<<
>>

ФОРМИРОВАНИЕ АРЕАЛА БАРБАРИКУМ

Благодаря греко-римской письменной традиции в I тысячелетии до н.э. европейский племенной мир у северных границ античной цивилизации впервые получил свое имя - Barbaria, Barbaricum. Этот собирательный образ рожден коммуникативным опытом, имел альтернативный характер, маркируя чужие, неведомые края, «заграницу», фиксируя пропасть между варварством и цивилизацией. Противопоставляя себя внешнему окружению, греки и римляне стремились освоить его материально, путем колонизаций, торговой экспансии и завоеваний.

Вступая в контакт с варварами, они отличали «инакость», «непохожесть» представителей других народов. В середине I тысячелетия до н.э. население античного мира уже отличало себя от соседей по принципу «мы - они», «свой - чужой». Однако это противопоставление было обусловлено не столько этническими, сколько потестарно- политическими мотивами. «Мы» - это жители полиса и те, кто имел римское гражданство. «Они» - это все племена и народы, находящиеся вне полисных структур или римского гражданства. Барбарикум стал альтернативой единству античной цивилизации, которое скреплялось языком, образованием, ментальностью, групповой организацией, образом жизни и религиозными представлениями ее членов. Но противостояние варварского мира грекоримскому всегда являлось оборотной стороной единства как греков, так и римлян, отражением их полисного восприятия мира. Само появление антитезы «эллины-варвары» свидетельствует о новом, свойственном античному миру способе осмыслить и зафиксировать окружающую реальность. Итак, когда в период «осевого времени» состоялся переворот в осознании мира,

Этническая карта варварского мира Европы I—II вв. н.э.

греческая ойкумена противопоставила себя варварам (середина I тысячелетия до н.э.) и это обособление имело далеко идущие последствия. На этой оси времени произошло становление истории Барбарикума как субъекта, как части всемирной истории.

Понятие «варвар» впервые появляется в конце VI в. до н.э. у историка Гека- тея Милетского. Оно возникло с появлением этнического самосознания греков, формирование которого, как полагают современные исследователи, началось уже в период архаики, на волне Великой греческой колонизации (VIII-VI вв. до н.э.), затем стремительно развивалось в ходе Греко-персидских войн (V в. до н.э.), и завершилось в Ш—II вв. до н.э. Понятие «варвар» появилось у греков как оценочное, главное отрицательное назначение которого оттенить собственные положительные качества и достоинства. С этого времени античная ментальность фактически разделила человечество на два взаимосвязанных и принципиально разных мира - «цивилизованный» и «варварский», порождая феномены взаимного отчуждения и взаимной идеализации. Соотнесение себя с «варваром» помогало и грекам, и римлянам определить собственное своеобразие. При выделении странностей поведения варвара как «чужого» рождалась особая симпатия к «своему» миру и отказ от «чужого» как чуждого. Варвар как «другой» изгонялся из области позитивных ценностей и чаще всего выступал символом опасности. Он был беспокойным и неудобным оппонентом греко-римской системы ценностей и интересов, поэтому ракурс восприятия его постоянно менялся. Когда завершился процесс формирования культурно-языковой общности римлян (рубеж н.э.), Барбарикум считался уже частью ойкумены, неким ведомым римлянам земным пространством народов, не знающих организованной налаженной жизни полисного типа, народов всегда странствующих и странных, живущих вне гражданской общности, которая предполагает взаимную помощь и доброжелательность, пребывающих в хаосе местнических интересов, где отсутствует справедливость и закон.

И это полиэтничное племенное многообразие периферийных народов воспринималось как чужеродное, объединяясь понятием «варварство» в смысле уклада и принципов жизни.

Три круга ассоциаций делали восприятие образа варвара почти автоматическим. Первый - лингвистический: варвар - это тот, кто говорил по-варварски, на ином языке, непонятном для говорящих на греческом и на латыни. ВГУ в. до н.э. древнегреческие историки различали всего четыре варварские (т.е. не говорившие по-гречески) народа: кельтов, скифов, персов и ливийцев. Второй круг - этический: варвару присущи низкие моральные качества (вероломство, невежество, бесчестие, жестокость, коварство и др.). И те, кто не обладал «пайдейей» (воспитанием) считались варварами. Наконец, третий круг - этнический: варвар - это иностранец, чужеземец, чужак, олицетворявший жителей ближней и дальней периферии античной цивилизации.

Поскольку во второй половине I тысячелетия до н.э. племена и народы Барбарикума еще не создали своей системы письма, образ варварского мира исследователи восстанавливают через проявления его материальной культуры, которая представлена комплексом различных археологических памятников. Опираясь на этот материал, а также на письменную греко-римскую традицию и новейшие лингвистические разработки, исследователи условно выделяют в Барбарикуме несколько варварских миров, консолидировавших разные регионы европейского этнического пространства. С началом индивидуализации земледельческих и кочевых народов в «первом» железном веке, в эпоху так называемой Галыптатской культуры (VIII-V вв. до н.э.), нарастало разнообразие и пестрота мира. Во «втором железном» веке, в эпоху так называемой Латенской культуры (V в. до н.э. - рубеж н.э.) оно оформилось в «ковер» варварских миров - кельтской, иллирийской, фракийской и скифской культурно-исторических общностей. Закладывались основы для германского, балтского и славянского миров. В единый Барбарикум эти миры объединяло не только их прошлое, но и общие перспективы и тенденции движения к будущему. Так, в прошлом они имели общих предков - индоевропейцев, в будущем - ни один из них не пришел к цивилизации, хотя «железная революция» почти всем открывала этот путь. В конечном итоге каждый из этих варварских миров был либо поглощен античной цивилизацией, либо оказался жертвой завоеваний.

КЕЛЬТСКАЯ ЕВРОПА

В середине I тысячелетия до н.э. среди племен Барбарикума по своей внешней активности выделяются воинственные индоевропейские племена кельтов, первоначально обитавшие, как сообщают древние авторы, «по ту сторону Альп», в верховьях Рейна и Дуная. Отсюда началось их расселение по всему континенту и в течение нескольких столетий эта экспансия составляла один из наиболее существенных политических факторов в жизни государств Средиземноморья. Кельты ведут опустошительные войны с этрусками и римлянами, совершают набеги в Грецию, вторгаются в Малую Азию. В ходе миграций они устанавливают господство на огромной территории, от Британских о-вов до Карпат и Западного Причерноморья, включая почти весь Пиренейский п-ов и Галлию. В пору своего предельного расширения кельтский мир охватил три четверти Европы.

Среди исследователей нет однозначного и окончательного ответа на вопрос о месте кельтов в истории. В развитии кельтских археологических памятников обычно выделяют Гальштатский (от могильника у г. Галыитат в 50 км к востоку от Зальцбурга в Австрии) и Латенский (от поселения Ла Тен на северном берегу о. Невшатель в Швейцарии) периоды. Тщательно изучив Галыптатскую культуру, которая подразделяется на две большие области (западную и восточную), особенности ее проявления в западной части Альп, археологи достаточно определенно отнесли ее к кельтам.

Большинство исследователей склонны считать Галыитат завершающей ступенью этногенеза кельтов, их «колыбелью». Около 750 г. до н.э. живительная среда Гальштата завершила формирование кельтов и их языка.

Галыптатцы были потомками древнего населения Центральной Европы, которое относилось к культуре полей погребальных урн. Они контролировали торговые пути вдоль Роны, Сены, Рейна и Дуная, являлись торговыми посредниками между Центральной Европой и Средиземноморьем. Характерный элемент материальной культуры галыитатских кельтов - погребения с культовой четырехколесной повозкой. Они представляли собой пышные курганные захоронения, мужские или женские, с большим количеством керамики и украшений. Оружия в таких погребениях было сравнительно мало. Но его наличие, а также искуснейшие изделия из золота (торквесы, ожерелья, браслеты, кольца, броши и др.), а также привезенная из греческих и этрусских городов высокохудожественная бронзовая посуда свидетельствуют о существовании у кельтов знати. Эти так называемые «княжеские захоронения» были распространены в верховьях Сены, Рейна и Дуная (например, Хойнебург, Вике, Хандерзинг). Могильники вождей в разных местах свидетельствуют о любви кельтов к роскоши, о неожиданно дальних торговых контактах Гальштатской культуры, в том числе с Массалией, Этрурией, регионами севера, откуда поставляли янтарь, с Испанией и Китаем. В немалой степени подъему кельтской знати Галыптатского периода способствовало наличие в Г альштате древних и очень значительных соляных копей.

Продвигаясь на запад, галыптатцы ввели в употребление железное оружие, что помогло им подчинить другие кельтские племена. Приблизительно в VII в. до н.э. (период Галынтат С) значительная часть кельтских племен проникла на Пиренейский п-ов, где они смешались с местными неиндоевропейскими племенами иберов и лузитан, получив название «кельтиберов». Заняв северную и центральную часть Испании, кельтиберы совершали военные походы на территории Пиренейского п-ова, частично оседая небольшими группами в новых местах. В VI в. до н.э. здесь возникла Кельтиберская культура, сохранившаяся до вторжения римлян. Вероятно, не позднее III в. до н.э. кельты заимствовали у иберов особую фонетико-слоговую письменность, в основе которой лежал финикийский алфавит, а позже (I в. до н.э- II в. н.э.) пытались использовать латинский алфавит.

В VI в. до н.э. часть кельтских племен мигрировала из заальпийских областей в западную Ломбардию, став составной частью культуры Голасекка, предположительно связываемой с лигурами. На обширной территории в районе о. Комо, области Варезе, Павии и Тичино кельты смешались с лигурами, вступили в тесные контакты с этрусками и венетами. Здесь кельты занимались земледелием, скотоводством, торговлей и ремеслом, а малое количество оружия в погребениях свидетельствует о миролюбивом характере этих племен.

Галынтатская культура стала основой кристаллизации Латенской, принадлежность которой кельтам у исследователей не вызывает никакого сомнения. О кельтах эпохи Латен уже пишут античные авторы от Гекатея Милетского (ок. V в. до н.э.) и Геродота (V в. до н.э.) до Диодора Сицилийского (I в. до н.э.) и Юлия Цезаря (I в. до н.э.). По двум причинам кельты в середине I тысячелетия до н.э. не могли не обратить на себя внимание греко-римского мира. Во-первых, среда кельтской знати сформировала новый вкус, зародила своеобразный, называемый «вальдальгесхеймским» (от Вальдаль- гесхейма в округе Кройцнах), стиль кельтского искусства, который проник во все европейские области кельтского проживания. Искусно выполненные золотые или бронзовые торквесы, фибулы, плоские колье, диадемы, тяжелые серьги, кольца, браслеты, пряжки для поясов рассеяны по всему континенту как знак присутствия кельтского культурного влияния. Кельтское искусство Латена является своеобразным койне - интернациональным языком европейского варварского мира V-I вв. до н.э. Это искусство опиралось на интерес к графической стилистике, на экспрессивность в изображении животных и людей, придавая им фантастические или пугающие черты, вызывая ощущение ирреальности. Такой оригинальный стиль, отмеченный в литературе как «диснеевский», как «стиль Чеширского Кота», резко контрастировал с гармоничным и рациональным искусством греко-римского мира.

Вторая причина интереса к кельтам состояла в том, что с эпохи Латена они вступили в период наибольшего размаха экспансии, что многократно зафиксировано греко-римской письменной традицией и археологическим

материалом. Наступившее в середине I тысячелетия до н.э. изменение климата с резким похолоданием, рост населения кельтского мира и его высокий экономический ресурс, возможно, стали мотивом их активного расселения и захвата новых территорий. В V-IV вв. до н.э. началась массовая экспансия основной части кельтских племён как в западном, так и восточном направлении, в результате чего они заселили обширную область между Альпами, Рейном и Пиренеями, которая получила название Галлия. Со второй половины V в. до н.э. две волны кельтов, с Верхнего Рейна и Дуная и с Южной Галлии, проникли на земли Северной Италии. Одна часть кельтских племен (инсубры, лепонтийцы, ценоманы) заселила территории к северу от р. По (Пад), другая (бойи, лингоны, сеноны), перейдя эту реку, захватила этрусские города, расселилась в Умбрии и вдоль северо-восточного побережья Адриатического моря между Равенной и Анконой. Заселение кельтами Южной Галлии и Северной Италии носило характер военного вторжения, в ходе которого были уничтожены некоторые поселения массилийских греков на побережье Лигурийского моря. В 390 до н.э. кельтское племя сенонов под предводительством Бренна напало на Рим, город был разграблен и сожжен, а вторгшиеся на Апеннинский п-ов кельты осели на землях южнее Альп, которые получили название Цизальпинская Галлия.

С V в. до н.э. началось продвижение кельтских племен по левому берегу Дуная к Восточным и Южным Карпатам и в Среднедунайскую низменность. Были заселены северо-западные районы Балканского п-ова, земли Тран- сильвании, Олтении, Буковины, долины Серета. Часть кельтов поселилась на Нижнем Дунае и на Верхнем Днестре. Переселение шло отдельными волнами и заняло несколько веков, постепенно включая в орбиту присутствия кельтов земли вдоль Дуная и его притоков. В 335 г. до н.э. кельты встретили на Дунае двигавшихся на север солдат Александра Македонского. В начале III в. до н.э. один из миграционных потоков направился на юго-восток Балкан. В 279 г. до н.э. пройдя через земли Иллирии, кельты опустошили Македонию, вторглись во Фракию и Грецию, направились к храму Апполона в Дельфах, где потерпели поражение от греков-этолийцев и ушли к Дунаю и во Фракию. Одни племена во главе с Батанатом поселились при слиянии Савы и Дуная (скордиски), другие (бритолаги) на Нижнем Дунае, некоторые (бойи) после длительных переселений осели в областях нынешней Чехии и Моравии. По мнению исследователей, для кельтского мира началась эпоха «среднеевропейской консолидации».

Кельтские племена установили свое господство в дунайских землях, легко смешиваясь с местным населением - иллирийскими и фракийскими племенами, в то время как кельты Галлии и Британских о-вов сохраняли свою этническую обособленность. Культура кельтов господствовала на всем пространстве Подунавья, сохраняясь и после ухода или изгнания самих кельтов.

Обитавшие во Фракии кельтские племена оказались в тесном соприкосновении с эллинистическими государствами Востока, правители которых пытались использовать их в своих междоусобных войнах. Призванные в Малую Азию царем Вифинии Никомедом I, три племени кельтов между 277 и 276 гг. до н.э. переправились и обосновались в Анатолии, в районе нынешней Анкары, образовав первое кельтское государство Галатию (Ш—I вв.

до н.э.). Осев здесь, они предоставляли наемников всем правителям Востока, наносили значительный ущерб, опустошая владения селевкидской Сирии, а позже Пергама, что вызвало ответные экспедиции.

Каменная голова из кельтского святилища в Мшец- ке-Жегровице. Чехия. II в. до н.э.

В ходе миграций кельты использовали накопленный опыт и знания, свою ловкость и мужество на полях сражений, эффективность железного оружия и мобильность двухколесных боевых колесниц. С V в. до н.э., когда стали исчезать «княжеские захоронения», погребальный обряд с двухколесной колесницей прослеживается почти на всей территории расселения кельтов (Галлия, Средняя Европа, Британия). Серьезные перемены произошли в укладе кельтской жизни, оформилось общество воинов с хорошо организованной военной аристократией, создавались военные дружины, предводители которых аккумулировали реальную власть племени, аристократическая кельтская культура становилась достоянием широких масс. Оружие уже являлось не столько показателем высокого социального положения его владельца, сколько обязательным атрибутом мужчины, и умершего хоронили как хорошо вооруженного воина. В кельтских миграциях V—Ш вв. до н.э. участвовали, как правило, лишь отдельные племена. В большинстве случаев основной массив кельтов оставался на исконных землях и лишь часть их уходила в поисках новых земель, объединяясь обычно с тем или иным племенем или его частью. Беспорядочные перемещения прерывались периодами затишья. Для античного мира кельтские миграции представляли собой первое проявление сил варваров, пришедших из континентальной Европы, но до недавних пор остававшихся в тени.

Экспансия кельтского варварского мира была остановлена на юге римлянами, на востоке германцами. В III в. до н.э. становится очевидным, что попытка кельтов обосноваться в Северной Италии и некоторых районах Балканского п-ова встречает упорное сопротивление греков и римлян. Во II в. до н.э. римлянам удалось не только остановить кельтов и принудить отдельные племена к возвращению на исконные земли, но и перейти в контрнаступление. Римляне основали Аквилею (181 г. до н.э.), контролирующую «янтарный путь», подавили в Юлийских Альпах мятеж таврисков (129 г. до н.э.), образовали провинцию Галлия Нарбоннская (125 г. до н.э.), первую за пределами Италии римскую колонию Нарбонна (118 г. до н.э.).

В 120-102 гг. до н.э. по всей континентальной Кельтике, от Норика до Испании, прокатилась опустошительная волна нашествия германских племен кимвров и тевтонов, окончательно остановив экспансионистские устремления кельтского мира. Последнее крупное передвижение кельтских племен - приход из зарейнских областей племени белгов, которые утвердились на севере Галлии и в некоторых прирейнских областях Германии.

Встреча с такими сильными противниками, как германцы и римляне потеснила кельтов и фактически определила характер наступившей уже во второй половине III в. до н.э. «эпохи оппидумов», последнего этапа независимости кельтского варварского мира. Из-за разбросанности племен во времени и пространстве, типология кельтских поселений весьма относительна - «викус» (поселение из нескольких домов), «эдифиций» (хутор или ферма) и «оппидум» (укрепленное поселение, своего рода «город»). Беспокойные и динамичные кельты с их мобильной племенной организацией, агрессивным и чувствительным характером не питали предрасположения к размеренной домашней жизни в красивых домах, но предпочитали военный стиль жизни в крепостях и укреплениях. Оппидумы служили видимым свидетельством могущества и власти кельтского мира. Обнаруженные археологами, они были рассеянны по всей Европе, оставляя множество следов в топонимике, в типе названий с формантами -dunum, -magus, -acus: Новиодунум (совр. Дрново), Карродунум (Краков), Лугдунум (Лион), Сингидунум (Белград), Лавриак (Лорх), Габромагус (Виндиш-Гарстен). Их предназначение и функции подробно освещены Цезарем на примере Галлии. Важнейшей частью оппидума являлась его оборонительная система в виде частокола, насыпи, рва, вала и стены из каменных блоков, скрепленных бревнами. Стены подобного типа, названные Цезарем «галльской стеной», впоследствии были заимствованы другими народами, подверглись модификации и успешно применялись в фортификационном деле.

Кельтские оппидумы являлись не только уникальной оборонительной системой, надежным убежищем, но и местом, где проходила повседневная хозяйственно-бытовая жизнь кельтов. Важнейшим источником богатства и процветания оппидумов было ремесло, и кельтские ремесленники достигали вершин мастерства в литье и чеканке металлов, изготовлении специализированных сельскохозяйственных орудий и инструментов, в стеклоделии, кожевенном, гончарном, плотницком и бондарском производствах. По существу, кельтская металлургия стала основой развития всей последующей европейской металлургии. Кузнечный инструментарий кельтов насчитывал более 70 видов. Было создано множество разнообразных орудий (плужные лемехи, косы, бороны, скобели, пилы, молотки и др.) и железного оружия. Европа обязана кельтам дверными замками. Больших успехов кельты достигли в технике бронзолитейного и ювелирного производства, в различных методах инкрустации, позолоты и серебрения. Излюбленным украшением кельтских изделий была красная эмаль. Изготовление уникальных вещей, служивших знати, отошло на задний план, а его место заняло массовое «промышленное» производство для более широких слоев. Любовь кельтов к украшениям и ярким краскам отразилась в роскошной орнаментации оружия, столовой посуды и колесниц. Среди высокохудожественных произведений кельтского ремесла - золотые торквесы с богато орнаментированной гравировкой или инкрустацией, бронзовые кувшины с ручками в виде голов человека или зверей, человеческие маски с двулистными коронами. Могущество оппидумов в значительной мере опиралось на широкую континентальную торговлю. Во многих пунктах кельтского мира со II в. до н.э., преодолев подражание македонско-греческим образцам, чеканились местные монеты из золота, серебра, реже из меди и бронзы. Коммерческие передвижения кельтов сформировали «паутину» дорог, которые представляли собой довольно примитивные рукотворные пути проезда, поддерживаемые в рабочем состоянии.

«Эпоха оппидумов» выявила отличительную, парадоксальную особенность кельтского мира: единообразие материальной культуры с одновременным отсутствием политического единства. Кельтское общество, ориентированное на межличностные отношения, на идею личной верности вождю, делало практически невозможным объединение кельтов в крепкий политический союз. Тройственная структура кельтского общества (аристократы, жрецы, народ) претерпела в разных районах изменения и воплотилась в неодинаковых политических системах. На вершине стоял король, который не мог управлять самостоятельно без жрецов-друидов, после короля шла в высшей степени аристократическая и могущественная знать (жрецы, вожди), чуть ниже стояли неблагородные свободные люди (ремесленники), далее крестьяне и в самом низу общественной лестницы - рабы. К I в. до н.э. племенные общины Средней Галлии (арверны, эдуи, секваны, сеноны, битуриги) находились на стадии зарождения государственности: появились выборные должностные лица (вергобреты), имелись случаи захвата единоличной власти. Племенная форма существования у кельтов преобладала над городской, и кельты, развиваясь в направлении городских форм, двигаясь к городу, не испытывали в нем внутренней потребности, что стало еще более очевидным с приходом римлян в кельтский мир. Также и государство, как инструмент подавления, было чуждо кельтам, привязанным к племенному образу жизни. Временное единство независимых племен на период военной опасности - высшая форма политического объединения кельтов.

Возможно, как предполагают исследователи, объединение кельтов, их единство было духовным, а не политическим. Если в сфере материальной континентальное варварское единство кельтского мира скреплялось артелями бродячих мастеров, торговцев, то хранителями их духовного багажа выступали друиды - носители и исполнители не только чисто религиозной, но частично и государственной власти. Кельтское жречество отличалось значительной численностью, масштабностью, эзотеричностью, иерархичностью и этот сакральный слой, пользовавшийся большим влиянием, распространял свою власть на все общество.

Несмотря на то что достижения кельтов в их движении к цивилизации были значительными, кельтскому варварскому миру не удалось выстоять перед напором римлян и германцев, хотя кельты умели воевать не хуже своих соседей. Не было недостатка и в вождях-лидерах, однако I в. до н.э. стал веком Галлии, но не галлов. Не харизматичный вождь племени арвер- нов Верцингеториг, а римский полководец и политический деятель Юлий Цезарь, вождь свевов Ариовист и вождь гетов Буребиста определяли в I в. до н.э. судьбу европейского Барбарикума. Как сообщают древние авторы, после римских завоеваний в центре и на западе европейского континента

Кельты, играющие на боевых трубах. II в. до н.э.

кельты потеряли обширные территории, кельтские районы к северу от Дуная были превращены в «бойскую пустыню», оплотом их материальной и духовной культуры стали острова Британского архипелага. Кельтская экспансия принесла на большую часть европейского Барбарикума экономическую, этническую и лингвистическую однородность. По мнению исследователей, кельтский мир сыграл на континенте ту же цивилизующую роль, что и греческий в Средиземноморье.

Таким образом, соседство кельтского и греко-римского миров не было противостоянием варварства и цивилизации, ибо кельты создавали свою цивилизацию, отличную от греческой и римской. Интравертные кельты совершенствовали область религиозно-магических представлений, в отличие от экстравертных греков и римлян, акцентировавших внимание на развитии своей социально-военной организации. Создание, совершенствование и хранение глубокой религиозно-философской доктрины, доступной не для всех, было тем немногим, что отличало кельтов не только от греков и римлян, но и их ближайших соседей - иллирийцев, фракийцев и германцев.

МИР ИЛЛИРИЙСКИХ И ФРАКИЙСКИХ ПЛЕМЕН

Непосредственно к пределам греко-римской цивилизации примыкал ареал иллирийских племен, населявших восточное побережье Адриатического моря, северо-запад Балканского п-ова и юго-восточные склоны Альп. Многочисленные племена иллирийцев, сформированные северной и южной этнокультурной зоной восточного Галыптата, являлись одним из древнейших племенных образований европейского Барбарикума. Они составляли обширную группу родственных индоевропейских племен, из которых в I тысячелетии до н.э. были известны далматы, дарданы, доклеты, пирусты, либурны, сардеты, ардиеи, автариаты, даорсы и др. Античные авторы знали, что иллирийцы «многочисленны и храбры», но им было неизвестно, как далеко вглубь Барбарикума простирались их земли.

Для иллирийцев, особенно на побережье, характерны сильно укрепленные поселения, окруженные каменными стенами сухой кладки. Многие из них находились в труднодоступных местах, на высотах с крутыми склонами, были защищены не только стенами, но окружены двойным или тройным валом. Для иллирийского варварского мира характерен довольно замкнутый, консервативный уклад жизни, племенная разобщенность и отсутствие единоначалия. Вероятно, острой межплеменной борьбы и соперничества иллирийцы не знали, хотя интересы жителей прибрежных областей и внутренних горных районов не совпадали. Обитатели морского побережья, развивавшие ремесла, мореплавание и торговлю, были более подвижными и склонными к новшествам, в отличие от земледельцев и скотоводов внутренних областей. Они «приносили вред на море пиратскими набегами», участвовали в грабительских походах ради легкой добычи и захвата военнопленных.

В IV—Ш вв. до н.э. иллирийцы выдержали две волны кельтских вторжений, сначала из Галлии, затем из Северной Италии. И хотя иллирийцы отличались воинственным пылом, кельты заняли значительные области их земель. Шли процессы метисации, которые вели к формированию смешанных кельто-иллирийских образований. Некоторые иллирийские племена, вероятно, эмигрировали на север и восток, где смешивались с праславянами. Иллирийцы побережья подвергались влиянию греков, одним из источников которого были греческие торговые и земледельческие поселения-колонии, основанные в VII—Ш вв. до н.э. на островах Адриатического моря и на Далматинском побережье (Орик, Аполлония, Эпидамн и др.).

В ходе кельтской экспансии и греческой колонизации усиливалась экономическая и социальная дифференциация, появилась знать, живущая за счет войны, стали возникать племенные союзы, называемые античной письменной традицией «царствами». Первые подобные союзы племен возникли уже в IV в. до н.э. у племен энхелеев и тавлантиев. В том же веке, объединившись с фракийцами, иллирийцы оказывали сопротивление македонскому продвижению на север, совершали грабительские набеги на Македонию и Эпир (393, 385, 383, 367 гг. до н.э.). Во второй половине III в. до н.э. в районе Скодра (совр. Шкодер) сложился племенной союз во главе с племенем ардиеев, который достиг наивысшего могущества в период правления Агрона, обладавшего сильной армией и флотом. Пиратство в Адриатике и набеги на Македонию дали римлянам повод для развязывания так называемых Иллирийских войн (229-228, 219, 168, 34-33 гг. до н.э.), в ходе которых они, как сообщает письменная традиция, «покорили военной силой» царство иллирийцев. Первоначально иллирийские земли находились под властью Агриппы (63-12 до н.э.), но после его смерти здесь были созданы римские провинции Паннония и Далмация. Итак, просуществовав пять столетий (конец VI-I вв. до н.э.), мир иллирийских племен в 23 г. до н.э. был поглощен Римской империей, став жертвой греко-римской цивилизации, одной из первых потерь Барбарикума.

В восточной части Балканского п-ова и придунайских землях к югу от Карпат сложился мир фракийских племен, которых греки считали вторым по численности народом в мире. Собственно фракийцы (южные фракийцы) занимали земли к югу от Дуная, территории нынешней Юго-Восточной Румынии, Болгарии, Северной Греции, а также северо-запад Малой Азии. На левом берегу Дуная, в Карпато-Дунайском регионе (совр. Румыния, Молдавия) обитали северные фракийцы, известные по источникам как даки для западных регионов и геты - для восточных. Помимо общего названия этой группы индоевропейских племен (фракийцы) письменная традиция сохранила сведения о таких племенах, как бессы, трибаллы, мёзы, одрисы, фригийцы и другие (около 90 названий).

Как некое единство фракийский племенной мир археологически представлен «фракийским Галынтатом» (VIII-VI вв. до н.э.), из типичных культур которого лучше других изучена «культура басарабь» (с. Басарабь в Ол- тении, Румыния). Для нее характерны укрепленные и открытые поселения с легкими наземными постройками из дерева, иногда обмазанными глиной, бронзовое оружие и орудия труда, украшения (железные фибулы и булавки с бронзовой головкой), много железных предметов (двулезвийные топоры, топоры с «крылышками», кельты, долота, наконечники копий, мечи и др.), грубая кухонная (банкообразные и мешковидные сосуды) и столовая (чашки, миски, бокалы на ножке и др.) посуда.

Находясь на перекрестке между Западом и Востоком, фракийский мир в I тысячелетия до н.э. представлял собой своеобразную контактную зону, через которую шли миграционные потоки, приносившие в этот регион разные традиции, обычаи и стиль жизни. Именно здесь протекали наиболее динамичные процессы этнокультурного взаимодействия между фракийцами, скифами, иллирийцами и греками. Здесь не только создавались благоприятные условия для культурного обмена, но и пересекались интересы различных политических сил. Письменные источники рисуют сложную картину взаимоотношений в этой части Барбарикума. Чтобы здесь утвердиться прилагали много усилий скифы Причерноморья, персидская держава Ахемени- дов и Афинский морской союз. Контакты фракийцев с греками начали складываться еще в период греческой колонизации, когда на Фракийском побережье от Салоникского залива до устья Дуная возникли поселения-колонии

Салмидес (совр. Мидия), Ви- зантий (Стамбул), Аполлония (Созополь), Анхиал (нын. Поморье), Одессос (Варна), Томы (Констанца), Месембрия (Не- себр), Дионисополь (Балчик),

Бронзовый фракийский шлем. Болгария. V в. до н.э.

Истрос (Истрия). Города-колонии развивались в основном в рамках греческой культуры, но фракийцы, проникая в них и получая права гражданства, содействовали распространению фракийских традиций. Через колонии во фракийский Бар- барикум ввозилось множество греческих вещей и изделий искусства, которые распространялись в близлежащей округе, способствуя эллинизации проживавших здесь варваров.

В 512 г. до н.э. персидский царь Дарий I, направляясь с огромным войском против скифов, проследовал через земли фракийцев, подавляя сопротивление трибаллов и гетов. В 496 г. до н.э. фракийцы произвели ответный набег на персидские владения на Балканах, дошли до п-ова Херсонес Фракийский, но освободились от владычества персов лишь после Греко-персидских войн.

К середине I тысячелетия до н.э. сложилась и окрепла фракийская племенная аристократия. Вокруг жилищ вождей вырастали крупные поселения, а затем укрепленные города. Фракийский Барбарикум приобщился к феномену денег, появился денежный обмен. В греческих мастерских фракийские царьки чеканили свои монеты. Формировались племенные союзы, которые вели упорную борьбу друг с другом. Близость воинственных скифов, длительные и интенсивные связи с греками, знакомство с централизованной автократической властью персов ускорило процессы развития фракийского общества, образования государственности.

На рубеже V-IV в. до н.э. в Балкано-Карпатском регионе возникло несколько государственных объединений, среди которых сильнейшим было государство одрисов. Оно сдерживало вторжения скифов на севере, натиск Македонии на западе, поддерживало отношения с греческими полисами. Одрисы совершали походы против скифов, гетов, пеонов, трибаллов, воевали с афинянами. Оказавшись между греками, скифами и нарастающей мощью Македонии, в 342 г. до н.э. фракийцы были завоеваны Филиппом II. К 336 г. до н.э. часть их попала в подчинение македонян, в то время как земли к югу от устья Дуная оказались захвачены скифами. Власть одрисских

царей сохранилась только в пределах их давних владений на юго-востоке Балкан. Господство Македонии над фракийским варварским миром укрепил Александр Македонский, совершив в 335 г. до н.э. поход к Дунаю и победив обитавших в центральных областях трибаллов. С началом восточной кампании Александра фракийцы не раз пытались вернуть независимость, но в III в. до н.э. развернулась борьба диадохов - преемников Александра и в 281 г. до н.э. они оказались под властью Лисимаха. За Дунаем северные фракийцы создали царство Дромихета, которое столкнулось с экспансией кельтов. Вновь фракийский Барбарикум оказался в зоне пересечения чужих интересов, но теперь уже кельтских племен, Македонии и появившихся в северо-западном Причерноморье бастарнов. На фракийский варварский мир надвигалась новая эпоха - эпоха римского владычества. В борьбе с Римом фракийцы лавировали, выступали то на стороне македонян (167 г. до н.э.), то Митридата Понтийского (80-е годы I в. до н.э.). Власть Рима в этом регионе утверждалась с трудом.

В I в. до н.э. на фоне ослабления власти римлян во фракийском Барба- рикуме произошел внезапный рост могущества северофракийских племен, установление господства дако-гетского царства Буребисты (60-^5 гг. до н.э.). Этот энергичный правитель, проводя политику консолидации, превратил крупное племенное объединение в государственное образование (см. с. 567), которое, разгромив бойев и таврисков (60 г. до н.э.), положило конец господству кельтов в Центральной Европе, грабило греческие города Причерноморья, разоряло фракийские и иллирийские области вплоть до Македонии, то признавало власть Рима, то отвергало ее. Обозначилось и личное противостояние Буребисты и Цезаря: на стороне Помпея Буребиста предполагал вмешаться в гражданскую войну в Риме, а Цезарь готовил вторжение в Дакию. Но по иронии судьбы греко-римский мир и Барбарикум почти одновременно потеряли в результате заговоров своих харизматичных лидеров (Цезарь - 44 г.; Буребиста - 43 г. до н.э.), что остановило возможное изменение вектора исторического развития средиземноморского и варварского миров. После смерти Буребисты его «держава» распалась, и этот регион оказался в зоне нестабильности. Римляне использовали межплеменные противоречия, племенную раздробленность, разобщенность фракийцев и закрепились в этом регионе вплоть до Великого переселения народов.

Отличительная особенность фракийского варварского мира - его консервативность, верность традиции, стабильность форм культуры. Вступая в контакты, воспринимая культурные импульсы и влияния скифов, греков, персов, кельтов и других народов, фракийский племенной мир сохранял и развивал свою самобытность, свою культуру и искусство. В них сочетались спокойный наивно-грубоватый реализм поклонения красоте фракийского пастуха и земледельца, экспрессивность и условность настроений их восточных соседей, а также строгая повествовательность и сюжетность эллинского образца. Уже в VI—III вв. до н.э. во фракийском Барбарикуме появились предметы, выполненные в скифо-фракийском «зверином» стиле, но с характерными местными особенностями: золотые, серебряные и бронзовые пластинки и шлемы с изображениями птиц и зверей или сцен борьбы зверей, бронзовые статуэтки, изображающие всадника. На IV-

Ill вв. до н.э. приходится расцвет фракийского искусства, среди шедевров которого выделяются уникальные цветные фрески Казанлыкской гробницы (в 75 км от Пловдива, Болгария), повествующие не только о культе мертвых, но о быте и нравах живых. Местным колоритом пронизаны, ориентированные на лучшие греческие и персидские образцы, высокохудожественные священные предметы из Панагюриштского золотого клада (Болгария) - диск, кувшин, зооморфные и антропоморфные ритоны - символы власти (см. цвет, вклейку). Исследователи обратили внимание на то, что многими проявлениями культуры фракийцы стояли ближе скифам и персам, нежели грекам и кельтам. Тем не менее не нашлось ни одного народа, культурное влияние которого на греков сравнимо с фракийцами. Однако фракийский варварский мир, оказав влияние на греческую культуру, пришел в упадок в эпоху римского владычества и его культура приобрела провинциально-римский характер.

МИР СКИФСКИХ ПЛЕМЕН

Обширное степное пространство от Карпат до Алтая занимали скифы, которые, по словам «отца истории» Геродота, являлись, наряду с кельтами, самым мощным варварским народом Европы. Пятисотлетний период господства непобедимых и неприступных скифов в южной части восточноевропейского Барбарикума оказал решающее влияние на историю Восточной Европы, сравнимое с влиянием кельтов в Западной Европе. Предков скифов археологически соотносят со срубной культурой, появившейся в Волжско-Уральском междуречье в середине II тысячелетия до н.э. Исторической прародиной скифов, местом их формирования стал обширный регион Поволжья, от прикаспийской низменности до Камы и Оки. Отсюда они начали продвижение на Северный Кавказ, а затем на территорию Северного Причерноморья. В ходе миграции на запад скифы в VIII в. до н.э. столкнулись с киммерийцами, сокрушили их власть и выбили из северочерноморских степей. В VII в. до н.э. скифы успели «похозяйничать» в Северной Месопотамии, на Ближнем Востоке, завоевали Ассирию, Мидию, Нововавилонское царство и, потерпев поражение (624 г. до н.э.) от мидий- ского царя Киаксара, ушли за Кавказский хребет, продвигаясь к Северному Причерноморью.

Согласно античной письменной традиции и археологическим исследованиям уже к началу VI в. до н.э. основная территория расселения скифов (Скифия) включала восточноевропейские степи между нижним течением Дуная и Дона, Степной Крым и районы, прилегающие к Северному Причерноморью. Открытое и подвижное пространство между Кавказом, Уральскими горами и Нижним Дунаем продолжало играть роль моста между Европой и необъятным азиатским миром. Здесь и оформился скифский Барбарикум, границы которого создали так называемый «скифский барьер». Многоплеменной состав этого Барбарикума включал не только кочевые племена иранского происхождения, но и местное земледельческо-скотоводческое население побережья Черного моря, районов Приднепровья, Придунавья, Прикубанья, киевской и полтавской лесостепи. Вряд ли можно говорить о какой-то этнической однородности скифского мира, где местное оседлое население с появлением кочевников-скифов усваивало их язык и принимало сам этноним «скифы». В южных регионах Восточной Европы до настоящего времени от скифов остались такие слова, как «хата», «собака», «топорище», «бог» и др. Пройдя этап интеграции и ассимиляции покоренных народов, скифы встретились на западе с влиянием кельтского и фракийского Барбари- кума. Их появление в Северном Причерноморье почти совпало с греческой колонизацией, в ходе которой все побережье Черного моря от устья Дуная до Кавказа было усыпано торговыми факториями, через которые поддерживались торгово-экономические контакты между скифским и греко-римским миром, шел широкий товарообмен.

Как сообщает Геродот, Скифию населяло несколько народов. В бассейне Южного Буга (близ Ольвии) жили каллипиды, или скифо-эллины. Севернее располагались земледельческие племена алазонов. Еще севернее, в правобережье Среднего Днепра жили скифы-пахари, «сеющие хлеб на продажу». Низовья Днепра и Степной Крым занимали скифы-земледельцы, или борисфениты. Вперемешку с ними жили скифы-кочевники, «ничего не сеющие и не пашущие». Далее на восток, вплоть до Дона, обитали скифы царские, «считающие прочих скифов своими рабами». По Днестру и Среднему Днепру располагались родственные скифам невры и будины. Как утверждает античная письменная традиция, все эти варвары говорили на общем скифском, т.е. варварском языке. В Скифии обитали как собственно скифы, ираноязычные пришельцы и завоеватели, носители скифской культуры, так и нескифское, но «скифоидное» по культуре, а также автохтонное население, этнос которого не всегда поддается интерпретации.

Эволюция скифского мира вела к образованию в Скифии союзов племен и формированию в этой части Барбарикума первых ростков государственности. Скифы управлялись царями, власть которых была наследственной и обожествлялась, но ограничивалась советом вождей и народным собранием. Союзы племен представляли собой весьма непрочные межплеменные объединения, которые имели некоторое значение лишь во время войны, когда активизировалась царская власть, уступавшая место родоплеменной аристократии в мирное время. В подобных союзах иерархию племен обусловливал авторитет военных предводителей, поскольку у скифов не имелось настоящей армии и воины различных племен подчинялись своим вождям. Социальная градация Скифии включала служителей культа, военную знать и рядовых воинов. «Четвертым сословием» считалось покоренное население, к которому относили земледельцев и ремесленников. Скифский Барбарикум имел одинаковые обычаи и общий пантеон богов, которым поклонялись по одинаковому ритуалу. Варварский мир сохранял примитивные и глубоко натуралистические религиозные представления, отсутствовали храмы и антропоморфные изображения божеств. Почитаемые боги имели абстрактный характер, лишь бог войны (в греческой традиции Арес) символически изображен на воткнутом в землю железном мече, перед которым приносились жертвы. Главным божеством считался отец богов и людей Папай (Зевс). Но самой почитаемой была богиня Табити (Гестия), или Великая Богиня, свидетельница клятв («коронование» правителя), представительница царской власти и покровительница стад.

fa

В конце VI в. до н.э. в Барбарикуме выделились две силы, которые олицетворяли его потенциал и вектор исторического развития. В то время как в на западе Европы лидерство окончательно закрепилось за кельтами, в восточноевропейском регионе незаурядное противостояние натиску извне демонстрирует скифский мир. В 519-512 гг. до н.э. на степных просторах Северного Причерноморья война персов Дария I и скифов завершилась победой последних. Скифские маневры по заманиванию персидского войска в глубь своей страны, уничтожение продовольствия и отдельных вражеских отрядов истощили силы персов и вынудили их покинуть Скифию. Не выиграв ни одного сражения, скифы одержали победу, подтвердив, что «если они будут единодушны» (Фукидид) им уготован статус непобедимого народа. Победа сплотила скифский мир, способствовала его расцвету, длившемуся почти 200 лет. В Северном Причерноморье сложилось могущественное Скифское царство, где царю Атею удалось установить единую централизованную власть. Этим временем (конец V - IV в. до н.э.) датируются самые известные курганы царских захоронений - Солоха (под совр. Запорожьем), Куль-Оба (в районе совр. Керчи), Чертомлык (у совр. Никополя). Огромные насыпи со сложными подземными сооружениями содержали всё, что принадлежало умершему при жизни, включая жен, слуг и лошадей. Богатство приношений (оружие, посуда, драгоценные изделия и др.) подчеркивало высокий социальный статус погребенного. В скифском мире цари и члены знатных семей обладали огромными ресурсами. Драгоценные предметы, привезенные или произведенные на месте, изобилие золота в украшениях, вооружении и конской сбруе («скифское золото»), меха, кожи и ткани впечатляли невероятной роскошью, закрепляя за скифами славу самого богатого (для середины I тысячелетия до н.э.) народа Барбарикума.

У скифов не было городов, но только временные стоянки, ибо традиции кочевания требовали обитания правителя в деревне, в окружении своих воинов. В IV в. до н.э. хозяйственным и административным центром скифского мира стало Каменское городище (в 8 км от совр. Никополя) на Днепре - довольно крупное поселение, которое включало акрополь, цитадель, торгово-ремесленный район и обширный загон для скота. Варвары-скифы были известными металлургами, городище являлось металлургическим локусом, снабжаемым сырьем из железных рудников соседней стоянки Кривой Рог, местом изготовления оружия и предметов роскоши, возможно, одним из центров конкуренции греческим предметам из металла. Практика металлургии и земледелия неизбежно предполагала оседлость населения. Когда под властью скифских царей остался только Степной Крым с районами низовья Днепра и Южного Буга, почти все поселения скифов уже были оседлыми.

В III в. до н.э. при царе Скилуре столицей скифского Барбарикума стал Неаполь (близ совр. Симферополя) в Крыму, греческий не только по названию. Его каменные оборонительные укрепления, общественные и жилые дома каменной кладки, украшенные фресками, надписями и скульптурой, свидетельствуют о греческом влиянии, хотя в целом скифский мир эллинизации сопротивлялся. В отличие от племенной знати рядовое население скифского Барбарикума было практически закрыто для внешних влияний. Оно хранило верность своей старине, своим традициям, не признавало свое младшинство перед другими народами. Роскошными изделиями греческих мастеров окружала себя в основном скифская племенная знать. И хотя она также уважала и сохраняла свои традиции, но, демонстрируя богатство и престиж, предпочитала приобретать предметы, изготовленные в иноземных традициях чужеземными мастерами. Ее вкусы и запросы учитывались скифскими мастерами, произведения которых изысканно трактовали местные мотивы и степной «репертуар» Скифии. Изменение климатических условий, давление кельтов с запада (298-278 гг. до н.э.) и сарматов с востока (III в. до н.э.) в значительной степени ослабило Скифское царство, сказалось на его демографии, территории и сфере влияния, сосредоточив со II в. до н.э. интересы на взаимоотношениях с Боспором и Херсонесом.

Отличительные черты скифского Барбарикума аккумулирует так называемая «скифская триада»: особый тип оружия; особенности верховой езды и конного снаряжения; степное искусство «звериного стиля». Ее четвертый элемент связан с особой практикой курганных погребений. Скифский мир являлся значительным субстратом, модератором восточноевропейского Барбарикума, стимулятором его технического и культурного развития. Изобретенные скифами двухперые и трехперые наконечники стрел, улучшая баллистические качества стрелкового оружия, революционизировали военное дело. Тактика стрельбы из лука с коня, так называемый «скифский поворот» (стрельбы не поверх головы коня, а назад по ходу скачки) способствовала созданию массового легкого конного войска. Кочевой скифский мир прославился своим искусством, которое отличалось декоративной пышностью, преобладающим интересом к производству золотых украшений. Декор украшений и вооружения доводился до изысканного совершенства. Скифы считали себя прежде всего охотниками, а уже потом - воинами. Динамичные охотники-скифы демонстрировали экстраординарный вкус к красоте звериного тела. Были выработаны и распространились выразительные стилистические образцы звериных композиций (северные олени с поджатыми под туловище ногами, кабаны, козлы, хищники из семейства кошачьих, хищные птицы и др.), ставших общими и определившими лицо скифского искусства - «звериного стиля». 500 лет пребывания скифов в Восточной Европе не рассеяли у народов Средиземноморья представление о них, как о варварах, живущих в чужом и угрожающем мире бескрайних степей, склонных к насилию и грубости. Но греки убедились, что скифы не были бескультурными варварами, ибо распространение греческих культурных влияний совершалось при их посредничестве. Скифы сами находили, выбирали и перенимали сюжеты и мотивы, трансформируя их в своем стиле и адаптируя к своему искусству и культуре. История скифского Барбарикума показала, что в степи народы долго не задерживались, что в I тысячелетии до н.э. степь - это гигантская дорога постоянных миграций и передвижений.

* * *

В I тысячелетии до н.э. европейский Барбарикум пережил заметные перемены. Решающую роль в его формировании и появлении новых этнокультурных миров сыграла так называемая «технологическая революция», связанная с распространением железа. В центре Барбарикума - к северу от Альп и на Верхнем Дунае - появилась собственно европейская металлургия железа, сменившая металлургию бронзы. Наука обработки железа считалась секретным и таинственным искусством, владевшие ею племена- самыми могущественными, а сам Барбарикум становился движущей силой преобразования Европы. В появлении новых этнокультурных миров был задействован и механизм миграций. Вторжение арийских племен привело к возникновению в Центральной и Северной Европе от Нижнего Рейна до северных склонов Карпат так называемой культуры «полей погребений». Пришлое население сливалось с местным или вытесняло его на другие территории. Тенденция разделения племен закреплялась образованием новых этнокультурных общностей, предшественников исторических народов Европы. Среди них обозначился германский племенной мир, который стал на рубеже н.э. самой влиятельной частью европейского Барбарикума.

Первоначально германцы обитали в Южной Скандинавии, Ютландии, вдоль побережья Балтийского и Северного морей. Затем они стали постепенно продвигаться к югу, занимая в течение VI-I вв. до н.э. обширные пространства между Северным и Балтийским морями, Дунаем, Рейном и Вислой, территории, отмеченные экстремальными географическими и климатическими условиями, непригодными для земледелия. Это переселение столкнуло германцев с кельтами и привело в одних случаях к конфликтам, в других - к союзу и этническому взаимовлиянию. И хотя германцы, носители культуры Ясторф, сильно отличались от кельтов, носителей Галыптатской культуры, греки и римляне еще долго их не различали. Германцы жили небольшими поселениями, довольно замкнуто, добывая пропитание больше разведением скота и охотой, нежели возделыванием земли. Они отличались особой мобильностью, которая не являлась ни целью, ни ценностью, но ценой, которая оптимизировала стратегию выживания.

Первое крупное столкновение римского мира с германцами связано с вторжением кимвров и тевтонов. Тевтоны представляли собой группу германских племен, живших вдоль западного побережья Ютландии и в районах нижнего течения Эльбы. В 120 г. до н.э. они вместе с кимврами, амбронами и другими племенами двинулись на юг. В 113 г. до н.э. тевтоны разбили римлян при Норее в Норике и, опустошая все на своем пути, вторглись в Галлию. Их продвижение в Испанию остановили кельтибе- ры. В 102-101 гг. до н.э. тевтоны терпят сокрушительное поражение от войск римского полководца Гая Мария при Аквах Секстиевых (совр. Экс в Провансе). Та же участь постигла в 101 г. до н.э. кимвров в битве при Верцеллах. Второй миграционный толчок из германского племенного мира связан с племенем свевов. Под предводительством «друга римского народа» конунга Ареовиста германцы пытались закрепиться в Восточной Галлии, заняв треть ее земель, но в 58 г. до н.э. были разбиты Юлием Цезарем. В результате поражения в войне с Римом союз племен под главенством Ареовиста распался. Часть свевских племен ушла в Моравию и в дальнейшем известна в истории как племя квадов. Другие свевские племена сыграли значительную роль в союзе племен под водительством маркомана Маробода (8 г. до н.э. - 17 г. н.э.).

Первые контакты с германцами вызвали у римлян настороженность и раздражение, ибо «германцы соединяли великую свирепость с великим мастерством» (Веллей Патеркул). Ни один известный римлянам народ не отличался таким инстинктом выживания, жаждой славы и самоутверждения в доблести, как германцы. Ни один племенной мир европейского Барбарикума не имел столько харизматичных и амбициозных лидеров (Ариовист, Арми- ний, Маробод и др.) Германский Барбарикум представлял другую систему ценностей, отличную от греко-римской, и резко контрастирующую с ней. Выгоде, богатству и статусу противопоставлялись храбрость, почет и преданность. На рубеже новой эры Рейн и Дунай стали границей отчуждения греко-римского и германского миров, а понятия «германцы» и «варвары» превратились в синонимы.

Не были безлюдными и дальние для греко-римского мира пространства Средней и Северо-Восточной Европы. И хотя здесь не светило средиземноморское солнце, не грело атлантическое течение, почва была слишком холодна и тяжела, участки сплошного леса и непроходимые болота сильно осложняли жизнь, эти обширные территории в I тысячелетии до н.э. были населены различными народами. Так, на широких просторах от Верхнего Дуная до Волыни, от берегов Балтийского моря до предгорий Карпат формировался ареал славянских племен. Он сложился из многих древних племен, не всегда родственных по происхождению, но ведущую роль играли праславянские племена, возникшие на базе Лужицкой культуры. Мир славянских племен находился в тесных контактах с кельтами, германцами, фракийцами и скифами. Их соседями на севере выступали племена древних балтов, которые создали свой особый мир, отличавшийся патриархальным жизненным укладом. Обширные территории от Финского залива до верховьев Волги занимали финно-угорские племена.

Таким образом, в I тысячелетии до н.э. европейский Барбарикум заявил о себе как о субъекте истории, продемонстрировал многообразие этнокультурных миров, неравномерность в динамике исторического развития. Цивилизация впервые стала осознавать важную роль торговых, политических и культурных контактов с варварским миром, впервые ощутила предел цивилизационной экспансии в этом мире.

*

<< | >>
Источник: В.А. Головина, В.И. Уколова. Всемирная история: В 6 т. / гл. ред. А.О. Чубарьян ; Ин-т всеобщ, истории РАН. - М. : Наука. - 2011. - Т. 1 : Древний мир / отв. ред. В.А. Головина, В.И. Уколова. -2011. - 822 с.. 2011

Еще по теме ФОРМИРОВАНИЕ АРЕАЛА БАРБАРИКУМ:

  1. Введение
  2. Исследования современных российских ученых
  3. Торговля и денежное обращение
  4. Языческая религия и начало христинизации
  5. 5.2. Основные этнические компоненты
  6. ФОРМИРОВАНИЕ АРЕАЛА БАРБАРИКУМ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -