<<
>>

2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве

Проверка доказательств представляет собой второй элемент доказывания при производстве по уголовным делам. Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится дознавателем, следователем, прокурором, судом путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Однако вопрос о выделении проверки доказательств в качестве самостоятельного элемента доказывания продолжительное время относился, да и в настоящее время относится к разряду дискуссионных.

Так, А.Р. Ратинов соединяет в единое целое способы и собирания, и проверки доказательств4'. В УПК Республики Молдова имеется ст. 100 «Собирание доказательств», но в ч. 4 сформулированы и правила их проверки.

С другой стороны, Н.П. Кузнецов утверждает, что проверка доказательств представляет собой самостоятельный элемент процесса доказывания, который не «растворяется» в деятельности по собиранию и оценке доказательств42. По мнению автора, «... проверка доказательств может осуществляться путем анализа содержания каждого доказательства в отдельности, сопоставления каждого доказательства с другими, имеющимися в деле, собирания новых доказательств»43.

Кроме того, ст. 104 УПК Республики Беларусь, ст. 144 УПК Азербайджанской Республики, ст. 94 УПК Республики Узбекистан названы «Проверка доказательств». В вышеуказанных статьях установлены четкие правила проверки доказательств, вместе с тем, отличающиеся некоторыми особенностями, о чем речь пойдет ниже.

По нашему мнению, А.Р. Ратинов и Н.П. Кузнецов ведут речь об одном и том же процессе доказывания. Однако в первом случае имеются в виду те процессуальные средства, которые используются одновременно и при собирании, и при проверке доказательств. Поскольку они во многом совпадают (это одни и те же следственные действия), уважаемый профессор А.В. Ратинов и сделал вывод о возможности их объединения в целях удобства изложения. Другой автор, Н.П. Кузнецов, осуществил логическое разделение деятельности на составляющие применительно к уголовно-процессуальному законодательству и правилам реализации правовых норм, что и привело его к однозначному выводу о наличии проверки доказательств как самостоятельного элемента доказывания.

41 См.: Ратинов А.Р. Способы собирания и проверки доказательств // Теория дока- зательств в советском уголовном процессе. М: Юрид. лит., 1973. С. 366-426.

42 См.: Кузнецов Н.П. Доказывание и его особенности на стадиях уголовного про- цесса России. Автореф. дисс докт. юрид. наук. Воронеж: ВГУ, 1998. С. 13.

43 Там же.

Заметим, что в настоящее время законодатель придерживается второй позиции, так как в УПК РФ, как уже говорилось выше, существует самостоятельная ст. 87, посвященная проверке доказательств. Вместе с тем проблема не снимается, поскольку одно и то же реально проведенное следственное действие (например, допрос) в одних случаях может быть направлено на собирание доказательств, а в других - на их проверку.

Поэтому мы можем лишь с некоторой степенью приближения установить те следственные действия, которые в большей мере направлены на проверку доказательств, нежели на их собирание. К ним, по нашему мнению, относятся: 1) следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ); 2) очная ставка (ст. 192 УПК РФ); 3)

предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ); 4) проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ); 5) производство судебной экспертизы (гл. 27 УПК РФ).

Производство каждого из вышеуказанных следственных действий по уголовным делам о хулиганстве имеет ряд особенностей, вытекающих из специфики как криминалистической характеристики, так и конкретных обстоятельств, подлежащих доказыванию по данной категории уголовных дел.

Следственный эксперимент в соответствии со ст.

181 УПК РФ представляет собой воспроизведение действий, а также обстановки и иных обстоятельств определенного события в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела.

При расследовании хулиганства как деяния, совершаемого, как правило, в общественном месте, и вызвавшего грубое нарушение общественного порядка следственный эксперимент имеет весьма важное доказательственное значение.

Следственному эксперименту всегда должны предшествовать допросы как лица, совершившего хулиганство, так и иных лиц, присутствовавших при его совершении. Однако проверке в данном случае подлежат доказательства, полученные не только при допросе, но и при производстве иных следственных действий (в первую очередь при осмотре места происшествия).

