<<
>>

2.2. Актуализация аксиологических аспектов экономической культуры в процессе развития инновационной культуры «экономики знаний»

Повышение роли инновационной компоненты на всех стадиях воспроизводственного процесса, очевидно, предполагает существенное изменение всей экономической системы. Это связывается с созданием информационного управляющего фундамента развития общества, формированием новых социальных мотиваций и технологических возможностей, широким практическим использованием инноваций и знаний для интенсивного роста производительности труда и т.п. Эти процессы инициировали формирование, так называемого, «общества знаний», где на каждой стадии его реализации повышается значение науки и творчества.

Роль новых технологий имеет тенденцию поступательного роста, а их значение как одного из носителей экономической культуры становится определяющим. В этих условиях актуализируется вопрос: насколько новые технологии соответствуют общему уровню развития социально-культурных актов, определяющих экономическую действительность?

Конечно же, распространение новых технологий требует высокого уровня теоретической экономической культуры, формирование которого можно связать с характеристиками информационной культуры, расширяющей рамки культурной среды за счет актуализации информационной компоненты.

Встав на позицию, например, Н. Злобина в определении экономической культуры и ее роли в общественном прогрессе [33], и расширяя данный подход в контексте формирования информационной культуры, можно говорить о том, что, во-первых, в экономике знаний происходит трансформация условий труда с явным приоритетом инновационной компоненты. Во-вторых, наблюдается качественное изменение деятельности отдельных работников различных профессионально-квалификационных групп за счет расширения роли новаторства, применения при реализации профессиональных функций их интеллектуального потенциала, возможностей принятия быстрых решений в условиях быстро меняющейся внешней среды, что определяет трансформацию самой культуры трудового процесса, смещения акцентов с квалификационных характеристик на компетентностный рост. Кроме того, в этих условиях изменяется и роль социально-психологических факторов управления трудом. Здесь приоритеты явно выстраиваются в пользу не столько материального стимулирования, сколько в направлении активизации всего арсенала социо-культурных мотивов деятельности. Выявление подобных мотивов во многом связывается с комплексным исследованием той культурной среды, где эта деятельность реализуется, ожиданий работников в части оценки эффективности результатов, как на уровне материального стимулирования, так и реализации его социальных и духовных потребностей.

Определяя информационную культуру в контексте полиструктурности самой культуры, ее можно рассмотреть через систему знаний и умений, информационного мировоззрения, формирующегося под влиянием целенаправленной деятельности по удовлетворению информационных потребностей на основе использования новейших технологий. Сами технологии, выступая в качестве результата культурной деятельности человека, формируют предпосылки для трансформации самой этой деятельности. Диалектическое единство производственного процесса и отношений, складывающихся в этом процессе, связано с бесспорным приоритетом развития инноваций. Здесь информационная культура генерируется в рамках экономической культуры как возможность ее развития и качественного преобразования. Информационная культура, выступая частью экономической культуры, сама по себе в современных условиях является источником, стимулирующим экономический и социальный прогресс.

Однако распространение информационной культуры в среде ее конкретных носителей, во многом выходят на проблему формирования адекватного экономического мышления, которое должно проявляться в экономическом поведении, направленном на актуализацию творческой компоненты деятельности, изменения стереотипов об оценке эффективности этой деятельности, выхода за рамки приоритетов финансового стимулирования и т.п. И в этом случае актуализируется выявление тех компонент экономической культуры, которые работают на уровне сознания, ценностной стороны жизни человека и общества. В итоге, их значение при формировании приоритетов информационной культуры в современном обществе не снижается, а наоборот, имеет тенденцию к росту. Что ставит вопрос о необходимости переосмысления роли ценностной стороны в системе экономической культуры.

Каждая культурная система отличается от другой аутентичным набором ценностей, обусловливающих специфику поведения ее представителей, которые увязываются в зависимости от их значимости с типами коммуникаций, присущих обществу.

Научный анализ теории ценностей связывают с аксиологией - философским учением о природе ценностей, их месте в реальности и о структуре ценностного мира, т. е. о связи различных ценностей между собой, социальными, культурными факторами и структурой личности.

Проблема ценностей в предельно широком значении неизбежно возникает в исторические периоды, когда происходит обесценивание культурных традиций общества. Так, в античной философии этико-эстетические характеристики включались в само понятия реальности, а средневековая философия расширила их, привнеся преимущественно религиозные трактовки в ценностные характеристики истинного бытия. Вся традиция идеалистического рационализма от Платона до Гегеля характеризовала единство онтологии и аксиологии, бытия и ценности.

Аксиология как самостоятельная область философии возникла тогда, когда произошло деление понятие бытия на два элемента: реальность и ценность как объект разнообразных человеческих желаний и устремлений. В этом случае, главной задачей аксиологии стало определение ценности и ее места в общей структуре бытия. В результате формирования подобного подхода в науке получили распространение различные теоретические трактовки понимания отношения ценностей к реальной жизни. Представленные в таблице 2.1. теоретические подходы объединили наиболее распространенные научные концепции в этой области [13, 14, 20, 36].

Таблица 2.1.

Теоретические подходы к определению ценностей

Теории Основные представители Трактовка ценностей
натуралистический психологизм А. Мейнонг,

Р.Б. Перри,

Дж. Дьюи,

К.И. Льюис

ценности эмпирически фиксируются как специфические факты наблюдаемой реальности, выступая эмпирическим феноменом культуры
трансцендентализм В. Виндельбанд, Г. Риккерт ценность - это идеальное бытие, бытие нормы, соотносящееся не с эмпирическим, а с «чистым», трансцендентальным, или «нормальным», сознанием.
персоналистический онтологизм М. Шелер,

Н. Гартман

тип личности определяется свойственной ей иерархией ценностей. Реальность ценностного мира, гарантирована «вневременной аксиологической серией в боге», несовершенным отображением которой служит структура человеческой личности.
культурно-исторический релятивизм В. Дильтей,

О. Шпенглер,

А. Тойнби,

П.

Сорокин
ценности определяются на основе аксиологического плюрализма, множественности равноправных культурных систем. Актуализируется интуитивистский подход к истолкованию ценностного смысла культур.
социологизм М. Вебер,

Ф. Знанецкий,

Т. Парсонс

интерпретация социального действия и социального знания применительно к теории ценностей. Трактовка ценности как средства выявления социальных связей и функционирования социальных институтов.

С точки зрения натуралистического психологизма, источник ценностей связывался с биопсихологически интерпретированными потребностями человека. Предполагалось, что сами ценности эмпирически могут фиксироваться как специфические факты наблюдаемой реальности. Исходя из этого, возможна стандартизация ценностей на основе понимаемой «полезности», или «инструментальности». Подобная точка зрения нашла широкое отражение в экономической теории периода зарождения неоклассической парадигмы экономической науки, и, прежде всего, в трудах представителей так называемой, австрийской школы политической экономии, К. Менгера, Ф.фон Визера и Е. Бем-Баверка. Была сформулирована теория общей и предельной полезности, затем построена функция полезности, сформулирован закон убывающей предельной полезности, который аргументировал действие закона спроса [6].

В качестве альтернативы натуралистического психологизма можно выделить аксиологический трансцендентализм, предложенный баденской школой неокантианства, в которой под ценностью понималось идеальное бытие, бытие нормы, соотносящееся не с эмпирическим, а с, так сказать, нормативным сознанием. Будучи идеальными предметами, ценности не зависят от человеческих потребностей и желаний. Однако у подобного подхода возникла проблема онтологической природы «нормативного сознания», обоснование которого требовало либо вернуться к субъективному эмпирическому сознанию, идеализирующей абстракцией от которого и выступает чистая нормативность, либо встать на позиции спиритуализма, постулирующего сверхчеловеческий «логос». В последнем случае иерархия ценностей определяет тип личности и образует ее онтологическую основу, что способствует расширению религиозного начала в трактовке ценностей.

Идея же аксиологического плюрализма, определенная в рамках культурно-исторического релятивизма, констатировала множественность равноправных ценностных систем, опознаваемых с помощью исторического метода. Подобная точка зрения была сформулирована В. Дильтеем, а затем нашла широкое отражение во взглядах М. Вебера, Ф. Знанецкого, и особенно, в школе структурно-функционального анализа Т. Парсонса, где понятие ценности приобрело обобщенно методологический смысл как средство выявления социальных связей и функционирования социальных институтов. Подобный взгляд оказался широко используемым в процессе формирования институционального направления экономической науки.

Позиции аксиологического плюрализма в контексте актуализации информационной культуры, поступательно расширяющей рамки культуры экономической, в контексте данного исследования могут рассматриваться наиболее предпочтительными, что не снижает роли других научных подходов в определении отношений ценностей к реальной жизни. Использование плюралистического взгляда на процесс формирования ценностной стороны экономической системы позволяет выделить приоритеты, определяющие систему ценностной мотивации к эффективной экономической деятельности, связанную с анализом всего комплекса социально-культурных факторов, которые могут оказать влияние на поведение человека с учетом национальных традиций, свойственных данному обществу.

Современное понимание теории ценности хотелось бы связать с определением, данным российским ученым-исследователем В.В Ильиным, который под аксиологией понимает «объемную философскую доктрину ценностей (императивы, идеалы, эталоны, регулятивы, принципы, нормы), анализирующие природу, характер, способы, состав регламентирования смысложизненных позиций, ориентации, мотиваций человеческой деятельности» [36, с.7]. В отличие от большинства гуманитарных наук, она изучает фундаментальные вопросы формирования ценностей, их роль в процессе реализации культурного среза отдельного общества, его мироопределения, фактически выступая эвристическим стержнем философии. В то же время, именно ценностями «задается единство многообразного: выделяется некое ценностное пространство, понимаемое как центр идейного тяготения. Оно обусловливает направленность, напряженность идейных силовых линий, искривляя, стягивая их на себя, не

позволяя им выйти за свои пределы. Так устанавливается однородный духовный горизонт, представляющий содержательно непреодолимую границу» [36, с.37]. Ориентируясь на теорию ценностей, предложенную В. Ильиным, можно провести группировку ценностей для определения их роли в формировании и развитии экономической культуры вообще и информационной культуры, в частности (рис.2.1).

Рисунок 2.1

Группировка ценностей в соответствии с аксиологической теорией В.В. Ильина

Ценности

Социально-целевые:

-святость

- духов

ность

- знание

- мастер

ство

-дело

-слава

-власть

-богатство

Социально-инструментальные:

- право

-свобода

-справедливость

-солидарность

-милосердие

Персонально-инструментальные:

- жизнь

-здоровье

-сила

-ловкость

-красота

-ум

Субъективно-целевые:

- вещество

-энергия

-пространс

тво

Общечеловеческие:

- мыслящий дух

-общество

-человек

Встав на позицию аксиологического плюрализма и выступая за исследование множественности культурных систем, принимая предложенную группировку Ильиным, можно предположить, что социально-целевые и социально-инструментальные ценности как раз таки и лежат в основе формирования отдельных культурных систем, формируясь в рамках длительной эволюции самого общества. Появляющиеся на основе подобных ценностей традиции, в свою очередь способствуют установлению неинституционально выраженного порядка.

Традиции, преимущественно, представлены в виде обычаев, заветов, обрядов, которые через образы, символы, закрепляются в сознании представителей той или иной культурной среды, а затем поддерживаются и передаются, воспроизводя элементы наследия для выработки идентичности, преемственности, воплощаемых в культуротворчестве.

Остальные же группы ценностей имеют общегуманитарное значение, преимущественно закрепляясь в нормах. Вообще, если исходить из теоретического подхода, сформулированного в рамках трансцендентализма в понимании теории ценности, норма выступает базовым понятием при их определении. Она устанавливает меры, правила, порядки на директивном уровне, имея институционально значимый характер и позволяя провести социальную идентификацию человека как части социо-культурной среды. В отличие от традиций, которые имеют, по-видимому, генетические корни, нормы имеют приобретенный характер, выступая продуктом воспитания. Они обеспечивают правовую состоятельность и упорядоченность, выполняют охранительную функцию защиты интересов и, во многом, базируются на доминировании принципа рациональности.

В условиях, когда происходит формирование инновационно продуктивного общества, функционирующего в режиме незапрограммированности, рисковости, основные нормы претерпевают значительное изменение, меняется структура общегуманитарных ценностей, а это порождает формирование диссонанса во взаимоотношениях человек-общество. Именно в этом случае, роль традиционных ценностей актуализируется, так как их изменение – это долгий эволюционный процесс. По сути, жизнь любого человека раздваивается. С одной стороны, он ежедневно погружен в обыденное, но в то же время существует в определенном историческом измерении. В повседневной жизни человек ведет себя соразмерно сформированных в его сознании стереотипам, вписываясь в той или иной мере в окружающую его культурную среду. Его ценностные ориентации определяются преимущественно соразмерно имеющейся традиции, а поведение, во многом, достаточно консервативно. В то же время, в историческом измерении ценится все новое, инновационное. Здесь происходит разрушение обыденности с ее преемственными единствами и консервативными канонами, что и лежит в основе развития. Объединить эти два начали и призвана культура как воплощенное сознание, позволяющее в рамках сложившейся культурной среды переосмыслить систему ценностей, адаптироваться к ее изменению, при этом, не теряя национальной аутентичности, способствующей стабилизации всех элементов культуры с учетом ее полиструктурности.

<< | >>
Источник: Петренко Т.В.. Трансформация экономической системы в контексте формирования новой экономической парадигмы. Монография. - Таганрог,2013. – 98 с.. 2013

Еще по теме 2.2. Актуализация аксиологических аспектов экономической культуры в процессе развития инновационной культуры «экономики знаний»:

  1. П.). Логика данной работы требует, чтобы мы рассматривали не все аспекты экономической
  2. В.М.Соколинским рассматриваются также некоторые прикладные аспекты экономической психологии. М.К.Бункина и В.А.Семенов
  3. Но прежде чем обратиться к этому вопросу, рассмотрим еще один аспект экономической психологии, поскольку он самым непосредственным образом
  4. 1.2. Формирование экономической культуры юного поколения
  5. Экономическая культура в контексте социальных трансформаций
  6. Методологическая схема конкретно-социологического изучения экономической культуры
  7. Исторические особенности развития российской экономической культуры
  8. 1.4. Отношение к богатству и бедности как элемент экономической культуры
  9. СОДЕРЖАНИЕ
  10. Глава 2. Определение экономической культуры в контексте формирования системной парадигмы экономической науки
  11. 2.1. Экономическая культура и ее роль в трактовке современных преобразований экономической системы
  12. 2.2. Актуализация аксиологических аспектов экономической культуры в процессе развития инновационной культуры «экономики знаний»
  13. Глава 3. Рационалистический и аксиологический аспекты экономической культуры: российская традиция и мировой опыт
  14. 3.1. Экономическая культура как фактор развития отечественной экономики
  15. 3.2. Анализ соотношения рационального и национального в экономической культуре при формировании экономического мышления
  16. 3.3. Определение особенностей экономической культуры российского общества в контексте его социально-экономического генотипа