<<
>>

Семантический аспект

1970-е гг. ознаменовались в русистике всплеском интереса к проблемам синхронного словообразования. В этот период словообразование вычленяется в самостоятельное направление, формируются понятийно-терминологический аппарат, методологическая база исследований.

Томские лингвисты активно включаются в обсуждение данных теоретических проблем, формируя целостное направление, базирующееся на единых методологических основаниях.

Значительную роль в становлении дериватологического направления в ТДШ сыграли конференции, посвященные проблемам де- риватологии, мотивологии, лексикографии, проводившиеся в 1970- 80-е гг. в крупных сибирских вузовских центрах (Томск, Барнаул, Красноярск, Омск, Кемерово). В их работе принимали участие известные дериватологи России - Е.С. Кубрякова, И.С. Улуханов,

А.Н. Тихонов, П.А. Соболева, Е.В. Красильникова, А.И. Ширшов и др. Постоянными членами и активными участниками их были М.Н. Янценецкая, а также молодые исследователи, возглавляющие в настоящее время кафедры в сибирских вузах, профессора и доценты - Л.А. Араева, Н.Б. Лебедева, С.Н. Гафарова (Гудкова), М.Б. Ташлыкова (Тарасова), М.Г. Шкуропацкая (Семенкина), З.И. Резанова, Н.В. Халина, Л.Г. Ким (Низгутская) и др.

В центре внимания в рамках формирующегося нового научного направления находился комплекс взаимосвязанных вопросов, фокусирующихся на проблеме статуса, основных свойств единиц словообразования, прежде всего производного слова, элементов словообразовательной структуры слова - производящей основы и форманта (преимущественно деривационного аффикса).

Осознание природы, онтологической и функциональной специфики единиц словообразования является основанием определения уровневого статуса деривационной подсистемы, ее сложных связей с грамматикой и лексикой языка. Обосновывается направленность анализа, формулируются теоретические основания.

В качестве методологического принципа описания словообразовательной подсистемы М.Н.

Янценецкая выдвигает принцип дополнительности семасиологического и ономасиологического анализа, обоснование которого содержится в ряде ее работ. С опорой на труды Г.О. Винокура и А.И. Смирницкого М.Н. Янценецкая утверждает правомерность того и другого подхода, вытекающую из самой структуры русского языка флективного строя, анализирует достоинства и ограничения методов при анализе слов нетиповой словообразовательной структуры. Отмечая, что в современной русистике более принят семасиологический подход к изучению словообразовательной системы, она подчеркивает значимость ономасиологической направленности исследований, в которых выдвигается «тезис о словообразовательном моделировании, исходящем из принципа семантики» [1688].

В рамках школы в начальный период был представлен преимущественно семасиологический анализ словообразовательной системы, анализ «от созданных единиц к выражаемым смыслам», затем через совмещение принципов семасиологического и ономасиологического анализа при описании системы функционального распределения словообразовательных типов фокус интересов все бо- лее смещается к описанию словообразовательной подсистемы языка с ономасиологических позиций: в работах, посвященных проблемам организации деривационного потенциала единиц лексикона, в исследованиях пропозитивного аспекта деривационных процессов [1326; 1661; 1075; 1458].

Анализ слов нетиповой словообразовательной структуры приводит и к другому важному теоретическому следствию: осознанию сути уровневого статуса словообразования, его соотношений с лексикой и морфологией языка, позволяет выявить важные факторы динамики словообразовательной системы [1718].

В докт. дис. М.Н. Янценецкой «Семантические вопросы теории русского словообразования» (1982) обосновывается тезис, согласно которому формирование принципов организации и действия словообразовательной системы происходит под влиянием морфологии и лексики языка, оказывающих соответственно стабилизирующее, типизирующее и дезорганизующее, модифицирующее воздействие на словообразовательные типы и модели, отражение которого можно видеть в существовании двух видов аналогических процессов - полной и частичной аналогии.

Действие частичной аналогии рассматривается как источник динамики словообразовательной системы, так как производные единицы способны проявлять свою морфо-семантическую структуру в том или ином варианте в относительной независимости от своей словообразовательной истории, предоставляя тем самым в распоряжение словообразования большое количество функционально возникающих словообразовательных моделей [1661; 1717].

Ключевое теоретическое положение, лежащее в основе всей дериватологической модели, выстраиваемой М.Н. Янценецкой в монографии «Вопросы теории семантического словообразования» [1661] и докт. дис. [1717], - положение о диалектическом единстве противоположных направленностей основных единиц словообразовательной структуры слова: деривационного аффикса и производящей основы. Это единство формируется в соответствии с общеязыковым законом синтагматического развертывания текста и определяется положением деривационного аффикса между корневой морфемой, являющейся носителем лексического, вещественного содержания, и флексией, носителем грамматического значения [1661; 1715;1672; 1717].

По закону синтагматического согласования суффиксальная семантика ориентируется и на корневые, и на флективные смыслы, что делает существенным фактор лексичности и фактор грамматичности в реализации деривационной суффиксальной функции.

Грамматическая ориентация деривационного суффикса усматривается в том, что реальной границей его смыслового варьирования является частеречная семантика: правая валентность деривационного суффикса, категориальная семантика, выраженная флексией, представляет границы смыслового обобщения суффиксальной семантики, левая синтагматическая связь определяет диапазон контекстных лексических конкретизаций суффиксальной семантики. В серии ее работ выявляются ограничения левой суффиксальной валентности [1680; 1667; 1715].

Отмечая противоположную (дифференцирующую и интегрирующую) функциональную направленность производящей основы и словообразовательного суффикса, М.Н.

Янценецкая подчеркивает, что при этом каждый из элементов выполняет одновременно и интегрирующую и дифференцирующие функции, но относительно различных участков языковой системы.

Анализ производных с ономасиологической и семасиологической точек зрения позволяет выявить функции компонентов словообразовательной структуры слова, соответствующих процессам номинации и семантизации готового слова [1661; 1717].

Исследовательский принцип вскрытия диалектически противоречивого существования элементов деривационной системы сохраняется и при описании базовой единицы словообразовательной подсистемы - словообразовательного типа (СТ) [1694]. В качестве важнейшей структурной единицы словообразовательной системы она выделяет модель СТ, которая включает формант в аспекте его инвариантного обобщающего значения и производящую основу в аспекте лексических, лексико-грамматических, грамматических категориальных смыслов. В качестве существенной характеристики модели СТ выдвигается смысловое отношение между компонентами деривационной модели - значение словообразовательного типа, или словообразовательное значение. При этом утверждается необходимость разведения терминов «значение СТ» и «словообразовательное значение» [1697].

Словообразовательное значение в работах М.Н. Янценецкой характеризуется как особый тип языковой семантики, определяется его своеобразие по отношению к лексическому и грамматическому значению и вместе с тем его соотнесенность с данными типами семантики в единой смысловой структуре слова [1697].

Формируется, теоретически обосновывается и применяется в практическом языковом анализе представление о трехуровневом проявлении словообразовательного значения, которое соотносимо с тремя типами языкового значения - частеречным, лексикограмматическим и лексико-тематическим. Соответственно системе детерминаций значения определяются как «лексико-словообразовательное», «собственно словообразовательное», «грамматико-слово- образовательное» [1701].

При описании процессов номинативной деривации, результатов действия мутационного словообразования в центре исследовательских интересов М.Н. Янценецкой находится обощенно- мотивационное значение (ОМЗ), так как именно на этом уровне происходит пополнение СТ, их изменение и взаимодействие вследствие прямой соотнесенности лексико-словообразовательных значений с ономасиологическими классами и закрепленными за ними типами номинации [1661; 1687; 1694; 1701; 1717].

М.Н. Янценецкой разрабатывается целостная, строго теоретически и методологически обоснованная система ономасиологическо- гр анализа словообразовательной подсистемы языка через призму словообразовательного значения. Основное теоретическое положение - положение о том, что в основе организации лексикословообразовательных значений в семантической структуре СТ находятся когнитивно-номинативные процессы [1694; 1687; 1717].

Ономасиологический подход также позволяет выявить наиболее крупные тематические объединения производных, дающих возможность судить о семантических границах мутационного словообразования в целом. К таким тематическим объединениям в сфере мутационного субстантивного словообразования относятся названия лиц, натурфактов (естественные живые и неживые предметы) и артефактов (предметы, созданные человеком) [1701].

