<<
>>

2.4. Оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве

Оценка доказательств представляет собой итоговый элемент доказывания. Оценке подлежит как каждое доказательство в отдельности, так и вся их совокупность. Оценить доказательство - значит путем мыслительной деятельности установить его пригодность для использования в уголовном деле с точки зрения критериев, установленных в уголовно-процессуальном законодательстве.

Согласно ст.

88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

При доказывании хулиганства доказательства, как и по иным категориям уголовных дел, подлежат оценке в соответствии с вышеуказанными параметрами. Однако при этом возникает ряд специфических проблем, разрешение которых позволит сделать более эффективным как доказывание в целом, так и оценку доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве.

Первым критерием оценки доказательств в ч. 1 ст. 88 УПК РФ названа их относимость. Как указывает И.Л. Петрухин, «... оценка относимости доказательств состоит в выявлении их связи с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, объясняемой, в частности, действием общей причины» .

Примечательно, что вопросы, связанные с оценкой доказательств, поднимались достаточно давно. Так, Дж. Стифен писал, что слово «относящийся» (relevant) «... означает, что какие-либо два факта, к которым оно применяется, так относятся друг к другу по общему ходу событий, что один из них, взятый сам по себе или в связи с какими-либо фактами, доказывает или делает вероятным прошлое, настоящее или будущее существование или несуществование другого»5 •

В настоящее время общепризнанной является точка зрения, согласно которой относимым считается доказательство, которое позволяет установить хотя бы одно из обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела52. Вместе с тем мы не согласны с мнением Г.М. Резника, который считает, что доказательства «... признаются относимыми тогда, и только тогда, когда из них прямо или косвенно могут быть выведены факты, входящие в предмет доказывания»53. По нашему мнению, установление лишь подлежащих доказыванию обстоятельств - это несколько «за-

50 См.: Петрухин И.Л. Понятие и содержание оценки доказательств // Теория до- казательств в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1973. С. 435.

51 Стифен Дж. Очерк доказательственного права / Пер с англ. СПб: Сенатская типография, 1910. С. 20.

52 Подробнее об этом см.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. Тула: Автограф, 2000. С. 180-185; Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказа- тельств в советском уголовном процессе. М: Юрид. лит., 1964. С. 104-106; Мухин И.И. Важнейшие проблемы оценки судебных доказательств в уголовном и гражданском судо- производстве. Л.: ЛГУ, 1974. С. 7-9; Кобликов А.С. Законодательство об уголовном судо- производстве и понятия теории доказательств // Актуальные проблемы доказывания в советском уголовном процессе. М.: ВНИИ МВД СССР, 1981. С. 12-15; Курдадзе М.З. Пределы доказывания на предварительном следствии. Тбилиси: Сабчота Сакартвела, 1986. С. 116-145; Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания.

Сверд- ловск: Издательство Уральского университета, 1991. С. 65-68; Белкин А.Р. Теория дока- зывания. М.: Норма, 1999. С. 20-23 и др.

53 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.: Юрид. лит.,

1977. С. 22.

уженная» оценка доказательства с точки зрения его относимости. Например, доказательства, которыми были опровергнуты версии, впоследствии признанные неверными, также являются относимыми. Применительно к предварительному расследованию хулиганства это, в частности, означает, что должны устанавливаться и доказательства, опровергающие наличие в деянии лица хулиганских мотивов.

В действующем уголовно-процессуальном законодательстве отсутствует формализованный перечень доказательств, которые будут отвечать критерию относимости. Представляется, что это сделать и невозможно, поскольку обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и доказательства, которыми эти обстоятельства могут быть установлены, соотносятся между собой как философские категории абстрактного и конкретного. Именно поэтому в научной литературе предлагаются лишь примерные обобщенные перечни относимых доказательств. В настоящее время «классическим» считается перечень, содержащийся в монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе». А.А. Эйс-ман в результате обобщения практики и научных воззрений обосновал вывод, согласно которому в каждом конкретном случае от-носимость доказательственной информации должна рассматриваться с точки зрения ее возможности для использования, по крайней мере, с одной из следующих целей: а) установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания; б) обнаружения других доказательств (сведения о местонахождении, содержании, возможных препятствиях к контакту с носителем информации, искажениях и пробелах содержания, которые надо будет иметь в виду при собирании соответствующих доказательств); в) установления промежуточных фактов, совокупность которых позволяет в конечном счете установить обстоятельство, входящее в предмет доказывания; г) «дублирующего» установления фактов и обстоятельств, уже установленных другими доказательствами в целях проверки и усиления надежности системы доказательств данной версии; д) опровержения фактов, относящихся к другим версиям, выдвинутым по делу; е) проверки полноты и достоверности собранных сведений путем исследования условий их формирования, передачи, хранения . Полагаем, что данный перечень в любом случае исчерпывающим не является. Кроме того, критерию относимости должны отвечать как каждое доказательство в отдельности, так и несколько доказательств в системе, а также вся совокупность доказательств по уголовному делу в целом.

Использование доказательств с целью установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, является универсальным по всем категориям уголовных дел, и уголовные дела о хулиганстве в данном случае - не исключение. Однако имеется и весьма существенная специфика, состоящая в том, что при доказывании хулиганства те либо иные сведения могут относиться к различным группам обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ.

Так, сведения о личности подозреваемого (обвиняемого) при доказывании хулиганства могут касаться обстоятельств, указанных как в п. 1, так и в п. 3 ч. 1 ст. 73 УПК РФ (соответственно, событие преступления и обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого). При этом сведения о прежних судимостях лица, его антиобщественном поведении, склонности к употреблению спиртных напитков и т.п. сами по себе не могут подтверждать факт совершения им хулиганства и в этой связи не обладают свойством относимости применительно к обстоятельствам, установленным в п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ. Однако в том случае, когда событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении будут достоверно установлены, сведения о его личности приобретают особую значимость для установления обстоятельств, указанных в п. 3 ч. 1 ст. 75 Кодекса. Как верно указывают по этому поводу Б.В. Волженкин, С.К. Питерцев и В.В. Шимановский, «... непосредственной причиной хулиганских действий является специфическая, в большей или меньшей мере свойственная субъекту этих действий антисоциальная психическая установка, сформировавшаяся у него на базе определенным образом искаженной системы ценностных ориентации... Но прежде всего ее необходимо установить, индивидуализировать содержание, определить степень стойкости, интенсивности реализации (частоты проявления в актах хулиганского поведения), сте-

54 См.: Эйсман А.А. Относимость доказательств // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.: Юрид, лит., 1973. С. 247-248.

пень генерализации (распространения на все более широкий круг различных по своему характеру конфликтных ситуаций)»55. Поэтому получение сведений о личности обвиняемого позволяет не только индивидуализировать наказание в случае признания его виновным, но и создать алгоритм социально-психологической корректировки осужденного.

Однако мы не вполне согласны с А.Г. Стовповым, полагающим, что «...практически все обстоятельства предмета доказывания имеют отношение к личности обвиняемого» . Примером тому является как раз практика доказывания хулиганства. Так, при совершении хулиганства, предусмотренного ч. 3 ст. 213 УК РФ, могут быть использованы любые предметы, как принесенные виновным, так и обнаруженные им на месте совершения преступле-ния57. Вряд ли тот факт, при помощи какого именно предмета, использованного в качестве оружия, было совершено хулиганство, может характеризовать личность обвиняемого.

Выдающийся российский правовед В. Случевской в отношении подобных ситуаций писал: «Личность подсудимого только настолько должна подлежать этому исследованию, насколько она

58

проявилась в этом действии» .

Специфическим образом относятся к обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела, и доказательства, которыми устанавливаются смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Доказанность обстоятельства, отягчающего наказание, сама по себе не подменяет доказанности обстоятельств, подтверждающих наличие события преступления и виновность конкретного лица в его совершении. Например, тот факт, что деяние было совершено в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного бедствия, а также при массовых беспорядках (п. «л» ч. 1 ст. 62 УК РФ), сам по себе не подтверждает виновность кон-

55 Волженкин Б.В., Питерцев С.К., Шимановский ВВ. Расследование дел о хулиганстве. Учеб. пособие. 2-е изд. Л.: Ин-т усовершенств. следств. работников прокуратуры

СССР, 1979. С. 86-87.

Стовповой А.Г.Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, как элемент предмета доказывания. Автореф. ... канд. юрид. наук. Л.: ЛГУ, 1980. С. 13.

57 См.: Архив Верховного Суда Российской Федерации. Дело № 3-099-9 (Цит. по кн.: Судебная практика по Уголовному кодексу Российской Федерации. М: Спарк, 2001. С. 859-860). V

58 Случевской Вл. Учебник русского уголовного процесса. 2-е изд. Л., 1985. С. 507.

кретного лица в его совершении. С другой стороны, лицо, подозреваемое в совершении хулиганства, вправе приводить сведения, подтверждающие его положительные качества (ст. 61 УК РФ). Эти сведения не относятся к обстоятельствам, характеризующим событие преступления, и не подтверждают, даже косвенно, виновность данного лица в совершении хулиганства.

Доказательства, которые подтверждают обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния, напротив, имеют приоритетное значение по отношению к иным обстоятельствам. Будучи установленными, данные обстоятельства исключают необходимость доказывания иных обстоятельств из числа содержащихся в ст. 73 УПК РФ. Более того, понятие необходимой обороны и состав преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, - взаимоисключающие категории. Даже если будет установлено, что пределы необходимой обороны были превышены, уже сам этот факт исключает возможность привлечения лица к уголовной ответственности по обвинению в совершении хулиганства.

Особое значение при доказывании хулиганства имеет выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч. 2 сТ. 73 УПК РФ). Однако профилактика преступлений, вытекающая из общей неблагоприятной криминогенной обстановки, должна быть основана на доказывании обстоятельств, способствовавших совершению каждого конкретного преступления, в нашем случае - хулиганства. Поэтому необходимо четко отграничивать те обстоятельства, посредством доказывания которых устанавливается состав преступления, и обстоятельства, которые выходят за рамки состава, но которые различным образом способствовали совершению деяния5 .

Г.Ф. Горский в результате глубокого исследования данной проблемы пришел к выводу, согласно которому при производстве по конкретному уголовному делу необходимо доказывать причины и условия, вызвавшие конкретно расследуемое преступление (в первую очередь относящиеся к событию преступления, личности преступника, условиям его труда и быта, воспитания и связям). «Выводы о причинах, обусловивших расследуемое преступ-

59 Подробнее об этом см.: Миньковский Г.М. Обстоятельства, подлежащие доказыванию // Теория доказательств в советском уголовном процессе. М: Юрид. лит., 1973. С. 178-179.

ление, - указывает автор, - должны быть использованы для проведения предупредительных мер как по объекту, где произошло преступление, так и по категориям аналогичных дел»60.

Например, к числу обстоятельств, способствовавших совершению хулиганства, Ю.А. Виленский обоснованно относит низкий культурный уровень лица, безразличное отношение родителей к воспитанию детей, упущения в воспитательной работе школ и др. Однако каждое из этих обстоятельств, будучи установленным, не доказывает наличия в деянии лица состава преступления, хотя соответствующие доказательства, несомненно, свойством относимости обладают.

Относимыми могут быть и иные доказательства, помимо устанавливающих перечисленные в ст. 73 УПК РФ обстоятельства. Например, это могут быть сведения, подтверждающие необходимость применения к лицу мер безопасности, информация о том, что то либо иное лицо может быть допрошено в качестве свидетеля, и т.п.

При доказывании хулиганства относимыми являются доказательства, которые подтверждают наличие у лица хулиганских мотивов62. Данные мотивы, как говорилось ранее, нельзя считать установленными, если не доказаны иные мотивы совершения деяния (например, месть, зависть и т.п.).

При доказывании хулиганства относимыми являются и доказательства, которые подтверждают или опровергают каждую из выдвинутых версий совершенного деяния. Проблемам выдвижения и проверки версий посвящено большое количество научных исследований. При версифицировании события преступления особое значение приобретает моделирование63. Г.П. Корнев и Л.С. Корнева по этому поводу указывают, что в следственной версии важные функции выполняет воображение, поскольку «...

6 Горский Г.Ф. Выявление и изучение причин преступности. Воронеж: ВГУ,

1964. С. 14.

61 См.: Виленский Ю.А. Расследование хулиганства. Автореф. дисс. ... канд. юрид.

наук. Саратов, 1970. С. 14-15.

62 Под хулиганским побуждениями в психологии понимается стремление в вызы- вающей форме проявить себя, выразить пренебрежение к обществу и его установлениям. См.: Антонян Ю.М., Еникеев З.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. М.: ПЕНАТЫ, 2000. С. 113.

63 Подробнее об этом см.: Лузгин ИМ. Моделирование при расследовании престу- плений. М: Юрид. лит., 1981. С. 74-79.

выдвижение и проверка версии - необходимая стадия творческого поиска, осуществляемого субъектом расследования» 4. Однако, по нашему, мнению, такое воображение также имеет определенные границы. Например, доказательства, посредством которых осуществляется попытка подтвердить или опровергнуть явно неправдоподобные версии хулиганства, изначально должны признаваться недопустимыми.

В любом случае версия должна быть реальной и касаться лишь существенных обстоятельств, подлежащих установлению по каждому уголовному делу. Примечательно, что еще в прежние века этому требованию уделялось повышенное внимание. Так, в ст. 549 Устава военно-судебного Российской Империи было закреплено следующее: «Воспрещается под опасением законной ответственности останавливать течение дела для пополнения следствия сведениями несущественными» .

Таким образом, вышеуказанное подтверждает ранее высказанный тезис о невозможности установления формализованного перечня доказательств, которые следует считать относимыми. Однако, по нашему мнению, указание в законе лишь на свойство отно-симости доказательств без установления его определения также не отвечает ни теоретическим воззрениям, ни потребностям практики. В этой связи предлагаем в ст. 88 УПК РФ указать, что относимым является доказательство, которое способно устанавливать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела.

Следующим свойством доказательств, которое должно быть установлено в результате их оценки, является допустимость. Вопросам допустимости доказательств посвящено большое количество научных работ66. Основной критерий, которому отвечает

64 Корнев Г.П., Корнева Л.С. О познавательно-эвристических функциях воображе- ния в уголовно-процессуальной деятельности // Уголовно-процессуальные проблемы предварительного следствия и пути его совершенствования. Волгоград: ВСШ МВД СССР, 1985. С. 27. ч

65 См.: Устав военно-судебный // Свод военных постановлений 1869 года. Часть шестая. Уставы военно-уголовные. Петроград: Военная Типография Императрицы Екате- рины Великой. 1915. С. 137-385.

66 См.: ВинбергА.И., КочаровГ.И., Миньковский Г.М. Актуальные вопросы теории судебных доказательств в уголовном процессе // Соц. законность. 1963. № 3. С. 21-28; Горский Г.Ф., Кокорев Л Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж: ВГУ, 1978; Ветрова Г.Н. О допустимости доказательств в советском уголовном процессе // Советская юстиция. 1981. № 3. С. 19-20; Мотовиловкер И.О. Неко- допустимое доказательство, состоит в том, что оно должно быть собрано и проверено уполномоченным должностным лицом, надлежащим, закрепленным в уголовно-процессуальном законодательстве, способом.

Однако ряд вопросов допустимости доказательств и до настоящего времени остается в разряде дискуссионных.

Так, Г.Ф. Горский, Л.Д. Кокорев и П.С. Элькинд указывают, что требование допустимости характеризует «...закономерность источников, способов получения и закрепления фактических данных»67. Прежде всего, обращает на себя внимание, что «закономерность» - это термин, который является скорее философским, нежели правовым. Поэтому, на наш взгляд, в контексте данного высказывания следовало бы говорить не о закономерности, а о законности. Кроме того, поскольку оценке доказательств предшествует их проверка, следует вести речь и о допустимости способов такой проверки. Если та либо иная информация была получена надлежащим образом, однако проверялась недопустимыми способами, то итоговое доказательство также следует признавать недопустимым.

Одновременно следует иметь в виду, что критерии относимости и допустимости соотносятся между собой определенным образом. В монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе» вначале рассматривается такое свойство доказательств-, как их допустимость, и лишь затем - относимость68. По нашему же мнению, законодатель не случайно в ч. 1 ст. 88 УПК РФ, наоборот, вначале упоминает относимость доказательств, и лишь затем - их

торые аспекты вопроса о допустимости (недопустимости) источников доказательств в светском уголовном судопроизводстве // Доказывание по уголовным делам. Межвузовский сборник. Красноярск, 1986. С. 54-62; Карнеева Л.М. Доказательства в советском уголовном процессе. Волгоград, 1988; Сибилева И.В. Допустимость доказательств в советском уголовном процессе. Киев: УМК ВО, 1990; Трусов А. О допустимости и относимости доказательств // Советская юстиция. 1990. № 14. С. 14-15; Зажицкий В.И. Вопросы доказательственного права // Советская юстиция. 1992. № 19-20. С. 3-4; Пашин С.А. Допустимость доказательств (информация) // Российская юстиция. 1994. № 7. С. 27-28; Лупинская И.А. Основания и порядок принятия решений о недопустимости доказательств // Российская юстиция. 1994. № 11. С. 2-5; Она же. Вопросы оценки допустимости доказательств в практике Верховного Суда РФ // Допустимость доказательств в российском уголовном процессе. Ростов/н/Д.: СКАГС, 2000. С. 6-22; Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юристь, 1995 и др.

67 См.: Горский Г.Ф., КокоревЛ.Д., Элькинд П.С. Указ. соч. С. 107.

68 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. С. 228-256.

допустимость. Дело в том, что в том случае, когда та либо иная информация будет признана не относящейся к обстоятельствам, имеющим значение для уголовного дела, вопрос о ее допустимости в качестве доказательства не возникает вообще. Поэтому, оценивая критерии допустимости доказательств с точки зрения доказывания хулиганства, мы будет подразумевать, что данные сведения обладают признаками относимости.

В настоящее время общепризнанной является точка зрения, согласно которой доказательство признается допустимым в том случае, когда оно соответствует следующим требованиям процессуальной формы: 1) получено надлежащим субъектом доказывания; 2) получено надлежащим образом; 3) приобщение доказательств к уголовному делу произошло надлежащим образом.

Ряд авторов предлагает включать и иные критерии допустимости доказательств. Например, Н.П. Кузнецов считает, что доказательства должны отвечать и такому требованию, как «обеспечение установленного законом порядка проведения следственных действий, при помощи которых получаются сведения»69. Однако, по нашему мнению, данное положение является лишь частью более общего требования - «получение доказательства надлежащим образом». Кроме того, способы получения доказательств нельзя сводить лишь к производству следственных действий (см. ст. 70 УПК РСФСР, ст. 86 УПК РФ).

Применительно к доказыванию хулиганства вопрос о. допустимости доказательств приобретает особое значение. Хулиганство как преступление характеризуется тем, что оно совершается практически внезапно для окружающих. Кроме того, в результате его совершения остается достаточно большое количество следов (как материальных, так и идеальных). Поэтому собирание доказательств сопряжено с большим риском их утраты в случае признания недопустимыми.

Особенности допустимости доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве состоят, прежде всего, в том, что каждое из доказательств должно быть получено надлежащим субъектом доказывания.

См.: Кузнецов Н.П. Указ. соч. С. 22.

По общему правилу доказывание вправе осуществлять лицо, в производстве которого находится уголовное дело (т.е. следователь, дознаватель или прокурор), или иное должностное лицо уголовного судопроизводства, которое уполномочено осуществлять доказывание по данному уголовному делу. К ним могут относиться: прокурор, который вправе участвовать в производстве предварительного расследования, в том числе путем производства отдельных следственных и иных процессуальных действий (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ); орган дознания, которому следователем было дано поручение о производстве отдельных следственных действий (п. 4 ч. 2 ст; 38 УПК РФ); начальник следственного отдела, который вправе пользоваться не только полномочиями следователя, но и полномочиями руководителя следственной группы

(ч. 2 ст. 39 УПК РФ).

Если следственное действие осуществляется сотрудником органа дознания, то в протоколе должно быть четко отражено, что имеется поручение следователя о его производстве, а также указаны дата и входящий номер данного документа.

Весьма проблематичной является ситуация, когда хулиганство было обнаружено должностным лицом уголовного судопроизводства непосредственно в момент его совершения. Законодатель четко не указывает, в качестве кого выступает данное должностное лицо, то ли в качестве очевидца, то ли в качестве субъекта доказывания. По общему правилу приоритетным является статус свидетеля, однако неясно, может ли при этом следователь или дознаватель доставить лицо в орган внутренних дел и возбудить уголовное дело.

Представляется, что в данном случае права свидетеля и полномочия должностных лиц уголовного судопроизводства смешивать не следует. Должностное лицо, задержавшее хулигана, доставляет его в дежурную часть ближайшего ОВД, после чего выступает в качестве очевидца. Это позволит, и пресечь дальнейшее негативное развитие событий, и предоставить сотруднику возможность в дальнейшем выступить в качестве свидетеля.

Требование, согласно которому доказательство должно быть получено надлежащим образом, применительно к хулиганству означает, что должны соблюдаться все требования закона относительно собирания и проверки доказательств. Недопустимо производить следственные действия без проставления времени их начала и окончания, не разъяснять содержание прав лиц, принимающих в них участие. Это нельзя оправдать ни стремлением собрать как можно большее количество доказательств непосредственно после обнаружения факта хулиганства, ни иными причинами.

При этом следует иметь в виду, что согласно п. 3 ч. 2 ст..75 УПК РФ к недопустимым в числе прочих относятся доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса. Тем самым в Законе установлено, что любое (даже самое незначительное) нарушение вызывает недопустимость доказательства. Однако такое правило в его буквальном толковании «денонсирует» некоторые содержащиеся в УПК РФ процедуры, направленные на устранение ошибок предварительного расследования. Например, прокурор при обнаружении ошибок предварительного расследования вправе направить уголовное дело для производства дополнительного следствия или дополнительного дознания (п.

3 ч. 1 ст. 221 УПК РФ, п. 2 ч. 1 ст. 226 УПК РФ); судья при обнаружении недостатков проведенного предварительного следствия вправе возвратить уголовное дело прокурору (ст. 237 УПК РФ).

Следующий критерий, которому отвечают допустимые доказательства, состоит в том, что приобщение доказательств к уголовному делу должно произойти надлежащим образом. Данное требование применительно к доказыванию хулиганства означает, что все доказательства в материалах уголовного дела должны появляться в установленном УПК РФ порядке. В частности, в ходе предварительного расследования хулиганства запрещено подменять одни процессуальные действия другими (например, опознание - очной ставкой, обыск или выемку - осмотром места происшествия). При составлении процессуальных документов особое внимание следует обращать на то, чтобы доказательства не появлялись «ниоткуда». Например, по уголовному делу по факту совершения хулиганства в описательной части протокола осмотра места происшествия были указаны лишь самые общие признаки места, где было совершено деяние, однако в заключительной части указано, что с места происшествия были изъяты две пуговицы, без указания конкретного места их обнаружения. Данное обстоятельство впоследствии послужило основанием для признания этого вещественного доказательства недопустимым.

С другой стороны, сам факт некачественного составления процессуальных документов, если можно их исправить, не может служить однозначным основанием для признания доказательств недопустимыми. Например, следователь или дознаватель при систематизации материалов уголовного дела могут проставить свои подписи на протоколах тех следственных действий, где они

г- 70

были пропущены по невнимательности .

Однако мы не согласны с Г.М. Резником, который считает, что форма может нарушаться и при собирании доказательств. В своей книге автор приводит следующий пример из судебной практики: «По делу Ш., совершившего хулиганские действия в институтском общежитии, в качестве вещественного доказательства фигурировал нож. Нож был отобран у обвиняемого проживавшими там студентами, а затем передан прибывшему на место происшествия сотруднику милиции. Последний получение ножа процессуально не оформил, а следователь впоследствии ограничился вынесением постановления о приобщении его к делу. В судебном разбирательстве возник вопрос о допустимости данного доказательства. Допросив свидетелей, суд установил факт изъятия ножа и обоснованно признал за ним значение вещественного доказательства, несмотря на нарушение процессуальной формы доказы-вания»71. Несомненно, в рамках УПК РФ подобное доказательство было бы признано недопустимым.

Таким образом, допустимость доказательств представляет собой требование, в соответствии с которым доказательствами признаются лишь сведения, которые были получены надлежащими субъектами доказывания, в надлежащем процессуальном порядке, а также нашли свое закрепление в материалах уголовного дела надлежащим образом.

Следующим свойством доказательств, которое должно быть выявлено при их оценке, является достоверность. Критерий достоверности доказательств до недавнего времени в уголовно-процессуальном законодательстве отсутствовал, поскольку от-

70 Подробнее об этом см.: Кпимчук В.П. Ошибки при окончании предварительного следствия и уголовно-процессуальные способы их устранения. Автореф. дисс. ... канд.

юрид наук. М: МосУ МВД РФ, 2003. С. 16-17.

71 Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.; Юрид. лит.,

1997. С. 7.

сутствовало единство взглядов относительно целесообразности выдвижения к доказательствам данного требования.

Так, в монографии «Теория доказательств в советском уголовном процессе» требование достоверности к доказательствам не предъявлялось. АА. Давлетов к юридическим свойствам доказательств помимо относимости и допустимости относит и их достоверность. Однако требование достоверности автор не раскрывает. По его мнению, доказательство должно быть «...правовым (уголовно-процессуальным) явлением, т.е. доброкачественным средством установления фактов»72. Г.Г. Доспулов «объективизирует» критерий достоверности доказательств. Так, автор пишет: «Доказательства по уголовному делу можно рассматривать как достоверно доказанное знание (информацию) об отдельных фактах, вещах, свойствах или отношениях предметов. Поэтому в них выступает абсолютная истина. Обобщение же как результат логической обработки доказательств, как результат толкования их в процессе принятия процессуального решения с самого начала предполагает огрубление действительности и выступает как относительная истина» .

По нашему мнению, достоверность доказательств - это весьма сложная категория, объяснить которую наиболее удобно по правилу «от противного». Недостоверными являются подложные доказательства, т.е. доказательства, которые по своему «внешнему виду» являются и относимыми, и допустимыми, однако их появление стало результатом ложных показаний, фальсификации веществентых доказательств и т.п.

При доказывании хулиганства к разряду недостоверных могут относиться и доказательства о взаимоотношениях между потерпевшим и подозреваемым (обвиняемым). Кроме того, особо следует проверять достоверность доказательств в тех случаях, когда в ходе досудебного производства по уголовному делу ими будут обосновываться процессуальные решения.

Чем раньше будет обнаружена недостоверность доказательств, тем с меньшими негативными последствиями эта проблема мо-

72 См.: Давлетов А.А. Основы уголовно-процессуального познания. Свердловск: Уральск, ун-т, 1991. С. 64.

73 Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного следствия. Алма-Ата: Наука,

1984. С. 73.

жет быть разрешена. Если же это будет установлено после вступления приговора суда в законную силу, то следует разрешать вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в порядке, установленном гл. 49 УПК РФ74.

Особо проблемным является вопрос об оценке такого свойства доказательств, как достаточности всей совокупности доказательств для разрешения уголовного дела.

Представляется, что в данном случае речь идет о возможности при помощи собранных и проверенных доказательств вынести законное, обоснованное и мотивированное решение по уголовному делу, т.е. постановление о его прекращении или приговор. Вместе с тем, по нашему мнению, в данном случае законодатель шагнул слишком «размашисто», сразу же соотнеся доказательства с итоговыми решениями и оставив без внимания решения промежуточные. Как верно указывает МЛ Якуб, «...оценкой доказательств заканчивается исследование фактических обстоятельств дела в каждой стадии процесса. Однако под оценкой доказательств понимается не только то итоговое решение по указанным вопросам, которое принимается судом при постановлении приговора и выражается в нем (а в стадии предварительного расследования - следователем и прокурором), но и процесс разрешения этих вопросов и формирование решения (выводов) по ним. Этот процесс развивается по мере накопления и проверки информации, ее исследования и обсуждения»75.

Действительно, в той же мере, в которой вся совокупность доказательств обосновывает итоговое решение по уголовному делу, определенная (меньшая) совокупность доказательств в состоянии обосновать то либо иное промежуточное процессуальное решение.

Постановление о возбуждении уголовного дела выносится в том случае, когда собранными доказательствами подтверждается наличие в деянии признаков преступления, предусмотренного определенной статьей (частью, пунктом статьи) Особенной части УК РФ.

При возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, в отношении конкретного

74 Подробно об этом см.: Ведищев Н.П.Возобновление производства по уголов- ному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. М: Юрлитинформ, 2003.

75 ЯкубМ.Л. Показания свидетелей и потерпевших. М.: МГУ, 1968. С. 12.

лица одна и та же совокупность доказательств одновременно обосновывает сразу два решения - и о возбуждении уголовного дела, и о наделения лица процессуальным статусом подозреваемого (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ).

Появление процессуальной фигуры подозреваемого возможно и в других случаях, указанных в п.п. 2-3 ч. 1 ст. 46 УПК РФ, однако в любом случае задержание лица по подозрению в совершении преступления или применение к нему меры пресечения до предъявления обвинения должно быть основано на оценке доказательств, подтверждающих совершение преступления именно этим лицом.

Привлечение в качестве обвиняемого согласно ч. 1 ст. 171 УПК РФ происходит лишь при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления. Таким образом, само по себе вынесение постановления еще не дает возможности считать лицо обвиняемым, поскольку при отсутствии или недостаточности доказательств решение, вопреки требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, будет необоснованным.

Итоговые решения, принимаемые в результате предварительного расследования, также обосновываются соответствующими доказательствами. Исключение составляет прекращение уголовного преследования ввиду непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления, поскольку соответствующее решение в силу принципа презумпции невиновности выносится при отсутствии доказательств, подтверждающих причастность лица к совершению преступления.

По уголовным делам о хулиганстве в обвинительное заключение должны в обязательном порядке включаться все доказательства, которыми сторона защиты обосновывает отсутствие в действиях обвиняемого хулиганских побуждений, независимо от того, что сторона обвинения считает версию стороны защиты опровергнутой, а доказательства стороны защиты - полученными с нарушением закона.

Таким образом, при оценке доказательств по уголовным делам о хулиганстве относимыми доказательствами должны признаваться не только сведения, которые устанавливают обстоятельства, подлежащие доказыванию, но и сведения, которые опровергают наличие таких обстоятельств.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Овчаренко Е.И.. Доказывание по уголовным делам о хулиганстве (досудебное производство). Науч.-практич. пособие / Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.В. Гриненко. — М.: Издательство «Юрлитинформ»,2006. - 128 с.. 2006

Еще по теме 2.4. Оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве:

  1. ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ВВИДУ НОВЫХ ИЛИ ВНОВЬ ОТКРЫВШИХСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
  2. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  3. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  4. 3. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебном производстве
  5. Овчаренко Е.И.. Доказывание по уголовным делам о хулиганстве (досудебное производство). Науч.-практич. пособие / Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.В. Гриненко. — М.: Издательство «Юрлитинформ»,2006. - 128 с., 2006
  6. Предисловие
  7. Глава 1. Правовые и организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  8. 1.3. Организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  9. Глава 2. Собирание, проверка и оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  10. 2.1. Общая характеристика доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  11. 2.2. Собирание доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  12. 2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  13. 2.4. Оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -