<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Осуществление задач социалистического правосудия обеспечивается в советском уголовном процессе установлением истины по каждому уголовному делу.

Установить по делу истину - значит выявить в приговоре обстоятельства дела так, как они имели место в действительности, и дать этим обстоятельствам правильную, т.

е. соответствующую советскому закону политическую и правовую оценку.

Если установлены с достоверностью факт преступления и факт его совершения обвиняемым, но этому преступлению дана неправильная оценка, то такого рода приговор не может быть признан устанавливающим объективную истину.

Так как основная задача суда по конкретному делу состоит в том, чтобы вскрыть объективную истину и наказать действительных виновников, то первоначально предъявленное подсудимому обвинение не может считаться чем-то застывшим, раз навсегда данным. Перед советским судом ставится задача отыскания по каждому делу объективной истины и только истины; в случае установления обстоятельств, свидетельствующих о необходимости изменения обвинения, оно должно быть изменено независимо от того, находится ли дело в стадии предварительного следствия или на рассмотрении суда. Выразится ли это изменение в предъявлении обвиняемому обвинения в другом преступлении или в изменении квалификации преступления, следователь и суд во всех случаях должны изменить обвинение в соответствии с материалами предварительного или судебного следствия.

Таким образом, необходимость изменения органами расследования и судом ранее предъявленного обвиняемому обвинения вытекает прежде всего из руководящего принципа советского уголовного процесса - из принципа отыскания объективной истины по делу.

Все другие принципы советского уголовного процесса, находящиеся между собой в тесной связи и взаимозависимости, являются гарантиями отыскания в советском процессе объективной истины по каждому делу и определяют структуру всех институтов процесса, в частности института изменения обвинения.

Один из вопросов, связанных с проблемой изменения обвинения, может возникнуть в различных стадиях советского уголовного процесса. Этот вопрос - о существенном изменении самого характера обвинения. Поэтому, прежде чем переходить к освещению различных случаев изменения обвинения в той или иной стадии процесса, необходимо рассмотреть указанный случай, имеющий общий характер.

Вопрос о существенном изменении характера обвинения может возникнуть как при изменении обвинения в сторону отягчения, так и тогда, когда новая квалификация преступления не является более тяжкой по сравнению с первоначальной. Решение данного вопроса в первом из этих случаев не вызывает затруднений, так как закон (ст. 313 УПК РСФСР) требует здесь направления дела на доследование для предъявления обвиняемому обвинения по новой, более тяжкой, квалификации.

Более сложным является тот случай, когда квалификация преступления изменяется в сторону смягчения, а также когда санкции первоначальной статьи Уголовного кодекса и статьи, по которой в последующем квалифицировано преступление, являются одинаковыми. В этих случаях приобретает решающее значение вопрос о том, существенно ли изменился характер обвинения, предъявленного обвиняемому.

Правильное решение этого вопроса имеет большое практическое значение и вызывает определенные процессуальные последствия, почему и должно привлечь к себе особое внимание.

Проф. Чельцов, говоря об изменении обвинения, влекущем осуждение по «более легкому преступлению, но совершенно иного состава (например, вместо покушения на разбой покушение на изнасилование)», рекомендует отложение дела слушанием и направление его на доследование[1431].

Проф. Гродзинский приводит пример изменения обвинения со ст. 136 на ч. 1 ст. 141 УК РСФСР (переход от обвинения в умышленном убийстве к обвинению в доведении потерпевшего до самоубийства), когда изменяется «самое существо обвинения», и указывает, что продолжать в этом случае рассмотрение дела «значило бы лишить подсудимого возможности защищаться, так как новое обвинение, совершенно иное по своему содержанию и характеру, подсудимому ранее известно не было»[1432].

Проф. Строгович по этому поводу пишет: «Изменение квалификации в виде замены одной статьи УК на другую возможно в случае, когда оно не выходит за пределы однородных преступлений. Например, вместо одной части статьи УК применяется другая часть той же статьи или другая статья из той же главы УК, или хотя бы из другой главы, но предусматривающая однородное преступление»[1433].

Таким образом, все указанные авторы находят, что при существенном изменении характера обвинения это новое обвинение должно быть предъявлено обвиняемому, чтобы тем самым дать ему возможность против этого обвинения защищаться. Это следует признать безусловно правильным. Однако проф. Чельцов и проф. Гродзинский не устанавливают при этом общего критерия существенного изменения характера обвинения, ограничиваясь лишь приведением отдельных примеров такого изменения. Проф. Строгович считает, что под существенным изменением характера первоначального обвинения следует понимать изменение рода преступления, т. е. пользуется критерием, взятым из области уголовного права.

Этот критерий при ближайшем его рассмотрении не может быть признан удовлетворительным.

В уголовном праве под однородными преступлениями понимаются такие, которые посягают на один и тот же родовой (специальный) объект. В соответствии с этим родовым объектом строится система особенной части Уголовного кодекса. Однако понятие родового объекта не может служить критерием при решении вопроса о существенном или несущественном изменении характера первоначально предъявленного обвиняемому обвинения.

Нет никакого сомнения, что умышленное убийство (ст. 136 УК РСФСР) и доведение потерпевшего до самоубийства путем жестокого обращения (ч. 1 ст. 141 УК РСФСР) относятся к одному и тому же роду преступлений. Не вызывает также сомнений, что изнасилование (ч. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 января 1949 г. «Об усилении ответственности за изнасилование») и заражение лица венерической болезнью (ч. 1 ст. 150 УК РСФСР) являются преступлениями однородными, поскольку оба они относятся к преступлениям против личности.

Но вместе с тем в указанных случаях при таком изменении квалификации преступления характер обвинения, прежде предъявленного обвиняемому, бесспорно, существенно изменяется.

С другой стороны, халатность и бесхозяйственность (ст. ст. 111 и 128 УК РСФСР) или же хулиганство и умышленное легкое телесное повреждение (ст. ст. 74 ч. 2 и 143 ч. 1 УК РСФСР) имеют различные родовые объекты и находятся в различных разделах Особенной части Уголовного кодекса. Однако при таком изменении квалификации инкриминируемого обвиняемому преступления существенного изменения характера обвинения не происходит. В этих случаях 1) либо тем же фактическим обстоятельствам обвинения дается иная, менее тяжкая, юридическая квалификация, 2) либо изменение квалификации преступления в сторону смягчения вызывается отпадением тех или иных обстоятельств первоначального обвинения.

В обоих этих случаях права обвиняемого обеспечены. Действительно, в первом случае он имеет реальную возможность защищаться против фактических обстоятельств обвинения, и изменение квалификации преступления, как не соответствующей фактическим обстоятельствам обвинения, его прав на защиту не затрагивает и не стесняет.

Во втором же случае новая, более мягкая, квалификация находит себе место ввиду отпадения ряда обстоятельств первоначального обвинения, против которых обвиняемый также имел реальную возможность защититься, так как они входили в качестве составной необходимой части в первоначальную формулировку обвинения. Эта реальная возможность защиты, далее, обусловлена тем, что все обстоятельства дела, говорящие как против, так и в защиту обвиняемого, подвергаются тщательному исследованию в стадии предварительного расследования и в стадии судебного разбирательства. Поэтому в такого рода случаях имеется возможность изменения квалификации преступления без предъявления вновь обвиняемому измененного обвинения.

Как же обстоит дело при существенном изменении характера обвинения? Рассмотрим в связи с этим указанные выше два случая (см.

стр. 4).

Первый случай не вызывает затруднений, так как существенное изменение характера обвинения наступает здесь лишь тогда, когда квалификация преступления меняется в сторону отягчения. Но, как известно, в этих случаях дело согласно закону обращается для дополнительного расследования и предъявления нового обвинения.

Существенное изменение характера обвинения происходит при выявлении новых обстоятельств, которые, однако, влекут изменение квалификации в сторону смягчения. Эти новые обстоятельства не входили в качестве необходимой составной части в первоначальную формулировку обвинения, и поэтому обвиняемый был лишен возможности против них защищаться. Выявление этих новых обстоятельств заставляет обвиняемого изменить линию защиты, а это требует представления новых доказательств, новых, иных по существу возражений, определенной подготовки к защите от нового обвинения. Кроме того, более тщательное исследование измененного обвинения может привести к выявлению ряда новых обстоятельств. Поэтому в этих случаях для обеспечения прав обвиняемого на защиту, а также отыскания по делу объективной истины необходимо обращение дела к доследованию в целях предъявления нового обвинения.

Например, переход от ч. 1 ст. 142 к ч. 2 ст. 74 УК РСФСР влечет за собой существенное изменение характера обвинения, так как выявляется новое обстоятельство - хулиганский характер содеянного.

Так, по нашему мнению, должен решаться вопрос о существенном изменении самого характера обвинения. Рассмотрим теперь отдельные случаи изменения обвинения в той или иной стадии процесса.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
  14. ВВЕДЕНИЕ
  15. Введение
  16. ВВЕДЕНИЕ