В работах М.Н. Янценецкой была выявлена продуктивность исследования деривационной системы через призму лексикословообразовательных (обобщенно-мотивационных) значений как

JL2&

единиц, в пределах которых реально происходят процессы создания новых слов и которые определяют характер пополнения СТ [1717; 34]. Эти идеи нашли развитие в работах томских деривато- логов, ее учеников (Л.А. Араевой, Н.Е. Грушко, С.Н. Гудковой, Л.Г. Ким, М.Г. Семенкиной (Шкуропацкой) и коллег (О.Н. Киселевой, Е.М. Пантелеевой), посвященных описанию семантической структуры отдельных СТ в структуре говоров [23; 589; 580; 1592], системы СТ (33; 586; 1075; 590; и др.), в изучении явлений словообразовательно обусловленной полисемии [1709; 915]; [33; 1419, 585], синонимии СТ [25; 34; 35; 588].

В 1970-х - начале 80-х гг. в серии статей, а затем в докт. дис. М.Н. Янценецкой на огромном эмпирическом диалектном и литературном материале прослеживается, как промежуточное положение словообразования между лексикой и морфологией обусловливает создание целой системы способов сцепления формальной и содержательной стороны производного слова для каждого вида лексико-семантических классов слов, предопределяя возникновение подобного рода связей между словообразовательным формантом (суффиксом) и лексической темой [1730; 1708; 1678; 33; и др.]. Исследования в этом направлении были продолжены в канд. дис. Л.Г. Ким, в которой устанавливается характер лексической ориентации СТ в таких тематических объединениях, функционирование и структура которых оказываются релевантными для словообразования. На основе сопоставительного анализа томских, кемеровских, новосибирских, красноярских и прибайкальских старожильческих говоров ею представлен спектр функциональной вариативности суффиксального значения [887].

Словообразовательный уровень в работах этой направленности, основателем которой была М.Н. Янценецкая, предстает как система функционального распределения СТ, определяемого соотношением объемов деривационных значений, составляющих их систему, набором возможных функциональных конкретизаций общих значений на уровне семантической темы, следовательно, - составом ОМЗ.

В статьях этого периода, в докт. дис. М.Н. Янценецкой, в статьях и канд. дис. ее первых аспирантов Л.А. Араевой, С.Н. Гудковой система русского диалектного и литературного словообразования проинтерпретирована как функциональное распределение СТ, де- терминированное собственно деривационными, грамматическими, лексическими влияниями, фокусирующимися в семантике производного слова [1661; 1717; 33; 34, 586; и др.]. Представленные теоретические положения легли в основу описания словообразовательной системы среднеобских говоров и их сопоставления с литературным языком в коллективной монографии «Русские говоры Среднего Приобья» [1361]. В монографии в качестве основного избран семантический аспект, соотнесенный с формальным, в качестве основных единиц описания приняты словообразовательная категория, формируемая как совокупность СТ с общим словообразовательным значением, и словообразовательная подкатегория, которую образует совокупность частных значений СТ. Описание словообразовательных подсистем сквозь призму словообразовательных значений трех уровней обобщения позволило выявить формально-семантические особенности диалектной и литературной словообразовательных подсистем.

С избранных теоретических позиций словообразовательная система среднеобских говоров была описана с учетом частеречной ориентации деривационных процессов (словообразовательные категории систематизируются по частям речи) и функциональной неоднородности (разграничиваются мутационные, моди- фикационные, синтаксически ориентированные словообразовательные модели ).

Данная система теоретических постулатов была положена в основу незаконченного проекта «Диалектного сопоставительного словообразовательного словаря» [1689; 1696], начатого под руководством М.Н. Янценецкой. В создании картотеки производной лексики русских народных говоров принимали участие исследователи ряда сибирских вузовских центров - Томска, Кемерова, Иркутска, Барнаула, Петропавловска-Камчатского. Были разработаны принципы составления словаря, который мыслился как сопоставительный диалектный словообразовательный словарь среднеобских

Мутационное словообразование существительных среднеобских говоров описано М.Н. Янценецкой, кроме раздела, посвященного образованию сложных существительных, подготовленного Е.М. Пантелеевой, которая также представила описание синтаксического и модификационного словообразования, система словообразовательных категорий адъективного словообразования описана З.И. Резановой, глагольного - М.Н. Янценецкой и Н.Б. Лебедевой, представившей систему внутриглагольной префиксальной Деривации.

говоров: словообразовательная система говоров в данном словаре предстает как функциональное распределение СТ. Объект описания и интерпретации в словаре - семантическая структура типа, предстающая как соотношение словообразовательных значений разных уровней обобщения, пределом конкретизации которого выступает ОМЗ. Словарная статья словаря включает обширную сопоставительную часть - данные о соответствующих структурносемантических членениях или их отсутствии в других русских народных говорах. В настоящее время опубликованы лишь незначительные фрагменты словаря [26], основная часть подготовленных материалов в машинописи хранится на кафедре общего, славянорусского языкознания и классической филологии ТГУ и на кафедре риторики и стилистики КемГУ, работа над словарем продолжается под руководством Л.А. Араевой. Предложенная М.Н. Янценецкой структура описания словообразовательного уровня языка как системы функционального распределения СТ через призму словообразовательных значений разного типа абстракции и на основе учета действия ономасиологических факторов в дальнейшем разрабатывалась под руководством Л.А. Араевой, применена к описанию словообразовательной подсистемы кемеровских говоров [1419].

Третий элемент, которому в дериватологии наряду с формантом и словообразовательной моделью типа придавался статус уровне- вой единицы, - производное слово. В производном слове, согласно воззрениям М.Н. Янценецкой, фокусируется действие разнонаправленных тенденций, идущих от смежных языковых уровней. Производное слово - это единица, через призму которой ярко высвечивается взаимнодетерминирующий характер связей лексики и словообразования. Словообразование рассматривается как уровень, с действием которого связаны определенные типы морфосемантической организации лексикона. Лексика же предстает как подсистема, определяющая диапазон смыслового варьирования словообразовательных моделей преимущественно мутационной ориентации.

Проблема роли деривационных аффиксов в формировании лексико-семантических отношений поставлена в совместных работах М.Н. Янценецкой и Е.М. Пантелеевой [1222, 1096].

В ряде работ М.Н. Янценецкой [1692; 1709; 1729], в дис. ее аспирантов (М.Г. Семенкиной (Шкуропацкой), А.В. Морозова,

Н.В. Халиной) описываются структуры полисемичных производных единиц, многозначность которых интерпретируется в аспекте наследования смысловых структур производящего, изменений, вносимых деривационным суффиксом, модификаций, вытекающих из грамматической природы создаваемой лексической единицы.

Аспект взаимодетерминирующего системного существования лексического и словообразовательного уровней языка - один из ведущих в дериватологических работах ТДШ.

Процессы взаимодействия двух уровней языка - словообразования и лексики рассматривались как взаимонаправленные. При разрешении проблем взаимовлияния словообразования и лексики в сфере внимания оказываются прежде всего вопросы соотношения процессов, имеющих собственно дериватологический и лексикодеривационный характер: проблема разграничения лексической и словообразовательной мотивированности, лексического и словообразовательного гнезда. Особый тип отношений единиц лексической системы - эпидигматические, или мотивационные, рассматриваются дериватологами в аспекте их обусловленности действием словообразовательного уровня языка. Мотивационные лексические отношения, восходя генетически к результатам действия словообразовательного уровня языка, реализуются в тексте в совокупности детерминаций и деривационной и лексической системности. При этом явления лексической и словообразовательной мотивированности осознаются как имеющие особый системно-языковой статус. Словообразовательная мотивированность понимается как способность слова обнаруживать внутреннюю формально-смысловую организацию на основе его лексической и структурной соотносительности, отражающей существующий в языке способ и средство подачи словесной информации [1673], что противопоставляет это явление лексической мотивированности, под которой понимается «структурно-семантическое свойство слова, позволяющее осознать рациональность связи значения и звуковой оболочки слова на основе его лексической и структурной соотносительности» [286].

Решение вопроса о соотношении лексической и словообразовательной мотивированности - один из исследовательских приоритетов ТДШ. Несовпадение словообразовательной и лексической мотивированности слова формируется вследствие действия закономерностей словообразовательной и лексической системности. В

качестве основного фактора, дифференцирующего явления словообразовательной у лексической мотивированности, М.Н. Янценец- кой выдвигается противоречие между типизированностью словообразовательных процессов и единичностью продукта производства - производного слова в единстве его формы и семантики. В качестве частных факторов выделяются также: 1) наличие определенных словообразовательных процессов, приводящих к своеобразному эффекту «меньшей сложности» лексического значения; 2) явления обратного словообразования (доярка - дояр); 3) наличие специфических словообразовательных моделей с аффиксами отрицательного значения {радоваться от радовать и под.); 4) наличие в словообразовательной системе синонимичных словообразовательных моделей (крамольничать - крамольник и крамолить - крамола'. синонимичность отыменных глаголов создает условия для их лексической переориентации, появляются связи типа крамольничать - крамола); 5) возможность появления своеобразного смыслового круга в результате производства в пределах словообразовательной цепочки (грубый - грубеть - загрубеть - загрубелый), в том числе в сфере внутриглагольного словообразования, часто протекающего в условиях лексической десемантизации префикса {грабитъ - ограбитъ - ограблять) [1682; 1723].

Оба вида мотивированности обнаруживают себя в речи. Анализ метатекстов и экспериментальные исследования выявляют наличие лексических мотивационных связей, соотносимых с разными типами словообразовательных отношений: непосредственной словообразовательной мотивированности, опосредствованной, обратной. Широта «разброса» словообразовательной соотносительности и устанавливаемых в текстах лексических мотивационных отношений определяется местом производного слова в словообразовательной цепочке и шире - в словообразовательном гнезде.

В совместной работе Е.М. Пантелеевой и М.Н. Янценецкой [1222] констатируется не только факт языковой автономности этих типов значений, но и направленность взаимовлияния: явление лексической мотивированности делает принципиально возможным функциональное сближение слов, находящихся в разного рода опосредованных связях или даже относящихся к разного рода словообразовательным цепочкам с общим «начальным» словом, что приводит к созданию новых функциональных схем, далее - новых СТ

и в конечном счете - к функциональным сдвигам в словообразовательной системе [1723].

Идеи о связанности и языковом своеобразии лексической и словообразовательной мотивированности находят дальнейшее развитие в анализе комплексных единиц - лексических и словообразовательных гнезд - объединений лексики, построенных на основе мотивационных отношений.

В работах М.Н. Янценецкой впервые в русистике вводится понятие «лексическое гнездо», определяются факторы, обусловливающие его формирование, проводится сопоставительный анализ лексических и словообразовательных гнезд. Автор утверждает, что различия словообразовательных и лексических гнезд заключаются прежде всего в устанавливаемых в их пределах мотивационных отношениях. Структура лексического и словообразовательного гнезда характеризуется принципиальным несовпадением вследствие возможности в качестве лексических мотивационных отношений устанавливать в конкретных текстах такие, которые соотносятся с отношениями опосредствованной, обратной, параллельной словообразовательной мотивацией. Причиной этого, в свою очередь, является определенная индифферентность лексических мотивационных отношений к факту различия/тождества категориальной грамматической семантики соотносимых слов при тождестве их лексического категориального значения.

М.Н. Янценецкой намечена типология лексических и словообразовательных гнезд, зависимость их организации от семантических особенностей исходного слова [1682; 1700].

Вопросы влияния на структуру словообразовательного гнезда исходной семантики, общности деривационного потенциала единиц одной ЛСГ в зависимости от ступени словопроизводства, набора частеречной отнесенности производных каждой ступени деривации рассматриваются в работах Е.М. Пантелеевой [1220; 1221], а также И.А. Фургель [1513].

Теоретические разработки модели описания словообразования «от производящего слова» были положены в основу описательных работ, исследований словообразовательных диалектных подсистем через призму производящей единицы. Словообразовательная система описывается как функциональное распределение словообразовательных гнезд, формируемых словообразовательным, деривационным потенциалом производящего слова и порождаемых им производных имен, образуемых словообразовательных цепочек. Этот подход реализован в незавершенном проекте «Опыт гнездового словообразовательного словаря» [1096], выполненном под руководством Е.М. Пантелеевой. Оригинальная концепция гнездового словообразовательного словаря включала непосредственную экспликацию семантических отношений между единицами в пределах гнезда, что обеспечивалось представлением в структуре словарной статьи типа формируемого словообразовательного значения, выявляющим сложность соотношений лексических и словообразовательных мотивационных отношений в пределах гнезда.

Ономасиологическая интерпретация словообразовательной системности приводит к выявлению еще одного параметра лексической стабилизации словообразовательной системы языка - параметра мотивирующих классов слов. В качестве основных характеристик мотивирующих классов слов выделяются: принципиальная возможность совмещения в них единиц разной частеречной отнесенности, наличие в каждом классе опорной части речи, которая каким-либо аспектом своего значения организует круг возможного ее пополнения за счет слов других частей речи. Утверждается, что объединения лексем в мотивирующие классы - это одно из проявлений в деривационных отношениях процессов, организованных по принципу частичной аналогии [1683; 1714].

М.Н. Янценецкой разработаны общие теоретические основания выделения мотивирующих классов слов как единиц словообразовательной системности. Описание типологии мотивирующих классов в словообразовательной подсистеме среднеобских говоров было предпринято Л.А. Араевой [22; 23].

Таким образом, если в 1970-е гг. производящее слово рассматривается как носитель лексического значения, как проявление фактора лексичности в организации деривационного уровня, то углубление ономасиологического направления, обращение к исследованию принципов организации мотивирующих единиц выявляет большую сложность уровневых системных детерминаций, проводником которых выступает производящая единица.

В 1980-е гг. развитие ономасиологического взгляда на сущность деривационного механизма приводит к идее его исследования сквозь призму мотивирующей единицы. Изучается влияние грам- матических, лексико-грамматических, собственно-грамматических характеристик слов на их способность вступать в деривационные отношения. В ряде работ М.Н. Янценецкой, Л.А. Араевой, Н.Е. Грушко, Н.Б. Лебедевой, З.И. Резановой доказывается значимость для организации деривационных связей функциональносинтаксических характеристик лексики, специфических особенностей ее грамматической и лексико-семантической организации [1661; 1698; 1690; 583; 584; 1390; 1323, 1324]. При таком аспекте анализа потребности номинации интерпретируются в качестве источника запуска словообразовательного механизма, который реализуется под действием ограничительных и направляющих сил внутриязыковых связей.

М.Н. Янценецкая в работах 1970-х гг. одной из первых вводит понятие деривационной трансформируемости слова, градуальное™ этого свойства слова [1717; 1693; 1661]. Она определяет значимость частеречного противопоставления лексикона при характеристике его деривационных возможностей, что исследуется ею и ее последователями на материале субстантивной лексики [1717; 1661; 1729; 1323; 1324; 1319; 1316; 1070], глаголов [1693], прилагательных, формулирует ряд регулирующих семантических правил [1715; 1661; 1717].

При анализе отглагольных субстантивных дериватов в среднеобских говорах устанавливается соотнесенность типовых синтаксических отношений глагола, выявляющих его валентность, и системы его деривационной трансформируемости при образовании производных существительных [1717 и др.].

При анализе словообразовательного потенциала качественных и относительных прилагательных среднеобских говоров выявлена значимость полевого принципа организации частей речи в семантическом и функциональном аспекте, что проявляется в структуре деривационного потенциала слова [1717].

Аспекты своеобразия деривационных возможностей слов разных частей речи, языковых факторов, определяющих направленность выявленной порождающей их специфики на материале русского литературного языка, представлены в серии статей М.Н. Янценецкой, канд. дис. и публикациях ее учеников (Н.Е. Грушко, Н.Б. Лебедевой, З.И. Резановой, М.Б. Ташлыковой (Тарасовой), И.А. Фургель, Т.А. Шикановой), в коллективной монографии «Семантические вопросы теории словообразования. Производящее слово» (1986). Исследование порождающих возможностей слов разных частей речи приводит к осознанию значимости еще одного важного типа внешнесистемных детерминаций в существовании словообразовательной системы - синтаксических.

Модель описания словообразовательной системы «от производящей единицы» характеризуется внутренним динамизмом, в этой модели доминирует понятие функции как роли, назначения единицы. В ранее выделенной трехчленной иерархии словообразовательного значения при анализе семантики словообразования «от синтаксиса», со стороны синтаксических детерминаций, фокус исследовательских интересов перемещается с уровня лексикословообразовательного значения на уровень собственно словообразовательной семантики. Выясняется, что этот уровень деривационной семантики в значительной степени детерминируется предикатно-ролевыми структурами логической организации высказывания, которые различным образом воплощаются в семантике языковых единиц разных языковых подсистем, в том числе и словообразовательной [1690; 1714; 1318].

Центр исследовательских интересов смещается с обнаружения внутриязыковых детерминаций в существовании единиц словообразовательного уровня к внеязыковым, внешним по отношению к языковой системе в целом - ментальным (когнитивным) и коммуникативным. В сферу анализа входит область «пограничья» языка и «неязыка»: элементов культурного фона, логических, психологических и прочих презумпций реализации языковой семантики, актуализируются моменты «встречи» языкового и неязыкового опыта говорящего человека. Ярким примером развития этой линии смещения в исследовательских приоритетах от внутриязыкового анализа в сферу внешних, когнитивных обусловленностей, заявленных в последних трудах М.Н. Янценецкой, являются работы Н.Б. Лебедевой и З.И. Резановой и их учеников, посвященные проблемам глагольной и именной деривации, выполненные в русле логико-лингвистического подхода. При этом пропозициональное структурирование выступает в качестве основного способа описания деривационной семантики мутационного именного суффиксального словообразования и префиксальной внутриглагольной деривации ([1326]; см. также: Лебедева Н.Б. Полиситуа- тивность глагольной семантики. Томск, 1999). В работах З.И. Резановой выявлена типология моно- и полипропозитивных структур, «свертываемых» в смысловой структуре производного имени мутационного словообразования, соотношение логических и динамических пропозиций функционального и характеризующего типа, определяется возможность совмещения в структурах словообразовательных значений определенных типов диктумных и мо- дусных смыслов. Данный подход применен при исследовании словообразовательной системы амурских говоров в канд. дис. и серии статей Е.А. Оглезневой [1075; 1073; 1074; 1077]. Автор последовательно описывает принципы пропозициональной организации словообразовательных значений выделенных в работе ономасиологических классов, отражающих естественную классификацию объектов действительности: «лицо», «животное», «натур- факт», «артефакт», совокупность модально-оценочных смыслов, выражаемых в описываемой словообразовательной подсистеме языка, что создает условия выявления фрагмента ценностной картины мира носителей диалекта.

11.2.

<< | >>
Источник: Т.Б. Банкова и др.. Томская диалектологическая школа: Историографический Т56 очерк / Под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2006 - 392 с.. 2006

Еще по теме Семантический аспект:

  1. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
  2. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТЕМАТИКА В МАРКСИСТСКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ 
  3. § 8. Структурный аспект изучения синтаксиса
  4. § 11. Структурно-семантическое направление
  5. Лексико-семантический аспект дискурса СМИ Политические символы и ключевые слова эпохи
  6. § 2. Синтаксический и семантический аспекты осложненного предложения
  7. Структурно-семантическое направление в современной русистике.
  8. Семантический аспект предложения
  9. Семантический аспект предложени
  10. БУЛКИН А.П.. СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ СУЩНОСТЬ ОБРАЗОВАНИЯ (культурологический и историко-семантический аспекты), 1989
  11. Тема №1. Аспектология. Сфера аспектуальных значений.
  12. Единицы и способы концептуализации в семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах
  13. Семантический аспект
  14. 1.4. Аспекты изучения порядка следования сегментов в простом и сложном предложении
  15. § 2. Синтаксический и семантический аспекты осложненного предложения
  16. § 11. Аспектуальная терминология
  17. § 19. Семантическое согласование аспектуальных элементов предложения
  18. § 3. Качественный аспект информации
  19. Глава 2 СОВРЕМЕННЫЕ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ И ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ОБЛАСТИ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ (в нормативном и коммуникативном аспектах)