал, научных докладов не писал. Поэтому, когда я пришел на кафедру для прохождения производственной практики и сообщил о том, что собираюсь поступать в аспирантуру, Марк Игоревич несколько настороженно ко мне отнесся. Для того чтобы понять, что я из себя представляю, на что способен, он предложил мне написать реферат. Мы избрали тему «Спорные вопросы квалификации хулиганства». В то время эта проблема была на слуху. Я написал реферат, представил ему. Сдавая реферат, очень волновался, как-то оценит его такой маститый ученый? Марк Игоревич в целом дал положительную оценку моей работе, сделал небольшие замечания, обратил мое внимание на некоторые важные моменты этой проблематики и у меня отлегло от сердца. Контакт состоялся.

Осенью 1971 г. я успешно сдал вступительные экзамены в аспирантуру и стал его аспирантом. Мне очень запомнилось то, как мы работали над подбором темы диссертации: будучи молодым человеком, неопытным, не имея особого представления о научных исследованиях и изысканиях, я думал, что мое мнение о теме будущей диссертации значения не имеет. Нравится мне та или иная тема, не нравится - должен заниматься тем, на что укажет уважаемый профессор. Я был приятно удивлен, когда М. И. Бажанов предложил мне подумать самому о теме моей будущей диссертации, прежде всего определиться с тем, будут ли это вопросы Общей или Особенной части уголовного права.

Он мне всячески помогал в подборе темы, указывая именно на те моменты и вопросы, на которые прежде всего следует обратить внимание. Безусловно, выбор темы моей диссертации - это целиком и полностью его заслуга. Однако это происходило не без моего участия, с вовлечением меня в обсуждение проблемы, осознанием ее важности и перспективности исследования. В этом тоже проявился талант моего учителя, его умение не навязывать, а убедить в перспективности и важности направления исследования. Вот так мы и начали с ним работать.

Марк Игоревич никогда не навязывал ученикам своего мнения, хотя вполне мог это сделать, и любой из нас согласился бы с ним. Он всегда говорил: «А как считаешь, как думаешь ты? Подумай, как можно решить эту проблему каким-то другим образом. Может быть, у тебя есть какой-то другой подход, иной вариант решения, какие-то убедительные и важные аргументы в его пользу?» и т. д. От М. И. Бажанова нельзя было услышать: «Знаешь, ты займи позицию, которую я считаю целесообразной, а то, о чем ты говоришь, оставь на потом». Никогда этого не было. И если вдруг действительно удавалось найти этот подход и он был вполне рационален и разумен, Марк Игоревич искренне радовался твоим успехам, не скупился на похвалу. Особо хотелось бы отметить, что Учитель, авторитетнейший ученый, известный не только в Украине, Советском Союзе, но и за рубежом, автор большого числа различных научных трудов, никогда не стеснялся и не считал зазорным ссылаться на работы своих учеников. И всегда, я помню, шутил при этом, говоря мне: «Обрати внимание. Я тебя канонизирую.» Было приятно. и переполняло чувство благодарности к Учителю. Нет, не гордости за себя, а именно благодарности к Учителю, который что-то заметил в твоей работе, обратил на что-то внимание и отметил это в своем опубликованном исследовании.

Вспоминается также, что если на научной конференции, либо на ученом совете, или каком-то ином научном мероприятии выступал Марк Игоревич с докладом или сообщением, никого не нужно было уговаривать прийти.

Набивался полный зал людей и с нашей кафедры, и с кафедр родственных, поскольку все знали: выступает профессор Бажанов и это выступление в обязательном порядке нужно услышать, поскольку много интересного, нового можно почерпнуть для себя, его мысли могут дать тот толчок, который иногда так необходим для собственного исследования, особенно молодому, начинающему научному работнику.

Я знал Марка Игоревича очень близко, был вхож к нему в дом. Его жена, Инна Владимировна, всегда приятно и тепло встречала меня, никогда не отпускала, не накормив. Я близко знаком и с сыном Марка Игоревича, Володей. Кстати, Володя (Владимир Маркович) также является ученым, но в области химической метеорологии, долгое время был научным сотрудником Академии наук СССР, плавал на научных судах, «избороздил» все океаны, побывал на всех континентах и во многих странах, а потом его пригласили работать в Швецию. Сейчас он с семьей живет в Стокгольме. Там похоронен и Марк Игоревич. Наша кафедра поддерживает с Инной Владимировной и Володей самые теплые отношения. Кстати, Марк Игоревич очень любил своего сына, гордился им, много рассказывал о нем, его научной работе. На его рабочем столе в кабинете стояла не только фотография сына, но даже то научно-исследовательское судно, на котором плавал и трудился в тот момент Володя.

М. И. Бажанов - это человек врожденной интеллигентности. Он был настоящим интеллигентом в лучшем понимании этого слова и человеком, к которому можно было обратиться в любую минуту, с любым вопросом, и он всегда готов был откликнуться, дать нужный совет, прийти на помощь. Мне вспоминается одна история, которая также характеризует наши с Марком Игоревичем отношения и его самого как человека открытого сердца и доброй души. Эта история связана с тем, что в определенный период моей жизни Марк Игоревич выступал даже своеобразным «поверенным» в моих сугубо личных делах. У меня была девушка, которая жила в Одессе, домашнего телефона у меня не было, мобильной связи тогда, естественно, тоже не было, и для общения с ней мне нужно было ходить куда-то на переговорный пункт, где, разумеется, всего, что хочется, не скажешь.

И тогда Марк Игоревич любезно предложил мне возможность вести переговоры с ней с его домашнего телефона, отметив, что если ей необходимо срочно мне что-то передать, то она может звонить ему лично домой, а он уже сообщит мне эту информацию. Я ездил к нему домой, меня оставляли одного в комнате, и я свободно говорил со своей девушкой по домашнему телефону профессора. Либо он, приходя на работу, передавал мне, что звонила моя девушка и просила сообщить следующее. Даже такие вещи были...

Меня всегда поражало то, что Марк Игоревич мгновенно схватывал проблему, которою ты с ним обсуждал, даже если не занимался ею лично, и всегда находил какие- то аспекты, какие-то направления, на которые следует обратить внимание, подсказывал путь решения вопроса. С ним всегда можно было поговорить о науке, об искусстве, о живописи, о фильмах, о книгах. Он был великолепным собеседником, человеком энциклопедических познаний, глубочайшего, очень светлого, яркого, искрометного ума, обладал великолепным чувством юмора. Но в то же время интересная деталь - Марк Игоревич был совершенно беспомощен в каких-то хозяйственно-бытовых вопросах. Совершенно. Как только речь заходила о домашней технике - перестала работать электрическая розетка или утюг - он практически не знал, как подойти к решению этой проблемы. По этому поводу мне вспоминается один трогательный эпизод: семья Марка Игоревича жила рядом с нашим институтом, на улице Пушкинской, в доме, где на первом этаже размещался кинотеатр имени Жданова, а на втором - квартира профессора. А тогда, в 1970-е гг., было такое модное «поветрие»: крашенные белыми белилами двери желательно было оклеить самоклеящейся «под дерево» пленкой. А поскольку двери, которые хотел оклеить в своей квартире Марк Игоревич, были рифленые, филенчатые, он меня спросил: «Володя, как это сделать? Резкие такие переходы на дверях, и потому пленка отходит от поверхности» (а я до института уже работал, вечернюю школу заканчивал, имел разряд столяра). Я ему говорю: «В принципе, можно стамесочкой загладить, ошкурить потом и все, красиво ляжет пленка».

Я помню, что это была суббота, он говорит: «А ты не покажешь, как это делается?» Я говорю: «Инструмент есть?» - «Есть». Дает он мне стамеску, я показываю, как под определенным углом осторожно и тоненько снимается фасочка с острых углов, потом «шкуркой» заглаживается. Он посмотрел, как я это делал, сказал, что все понял, на этом мы и разошлись. Прихожу я в понедельник на кафедру, звонит мне Инна Владимировна и говорит: «Володя, что Вы наделали?!» Я думаю: «Что я наделал?!»... Испугался. А она мне рассказывает: «Вы же показали Марку Игоревичу, что стамеской можно все эти грани на дверях снять. Вот он взял в воскресенье стамеску и такого понаделал.» Я прихожу к ним домой и вижу, что Марк Игоревич, не зная под каким углом держать стамеску, такие сколы оставил на дверях, что пришлось двери перевешивать на петлях внешней панелью на обратную (внутреннюю) сторону, чтобы все это скрыть и оклеить пленкой.

Марк Игоревич очень любил, собрав возле себя своих учеников в кабинете на кафедре, поставить перед нами и совместно обсудить какую-либо важную научную проблему, обратить наше внимание на новые книги по уголовному праву, сообща проанализировать прочитанное. Если кто-либо говорил ему, что заинтересовался прочитанным, считает позицию автора интересной, обоснованной, он обязательно подчеркивал: «Избавь Вас Бог от плагиата. Считаете позицию автора обоснованной, сошлитесь на его работу, попытайтесь отыскать и привести какие-то свои аргументы в пользу высказанной автором точки зрения, развивайте идею, доказывайте ее правоту.»

.Прошло более десятилетия со дня смерти профессора М. И. Бажанова. И я сейчас, будучи членом ученого совета, сижу на том месте, в том кресле, которое занимал в свое время Марк Игоревич Бажанов. Когда я стал членом совета, мне коллеги мои сказали: «Вот это место Вашего Учителя. Никто из нас со времени его ухода за него не садился, а Вам сам Бог велел здесь присесть... » Сидишь и какой-то аурой этой питаешься. И пытаешься, в той или иной мере, соответствовать своему Учителю.

В. И. Тютюгин,

кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Национального университета «Юридическая академия Украины имени Ярослава Мудрого»

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме ОБ УЧИТЕЛЕ:

  1. Какова же позиция ведущего мастера-учителя?
  2. 1.2. Анализ образовательного пространства учителя информатики
  3. Образовательное пространство учителя информатики в нескольких уровнях.
  4. 2.3, Участие учителя информатики в событиях, связанных с информатизацией образования
  5. 7.1 Психологические факторы пригодности учителя к педагогической деятельности.
  6. 2.2.3. Рефлексивные процессы в самосознании учителя
  7. 2.2.5. Рефлексия в профилактике профессиональной деформации личности учителя
  8. 2.3.1. Классификация видов педагогической рефлексии на основе функциональных позиций учителя в учебном процессе
  9. 2.3.3. Классификация видов педагогической рефлексии на основе отношения «учитель - ученик»
  10. 2.4.1. Педагогическая рефлексия как свойство профессионального мышления учителя
  11. 2.4.2. Профессиональная рефлексия как исследовательская деятельность учителя
  12. 3.3.3. Сравнительный анализ уровня проявления педагогической рефлексии учителей и студентов педагогического вуза