Поскольку лицо, совершившее хулиганские действия, в момент их совершения заранее не было подготовлено к действиям, и при даче своих показаний оно может не в полной мере вспомнить весь механизм совершения им деяния. Аналогичным образом и место, в котором были совершены хулиганские действия, может быть для лица неизвестно. Поэтому в ходе следственного эксперимента выясняется механизм совершения тех действий, которые входят в объективную сторону хулиганства.

Как и любой другой следственный эксперимент, при расследовании хулиганства он может происходить не только на месте совершения деяния, но и в ином месте. Это возможно в тех случаях, когда требуется выяснить, каким образом лицо причинило вред здоровью потерпевшего, были ли способны окружающие воспринимать тот или иной предмет, находившийся в руках у хулигана, в качестве предмета, используемого в качестве оружия, и т.п. Однако вряд ли целесообразно проводить следственный эксперимент во дворе ОВД или в непосредственной близости от здания ОВД, поскольку сам этот факт может исказить восприятие определенных обстоятельств лицами, участвующими в данном следственном действии.

При этом заметим, что сформулированная в ст. 181 УПК РФ процедура следственного эксперимента вызывает ряд проблем как теоретического, так и практического плана.

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что в сравнении с ранее действовавшим уголовно-процессуальным законодательством процедура следственного эксперимента выглядит несколько «усеченно». Статья 183 ныне утратившего силу УПК РСФСР в содержание следственного эксперимента включала не только воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события, но и совершение необходимых опытных действий. Примечательно, что при обсуждении проекта УПК РФ дискуссий относительно возможности или невозможности производства опытных действий не происходило, никаких нареканий от практиков относительно невозможности или нецелесообразности проведения опытных действий не поступало. Да и сам термин «эксперимент» (от лат. experimentum) означает «опыт»44. Таким образом, в настоящее время отсутствуют какие-либо причины того, чтобы производство опытных действий было исключено из содержания следственного эксперимента.

См.: Словарь иностранных слов. Изд. 8-е. М.: Русский язык, 1981. С. 588.

Вторая, и не менее значимая проблема состоит в том, что при производстве следственного эксперимента по уголовному делу о хулиганстве в общественном месте основной его целью может быть установление степени реальной общественной опасности содеянного. Однако оценить это без совершения некоторых имитирующих действий вряд ли представляется возможным. Поэтому возникает вопрос: вправе ли следователь (дознаватель) использовать в качестве лиц, воспринимающих деяние как грубое нарушение общественного порядка, обычных прохожих, без их наделения соответствующим процессуальным статусом? Представляется, что на этот вопрос следует ответить отрицательно, поскольку эти лица должны быть привлечены к участию в данном следственном действии и приобрести статус понятых. С другой стороны, при организации данного следственного действия следует принимать меры к тому, чтобы при осуществлении следственного эксперимента не произошло таких событий, которые повторно будут восприняты окружающими как хулиганство.

Очная ставка в соответствии со ст. 192 УПК РФ состоит в одновременном допросе двух ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия . Сущность очной ставки как способа проверки доказательств состоит в том, что следователь (дознаватель) лично воспринимает сведения, сообщенные каждым из участников, а затем предоставляет им возможность дать показания в присутствии друг друга .

Значение очной ставки в ходе расследования хулиганства трудно переоценить. При этом в большинстве случаев в ходе очной ставки выяснялся не только вопрос о том, происходило ли определенное событие, но и имело ли место грубое нарушение общественного порядка.

В ходе очной ставки по уголовным делам о хулиганстве особую проблему составляет ее начало. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 192 УПК РФ в начале очной ставки следователь выясняет у лиц,

45 Подробнее об этом см.: Бахарев КБ. Очная ставка и тактика ее производства при расследовании преступлений. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Харьков: ХЮрИ, 1981.

46 Подробно об этом см.: СоловьевА.Б. Очная ставка на предварительном следст- вии. М, 1970; Он же. Очная ставка // Руководство для следователей. М., 1971; Рати- нов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 217-226; Бахарев Н.В. Очная ставка: Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. Казань, 1982; Гаври- ловА.К., Закатов А. А. Очная ставка: Учеб. пособие. Волгоград, 1978.

между которыми проводится очная ставка, знают ли они друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Однако естественным является тот факт, что существует прямая зависимость между тем, насколько грубо был нарушен общественный порядок и тем, насколько плохи отношения между такими участниками уголовного судопроизводства, как подозреваемый (обвиняемый) и потерпевший. С другой же стороны, чем «нейтральнее» были их отношения до очной ставки, тем в большей степени можно говорить о том, что в действиях лица содержится состав хулиганства.

В связи с вышеизложенным представляется, что в начале очной ставки следователь (дознаватель) должен задавать вопрос не о характере отношений между участниками на момент производства очной ставки, а о том, в каких отношениях они находились на момент совершения лицом деяния.

Кроме того, имеет значение не только тот факт, были ли участники очной ставки между собой ранее знакомы, но и-то, получал ли информацию об одном из участников очной ставки другой участник от третьих лиц.

Так, по уголовному делу по обвинению гр-на Б. в совершении хулиганства было установлено, что очевидец действий М. был ранее уведомлен о том, что проживающий в соседнем доме гр-н Б. ранее судим, злоупотребляет спиртными напитками и ведет антиобщественный образ жизни. Поэтому тот факт, что гр-н Б. громко пел песню и нес, размахивая, пустой ящик из-под бутылок мимо магазина «Океан», был ошибочно воспринят свидетелем М. как хулиганские действия. Впоследствии уголовное дело в отношении гр-на Б. было прекращено, а он был привлечен к административной ответственности за появление в общественном месте в нетрезвом виде.

При производстве очной ставки по уголовным делам о хулиганстве также большое значение имеет то, что один участник данного следственного действия может задавать вопросы другому участнику. С одной стороны, это позволит изобличить лицо, подозреваемое в совершении хулиганства, с другой - предоставит лицу возможность защитить свои права и интересы.

Некоторые проблемы возникают при реализации положения ч. 3 ст. 192 УПК РФ, в соответствии с которым следователь в ходе

очной ставки вправе предъявить вещественные доказательства и документы. Что касается вещественных доказательств, то сложность в данном случае состоит в том, что очная ставка может проводиться как раз ввиду того, что один из участников говорит об определенном предмете как о вещественном доказательстве, а другой участник этот факт отрицает. Поэтому предмет, по поводу которого производится очная ставка (например, использовавшийся в качестве оружия при совершении хулиганства), с юридической точки зрения вещественным доказательством еще не является.

Предъявление для опознания в соответствии со ст. 193 УПК РФ представляет собой следственное действие, в ходе которого ранее допрошенное лицо опознает лицо, предмет или труп, относительно которых ранее были даны показания47.

Опознание по уголовным делам о хулиганстве, как правило, производится в следственных ситуациях, когда имеются очевидцы совершенного преступления, но само лицо с места преступления скрылось. Впоследствии оно могло быть установлено оперативно-розыскным путем, однако достаточные доказательства, позволяющие привлечь данное лицо в качестве обвиняемого, пока что отсутствуют.

Как указано в ст. 193 УПК РФ, опознанию должен в обязательном порядке предшествовать допрос опознающего лица о приметах и особенностях, по которым лицо может быть опознано.

При совершении хулиганства очевидец мог и не в полной мере обращать внимание на приметы лица, его совершившего. Поэтому особое внимание в ходе допроса следует уделять получению примет на основе методики ассоциативных связей (на кого мог быть похож хулиган, какие приметы запомнились в наибольшей мере и т.п.). Возможно и целесообразно предъявление таблиц с описанием примет внешности, а также таблиц с портретами большого количе-

47 Подробно о предъявлении для опознания см.: ГинзбургА.Я. Тактика предъявления для опознания / Под ред. И.М. Лузгина. М., 1971; Петренко В.М Предъявление для опознания при расследовании преступлений. М., 1975; Бурданова B.C., Быковский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М., 1975; Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике (тактика). Минск: БГУ, 1978; Самошина 3. Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., 1976; Крикунов А.Е., МаевскииА.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания на предварительном следствии. Киев: КВШ МВД СССР, 1977; Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учеб.-практич. пособие. М., 1996 и др.

ства «нейтральных» лиц различных типов с тем, чтобы очевидец смог указать, какие отдельные черты лица похожи на черты лица хулигана и чем именно. При этом в протоколах допроса следует избегать общих высказываний типа «я его узнаю из тысячи человек», «я смогу узнать его и в темноте» и т.п. Никакого доказательственного значения такие утверждения не несут, особенно если они не подтверждены конкретными приметами хулигана.

Также следует обращать особое внимание на то, по каким именно приметам - по приметам внешности или по приметам одежды - опознающий будет осуществлять опознание. Если в ранее данных показаниях акцент делается на приметы одежды, то предъявлять лицо для опознания в этой одежде будет неверным. Следует предъявлять отдельно каждый предмет одежды, приметы которых в ходе допроса сообщил опознающий. Если же лицо может быть опознано и по одежде, и по чертам внешности, то целесообразно предъявлять для опознания и человека, и предметы одежды по отдельности. При предъявлении человека для опознания опознающий должен быть уведомлен о том, что в момент совершения хулиганства на человеке были надеты другие вещи, которые будут предъявлены (или были предъявлены) отдельно.

Что касается предъявления лица для опознания, то в ходе предварительного расследования хулиганства могут возникать ситуации, когда опознаваемое лицо может явиться на допрос с адвокатом (подозреваемый или обвиняемый - с защитником). Однако в ст. 193 УПК РФ, в отличие от статей, регламентирующих допрос и очную ставку, правила участия данной процессуальной фигуры отсутствуют. Представляется, что это наносит определенный вред доказыванию в целом, поскольку нарушение правил опознания может повлечь незаконное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного лица.

Данное правило, правда, порождает новую проблему: как поступить, если предъявление лица для опознания производится в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего? По общему правилу, закрепленному в ч. 8 ст. 193 УПК РФ, понятые в данном случае находятся в месте нахождения опознающего. Представляется, что адвокат свидетеля, предъявляемого для опознания, должен находиться в том же месте, в котором находится опознаваемый, с тем, чтобы следить за соблю-

4-2371

97

дением закона при расстановке предъявляемых для опознания лиц и за тем, чтобы они были внешне сходны друг с другом. Это же правило следует распространить и на случаи, когда в опознании участвует защитник подозреваемого или обвиняемого.'

Кроме лица, в рамках проверки доказательств по уголовным делам о хулиганстве для опознания могут предъявляться предметы. Это могут быть предметы одежды, которые на месте преступления оставил хулиган, а также оружие или иной предмет, который был использован в качестве оружия.

Предметы одежды могут предъявляться для опознания не только потерпевшим и свидетелям, но и иным лицам (например, знакомым или родственникам лица, подозреваемого либо обвиняемого в совершении хулиганства). Во втором случае следует иметь в виду, что близкий родственник, выступающий в качестве опознающего лица, перед опознанием должен быть предупрежден о том, что согласно ч. 1 ст. 51 Конституции РФ он вправе не свидетельствовать против своего близкого родственника. При его отказе от опознания предмета данное следственное действие должно быть прекращено с фиксацией в протоколе причины его прекращения.

Если же речь идет об оружии или об ином предмете, который был использован в качестве оружия, то в данном случае особое значение приобретает не только тот факт, каковы прцметы этого оружия или предмета, но и то, каким образом оно было использовано. Например, если в ходе хулиганства из пистолета или иного оружия был произведен выстрел или раздался иной специфический звук, то данный объект может быть предъявлен для опознания по функциональным особенностям (специфическому звуку выстрела, иному звуку, издаваемому предметом, который был использован в качестве оружия).

Проверка показаний на месте согласно ст. 194 УПК РФ заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия48.

8 Подробно об этом см.: Уваров В.И. Проверка показаний на месте. Учеб. пособие. М: ВЮЗИ, 1982; Быховский И.Е., Корниенко НА. Проверка показаний на месте. Л.: Ин-т усовершенств. следств. работников., 1988; Белоусов В.И. Проверка показаний на

В ходе доказывания хулиганства проверка показаний на месте, в отличие от следственного эксперимента, позволяет установить действительные обстоятельства произошедшего события, не сопровождая их теми же действиями, что совершались в ходе хулиганства. Так, не обязательно демонстрировать оружие или иные предметы, приспособленные в качестве оружия, в общественном месте, повторно воспроизводить те повреждения, которые были оставлены на предметах, и т.п. В ходе проверки показаний на месте определяющим признаком является тот факт, что данное следственное действие всегда производится на том же месте, о котором ранее были даны показания. Вместе с тем это не означает, что по уголовным делам о хулиганстве проверка показаний может происходить только на месте совершения хулиганства. Это может быть и то место, на котором подозреваемый (обвиняемый) выбросил, уронил или спрятал оружие либо иной предмет, который был использован в качестве оружия. Также важное доказательственное значение имеет маршрут, по которому лицо скрылось после совершения хулиганских действий, поскольку это позволит сравнить показания подозреваемого (обвиняемого) с показаниями иных лиц, а также установить лиц, которые впоследствии будут допрошены в качестве свидетелей.

В правовой регламентации данного следственного действия применительно к специфике хулиганства также возникают некоторые проблемы.

Прежде всего, обращает на себя внимание тот факт, что, в отличие от следственного эксперимента, в ч. 3 ст. 194 УПК РФ закреплен запрет проводить одновременную проверку на месте показаний нескольких лиц. Подобный запрет имеет определенную цель - не допустить, чтобы один участник дал показания на месте под воздействием показаний другого лица (лиц). Несомненно, такое правило вполне уместно. Однако, с другой стороны, при доказывании хулиганства наилучший результат может быть получен в тех случаях, когда будут проверяться показания нескольких лиц одновременно. Это позволит реально оценить степень нарушения общественного порядка, воспроизвести механизм ху-

месте в ходе предварительного расследования. Автореф. дисс канд. юрид. наук. Волго- град: Волгогр. акад. МВД России, 2002.

лиганских действий, а во многих случаях - собрать новые доказательства, подтверждающие причастность конкретного лица к совершению преступления или, наоборот, устанавливающие его непричастность.

Так, в ходе предварительного расследования по подозрению гр-на А. в совершении им хулиганства было установлено, что в момент нарушения общественного порядка гр-н А. держал в руке охотничий нож. Будучи допрошенным в качестве подозреваемого, он показал, что нож взял в руку не с целью совершения хулиганских действий, а для того, чтобы разрезать помидоры, находившиеся на расстеленной на земле газете. Однако в ходе последовательной проверки его показаний и показаний потерпевшего Ш. было установлено, что газета была расстелена на значительном удалении от места, в котором гр-н Б. из хулиганских побуждений угрожал ножом. Впоследствии между подозреваемым и потерпевшим была проведена очная ставка, однако, несомненно, гораздо больший «доказательственный эффект» имелся бы в случае, когда с теми же участниками была проведена совместная проверка их показаний.

Также весьма важное значение в ходе доказывания хулиганства имеет производство судебной экспертизы49. Как показывает практика, при расследовании данной категории уголовных дел судебные экспертизы производятся достаточно часто.

Прежде всего, по всем уголовным делам, по которым преступление было совершено лицом в состоянии алкогольного опьянения, производятся судебно-наркологические экспертизы. Для назначения такой экспертизы вовсе не обязательно, чтобы лицо было задержано в момент совершения хулиганства в состоянии алкогольного опьянения и чтобы было произведено его освидетельствование на предмет состояния алкогольного или наркотическо-

Подробно об этом см.: Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. М.: Юрид. лит., 1964; ШляховА.Р. Судебная экспертиза: Организация и проведение. М., 1979; Михайлов В.А., Дубягин Ю.П. Назначение и производство судебной экспертизы в стадии предварительного расследования. Волгоград, 1991; Криминалистические экспертизы, выполняемые в органах внутренних дел: Справочное пособие / Под ред. И.Н. Кожевникова. 2-е изд. М.: ЭКЦ МВД РФ, 1992; Российская Е.Р. Судебная экспертиза в уголовном, гражданском, арбитражном процессе. М., 1996; Кудрявцева А.В. Судебная экспертиза в уголовном процессе России: Монография. Челябинск, 2001; Баев О.Я. Назначение судебных экспертиз // Руководство по расследованию преступлений / Рук. авт. колл. А.В. Гриненко. М.: Норма, 2002. С. 554-579 и др.

го опьянения. Исходная информация может содержаться в показаниях свидетелей, потерпевшего. Также в ходе осмотра места происшествия могут быть обнаружены пустые бутылки из-под спиртных напитков, которые оставил хулиган. Если спиртное приобреталось в находящемся рядом магазине, целесообразно допросить об этом продавцов. Также в ряде случаев продавец может опознать лицо как купившее спиртные напитки.

Факт нахождения лица в состоянии алкогольного опьянения, хотя и не является отягчающим наказание обстоятельством, может подтверждать версию о наличии у лица хулиганских мотивов на момент совершения деяния. Поэтому не только наличие алкогольного опьянения, но и заболевание алкоголизмом или наркоманией подлежит обязательному установлению в ходе доказывания по данной категории уголовных дел. Это также необходимо и для организации принудительного лечения данного лица в случае признания его виновным по приговору суда.

Однако в ст. 196 УПК РФ, устанавливающей случаи обязательного назначения судебной экспертизы, не указано такое основание, как необходимость установления у лица заболевания алкоголизмом или наркоманией, если это связано с совершенным им деянием. Представляется, что подобное дополнение значительно повысит эффективность проверки доказательств на стадии предварительного расследования по уголовным делам о хулиганстве. И следователи, и дознаватели назначают судебно-нарколо-гическую экспертизу во всех случаях, когда лицо совершило хулиганство, будучи в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Весьма важное значение в ходе расследования хулиганства имеет и установление факта применения оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия. При этом тот факт, что в ходе хулиганства было использовано именно оружие (холодное или огнестрельное) позволяет не только квалифицировать деяние как таковое, но и разрешить вопрос о дополнительной квалификации действий подозреваемого (обвиняемого) как незаконного хранения и ношения оружия в соответствии со ст. 222 УК РФ. На практике и следователи, и дознаватели поступают именно таким образом, т.е. назначают экспертизу в обязательном порядке.

В этой связи в перечень содержащихся в ст. 196 УПК РФ ситуаций, при которых назначение судебной экспертизы является обязательным, следует поместить и случай, когда необходимо установить, является ли предмет холодным либо огнестрельным оружием.

Однако, как говорилось ранее, в данном случае факт использования оружия не может «подавлять» иные признаки хулиганства, так как грубое нарушение общественного порядка должно быть подтверждено иными доказательствами.

Так, грубое нарушение общественного порядка должно быть совершено именно из хулиганских побуждений, выражать явное неуважение к обществу. С другой стороны, если в ходе предварительного расследования не будут установлены побудительные мотивы совершения того либо иного поступка, это само по себе не означает, что он был совершен из хулиганских побуждений.

Если же в ходе доказывания хулиганства будет установлено, что лицо действовало вообще безмотивно, не может объяснить причин своего поступка, ведет себя неадекватно, это является безусловным основанием назначения судебно-психиатрической экспертизы.

Вместе с тем при назначении экспертизы в данном случае следователь (дознаватель) должен быть особенно внимателен, так как возможно, что лицо скрывает действительные побудительные причины совершения инкриминируемого, ему деяния, пытается создать впечатление о его низких умственных способностях и т.п. Поэтому следователь (дознаватель) должен назначать судебно-психиатрическую экспертизу лишь после собирания и проверки иных доказательств, подтверждающих возможность психического заболевания лица.

Таким образом, следственные действия являются универсальным средством, пригодным как для собирания доказательств, так и для их проверки.

Наряду с этим в ст. 87 УПК РФ закреплены иные способы проверки доказательств, к которым относится сопоставление доказательств с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установление их источников.

Сопоставление доказательств с другими доказательствами, как правило, осуществляется сугубо логическими способами. Должностное лицо при получении или после получения доказательств производит сопоставление сведений на предмет их непротиворечивости иным имеющимся в уголовном деле доказательствам. При этом основным правилом является то, что сопоставляемые доказательства являются юридически равнозначными и не обладают каким-либо приоритетом по отношению к другим сведениям.

При сопоставлении доказательств, полученных при предварительном расследовании уголовных дел о хулиганстве, особое внимание следует уделять целостности картины, которая отражает все событие преступления, а также степень участия конкретных лиц в его совершении.

Так, по уголовному делу в отношении гр-на С. очевидцы дали показания о том, что хулиганские действия были совершены группой лиц. Однако в ходе предварительного расследования было установлено, что несколько человек пытались успокоить гр-на С, находившегося в нетрезвом состоянии и размахивавшего кухонным ножом. Сами они умысла на совершение хулиганских действий не имели, в состоянии алкогольного опьянения не находились и с гр-ном С. знакомы не были.

При сопоставлении доказательств также не имеет значения, к каким именно доказательствам - прямым или косвенным, первоначальным или производным - они относятся. Практика знает случаи, когда лицо предлагало следователю (дознавателю) одно изложение событий, а своим знакомым -совершенно иную их трактовку. Будучи допрошенными в качестве свидетелей, эти лица своими показаниями подтверждали факт совершения лицом хулиганских действий. Сравнение таких доказательств подтверждало версию о совершении лицом именно хулиганских действий.

Достаточно сложная проблема заключается и в том, что в ст. 87 УПК РФ закреплена возможность проверки доказательств путем установления их источников.

Ранее, в рамках УПК РСФСР, вопрос об источниках доказательств разрешался однозначно. Доказательствами признавались «фактические данные», т.е. сведения о фактах, а источниками доказательств - показания свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и т.п., т.е. та категория, которая согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ в настоящее время именуется доказательствами.

Поэтому термин «источник доказательств», ранее относившийся к разряду общепринятых, в настоящий момент остался без реального смыслового наполнения и не может быть использован в механизме правового регулирования.

Представляется, что под источником доказательств законодатель имеет в виду тех конкретных лиц, которые являются носителями информации (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого и т.п.). Поэтому проверка доказательств в данном смысле состоит в том, что правоприменитель устанавливает достоверность источника получения сведений. Например, потерпевший, свидетель может сообщать информацию, основанную на догадке, предположении, слухе, свидетель сообщает сведения, но не может указать источник своей осведомленности. Это впоследствии дает возможность оценить доказательство как недопустимое (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Особенно актуальна эта проблема при расследовании хулиганства, поскольку лица по различным причинам могут выдавать себя за «очевидцев» совершенного деяния или иным образом сообщать информацию, не соответствующую действительности. Сюда же относятся и случаи заведомо ложных показаний.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Овчаренко Е.И.. Доказывание по уголовным делам о хулиганстве (досудебное производство). Науч.-практич. пособие / Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.В. Гриненко. — М.: Издательство «Юрлитинформ»,2006. - 128 с.. 2006

Еще по теме 2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве:

  1. 2.2. Непосредственные формы участия прокурора в собирании и проверке доказательств
  2. 3.2. Проверка прокурором относимости и допустимости имеющихся в деле доказательств при утверждении обвинительного заключения
  3. ВОЗОБНОВЛЕНИЕ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ВВИДУ НОВЫХ ИЛИ ВНОВЬ ОТКРЫВШИХСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ
  4. ПРОИЗВОДСТВО ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  5. ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ
  6. 3. Соотношение прокурорского надзора и судебного контроля в досудебном производстве
  7. Овчаренко Е.И.. Доказывание по уголовным делам о хулиганстве (досудебное производство). Науч.-практич. пособие / Под ред. докт. юрид. наук, проф. А.В. Гриненко. — М.: Издательство «Юрлитинформ»,2006. - 128 с., 2006
  8. Предисловие
  9. Глава 1. Правовые и организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  10. 1.3. Организационные основы доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  11. Глава 2. Собирание, проверка и оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  12. 2.1. Общая характеристика доказывания в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  13. 2.2. Собирание доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  14. 2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  15. 2.4. Оценка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  16. Послесловие
  17. 5.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -