<<
>>

Проверка и оценка иных документов, используемых в качестве доказательств по уголовному делу

Ввиду отсутствия процессуально установленных формы, режима, регламента, рамок или границ у иных документов как доказательств по уголовному делу их в научной литературе предлагается именовать

«свободными» доказательствами[257]. Эта черта характеризует иные

документы как доказательства и предопределяет особенности их проверки и оценки. Вместе с тем, особенность иного документа как доказательства не меняет предъявляемых к нему законом правил, критериев и требований его проверки и оценки.

Как и протоколы следственных действий, иные документы проверяются путем сопоставления с другими доказательствами (в том числе и с другими документами), установления их источников происхождения, получения других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемый документ-доказательство.

На досудебных стадиях производства проверка документа предполагает: проверку источника физического происхождения; проверку подлинности; проверку процессуального порядка его появления в уголовном деле; проверку наличия реквизитов, характерных или установленных для данного вида документа; проверку относимости содержания. Согласно закону, как и при проверке протоколов следственных действий, субъектами проверки иных документов являются дознаватель, следователь, прокурор и судья. При проверке иных документов на досудебных стадиях производства дознаватель, следователь и прокурор осуществляют проверку документов- доказательств в основном на предмет их относимости ввиду того, что само их появление в уголовном деле предполагает предварительную проверку и оценку. Исключение составляют ситуации, когда по уголовному делу производится изъятие всех документов, например, бухгалтерского учета, и в момент их изъятия еще неизвестно, какие из изъятых документов имеют отношение к делу и могут быть доказательством. Для подобных случаев в ст. 81.1 УПК РФ законодатель установил специальные правила для отдельных преступлений в сфере экономической деятельности. В частности, ст. 81.1 УПК РФ устанавливает срок в виде 10 суток с момента их изъятия для вынесения постановления о признании тех или иных документов

доказательствами и приобщения их к материалам дела. В случаях, когда в ходе следственных действий изымается большое число документов, этот срок может быть продлен до 30 суток. А если для решения вопроса о признании документов доказательствами требуется назначение судебной экспертизы, вопрос о признании документов доказательствами должен быть решен в течение 3 суток с момента получения следователем или дознавателем заключения эксперта. Для того, чтобы изъятие документов не оказывало негативного влияния на хозяйственную деятельность

организаций[258], закон предусмотрел возможность снятия с них копий по ходатайству их законного владельца. А документы, не признанные доказательством по уголовному делу, возвращаются лицам, у которых они были изъяты, в течение 5 суток по истечении срока, отведенного для вынесения постановления о признании их доказательствами[259].

Постановлением Правительства Российской Федерации определен порядок снятия копий с документов, изъятых в ходе досудебного производства по уголовным делам об экономических преступлениях[260].

В процессуальный оборот документы-доказательства вводятся только уполномоченными расследовать уголовное дело лицами. Соответственно, на досудебной стадии необходимость проверки того, тот ли субъект приобщил конкретные документы к уголовному делу, обычно не возникает.

Вместе с тем, как правильно отмечает А.Г. Маркелов, проверку иных документов осуществляют и субъекты, не наделенные властными полномочиями, которые участвуют в доказывании как со стороны обвинения, так и со стороны защиты. Они проводят проверку путем заявления различного рода ходатайств, постановки вопросов допрашиваемым, участия в судебных прениях, принесения жалоб на действия или бездействие следователя, дознавателя или прокурора и суда, обжалования приговора и т.д.[261].

По исследованным делам документы-доказательства проверялись посредством проведения допросов (100%), дополнительного обыска (16%), выемки (24%), заключения специалиста (11%), заключения эксперта (19%).

Таким образом, если не учитывать различные показания как средства проверки информации, содержащейся в документе-доказательстве, то в большинстве случаев проверка документов осуществляется посредством осмотра и сопоставления с другими документами, которые уже имеются в уголовном деле, либо документами, полученными в ходе процессуальных или следственных действий.

Говоря о следственном осмотре и исследовании «иных» документов, С.Б. Россинский обращает внимание на то, что эти два познавательных действия не обязательно осуществляются в отрыве друг от друга. По мнению автора, они вполне могут быть объединены в одну общую познавательную конструкцию[262].

Действительно, УПК РФ не определяет, что исследование документов должно быть проведено исключительно после их осмотра и составления протокола осмотра. Опрос следователей и дознавателей подтверждает, что, осматривая какой-либо документ, они одновременно (опытные следователи или дознаватели делают это машинально) проводят его исследование на предмет относимости, допустимости и достоверности (проверяют наличие подписи, подлинность печати, наличие исправлений и других следов подделки и др.). Однако изложить оба действия в одном протоколе - протоколе осмотра - невозможно в силу ч. 4 ст. 177 УПК РФ, обязывающей предъявлять участникам осмотра все обнаруженные и изъятые предметы, и ст. 180 УПК РФ, которая устанавливает требования к содержанию протокола осмотра, исключающие возможность отражения в нем результатов проверки и оценки его содержания. В протоколе осмотра отражаются внешние (физические) признаки предмета в том виде, в каком они наблюдались в момент осмотра, а их проверка и оценка не предполагает составление протокола.

Следует отметить, что количество иных документов, выступающих доказательствами по уголовному делу, разнится в зависимости от вида расследуемого преступления. Их значительно больше в числе материалов уголовных дел о преступлениях в сфере экономической деятельности в сравнении с уголовными делами о преступлениях против личности, общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти (см. Приложение № 2). Соответственно, при проверке документов следователем или дознавателем производится сопоставление большого числа документов, которые подтверждают либо виновность лица, в отношении которого ведется производство по делу, либо его невиновность. В большинстве исследованных дел содержались документы, подтверждающие виновность подсудимого.

Проверка подлинности документа в материалах уголовных дел не отражается, однако опрос следователей показал, что такая проверка ими проводится, а по ее результатам определяется, является ли конкретный документ (чаще всего - дающий право или освобождающий от обязанности или документ отчетности (бухгалтерской, ревизионной)) подложным.

Иные документы как доказательства важны не с точки зрения материального носителя, а их содержания. Для доказывания важно

подвергнуть проверке и оценке содержание документа. Именно содержание документа-доказательства сопоставляется с содержанием других доказательств.

Так, подделка протокола правления товарищества собственников жилья позволила председателю ТСЖ включить в план производство ремонтных работ. Впоследствии была составлена смета, заключен договор с подрядной организацией, заключены дополнительные соглашения к договору, которые привели к удорожанию стоимости работ, однако сами работы были произведены по завышенным расценкам и лишь частично. Позднее был составлен подложный акт приемки работ и произведены окончательные расчеты.

Каждый из приведенных документов является иным документом- доказательством. Проверка формы протокола заседания правления ТСЖ позволила выявить его подложность, а проверка и оценка содержания отдельного документа доказывали, что председатель ТСЖ совершает незаконные действия. Проверка и оценка всех документов в совокупности позволили сформировать внутреннее убеждение следователя о том, что председателем совершено хищение денежных средств ТСЖ. В этом смысле А.Г. Маркелов правильно отмечает, что при проверке отдельного документа- доказательства у следователя, дознавателя или прокурора нет цельного представления о совершенном преступлении и о возможном доказательственном значении проверяемого документа[263], то есть проверка происходит при значительной познавательной неопределенности. Отдельный документ в данном случае выступает как некий пазл, как часть общей картины (совокупности доказательств), которая проявляется лишь при их сложении, причем каждый из них должен быть на своем месте. Соответственно, последующие действия по проверке иных документов (получение других доказательств, их сопоставление и т.д.) имеют своей задачей собрать и расставить должным образом все пазлы и получить ясную картину события преступления.

Поскольку в ходе предварительного следствия все элементы собраны и сведены в обвинительное заключение, при проверке иных документов в судебной стадии задачей суда является непосредственная проверка соблюдения требований законодательства при их получении, приобщении и использовании для принятия процессуального решения.

Важно отметить, что проверка иных документов происходит как до, так и после возбуждения уголовного дела. По исследованным делам в большинстве случаев поводом для возбуждения уголовного дела выступал иной документ (заявление или сообщение о совершенном преступлении или рапорт об обнаружении признаков преступления, реже материалы прокурорского реагирования).

Федеральным законом от 04.03.2013 № 23-ФЗ[264] в УПК РФ был введен ряд новелл, в числе которых изменения и дополнения института проверки сообщений о преступлениях (ст. 144 УПК РФ). Данные изменения были обусловлены необходимостью расширения прав следователя или дознавателя при проверке сообщения о преступлении и принятии решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела[265].

Изменения, внесенные в ст. 144 УПК РФ, вменяют в обязанность дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа принять и проверить сообщение о совершенном преступлении, а также наделяют их правом получать объяснения, образцы для сравнительного исследования и др. (ч. 1, 1.1 ст. 144 УПК РФ), обязывают оценивать полученную информацию для принятия решения о наличии или отсутствии основания для возбуждения уголовного дела. Значимость объяснения, полученного в ходе доследственной проверки сообщения о преступлении, заключается помимо прочего еще и в том, что, если оно получено с соблюдением положений ст.ст. 75 и 89 УПК РФ, оно может быть использовано в качестве доказательства (ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ) как иной документ. Такую возможность устанавливает положение, согласно которому доказывание по делу начинается на стадии возбуждения уголовного дела, то есть в ходе доследственной проверки, о чем еще в 1983 году писал Н.П. Кузнецов[266]. Впоследствии его взгляды были поддержаны и другими авторами, хотя законодательного решения вопроса о придании доказательственного значения объяснениям еще не было[267]. Указанные нововведения в ст. 144 УПК РФ получили положительную оценку в науке. Отмечается, что законодатель тем самым стер грани между процессуальной и непроцессуальной деятельностью[268], что эти изменения сделаны в интересах потерпевшего[269]. Есть исследования, обосновывающие возможность использования в доказывании непроцессуальной информации, где отмечается, что главным критерием, отличающим непроцессуальный от процессуального, является допустимость доказательств, включающая в себя как формальный элемент, так и субъективное усмотрение властвующего субъекта[270].

Несомненно, что от полноты собирания, качества проверки и оценки следователем или дознавателем материалов на стадии доследственной проверки во многом зависит, насколько законным и обоснованным будет принятое им решение о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Изменения и дополнения, внесенные в ст. 144 УПК РФ, создают необходимые правовые основания для своевременной и глубокой проверки сообщений о преступлении и принятии на этой основе обоснованных и законных процессуальных решений.

Вместе с тем, законодатель в УПК РФ не предусмотрел процедуры получения объяснения, его использования в качестве доказательства, что создает ряд проблем практического характера.

Говоря о процедуре получения объяснения, мы должны отметить, что ч. 1.1 ст. 144 УПК РФ обязывает лиц, производящих проверку сообщения, разъяснять права и обязанности участникам уголовного судопроизводства. В связи с этим возникает много проблемных вопросов. Например, какие права и обязанности возникают у лиц, от которых ожидается получение объяснения. Уголовное дело еще не возбуждено, соответственно, у лиц, от которых получают объяснения, отсутствует процессуальный статус. Следовательно, отсутствует основание, на котором лицам, дающим объяснение, может быть вменено в обязанность не разглашать данные досудебного производства. И неизвестно также, какие возможны последствия в случае нарушения ими этой обязанности. Более того, установлено право лица не свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, что вызывает вопрос о том, применим ли в отношении объяснения термин «свидетельствовать». Ведь объяснение и свидетельствование - разные понятия. Свидетельствовать означает дачу показаний в рамках процесса (показания - сведения, полученные на допросе), а объяснение, как было сказано, получают до возбуждения уголовного дела. Если объяснение требуют от лица, которое впоследствии может быть признано подозреваемым или обвиняемым, то оно может воспользоваться правом не свидетельствовать против себя. Но тогда такое лицо оказывается в двояком положении. С одной стороны, если он даст объяснение, он поможет следователю, например, определиться с версиями, то есть, это, по сути, будет свидетельствованием против себя, что не запрещено законом. С другой стороны, если он откажется давать объяснение, он вызовет у следователя дополнительные основания подозревать его в совершении преступления. Таких проблем при применении положений ст. 144 УПК РФ возникает еще больше в учреждениях уголовно-исполнительной системы2.

К тому же, непонятно, является ли дача объяснения правом или обязанностью лица.

В научной литературе встречается утверждение, что дача объяснений является правом, а не обязанностью лица, так как на всех лиц распространяется общее право не давать никаких объяснений. В связи с этим предлагают дополнить ст. 144 УПК РФ положением об обязанности лица давать объяснение[271] [272].

Полагаем, что обязанность давать объяснения вытекает из более общего требования, предусмотренного ч. 4 ст. 21 УПК РФ, определяющего обязательность для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требований, поручений и запросов прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленных в пределах их полномочий. Аналогичная норма содержится и в Федеральном законе «О Следственном комитете Российской Федерации», которая наделяет следователя Следственного комитета правом вызывать должностных и иных лиц для объяснений и производства следственных действий при осуществлении досудебного производства[273] (ст. 7). При этом полномочия требовать, давать поручения и направлять обязательные для исполнения запросы названных должностных лиц не привязаны к какой-либо стадии уголовного процесса. Соответственно, они могут быть использованы в рамках как доследственной проверки, так и возбужденного уголовного дела.

По исследованным делам в более чем 70% случаев иные документы изымались в результате производства выемки. Ввиду особой значимости некоторых документов ведомственными актами производится дополнительные разъяснения следственным органам о правилах применения соответствующих статей УПК РФ.

Так, в Письме МВД РФ от 21.12.2009 № 1/10268[274] отмечается, что сотрудники органов предварительного следствия имеют доступ к документам, содержащим сведения, составляющие банковскую тайну (расчетным документам, банковским карточкам, кассовым документам, договорам, выпискам из банковских счетов клиентов, другим документам, в том числе содержащимся в юридических делах клиентов), в ходе проведения такого следственного действия, как выемка. В Письме содержится напоминание о том, что порядок предоставления сотрудникам следственных подразделений в рамках расследования уголовных дел сведений, составляющих банковскую тайну, четко регламентирован уголовнопроцессуальным законодательством России. Выемка предметов и документов, составляющих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, производится на основании судебного решения (п. 7 ч. 2 ст. 29, ч. 3 ст. 183 УПК РФ). Соответственно, предметом проверки таких документов должно быть выяснение законности действий органов следствия при получении доступа к подобным документам. При этом следует иметь в виду, что ч. 5 ст. 165 УПК РФ содержит исчерпывающий перечень следственных действий, которые в исключительных случаях могут быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя без получения судебного решения. Выемка в их число не входит. Значит, соответствующий документ должен быть получен исключительно после получения судебного решения, дающего право на его выемку.

Однако, как правильно отмечает А.П. Рыжаков, документы, составляющие охраняемую законом тайну, могут быть получены и при производстве других следственных действий, например, обыска, осмотра помещений и местности[275]. Вправе ли следователь в таких случаях их изъять и ознакомиться с ними или он должен обращаться в суд за получением разрешения?

Положения УПК РФ о выемке и содержание Письма вступают в противоречие с положениями совместного Приказа МВД РФ, ФНС РФ № 495/ММ-7-2-347 от 30 июня 2009 года[276]. Пункт 8 Инструкции, утвержденной названным Приказом, предусматривает, что мотивированный запрос налогового органа может быть направлен как перед началом налоговой проверки, так и в ходе нее. В числе оснований для направления мотивированного запроса об участии сотрудников органов внутренних дел в выездной (повторной выездной) налоговой проверке называется «участие в проведении конкретного действия по осуществлению налогового контроля (выемка документов, проведение исследования, опроса, осмотра помещений и т.д.)». Буквальное понимание таково, что сотрудники осуществляют выемку документов, составляющих налоговую тайну. Однако в Инструкции речь идет только о силовой поддержке сотрудниками полиции или Росгвардии налоговых органов, в должностные обязанности которых входит и производство выемки.

Информационное письмо СК России от 30.12.2014 № 211-51098-14[277] разъясняет сотрудникам Следственного комитета порядок выемки документов, составляющих нотариальную тайну, при проведении проверки сообщений о совершенном или готовящемся преступлении. Отмечается, что нотариус не имеет права без судебного решения давать объяснения о совершенных нотариальных действиях, а также то, что следователь имеет право осматривать и изымать (в ходе осмотра без судебного решения) добровольно представленные гражданами документы, содержащие сведения о совершенных с их участием нотариальных действиях, поскольку в этом случае права граждан не нарушаются.

Иные документы могут быть запрошены и на судебной стадии производства по делу. Интервьюирование судей позволило выявить порядок действий судей в таком случае. Так, отвечая на вопрос: «Что Вы можете пояснить по поводу использования в качестве доказательств «иных документов», полученных на судебной стадии рассмотрения уголовного дела?», судья пояснил следующее: суд по ходатайству сторон может запросить документы, какие-либо иные сведения, имеющие отношение к делу. При этом ходатайство сторон об истребовании документов с мотивировкой отражается в протоколе судебного заседания, также в протоколе отражается мнение участников процесса по заявленному ходатайству, а после - решение председательствующего. По мере поступления указанных документов в суд председательствующий сообщает участникам процесса об их поступлении и ставит вопрос перед участниками процесса о возможности их приобщения к материалам дела. Результаты их осмотра и решение о приобщении к материалам дела отражаются в протоколе судебного заседания.

Анализ судебной практики показывает, что иной документ в некоторых случаях может способствовать признанию допустимым оспариваемое следственное действие.

Так, по одному из дел защитник заявил ходатайство об исключении протоколов допроса его подзащитного в качестве подозреваемого и обвиняемого, мотивируя это тем, что во вводной части данных протоколов не имеется сведений об участии при производстве допросов защитника. Допрос в суде следователя, проводившего указанные следственные действия, и анализ материалов уголовного дела позволил суду установить, что допросы производились с участием защитника, направленного по вызову следователя адвокатской конторой. Ордер защитника был приобщен к делу, его данные были указаны в протоколах разъяснения прав подозреваемому и обвиняемому, составленных перед каждым допросом, а в протоколах допросов имелись подписи защитника. Отсутствие сведений о защитнике во вводной части протокола следователь объяснил невнимательностью. В силу указанных обстоятельств протоколы допросов подозреваемого и обвиняемого были признаны допустимыми доказательствами[278]. Таким образом, ордер, являясь иным документом, стал доказательством законности проведенного следственного действия. Этот пример показателен в том смысле, что опровергает устоявшиеся в науке взгляды о том, что протоколы «неследственных» действий не являются доказательствами.

К числу иных документов должны быть отнесены не только объяснения, но и полученные в ходе проверки сообщения образцы для сравнительного исследования, истребованные или изъятые документы и предметы, результаты документальных проверок, ревизий, исследований документов и предметов. Их проверка на предмет возможности использования в качестве доказательств после возбуждения уголовного дела имеет особенность, регламентированную ч. 1.2 ст. 144 УПК РФ, согласно которой документы должны быть получены с соблюдением требований ст.ст. 75 и 89 УПК РФ.

Если стоит вопрос о признании в качестве доказательства результатов судебной экспертизы, то предметом проверки должно быть и то, было ли после возбуждения уголовного дела стороной защиты или потерпевшим заявлено ходатайство о производстве дополнительной либо повторной судебной экспертизы и было ли это ходатайство удовлетворено. Ввиду прямого предписания закона такое ходатайство должно быть удовлетворено.

Проверка и оценка любого иного документа, полученного в ходе доследственной проверки сообщения о преступлении, на его относимость, допустимость и достоверность исключительно важны при производстве дознания в сокращенной форме (Глава 31.1 УПК РФ). Материалы доследственной проверки в случае их получения в соответствии с установленными требованиями УПК РФ и наличии у них свойств доказательств, а также при отсутствии ходатайств от обвиняемого, его защитника или потерпевшего и/или его представителя (ч.6 ст.226.7 УПК РФ), достаточны для составления обвинительного акта и направления материалов дела прокурору. Положения ч. 3 ст. 226.7 УПК РФ освобождают дознавателя от производства проверки доказательств (если они не оспорены сторонами), от допроса лиц, от которых получены объяснения в ходе доследственной проверки, от назначения экспертизы и др. Как правильно отмечается в литературе, чрезмерное упрощение не отвечает интересам правосудия[279]. В частности, дознаватель освобождается от необходимости устанавливать и доказывать наличие обстоятельств, исключающих преступность деяния, а обвиняемый может не знать об их наличии. Даже если от обвиняемого поступит ходатайство, дознаватель может его игнорировать либо убедить в отсутствии такого обстоятельства[280]. Недоказанными могут быть оставлены и обстоятельства, смягчающие вину, изменяющие форму вины, дающие право на освобождение от уголовной ответственности или от наказания, на отсрочку исполнения приговора и др. Устранить образовавшиеся в ходе дознания пробелы доказывания не может и суд, так как приговор постановляется на основании исследования и оценки тех доказательств, которые указаны в обвинительном постановлении, а также дополнительных данных о личности подсудимого. Кроме того, закон не допускает возможности отказаться от особого порядка производства по делу без проведения судебного разбирательства. В случае возражения одной из сторон против продолжения производства в особом порядке судья, выносит постановление о возвращении уголовного дела прокурору для передачи его по подследственности и производства дознания в общем порядке (ч. 4 ст. 226.9 УПК РФ).

Таким образом, при производстве дознания в сокращенной форме, а также при судебном рассмотрении дела, дознание по которому произведено в сокращенной форме, основным видом доказательства может быть иной документ, полученный в ходе доследственной проверки. Признание подозреваемым или обвиняемым своей вины, характера и размера причиненного преступлением вреда, согласие с объемом обвинения, приведенного в постановлении о возбуждении уголовного дела, тоже могут быть получены на стадии возбуждения уголовного дела в форме объяснения.

По статистике около 60% дел расследуется и рассматривается с применением упрощенных процедур[281]. Такое правосудие, преимущественно основывающееся на документах-доказательствах, должно вызывать беспокойство общества.

Таким образом, на иной документ распространяются те же правила, критерии и требования их проверки и оценки, что и к другим доказательствам. Как и протоколы следственных действий, иные документы проверяются путем сопоставления с другими доказательствами, в том числе и с другими документами, установления их источников происхождения, получения других доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемый документ-доказательство. На досудебных стадиях

производства проверка документа предполагает: проверку источника физического происхождения; проверку подлинности; проверку процессуального порядка его появления в уголовном деле; проверку наличия реквизитов, характерных или установленных для данного вида документа; проверку относимости содержания.

Как и при проверке протоколов следственных действий, субъектами проверки иных документов являются дознаватель, следователь, прокурор и судья. При проверке иных документов на досудебных стадиях производства дознаватель, следователь и прокурор осуществляют проверку документов - доказательств в основном на предмет их относимости ввиду того, что само их появление в уголовном деле предполагает предварительную проверку и оценку.

Если не учитывать различные показания как средства проверки информации, содержащейся в документе-доказательстве, то в большинстве случаев проверка документов осуществляется посредством осмотра и сопоставления с другими документами, которые уже имеются в уголовном деле, либо документами, полученными в ходе процессуальных или следственных действий.

<< | >>
Источник: ДОЛГАЕВ ВИКТОР ВИКТОРОВИЧ. ПРОТОКОЛЫ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ И ИНЫЕ ДОКУМЕНТЫ КАК ИСТОЧНИКИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Санкт-Петербург, 2018. 2018

Скачать оригинал источника

Еще по теме Проверка и оценка иных документов, используемых в качестве доказательств по уголовному делу:

  1. 3.2. Проверка прокурором относимости и допустимости имеющихся в деле доказательств при утверждении обвинительного заключения
  2. 2.3. Проверка доказательств в досудебном производстве по уголовным делам о хулиганстве
  3. N 3. Виды деятельности, реализуемые в ходе предварительных проверки и расследования
  4. Приложение 1 Аналнтнческая справка по изучению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 290 УК РФ (получение взятки в сфере высшего образования), за 2005-2015 гг., совершенных на территории Омской, Тюменской, Новосибирской областей
  5. § 1. Деятельность оперативных подразделений УГОЛОВНО - ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ПО РАСКРЫТИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ КОРРУПЦИОННОЙ НАПРАВ ЛЕННОСТИ И ОПЕРАТИВНО - РОЗЫСКНОМУ ОБЕСПЕЧЕНИЮ ИХ РАССЛЕДОВАНИЯ
  6. § 4. Тактика производства следственного эксперимента , ПРОВЕРКИ ПОКАЗАНИЙ НА МЕСТЕ И НАЗНАЧЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ
  7. Система критериев оценки эффективности техникокриминалистического обеспечения осмотра места происшествия
  8. ПРИЛОЖЕНИЕ В Проект ИНСТРУКЦИЯ по организации привлечения экспертов Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь в качестве специалистов-криминалистов к осмотрам мест происшествий
  9. Понятие электронного документа и его производных как доказательств
  10. § 3. Особенности версионной работы по делам о преступлениях против собственности, совершаемых на транспорте. Система типовых версий
  11. § 3. Использование специальных знаний при расследовании преступлений против собственности, совершаемых на транспорте. Назначение экспертиз и оценка их результатов
  12. § 2. Прикладные задачи и профилактические операции криминалистического предупреждения преступлений против собственности на транспорте
  13. Стадия установления фактических обстоятельств дела
  14. § 1. Уголовно-процессуальная форма информационных технологий, используемых для организации деятельности должностных лиц и органов, осуществляющих уголовное судопроизводство
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -