<<
>>

1.1. Уголовно-правовая характеристика хулиганства

Хулиганство как общественно опасное деяние характеризуется множеством признаков, которые обусловливают специфику деятельности по доказыванию данного преступления. В старину такое деяние называлось «озорство, непотребство».

Еще в Соборном уложении 1649 г. существовал ряд статей, которые устанавливали уголовную ответственность за подобные деяния. Гак, в ст. 7 гл. XXII установлена ответственность за «мучительское надругательство», ст. 17 этой же главы гласит: «А будет кто с похвальбы, или с пьянства, или умыслом наскачет на лошади на чью жену, и лошадью ея стопчет и повалит, и тем ея обесчестит, или ея тем боем изувечит...»1. Однако в это время еще не существовало четкого определения общественного порядка, поэтому в подавляющем большинстве случаев деяния не дифференцировались в зависимости от умысла. Можно лишь весьма условно считать, что слова «с похвальбы, или с пьянства, или умыслом», по сути, свидетельствуют о наличии в действиях лица хулиганских побуждений, хотя в современной трактовке умысел - несколько иная категория, посредством которой определяется форма вины.

В документе, именуемом «Устав благочиния или полицейский», который 8 апреля 1782 г. был утвержден Императрицей Екатериной II, содержался прямой запрет «учинить уголовныя преступления противу народной тишины» (ст. 230), хотя в перечне деяний содержались и не имевшие непосредственного отношения к нарушению общественного порядка («челобитье или прошение или донос скопом или заговором», «насильное завладение недвижимого имения», «разеевание лжи и клеветы»)2. В ч. 4 ст. 261 Устава более полно обозначены действия, которые под-

1 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 3. Акты земских соборов. М: Юридлит., 1985. С. 248-249.

2 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 5. Законодательство периода расцвета абсолютизма. М.: Юридлит., 1987. С. 372.

падают под при нижи кулигмк inn н • m и ином понимании: «Буле кто но время общенародной три ним нИмиы пни театрального предеяшления, и том месте пни (nun ipno ней но его сажен, учинит кому обиду, иди Придирку, ими брань, или драку, или вынет шпагу из ножен или употребит огнестрельное оружие, или кинет камень, или порох, или иное что подобное, чем кому причинить может рану или вред или убыток или опасение, того отдать под стражу и отослать к суду»3.

В период Судебной реформы 1861-1864 г.г.

в «Уставе о наказаниях» преступления против порядка спокойствия находились в Отделении втором главы третьей «О проступках против благочиния, порядка и спокойствия». В соответствии со ст. 38 Устава, «за ссоры, драки, кулачный бой или другого рода буйство в публичных местах и вообще за нарушение общественной тишины» виновные подвергались наказанию (правда, весьма незначительному - аресту не свыше семи дней или денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей). Однако следует заметить, что в рамках этой же статьи наказание могло быть назначено и в случаях, когда «в нарушениях будет участвовать целая толпа людей, которая не разойдется по требованию полиции»4. Это деяние больше соответствует такому преступлению, как массовые беспорядки (ст. 212 ныне действующего УК РФ). Таким образом, выделения нарушений, которые в наше время именуются уголовно наказуемым хулиганством, в момент принятия Устава о наказаниях (1886 г.) еще не произошло.

В отечественном законодательстве послереволюционного периода хулиганство было выделено в качестве самостоятельного состава. Однако в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. хулиганство регламентировалось разделом 5 «Иные посягательства на личность и ее достоинство». Этот раздел, наряду с четырьмя предыдущими, был объединен главой V «Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности». В этой связи следует согласиться с Г.В. Швековым в том, что в данную главу состав хулиганства был помещен без достаточных оснований . Действи-

3 См.: Там же. С. 379.

4 См.: Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. Судебная реформа. М.: Юридлит., 1991. С. 400.

5 См.: Швеков Г.В. Первый советский Уголовный кодекс. М.: Высшая школа,

1970. С. 202.

тельно, это деяние связано с посягательством на честь, достоинство и свободу граждан, однако наиболее важной его особенностью является то, что объектом хулиганства выступают отношения, нарушающие общественный порядок.

В Уголовном кодексе РСФСР, утвержденном Верховным Советом РСФСР 27 октября 1960 г., который с многочисленными изменениями и дополнениями действовал вплоть до 1 января 1997 г., статья «Хулиганство» была помещена в Главу десятую «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения».

Хулиганство было определено как «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу» (ч. 1 ст. 206 УК РСФСР). Злостным хулиганством признавались «те же действия, отличающиеся по своему содержанию особым цинизмом или особой дерзостью, либо связанные с сопротивлением представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иным гражданам, пресекающим хулиганские действия, а равно совершенные лицом, ранее судимым за хулиганство» (ч. 2 этой же статьи).

Примечательно, что диспозиция этой статьи была достаточно идеологизирована, поскольку во главе угла стояли исключительно общественные интересы. Кроме того, определение квалифицированного хулиганства содержало такие оценочные категории, как «особый цинизм» и «особая дерзость». На практике приходилось затрачивать значительные усилия, чтобы доказать наличие соответствующего поведения. Весьма часто именно ввиду недостаточной определенности выносилось большое количество процессуальных решений, которые впоследствии признавались незаконными или необоснованными.

Несомненным достижением отечественной юридической мысли стало конструирование модифицированного состава хулиганства в УК РФ от 13 июня 1996 г. (введен в действие с 1 января 1997 г.). Статья, устанавливающая уголовную ответственность за хулиганство, и в первоначальной, и в новой редакции помещена в гл. 24 «Преступления против общественной безопасности» раздела IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка». В соответствии с ч. I ст. 213 УК РФ (в первоначальной редакции) хулппни том • -ни К «грубое наруше- ние общественного порядка, Ш1рижшощп миног неуважение к обществу, (ХПОВСЙДЗКЩеО! применением нт Пнин к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повре- ждением чужого имущества». Квашфицированньгм признавалось то же деяние, если оно: а) совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) связано с сопротивлением представителю власти либо иному ли- цу, исполняющему обязанности по охране общественного поряд- ка или пресекающему нарушение общественного порядка; в) со- вершено лицом, ранее судимым за хулиганство (ч.

2 ст. 213 УК РФ). Особо квашфицированныгм признавалось хулиганство, со- вершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (ч. 3 ст. 213 УК РФ).

Необходимо заметить, что диспозиция данной статьи столь серьезно отличалась от диспозиции, закрепленной в ст. 206 УК РСФСР, что можно признать ее содержание возвращением (на более высоком качественном уровне) к положениям ст. 261 «Устава благочиния или полицейского» 1782 г. Дело в том, что и в Уставе основным признаком данного преступления «противу народной тишины» было совершение в общественном месте действий, сопровождающихся причинением «раны или убытка или вреда или опасения».

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» определение хулиганства, по сравнению с ранее имевшимся, было несколько изменено. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 213 УК РФ в новой редакции хулиганство определено как «грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия». В ч. 2 этой же статьи в качестве квалифицированного хулиганства определено «то же деяние, совершенное по предварительному сговору или организованной группой лиц либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка».

В новой редакции ст. 213 УК РФ заметны два изменения. Во-первых, де-криминализированы действия, которые хотя и нарушают общественный порядок, но были осуществлены без использования оружия или предметов, используемых в качестве такового. И, во-вторых, в диспозиции ч. 1 ст. 213 УК РФ в новой редакции отсутствует такой признак хулиганства, как сопровождение действий, грубо нарушающих общественный порядок, применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества.

В этом плане интересна заочная дискуссия, результаты которой отражены в материалах диссертации Ю.А.

Виленского. В 1970 г. автор вполне обоснованно не разделял точку зрения А.И. Трайнина, ЯМ. Кульберга, которые считали, что при хулиганстве наряду с общественным порядком в качестве объекта выступает и личность. В то время Ю.А. Виленский был, несомненно, прав, однако ст. 213 УК РФ в первоначальной редакции подтверждала позицию именно критикуемых диссертантом авторов6. В настоящее же время позиция Ю.А. Виленского вновь совпала с положениями Федерального закона от 8 декабря 2003 г., в которых обязательным объектом преступного посягательства является не личностьЛ а общественные отношения, связанные с обеспечением общественного порядка. Несомненно, нарушение общественного порядка воздействует и на каждую личность в отдельности, однако в настоящее время хулиганство имеет место и при нарушении, которое не сопровождается причинением вреда или угрозой его причинения конкретному субъекту (например, под признаки хулиганства в настоящее время могут подпадать не только так называемые «погромы», но и иные публичные нарушения, которые сопровождаются использованием оружия или предметов, использованных в качестве оружия).

Однако и в том виде, в котором хулиганство определено в ст. 213 УК РФ, ряд вопросов остался в разряде дискуссионных. Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что статья, определяющая хулиганство как «грубое нарушение общественного порядка»|| расположена в гл. 24 УК РФ «Преступления против

6 См.: Випенский Ю.А. Расследование хулиганства. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов: СЮрИ, 1970. С. 5.

общсстнопной Ocioiiiii пи in» it unit < ниш ЮМ HIM, что данная глава расположена и раздело [X <-Н"< ГуПЛ ним прогни обществ венной безопасности и общественною ПОрОДХ». однако отдельная глава «Преступления против общественном! ПОрЯДК» в УК РФ отсутствует. Таким образом, налицо ДВ0ЙН01 несоответствие, Во-первых, в вышеуказанном разделе вообще отсутствует провозглашенная в его наименовании составная часть - глава «Преступления против общественного порядка». Во-вторых, хулиганство безосновательно отнесено в разряд преступлений против общественной безопасности.

Кроме того, к преступлениям против общественного порядка по признаку схожести непосредственного объекта относятся: заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК РФ), массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ), вандализм (ст. 214 УК РФ).

В связи с этим представляется необходимым внести изменения в УК РФ, предложив включить в раздел IX отдельную главу 24.1 «Преступления против общественного порядка», в которой могут быть представлены составы преступлений, предусмотренные статьями УК РФ: ст. 207 «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма», ст. 212 «Массовые беспорядки», ст. 213 «Хулиганство», ст. 214 «Вандализм».

Некоторые сложности вызывает в настоящее время и установление некоторых элементов состава преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ. Это, в свою очередь, порождает проблемы, которые связаны с установлением обстоятельств, подлежащих доказыванию по данным категориям уголовных дел7.

Общепризнанным является определение состава преступления как совокупности установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние в качестве преступления. С позиций теории уголовного права состав любого преступления, в том числе и хулиганства, включает в себя ряд элементов: 1) объект преступления; 2) объективную сторону преступления; 3) субъект преступления; 4) субъективную сторону преступления. Определяется также причинно-следственная связь между совершенным деянием и наступившими последствиями.

7 Подробно об этом см. § 2 гл. I настоящей работы.

До недавнего времени общепризнанным было мнение, согласно которому хулиганство посягало на два непосредственных объ-екта8. Первый из них представляли собой отношения, обеспечивающие общественный порядок. Второй объект именовался альтернативным, поскольку хулиганство имело место при нарушении хотя бы одной из следующих групп общественных отношений: 1) общественные отношения, обеспечивающие здоровье, телесную неприкосновенность или свободу личности; 2) общественные отношения, обеспечивающие безопасность этих благ личности или безопасность жизни; 3) общественные отношения, связанные с правом собственности (но не с порядком распределения материальных благ). Считалось, что первая группа отношений нарушалась, если в ходе хулиганства было совершено насилие, вторая - если имелась угроза применения насилия, третья же группа - при уничтожении или повреждении имущества.

В настоящее время объект преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, существенно изменился. Он больше альтернативным не является, поскольку, как и ранее в УК РСФСР, основным и единственным объектом признается именно общественный порядок. Одновременно произошла частичная декриминализация деяния, поскольку исключена ч. 1 ст. 213 УК РФ, предусматривавшая грубое нарушение общественного порядка без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, исключены и, одновременно, изменены диспозиции последующих частей.

Объективную сторону хулиганства могут составлять только действия, т.е. активное поведение лица, достигшее определенного результата. Причем такое поведение является достаточно сложным явлением, поскольку необходимо, чтобы оно сопровождалось применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

При этом грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, не может быть отделено от применения оружия или иных предметов, используемых в качестве такового. В противном случае деяние может «расслоить-

8 См., например: Уголовное право. Особенная часть. Т. 2 / Под ред. Л.Д. Гаухмана и СВ. Максимова. М.: МИ МВД России, 1999. С. 35.

ся» на два самостоятельный дейетин. Мпнримср, грубое нарушение общественного порядка будет причиню МУКИМ хулиганством, а последовавшее затем, но не сиячшшое • ним хранение оружия - преступлением, предусмотренным ст. 222 УК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 213 УК РФ обязательным признаком хулиганства является его совершение с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Оружием считаются устройства и предметы, которые предназначены для поражения живой или иной цели, а также для подачи сигналов. Для квалификации деяния по ч. 3 ст. 213 УК РФ не имеет значения, каким образом - кустарным или заводским -оружие было изготовлено. Для того, чтобы оружие считалось примененным, не обязательно, чтобы из него был произведен выстрел (для огнестрельного оружия) или осуществлено попадание в цель иным способом (для холодного оружия). Квалификация по данной части имеет место и в случаях, когда нападавший угрожал применением оружия или предметов, используемых в качестве такового.

Предметами, используемыми в качестве оружия, судебная практика называет любые предметы, которыми здоровью человека может быть причинен тяжкий вред.

Так, Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил представление заместителя Генерального прокурора РФ по уголовному делу о признании Кукушкина виновным в совершении хулиганства, предусмотренного ч. 3 ст. 213 УК РФ (в первоначальной редакции), которое ранее Судебной коллегией по уголовным делам было квалифицировано по ч. 1 ст. 213 УК РФ. Как видно из материалов дела, Кукушкин в процессе хулиганства использовал металлическую крышку скороварки, применил ее в качестве оружия как средство насилия над потерпевшим и именно этой крышкой причинил ему рану на голове. Президиум Верховного Суда РФ указал, что предметами, используемые при хулиганстве в качестве оружия, в соответствии с новым законом могут быть любые предметы, в том числе и хозяйственно-бытового назначения, применение которых может причинить телесные повреждения, Таким образом, необходимо лишь установить, что в ходе хулиганских действий виновный применил предметы, в том числе хозяйственно-бытового назначения, с помощью которых причинил потерпевшему телесные повреждения9.

Представляется, что позиция Президиума Верховного Суда РФ в целом основана на законе. Однако обращает на себя внимание неудачность закрепленной в ч. 3 ст. 213 УК РФ формулировки «предметы, используемые в качестве оружия». В прежнем УК РСФСР ч. 3 ст. 206 содержала иную, более определенную формулировку; «Действия, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены с применением или попыткой применения огнестрельного оружия, либо ножей, кастетов или иного холодного оружия, а равно других предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений». Имеющаяся в УК РФ дефиниция ухудшает по сравнению с ранее существовавшим законодательством положение лиц, в отношении которых разрешается вопрос о квалификации их действий как особо злостного хулиганства. Любой бытовой предмет, оказавшийся в руках у лица, даже без специального его приспособления для причинения вреда здоровью потерпевшего, сразу же становится причиной квалификации действий нападавшего как тяжкого преступления. Если в ходе производства по делу не будет установлено наличие неприязненных отношений, то по сути стирается граница между обычной бытовой ссорой и серьезным уголовно наказуемым деянием. Как правильно пишет по этому поводу адвокат О. Вознесенская, «...правоохранительная машина затягивает в одну воронку и случайно оступившихся, и заранее готовившихся истинных злоумышленников»10.

Кроме того, закрепленное в ч. 3 ст. 213 УК РФ положение не соответствует понятию оружия в том виде, в котором оно представлено в Федеральном законе от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ (в последующих редакциях) «Об оружии»". В соответствии со ст. 1 этого Закона оружием являются устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов. В этой же статье приведен исчерпывающий пе-

9 См.: Законность. 1999. № 12. С: 54.

10 Вознесенская О. Камень в руке хулигана - не всегда оружие // Российская юс- тиция. 2001. № 6. С. 51.

" См.: Собрание законодательства РФ. 1996. № 51. Ст. 5681.

речень видов оружия: огнестрельное, холодное, метательное, пневматическое, газовое, сигнальное.

По-видимому, законодатель при конструировании данной статьи имел в виду не оружие в его утилитарном понимании, а иной, очень сходный с ним, но более широкий по значению термин -«орудие совершения преступления». Именно он содержится в ст. 83 утратившего силу УПК РСФСР и ст. 81 ныне действующего УПК РФ.

Далее, характеризуя объективную сторону деяния, заметим, что исключение законодателем из дефиниции таких ранее обязательных признаков объективной стороны преступления, как «применение насилия либо угроза его применения, а равно уничтожение или повреждение чужого имущества», не означает, что при определении состава хулиганства данные признаки исключаются из понятия деяния. Эти действия остаются в поле зрения законодателя, однако они (равно как и иные действия) в настоящее время определяют такую характеристику деяния, как наличие грубого нарушения общественного порядка. Таким образом, конкретное проявление грубого нарушения общественного порядка выражается именно в том, что в ходе хулиганских действий было применено насилие, имелась реальная угроза его применения, а также произошло уничтожение или повреждение чужого имущества. Более того, по сравнению с содержащимся в прежней редакции ст. 213 УК РФ перечень этих признаков следует признать расширившимся. Оно было дополнено таким термином, как «угроза уничтожения или повреждения чужого имущества».

Оконченным преступлением хулиганство считается с момента выполнения действий по грубому нарушению общественного порядка, входящих в его объективную сторону. Наступления каких-либо последствий для того, чтобы данное преступление считалось оконченным, не требуется.

Субъектом хулиганства является вменяемое лицо, причем если хулиганство квалифицируется по ч. 1 ст. 213 УК РФ, оно должно достичь возраста 16 лет, при квалификации по ч. 2 статьи - уголовная ответственность наступает с 14 лет.

Субъективная сторона хулиганства всегда должна выражаться в прямом умысле. Данный вид умысла характеризуется тем, что лицо осознает общественно опасный характер своих действий

(хулиганство в форме бездействия, как уже говорилось, невозможно), предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий (интеллектуальный момент) и желает их наступления (волевой момент).

Прямым умыслом должен охватываться не только сам факт хулиганства, но и наступление последствий. При этом устанавливается не только «абстрактный» факт грубого нарушения общественного порядка, но и те конкретные проявления, которые входят в содержание поведения лица. Если здоровью потерпевшего в результате нападения на него был причинен вред, то это в обязательном порядке должно найти подтверждение в материалах уголовного дела1 .

Такой квалифицирующий признак хулиганства, как его совершение группой лиц по предварительному сговору, подлежит обязательному доказыванию. Неподтверждение данного признака имеющимися в уголовном деле доказательствами в силу действия презумпции невиновности не позволяет привлечь лицо к уголовной ответственности по п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Так, по уголовному делу в отношении Хайрутдинова и Глуш-кова суд необоснованно указал, что хулиганство совершено по предварительному сговору группой лиц. Между тем, как видно из материалов уголовного дела и из описательной части приговора, каждый из виновных действовал в отношении потерпевших самостоятельно и данных о том, что они избивали потерпевших группой по предварительному сговору, не имеется, поэтому данный квалифицирующий признак исключен из приговора13.

Доказывания требует и факт предварительного сговора. Если в материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, подтверждающие, что лица заранее договорились о совершении хулиганства, то их действия должны квалифицироваться без указания о предварительном сговоре1 .

Хулиганство может быть квалифицировано как совершенное организованной группой, как правило, в том случае, когда такая

12 См.: Законность. 1993. № 5. С. 61-62.

13 См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ № 12-098-08 // ВВС РФ. 1999. № 3. С. 19.

14 См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Вер- ховного Суда Российской Федерации за 2000 год // ВВС РФ. 2001. № 9. С. 17.

группа была создана для совершения иных преступлений. Вряд ли реально могут найтись побудительные мотивы для того, чтобы несколько человек сплотились в организованную группу для совершения исключительно хулиганских действий, хотя теоретически это следует признать возможным, и такой умысел подлежит доказыванию.

Квалифицирующим признаком также является совершение хулиганства, если оно связано с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка.

Хулиганские действия, сопряженные с сопротивлением работнику милиции, народному дружиннику, военнослужащему, представителю власти или представителю общественности, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или иному гражданину, пресекающему хулиганские действия, в том числе и соединенные с насилием или угрозой его применения в отношении указанных лиц, полностью охватываются диспозицией нормы, предусматривающей ответственность за хулиганство, и дополнительной квалификации по другим статьям УК РФ не требуют. Однако в материалах уголовного дела и вынесенном приговоре должны содержаться конкретные подтвержденные предварительным и судебным следствием сведения о том, каким именно образом и в каком качестве потерпевший исполнял обязанности по охране общественного порядка.

Сопротивление, оказанное лицу, пресекающему хулиганские действия, не охватывается составом хулиганства лишь в случаях, когда в результате примененного при этом насилия виновным совершается еще и другое более тяжкое преступление15.

К представителям власти в контексте данной нормы относятся, прежде всего, сотрудники милиции, перед которыми в качестве одной из основных задач в соответствии со ст. 2 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 (в последующих редакциях) «О милиции» поставлена задача охраны общественного порядка16. По-

5 См.: Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 декабря 1991 г. № 5 (в ред. от 25 октября 1996 г.) «О судебной практике по делам о хулиганстве» // БВС РФ. 1992. №3. С. 6.

16 См. Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

скольку считается, что сотрудник милиции всегда обязан пресекать нарушения закона, т.е. во всяком случае их обнаружения, то для квалификации деяния по п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ не имеет значения, находился ли сотрудник милиции при исполнении своих непосредственных служебных обязанностей или в неслужебное время, пресекая преступление, вынужден был объявить об отношении к работе в милиции17.

Также следует иметь в виду, что сопротивление представителю власти имеет место в случаях, когда лицо на момент такого сопротивления уведомлено о том, что перед ним - именно сотрудник милиции или иное лицо, обладающее властными полномочиями по обеспечению правопорядка. Если же сотрудник был не в форменной одежде, то до начала пресечения хулиганских действий он должен был официально представиться или иным образом уведомить нарушителя о своей принадлежности к органам государственной власти. В противном случае деяние будет квалифицироваться по той же части статьи, однако лицу следует вменять совершение хулиганства, связанного с сопротивлением лицу, пресекающему нарушение общественного порядка.

Важное значение для уголовно-правовой характеристики хулиганства имеет его отграничение от других составов. В этой связи значительную проблему составляет отграничение по данному признаку хулиганства от. иных преступлений.

Так, нанесение оскорблений, побоев, причинение вреда здоровью и другие подобные действия, в том числе с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, совершенные в семье, квартире, в отношении родственников, знакомых и вызванные личными неприязненными отношениями, неправильными действиями потерпевших и т.п., должны квалифицироваться по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за преступления против личности1 .

7 См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 1998 г.

18 В частности, мы не согласны с формулировкой описательно-мотивировочной части одного из приговоров: «используя указанный конфликт как повод совершения хулиганства...». Представляется, что наличие конфликта уже само по себе исключает хулиганские побуждения и говорит об иных мотивах совершения преступления (в описанном случае - тяжкого вреда, причиненного здоровью потерпевшего).

Однако следует иметь в виду, что причинение вреда здоровью квалифицируется как менее тяжкое деяние, чем хулиганство, хотя в результате здоровью может быть причинен аналогичный вред. Поэтому в ходе предварительного расследования необходимо тщательно устанавливать действительный характер взаимоотношений между жертвой преступления и лицом, совершившим преступное действие. Такие взаимоотношения должны быть доказаны, а не просто получены в качестве сведений от самого нападавшего, поскольку виновный заинтересован представить ситуацию таким образом, чтобы следователь (дознаватель), прокурор и суд уверились в существовании неприязненных отношений между ним и потерпевшим.

В то же время при отсутствии прямого умысла на убийство деяние должно быть переквалифицировано на хулиганство с применением огнестрельного оружия19. Не может быть квалифицировано как хулиганство избиение потерпевшего на почве личных взаимоотношений, в ходе которого общественный порядок не нарушался20.

Далеко не всегда о наличии состава хулиганства в действиях лица свидетельствует непродолжительность его знакомства с жертвой. Так, Чертановский межмуниципальный (районный) суд Южного административного округа г. Москвы вынес обвинительный приговор в отношении Б. за хулиганство, при этом не исследовал фактические обстоятельства дела, не выяснил мотив преступления, хотя правильное установление мотива деяния имеет существенное значение для отграничения хулиганства от других преступлений. Суд также не дал оценки показаниям подсудимого, потерпевшего и свидетелей, из которых усматривается, что преступным действиям Б. предшествовал его конфликт с потерпевшим, возникший в связи с тем, что Б. помогал потерпевшему вытолкнуть машину, застрявшую в грязи, испачкал при этом одежду, но потерпевший, не извинившись и отказавшись возместить ущерб, пытался уехать. Ввиду того, что были установлены личные мотивы, приговор был отменен .

19 См.: БВС РФ. 1998. № 11. С. 20.

20 См.: Обзор кассационно-надзорной практики Военной коллегии Верховного

Суда РФ за 1998 год. Решение № 1-030/98 от 30 апреля 1998 г.

21 См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации // БВС РФ. 2000. № 10. С. 18.

Таким образом, наличие неприязненных отношений должно быть достоверно установлено. Отсутствие в материалах уголовного дела конкретных доказательств влечет отмену приговора22. В то же время, если при грабеже вред здоровью потерпевшего причиняется после того, как нападавший завладел его имуществом, дальнейшие действия нападавшего квалифицируются как хулиганство23.

Весьма важным является также вопрос отграничения уголовно наказуемого хулиганства от мелкого хулиганства, наказуемого в административном порядке24. Разрешение данного вопроса, как правильно отмечает С. Вицын, является важным хотя бы потому, что рассмотрение этих деяний одного рода оказывается в сфере различных видов судопроизводства - уголовного в одном случае и административного - в другом25.

Представляется, что проблема кроется в самой дефиниции данного общественно опасного деяния. Так, к разряду оценочных относятся категории «грубое нарушение общественного порядка» и «явное неуважение к обществу». На это справедливо обращает внимание Н. Иванов, поскольку, по его мнению, «любое действие, противоречащее общественно значимым нормам, отличается этими качествами». Автор делает вывод о том, что ввиду невозможности определить критерии «грубого» и «негрубого» нарушения общественного порядка вряд ли можно успешно отличить мелкое хулиганство от уголовно наказуемого26.

В целом соглашаясь с мнением Н. Иванова о проблеме квалификации хулиганства, основанного на материалах анализа практики применения ст. 206 УК РСФСР, ст. 158 КоАП РСФСР и ст. 213 УК РФ, следует все же считать дискуссионным вопрос о степени нарушения общественного порядка, который возник по-

22 См.: Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Вер- ховного Суда Российской Федерации // БВС РФ. 1999. № 12. С. 16.

23 См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации по рас- смотрению уголовных дел в порядке надзора // БВС РФ. 1999. № 2. С. 17-18.

24 Ранее, до введения в действие УК РФ, эту проблему исследовал Л.Ш. Берека- швили. См.: Берекашвили Л.Ш. Расследование хулиганства. М: ВШ МООП СССР. 1968.

С. 3-13.

25 См.: Вицын С. От формирования судебной системы к ее реформированию // Российская юстиция. 2001. № 4. С.4.

26 См.: Иванов Н. Хулиганство: проблемы квалификации // Российская юстиция. 1996. №8. С. 39.

еле обновления законодательной базы. Дело в том, что в ст. 206 прежнего УК и ст. 158 Кодекса РСФСР об административный правонарушениях (также утратившего в настоящий момент силу), действительно, имелась «общая граница» между соответствующими составами. Мелкое хулиганство определялось как «нецензурная брань в общественных местах, приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан». Однако после принятия новой редакции ст. 213 УК РФ в составе уголовно наказуемого хулиганства появился еще один важный признак - применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Таким образом, разграничение между хулиганством и мелким хулиганством в настоящее время определяется одновременно по двум параметрам: во-первых, в зависимости от степени нарушения общественного порядка, и, во-вторых, в зависимости от того, сопровождалось ли данное грубое нарушение применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Если второй признак отсутствует, то речь о хулиганстве как о преступлении вообще идти не может. И только в случае наличия этого объекта следующим вопросом будет выяснение степени нарушения общественного порядка27.

В этой связи актуальным остается разъяснение Пленума Верховного Суда РФ, данное им в постановлении от 24 декабря 1991 г. № 5 «О судебной практике по делам о хулиганстве» (в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № 11, от 25 октября 1996 г. № 10), согласно которому при решении вопроса об отграничении уголовно наказуемого хулиганства от мелкого следует учитывать степень нарушения общественного порядка и квалифицировать хулиганство как уголовно наказуемое можно лишь после того, как были установлены обстоятельства, сопровождавшие такие действия.

Таким образом, в соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 213 УК РФ хулиганские действия признаются преступлением лишь в

Данная проблема не утратила свою актуальность и после введения в действие с 1 июля 2002 г. нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, поскольку в соответствии со ст. 20.1 КоАП РФ мелкое хулиганство представляет собой нецензурную брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам или другие действия, демонстративно нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан.

s

случаях, когда они сопровождались применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В иных ситуациях деяния квалифицируются по другим статьям Особенной части УК РФ.

<< | >>
Источник: Овчаренко Е.И.. Доказывание по уголовным делам о хулиганстве (досудебное производство). Науч.-практич. пособие / Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.В. Гриненко. — М.: Издательство «Юрлитинформ»,2006. - 128 с.. 2006

Еще по теме 1.1. Уголовно-правовая характеристика хулиганства:

  1. 3.13. Понятие ошибки и ее уголовно-правовое значение
  2. Данная уголовно-правовая норма создавала предпосылки для полнейшей унификации и однообразия общественного сознания, которое
  3. Глава 1. Правовые и организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  4. 1.1. Уголовно-правовая характеристика хулиганства
  5. 1.2. Криминалистическая характеристика хулиганства и обстоятельства, подлежащие доказыванию по данной категории уголовных дел
  6. 1.3. Организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  7. 2.1. Общая характеристика доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  8. 2.2. Собирание доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  9. 2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  10. 2.4. Оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  11. 1. Характеристика объекта преступления в уголовно-правовой литературе.
  12. 1.2. Уголовно-правовая характеристика новых видов преступлений, совершаемых в финансово-кредитной системе и характеристика личности типичного преступника, совершающего их
  13. § 2. Уголовно-правовая характеристика преступлении против интересов службы в коммерческих и иных организациях.
  14. 1.4.Теория пенализации общественно-опасных деяний как раздел уголовно-правовой науки
  15. Глава 1. Уголовно-правовая характеристика торговли несовершеннолетними
  16. 1. ПОНЯТИЕ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ
  17. § 3. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПОЛИТИКА (1 ВОПРОСЫ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  18. § 2. Уголовно-правовая характеристика основного состава убийства. Квалифицированные виды убийства. Особенности применения ст. 105 УК РФ
  19. § 5. Уголовно-правовая характеристика преступлений против здоровья Умышленным причинением тяжкого вреда здоровью в ст. 111 УК РФ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -