Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Глава «Пратъякша» (Восприятие)[102] 


1.Поскольку успеху [действия, предпринятого для достижения] любой цели человека[103], предшествует правильное познание, именно оно (правильное познание) должно быть здесь разъяснено[104].
Смыслом (абхидхея) [этой фразы] является формулировка цели [этого сочинения] (прайоджана).
[Всякое] сочинение имеет двоякое содержание: слова и значения. Цель слов состоит в лишь в передаче своих значений, поэтому они здесь [отдельно] не рассматриваются. Если же значение [слов] лишено цели, то ради его познавательного освоения (пратипатти) не следует предпри- нимать создание сочинений (букв, соединение слов - шабда- самдарбха), так же, как благоразумный человек не станет исследовать зубы вороны, поскольку [это] лишено цели. Поэтому, чтобы показать необходимость написания этого труда, [автор] объясняет [в чем состоит] цель его содержания. «Поскольку успеху [действия, предпринятого для достижения] любой цели человека, предшествует правильное знание», то его-то и следует исследовать; с такой целью и создано это (сочинение). Таково здесь значение этого предложения. Утверждением, что предмет трактата - правильное познание - лежит в основе достижения всех целей человека, выражена важность [теории познания]. Но в этом же высказывании также нашли (косвенное) выражение предмет, цель [трактата] и отношение [цели и средства] (самбандха)[105].
lt;...gt;[106]
[Прелюдия Дхармоттары к определению правильного познания]
Правильное познание - это познание, лишенное несогласованности [с практикой] (ависамвадака). И в обычной жизни говорится, что согласованность [с практикой - это то, что] позволяет достичь предмет, который сначала [просто] описывают. [Можно также сказать, что знание, согласованное с практикой,] отличается свойством побуждать к достижению описанного объекта. Ничего другого [не имеется в виду]. Например [не имеется в виду, что] познание порождает объект, который оно побуждает достичь. [Оно] только направляет [внимание] человека к объекту [и тем самым] побуждает достичь [его][107]. Способность направлять внимание (правартакатва) есть лишь способность указывать на предметную область (вишая) [возможной] целесообразной деятельности (правритти). Не может же знание направить человека насильно! По этой причине результатом достоверного познания (прамана-пхала) и является постигнутый/достигнутый объект. Когда объект познан [это значит, что] человек был направлен [к нему] и объект достигнут. Таким образом, как только объект достигнут, функция познания (вьяпара) осуществляется. По этой причине познание [имеет дело] лишь с еще непознанным объектом. Тем знанием, которым объект постигнут впервые, им же человек направлен к объекту и побужден достичь [его][108]. Таким образом, чем может другое познание того же объекта дополнить [уже существующее]? Значит, познанный объект не может быть [предметом другой] праманы.
Стало быть, тот объект, который познан чувствами непосредственно, [именно] он сделан предметной областью (вишая) целесообразной деятельности (правритти) с помощью [праманы] восприятия (пратьякша)[109]. Поскольку восприятие правильно указывает на объект, по отношению к которому за функцией восприятия, создающей [переживание] его непосредственного присутствия, следует его мысленное конструирование, постольку объект, правильно указанный восприятием, и есть объект, познанный непосредственно66.
Логический же вывод, опираясь на усмотрение выводного знака (линга-даршана), представляет объект как удостоверенный (нищчинвант) для целесообразной деятельности (правритти)[110]. Так же, как восприятие (пратьякша) представляет определенный объект в качестве [непосредственно] являющегося [нашему сознанию], а логический вывод представляет определенный объект как связанный с выводным знаком, то оба [и восприятие и логический вывод] служат правильными указаниями на определенный объект, и поэтому являются инструментами достоверного познания (прамана). Отличные от них [инструменты познания] не обладают способностью распознавания (виджняна). Непосредственное постижение, позволяющее достичь объект, способствует познавательному освоению [объекта]. Способствуя достижению [объекта], оно является праманой[111]. Объект, представленный при помощи форм познания, отличных от [упомянутых] двух, - либо совершенно ил- люзорен, как, например, мираж воды в пустыне, и не может быть достигнут, поскольку не существует; либо о его существовании или несуществовании нельзя сказать ничего определенного, например, объект, вызывающий сомнение. Поскольку в мире не бывает годной [к использованию] (юкта) вещи, которая существует и не существует, такой объект никогда и ни при каких обстоятельствах не может быть достигнут. Объект, о существовании или несуществовании которого нельзя сказать определенно, который может быть показан с помощью любой мысленной конструкции, возникшей без опоры на выводной знак, невзирая на ограничения, накладываемые в целесообразной деятельности, он [такой объект] не может быть достигнут. Поэтому познание, отличающееся [от восприятия и логического вывода], не является инструментальным (прамана), ведь оно представляет объект неопределенным в отношении существования и несуществования, совершенно иллюзорным и недостижимым. Теми же, кто стремится к целесообразной деятельности (артхакрия), взыскуется знание, наделенное способностью привести к достижению определенного объекта, пригодного для целесообразного действия. И именно то, что ими взыскуется, и исследуется в этой шастре (науке). Поэтому правильное познание есть представление реальной вещи (васту) как способной подвергаться целесообразному действию[112]. И именно тот [объект], который представлен этим [правильным познанием], он и достигается. Ведь сказано, что достижение есть по своей сути «обретение» (адхигама) объекта. Если реальный объект есть нечто иное, чем его представление, [это значит, что он] имеет другую форму, на- ходится в другом месте и существует в другое время[113]. Иным объект [называется] вследствие того, что с ним связывают свойства, противоположные [тем, что содержатся в представлении], а именно: другую форму, другое место и другое время[114]. Поэтому при познании реального объекта в иной форме [чем та, что ему свойственна в действительности, нужно иметь в виду], что инструмент достоверного познания (прамана) относится к объекту, обладающему совершенно иной формой. Например, опознание желтой раковины в белой раковине[115]. И познание предмета, находящегося в одном месте, не является праманой познания предмета, находящегося в другом месте. Например, восприятие сияния драгоценного камня в месте замочной скважины, не является праманой для познания драгоценного камня, находящегося во внутренних покоях. Восприятие [вещи], связанное с одним временем, не является праманой для познанием вещи, реально существующей в другое время, например, если в полночь во сне познается вещь, воспринятая в полдень, то это не является правильным познанием вещи, реально существующей в полночь.
[Возражение:] возможно достичь определенное место и определенную форму [объекта], что же касается того определенного времени, [когда объект существовал], то познать его невозможно.
[Ответ:] да мы и не утверждаем, что в то время (момент), которым [существование предмета] ограничивается, есть именно то время, когда он и должен быть познан. Одно время для чувственного постижения (даршана), другое время для познавательного освоения (прапти). То, существование чего приурочено к определенному [моменту] времени, доступно познавательному освоению [и в другие моменты времени]. Вследствие нераздельности постижения (адхьявасая) поток, образованный из [отдельных моментов], следует рассматривать как единство[116].
[В комментируемой фразе] говорится, что правильное познание «предшествует» [целесообразному действию], причиной (карана) которого оно является. Упоминание «предшествует» [не означает], что причина предшествует следствию. Если бы было употреблено слово «причина», то можно было бы понять, [что правильное познание] является непосредственной причиной реализации целей человека. Слово же «предшествует» [выражает] лишь [тот факт, что оно было] просто раньше, [целесообразного действия, которое может как свершиться, так и не свершиться]. И это правильное познание двух видов: непосредственно представляющее [сознанию] целесообразное действие[117] и обладающее способностью направлять к целесообразному действию[118]. Из этих двух здесь будет исследоваться только то, что направляет [к целесообраз- ному действию]. И оно лишь «предшествует» [целесообразному действию], а не является [его] непосредственной причиной[119]. При наличии правильного познания происходит припоминание ранее воспринятого. Из припоминания [проистекает] устремление (абхи- лаша). Из устремления - целесообразная деятельность (правритти). Целесообразная же деятельность и есть достижение (прапти). Поэтому [правильное знание] не является непосредственной причиной [целесообразного действия][120]. В случае непосредственного представления [сознанию] целесообразного действия происходит прямое достижение [объекта], так что оно (такое познание) не может быть подвергнуто исследованию. Когда же мы имеем дело с целеустремленным наблюдателем, который испытывает сомнения, то оно (познание) может быть подвергнуто исследованию. В случае знания, которое является непосредственным представлением [сознанию] целесообразного действия, происходит [немедленная] реализация целей человека. Тогда у целенаправленного субъекта (артхин) нет сомнений. Поэтому оно (правильное познание) не исследуется. Стало быть, чтобы указать, что правильное знание не является непосредственной причиной [целесообразного действия] и требует исследования, [автор], опустив слово «причина», употребил выражение «предшествует». (...)
[Рассмотрим слово] «исследуется». «Исследуется» - значит объясняется путем опровержения неправильных взглядов. И эти неправильные взгляды здесь четырех видов: число разновидностей [достоверного познания], [их] область применения (гочара), результат и объект. Из них [автор] далее опровергает неправильные взгляды относительно числа разновидностей [правильного познания].
  1. Правильное познание двух видов.

[Рассмотрим слово] «двух видов» (два-видхи). «Двух видов» - это значит двух классов[121]. Посредством указания на число указано на классификацию разновидностей (вьякти). Указание на классификацию разновидностей позволяет дать определение (лакшана) правильному знанию, относящееся к каждой выделенной разновидности. В отсутствие указания на классификацию разновидностей невозможно сказать, что одно определение правильного познания охватывает все разновидности. Следовательно, упоминание числа разновидностей подчинено высказыванию, содержащему определение (лакшана) разновидностей. В отсутствие указания на число членов классификации, представляющих собой разновидности, невозможно представить классификацию характерной природы (лакшана)[122][этих разновидностей]. Число разновидностей упомянуто в первую очередь в силу [его] подчиненности указанию на сущность [правильного познания][123].
Каковы эти два вида? [На этот вопрос] автор отвечает:
  1. Восприятие (пратьякша) и логический вывод (анумана).

[Рассмотрим слово] «восприятие» (пратьякша). [Этимологически] это достигшее [органа чувств], зависимое от органа чувств. Сложное слово [составлено в соответствии с правилом, согласно которому предлог] ati и т. п. в смысле kranta и т. п.[124][присоединяется] к слову в винительном падеже. В сложных словах, состоящих из [причастий] prapta («достигнутый»), араппа («обретенный), и [наречия] alam («достаточно»), [правило], согласно которому грамматический род [всего слова целиком] как выражающего смысл зависит от грамматического рода последнего [члена сложного слова], не соблюдается, [поэтому] установле- но, что слово «пратьякша» может быть любого грамматического рода[125]. Зависимость от органа чувств определяет этимологию (вьютпатти) слова, а не практику его употребления (правритти). Через зависимость от органа чувств косвенно выражается присущая тому же объекту способность вызывать [у нас ощущение его] непосредственного присутствия[126]. Только в этом и состоит условие употребления (правритти-нимитта) слова («пратьякша»). И поэтому именно то знание, которое создает ощущение непосредственного присутствия какого-либо объекта, оно и называется пратьякшей - восприятием. Если бы условием употребления (слова «пратьякша») был бы лишь факт зависимости от органа чувств (акша), то «пратьякшей» называлось бы только то знание, которое получено с помощью органов чувств, а не ментальное (манасическое) и т. п. (восприятие)[127]. Подобно тому, условием употребления слова «корова» (го), хотя оно этимологически выведено из глагола gam («двигаться», «идти») и означает «то, что движется», на практике является (идея) «коровности», на которую косвенно указывает действие движения (гамана-крия), присущее тому же самому объекту. Так слово «корова» употребляется по отношению к корове, независимо от того, движется она или не движется.
[Теперь рассмотрим слово «анумана» - логический вывод] Измерение (мана) - это то, посредством чего измеряют. Словом «мана», являющимся инструментом (карана), действенным способом реализации (садхана), выражается прамана (инструмент достоверного познания и само достоверное познание как таковое), чья природа - соответствие форм [познания и объекта] (сарупья)[128]. Логический вывод (анумана) - [это буквально] «измерение вслед за»[129] познанием выводного знака и припоминанием [его] связи [с выводимым]. После познания выводимого свойства в локусе (пакша-дхарма) и припоминания связи выводимого свойства (садхья) и основания вывода (садхана) имеет место логический вывод, поэтому он определяется как «совершающийся в последующее время». Слово «и» соединяет пратьякшу и ануману как обладающие одинаковой силой. Так же, как восприятие, будучи неизменно связано с объектом, может привести к познавательному освоению объекта [и поэтому] является праманой, так и логический вывод, будучи неизменно связанным с объектом, может привести к познавательному освоению объекта, выделенного [с помощью его выводного знака и поэтому] является праманой.
4. Из них (восприятия и логического вывода) восприятие есть свободное от мысленного конструирования (кальпана- аподха) [и] незаблуждающееся (абхранта).
Слово «здесь», используемое в смысле седьмого падежа[130], означает выделение [предмета исследования из некой серии, в которой он был упомянут[131]]. Таким образом, смысл предложения в том, чтобы из совокупности (самудая), состоящей из этих (двух) - восприятия и логического вывода - выделить одну часть. Этой одной частью является восприятие. Выделение является выделением одной части, представляющей собой род пратьякшатва[132], из совокупности (пратъякши и ануманы).
Здесь речь пойдет о восприятии и о характеристиках «свобода от мысленного конструирования» и «незаблуждающееся»,
[ему] приписываемых[133]. То в объекте, что и вы и мы считаем широко известным (прасидха) в качестве знания, дающего ощущение непосредственного присутствия [этого объекта], и следует рассматривать как правильно характеризующееся свободой от мысленного конструирования и отсутствием заблуждения. Не следует думать о том, что, поскольку не слишком широко известно, в чем состоит свобода от мысленного конструирования и отсутствие заблуждения, то [эти характеристики] относятся к какому-то другому восприятию, имеющему форму знания, которое можно обозначить словом «восприятие» и о котором, собственно, и идет речь. Поскольку словом «восприятие» обозначается известное всем знание, вызывающее ощущение непосредственного присутствия применительно к объекту, с которым у органов чувств устанавливаются отношение соприсутствия, соотсутствия[134], то именно его и характеризуют свобода от мысленного конструирования и отсутствие заблуждения, о которых уже говорилось. Смысл (выражения) «свобода от мысленного конструирования» заключается в отсутствии собственной природы мысленного конструирования. «Незаблуждающимся» называется то (знание), в котором нет противоречия форме реального предмета (васту), пригодной для целесообразного действия. Реальная вещь, пригодная для целесообразного действия, обладает цветом и ограниченной конфигурацией[135]. Здесь то, что не приводит к заблуждению, то и является незаблуждаю- щимся. И эта двойная характеристика («свобода от мысленного конструирования» и «отсутствие заблуждения») имеет своей целью устранение ошибочного представления [о восприятии], а не прекращение [смешивания восприятия] с логическим выводом, поскольку логический вывод исключен уже посредством выражения «свобода от мысленного конструирования». Если бы выражение «отсутствие заблуждения» не существовало, представление о движущихся деревьях и т. п. (иллюзии) были бы чувственным восприятием, поскольку они свободны от мысленного конструирования[136]. Тем более, что раз посредством целесообразной деятельности происходит освоение самого дерева, то такое знание является правильным в силу его соответствия опыту (самвадика), а также будучи свободным от мысленного конструирования, оно является восприятием. Таково возражение. Чтобы исключить это (возможность такого возражения), используется выражение «отсутствие заблуждения». То, что характеризуется заблуждением, не является восприятием, оно не является и логическим выводом, поскольку не создано с применением выводного знака, имеющего три [возможные] формы. И не существует другой праманы. Поэтому сказано, что представление о движущемся дереве и т. п. (иллюзиях) относится к ошибочному знанию (митхья джняна).
Но если возникнет [Возражение:] учитывая, что это - ошибочное знание, каким образом возможно достижение (авапти) дерева [мы ответим:] оно не является познавательным освоением дерева, поскольку с его помощью дерево определяется как движущееся по разным местам, между тем, дерево познавательно осваивается как находящееся на определенном месте. Следовательно, то место, где непосредственно воспринимается движущееся дерево, это место познавательно не осваивается, а то место, которое познавательно осваивается, оно не воспринимается непосредственно[137]. В этой ситуации никакой объект познавательно не осваивается. Если же происходит достижение дерева и т. п. объектов, то только благодаря другому познанию. Таким образом выражение «отсутствие заблуждения» имеет своей целью устранение ошибочного представления [о восприятии].
Логический же вывод содержит заблуждение, поскольку он функционирует посредством сознавания объекта в том, что является не объектом (анархта), а [его] образом (репрезентацией) (сва-пратибхаса). При восприятии же та форма, которая подлежит познанию, не противоположна [форме, в которой объект познавательно осваивается]. Не следует понимать характеристику «незаблуждающееся» как равнозначную характеристике «согласующееся с (опытом)». Восприятие и ничто иное является правильным познанием, и только из того факта, что оно является правильным познанием следует факт его согласованности с опытом, употребление же характеристики «согласующееся с опытом» является повтором, не достигающим своей цели. В этом случае смысл высказывания заключался бы в следующем: Восприятием называется то соответствующее (опыту) знание, которое свободно от мысленного конструирования и соответствует (опыту). Двукратное повторение выражения «соответствующее (опыту)» не имеет никакого смысла. Из этого следует, что под «незаблуждающимся» и в самом деле следует понимать то (восприятие), которое не противоречит объекту в форме, познаваемой в качестве пригодной к целесообразному действию.
Далее автор разъясняет, какого рода мысленное конструирование следует признать.
5. Мысленное конструирование - это определенное познание (пратити) мысленного образа, или представления (пратиб- хаса), способного к связи со словом (абхилапа).

[Рассмотрим слово] «слово». Слово - это то, посредством чего происходит обозначение[138], [либо] слово-звук (шабда) есть выразитель значения (вачака)[139]. Слияние со словом означает, что в одном акте познания аспект обозначаемого (содержания) совместно с аспектом обознающего (слова) соединились с аспектом познаваемого (предмета)[140]. Следовательно, если в одном познавательном акте содержатся аспекты обозначаемого и обозначения, то можно сказать, что имеет место соединение обозначаемого и обозначения. Образ (абхаса) обозначаемого, способный соединиться со словом, составляет [аспект], об определенном познании (пратити) которого говорится в [комментируемой фразе]. Бывает так, что в определенном познании образ соединяется с его словесным обозначением, например, у знакомого с общепринятым значением слов мысленная конструкция (кальпана) горшка как вещи имеет своим предметом мысленный образ горшка, соединенный со словом «горшок».
Однако бывают какие-то образы, не соединенные со словом, но, тем не менее, способные соединиться со словом, например, мысленные конструкции младенца, не знающего общепринятые значения слов. [Если] сказано только о мысленном конструиро- вании, относящемся к образам, связанным с [соответствующими] словами, в этом случае [мысленные конструкции тех], кто не знает общепринятые значения слов, не могли бы быть охвачены. Выражение «способные» (йогья) позволяет охватить и их. Образы, которые не соединены со словом, суть мысленные конструкции новорожденного. Это образы, способные соединиться со словом. И те (образы), которые (уже) соединены со словом, они тоже являются «способными». Таким образом, выражение «способные» позволяет включить и те и другие.
[Возражение:] при отсутствии соединения со словом, откуда берется уверенность в способности [соединиться с ним]?
[Ответ:] в силу факта не ограниченности представлений (прабхаса) [только воспринимаемым объектом][141]. И факт неограниченности представлений объясняется отсутствием причины, их ограничивающей. Непосредственно схватываемый объект (грахья-артха), производя познание, мог бы создать лишь ограниченное (нията) представление, например, цвет, порождая зрительное ощущение, порождает лишь ограниченное представление[142]. Знание же, характеризуемое мысленными конструкциями, не производится объектом100. Из этого следует, что вследствие отсутствия причины ограниченности представления, оно не является ограниченным (анията) [лишь непосредственно воспринимаемым объектом].
[Вопрос:] Почему же эти мысленные конструкции не возникают из (внешнего) объекта? В силу их независимости от нахождения перед ними объекта. Младенец не прижмется губами к материнской груди и не перестанет плакать, пока он не поймет, что грудь, которую он видит [в настоящий момент], есть та же самая, которую он видел раньше[143]. Распознавание (виджняна), объединяющее объект (артха), прежде виденный с впоследствии виденным, не имеет перед собой непосредственно данного предмета (вишая), поскольку прежде виденный [объект] уже не существует. Не имея непосредственно данного предмета, [познание] является независимым от объекта. И независимое [познание] не является ограниченным представлением, поскольку отсутствуют причины, которые [его собою] ограничивали102, поскольку отсутствуют причины, ограничивающие [это] представление. Именно такое [представление] является способным к соединению со словом. Познание же с помощью органов чувств зависит от объекта, поскольку непосредственная воспринимаемость направлена лишь на присутствующее. В силу того, что объект является причиной, ограничивающей представление [о себе самом], [это] представление ограничено [своим объектом], и, следовательно, оно неспособно быть связанным со словом. Относительно того, что характеризует само себя, т. е. партикулярии (свалакшана), говорится, что она неконструируема мысленно (авикальпака), хотя [в ее отношении] признается отношение обозначаемого и обозначающего (вачья-вачака). Хотя партикулярия есть и вачья (обозна- чаемое) и слово - ее обозначающее (вачака), познание объекта, связанного со словами, сопровождается мысленной конструкцией (савикалъпака).
Познание с помощью органов чувств, поскольку оно характеризуется представлением, ограниченным объектом, - представлением, которое неспособно быть связанным со словом, будет лишенным мысленных конструкций (нирвикальпака).
[Возражение:] Восприятие через орган слуха схватывает лишь конкретный звук (шабда-свалакшана). Конкретный же звук является и вачьей (обозначемым) и вачакой (обозначающим), поэтому его мысленный образ способен получить выражение в слове и таким образом [восприятие через орган слуха] будет мысленной конструкцией (савикальпака).
[Ответ]: Неверно, что это (наше рассуждение) ошибочно. Хотя отношение обозначаемого-обозначения присуще конкретному (звуку), конкретный звук, доступный непосредственному восприятию, может быть воспринят в качестве обозначаемого и обозначения благодаря опыту его непосредственного постижения, который имел место в момент возникновения соглашения [относительно его имени][144]. И неверно, что факт непосредственного восприятия объекта во время возникновения соглашения [о значении его имени], имеет отношение к реальному объекту (васту), существующему в настоящее время. И так же, как непосредственное переживание (объекта) во время возникновения соглашения [относительно его имени] сегодня прекратило свое существование, так и сам факт [переживания] объектности не может ухватить [в звуке] отношение обозначаемого и обозначения, поскольку не воспринимает [сегод- ня] то, что было воспринято в прошлом. То же правило применимо и к познанию йогинов. Учитывая, что значения всех слов явлены [им], их знание лишено мыслительных конструкций, поскольку не содержит в себе то, что было воспринято во время соглашения [относительно значений этих имен][145].
6. Восприятие (пратьякша) - это знание, лишенное того (мысленного конструирования), не содержащее иллюзий (вибхрама), вызванных болезнью глаз (тимира), быстрым вращением [воспринимаемого объекта], передвижением [воспринимающего] на лодке, нарушением [в функционировании гуморов] и т. п.
[Под словом] «того» имеется в виду мысленное конструирование, то есть лишенное природы мысленного конструирования, где «лишенное» - свободное [от мысленного конструирования], то истинное знание, которое не содержит заблуждения, оно и есть восприятие. Такова связь [данной варттики] с предыдущей. Ведь определение чувственного восприятия характеризуется зависимостью от характеристик «лишенность мысленного конструирования» и «отсутствие заблуждения», связанных между собой, а не взятых по отдельности. Чтобы показать это, [сказано] «лишенное того», которое [является в то же время] незаблуждающимся, и есть восприятие. Тем самым показано, что обе характеристики, зависимые друг от друга, составляют предметность (вишаятва) восприятия. Болезнь глаз - это ущербность органов зрения. Это причина иллюзии, содержащаяся в органе чувств. Быстрое движение - это [движение по кругу] огненной головни и т. п., [вызывающее иллюзию огненного круга]. При медленном движении головни и т. п., не возникает иллюзии круга, поэтому посредством слова «быстрый» специфицируется смысл [слова] «вращение». И эта причина иллюзии содержится в объекте. Передвижением на лодке называется движение пассажира лодки. У человека, стоящего в движущейся лодке, возникает иллюзия движущегося дерева, таков смысл слова «передвижение». И этот внешний неподвижный источник является причиной иллюзии. Нарушение касается [гуморов] ветра, флегмы и желчи. Когда в ветре и др. (гуморах) случается нарушение[146], возникает иллюзия пылающих огненных столбов и т. п. Эта причина иллюзии является внутренней. Всеми этими причинами, вызывающими иллюзии, укоренены ли они в органе чувств или в объекте, являются ли они внешними или внутренними, органы чувств могут быть приведены в нерабочее состояние. Поскольку при нормально работающем органе не может быть чувственных иллюзий. Перечисленные [причины], включая нарушения, суть первые из тех, что [можно было бы назвать]. Слово «и т. п.» отсылает к [причинам], укорененным в органах чувств, таких, как разновидность болезни глаз[147], [а также к причинам], укоренным во внешнем объекте, таким, как его быстрое движение туда-сюда и т. п. При быстром движении туда-сюда возникает иллюзорный образ огненного столба. [Далее подразумеваются такие] укорененные во внешнем источнике причины, как езда на слоне и т. п., а также такие внутренние причины иллюзий, как сильный удар по чувствительному месту и т. п. Разновидность знания, которое не содержит иллюзии, вызванных перечисленными причинами, является восприятием.
Дав определение этому (восприятию), [автор] с целью опровергнуть неправильные взгляды тех, кто считает, что непосредственное воспринятое объясняется лишь действием органов чувств, тех, кто видят ошибку в определении ментального восприятия (манаса пратьякша), и тех, кто не признает ни самсознавания, ни йогиче- ского восприятия, - показывает, что восприятие делится на соответствующие виды. Он говорит:
  1. Оно четырех видов.

Первое:
  1. Познание через органы чувств.

Познание через органы чувств - это чувственное познание. То, познание, которое укоренено в органах чувств, оно и есть чувственное познание. Чтобы опровергнуть тех, кто придерживается мнения об ошибочности восприятия посредством манаса (манаса-пратьякша), автор дает [следующее] определение манасического восприятия.
9. Познание через манас (мановиджняна)[148] порождено чувственным познанием, выступающим однородным и непосредственно предшествующим условием (самана-антара- пратьяя) [его] возникновения, при содействии объекта, не отличающегося от собственного объекта (непосредственного познания)[149].
Свой собственный объект - [это объект] чувственного познания, следующий за ним [объект манасического познания] не является отличным от него. Быть отличным означает временной интервал (вьявадхаана), равно как и качественную специфику (ви- шеша). Следовательно, при отрицании отличия [между объектами чувственного и манасического восприятия] имеется в виду возникающий второй момент, включенный [в цепочку моментов] как однородный с [первым] моментом, когда происходило чувственное восприятие объекта[150]. Об этом (втором моменте) сказано, что ему содействует тот [момент], когда происходило чувственное восприятие. Содействие [может быть] двояким: либо реальное взаимодействие, либо [последовательное] действие во имя единого результата. Здесь [в буддистской доктрине], поскольку вещи мгно- венны и ничто не выходит за пределы [мгновения их существования], под содействием понимается [последовательное] действие во имя единого результата. Поскольку объект и [вызванное им чувственное] познание создают одно ментальное восприятие, между ними не может быть факта взаимного влияния друг на друга. Таким чувственным познанием, когда оно есть предметное условие (аламбана-пратьяя), вызывается познание йогов[151]. Ради того, чтобы выделить [этот особый случай корреляции] использовалось словосочетание саманантара-пратьяя (однородное и непосредственно предшествующее условие). Однородным и непосредственно предшестствующим условием [называется] то, что однородно [предыдущему моменту непосредственного восприятия], благодаря факту своего отношения к познавательным событиям, и то, что непосредственно предшествует, благодаря отсутствию интервала [между моментами непосредственного восприятия и ментального восприятия], и то, что является условием, в силу своей способности служить основанием (хету). Благодаря этому возникает [ментальное восприятие]. Таким образом, высказана [мысль], что поскольку восприятие через чувства и восприятие через манас относятся друг другу как, соответственно, порождающее и порождаемое, следующие друг за другом в потоке [моментов], то ментальное восприятие является [разновидностью] восприятия. Следовательно, познание йогов, относящееся к другому потоку [моментов] исключается[152]. Если объект ментального восприятия отличается от объекта чувственного восприятия, то ошибка недо- стоверности (апраманья), приписанная на основании того, что познается уже познанное, исключается[153]. Если же [с помощью ментального восприятия] схвачен момент, который включает объект чувственного познания, то не будет ошибки, связанной с нежелательными логическими последствиями, заключающимися в том, что вследствие ментального восприятия объекта, не воспринятого чувственным восприятием, не будет слепых и глухих[154]. И такое ментальное восприятие [внешних объектов] есть чувственное восприятие, даже если прекращена деятельность органа зрения. Ведь то знание (джняна) цвета[155], которое имеет место при функционировании органа зрения, всецело зависит от органа зрения. [Если бы зрительное ощущение зависело бы не от органа зрения], зависимость (итаратха) какого-либо познание от органа зрения была бы невозможной. Восприятие манасом установлено как постулат (сиддханта) [нашей системы]. Инструмента достоверного познания, доказывающего его существование, не имеется[156]. Но не будет логической ошибкой, если допустить его [как вид восприятия], описанный [выше]. Его определение и было дано.
10. Всякое сознание (читта) и производное от него (чайтти- ка) [психическое явление] самосознаваемы (самведана).
Сознание (читта) есть чистое постижение (грахи) объекта. Производные от сознания [психические явления] суть различные состояния сознания (чайттика), такие, как радость и т. п. И все вместе и каждое по отдельности сознание и психическое явление [самосознаваемы]. Действительно, радость и т. п. [психические явле- ния], поскольку они переживаются отчетливо, самоосознаваемы. Оно (самосознавание) не является состоянием сознания, отличным от других (состояний). Чтобы исключить такое подозрение, употребляется выражение «всякое». Не существует ни единого состояния сознания, чье самосознавание не воспринималось бы непосредственно (пратьякша). Та форма [познания], в которой [мною] ощущается мое [собственное существование], есть переживание, характеризуемое самопознанием себя в качестве такой формы[157]. В этом мире, при непосредственном восприятии внешних реалий, таких, как нечто синее и т. п. одновременно происходит переживание в форме удовольствия и т. п., являющееся чем-то иным, [чем форма синего цвета и т. п.]. Невозможно сказать, что воспринимаемая форма синего цвета познается как форма удовольствия и т. п., поскольку нельзя с определенностью утверждать, что синий цвет переживается в форме удовольствия и т. п. Если бы существовала уверенность, что переживание синего цвета характеризуется формой удовольствия, то оно бы действительно имело форму удовольствия[158]. Но синий цвет не постигается в форме удовольствия. Та форма, в отношении которой за функцией восприятия, состоящей в создании эффекта непосредственного присутствия (сакшат- каритва), следует мысленное конструирование, является непосредственно воспринятой. Но [восприятие] синего цвета не сопровождается [мысленным конструированием] в форме удовольствия и т. п. Поэтому действительное переживание удовольствия может происходить одновременно с переживанием синего цвета, но [но при этом] оно будет иным, поскольку удовольствие отличается от синего цвета. И это [осознавание переживания удовольствия] есть познание. Таково переживание познания. Эта форма познания, характеризующаяся самопереживанием, создающая эффект непосредственного присутствия, лишенная мысленного конструирования и незаблуждающаяся, является тем самым восприятием.
11. Познание йогина рождается на предкульминаци- онной стадии созерцания существующего объекта (бхута- артха-бхаваиа).
Существующее (бхута) - касается существующего объекта[159], непосредственно постигнутого в своей реальности на основании инструмента достоверного познания (прамана), например, четырех благородных истин. Созерцание (бхавана) - это многократное запечатлевание в уме. Кульминация созерцания начинается, когда познание, создающее образ созерцаемого объекта, обретает ясность (спхутабхата). Предкульминационная стадия - это когда ясность немного не достигла полноты. Пока ясность не достигла полноты, до тех пор возможно ее движение к совершенству. Когда полнота достигнута, то нет и движения к совершенству. Поэтому стадия, предшествующая стадии, когда ясность [достигает своей] полноты, называется предкульминационной. Из этого следует, что познание, порожденное этой предшествующей стадией и состоящее в более ясном постижении объекта созерцания, будто тот находится рядом, является восприятием йогов. Здесь же [различаются три стадии созерцания:] состояние, когда [объект] начинает [представляться] ясно, есть [знак] совершенствования созерцания. Когда созерцаемый объект видится будто через тонкое облако - это предкульминационная стадия. Когда объект созерцания видится так же ясно, как плод амалаки[160] на ладони, то это [и есть] восприятие йогов. Оно [абсолютно] ясное, и вследствие своей ясности свободно от мысленных конструкций. Конструирующее распознавание (викальпа-виджняна) может схватывать объект, мысленный образ (грихна) которого поддается выражению в слове, благодаря тому, что [этот объект] был постигнут во время достижения соглашения [о его названии]. Быть постигнутым во время достижения соглашения [о названии] означает, что знание объекта возникло во время достижения соглашения [о его названии][161]. Но так же, как ранее возникшее познание прекратилось и теперь не существует, так и в отношении реальной вещи (васту), существующей теперь, недействительно познание объекта (вишая), прекратившееся ранее. Оно [конструирующее познание] вследствие восприятия несуществующей формы объекта и того факта, что это восприятие не непосредственноданного предмета, является неотчетливым. По причине своей неотчетливости оно представляет собой мысленную конструкцию. Поэтому факт отчетливости [свидетельствует] об отсутствии мыслительных конструкций. [Восприятие йогов] соответствует [реальности], поскольку оно является постижением чистого объекта инструментом достоверного познания[162]. Таким образом [восприятие йогов] является восприятием, как и другие [разновидности] восприятия. Йога - это сосредоточенное созерцание (самадхи). Тот, в ком оно есть, тот - йог и его знание является восприятием. Вот и все виды восприятия.
Объяснив разновидности восприятия, связанные со свободой от мысленного конструирования и отсутствием заблуждения, автор (далее) собирается опровергнуть неправильные представления о его объекте. Он говорит:
12. Его (восприятия) предметная область (вишая) есть партикулярия (свалакшана).
Его, т. е. четырехвидового восприятия, объект должен быть постигнут как партикулярия (свалакшана). Партикулярия - это сущность (таттва), характеристика которой [отсылает] к ней самой (свам) и не является общей [ни с чем другим]. У [каждого] объекта есть нечто специфическое (асадхарана), что являтся его сущностью (таттва), а также и общее (саманья). Именно специфическое и познается восприятием. Объект достоверного познания двояк - схватываемый непосредственно - тот, что является в определенной форме (акара), [а также] достигаемый - тот, что доступен определенному познанию. Схватываемый непосредственно - это один объект, а доступный определенному познанию - другой. В восприятии непосредственно постигается только один момент. Определенно же, благодаря мысленному конструированию, чье возникновение обусловлено силой восприятия[163], познается серия [моментов]. Именно поток [моментов] есть то, что может быть [в конечном итоге] достигнуто в пратьякше, поскольку отдельный момент невозможно познать определенно[164]. Подобно этому и логический вывод осуществляет непосредственное схватывание (грахи) необъекта посредством конструирования необъекта в объекте, который является его собственным представлением[165]. Но опять-таки этот схватываемый сконструированный объект определенно сознается как нечто специфическое и это определенное мышлением специфическое является предметной областью действия логического вывода. Необъект же доступен непосредствен- ному постижению[166]. Поэтому сказанное о специфическом как об объекте восприятия указывает на объект достоверного познания, доступный непосредственному постижению.
Затем [разбирается [Вопрос:] что за объект познания, который следует постичь как партикулярию?
  1. Объект, познавательное представление о котором изменяется в зависимости от его близости или отдаленности, есть партикулярия (свалакшана).

[Рассмотрим слова] Объект и т. д. Слово объект (артха) есть синоним [слова] предмет (вишая). О котором - об объекте познания. Близость - нахождение рядом. Дальность - нахождение на расстоянии. Поэтому вследствие близости или дальности объекта познавательного представления его воспринимаемая форма изменяется от яркой и отчетливой до смутной и неотчетливой. Предмет познания, который находясь поблизости, порождает яркий и отчетливый познавательный образ, а расположенный вдалеке, но на доступном [для чувств] расстоянии, порождает смутный (образ), вследствие этого является партикулярией (свалакшана). Действительно, все отдаленные предметы воспринимаются неотчетливо, а все близлежащие - ярко и отчетливо. И все они партикулярии.
Далее [разбирается [Вопрос:] почему же только предмет чувственного познания является партикулярией? Так, например, огонь (в логическом выведении огня из признака дыма), будучи объектом мысленного конструирования, мыслится как обладающий природой непосредственно наблюдаемого.
На [это возражение] автор говорит:
  1. Она (партикулярия) есть реально сущее (парамартха-сат)

Реально (парамартха) - это имеющее не искусственную (акри-
трима) и не наложенную (аропита) природу. Поскольку это существует, то оно сущее. Только тот предмет, который создает отчетливое или смутное представление, в зависимости от того, находится ли он близко или далеко, является реально сущим. И вследствие того, что он является предметом восприятия, он и только он есть партикулярия.
Почему же этот предмет является реально сущим:? Автор говорит:
  1. Поскольку реальная вещь (васту) характеризуется способностью к целесообразному действию (артха-крия- самартхья).

Артха есть цель, избегаемая или обретаемая. Избегаемая - то, что вызывает желание ее избежать, обретаемая - то, что вызывает желание ее обрести. Достижение цели (объекта) есть целесообразное действие. Способность к такому (действию) составляет силу (шакти). Характеристика (лакшана) или природа этой реальной вещи - способность к целесообразному действию. Поэтому ее (партикулярии) бытие [и является реально сущим]. Слово реальная вещь (васту) - синоним слова «реально сущее». Смысл его в том, что реально сущим называется эта способность к целесообразному действию. А способность к целесообразному действию присуща такому объекту, познавательное представление о котором изменяется в зависимости от его близости или дальности, по этой причине [такой объект] является реально сущим. Стало быть, верно, что целесообразное действие осуществляется успешно, поскольку направлено на объект восприятия, а не на объект мысленного конструирования. Именно поэтому, хотя объект мысленного конструирования может считаться непосредственно постигнутым, в действительности, он не был непосредственно постигнут, поскольку он не может быть [основанием] целесообразного действия, а объект, воспринятый непосредственно, - может. По этой причине партикулярия не является мысленно сконструированной.
  1. Иное дело - общее (саманья лакшана).

Поэтому объект познания, отличающийся от партикулярии и не являющийся специфическим, есть общее. Объект, осознаваемый с помощью мысленного конструирования как нечто определенное, не может создать познавательное представление, зависящее от его близости или дальности. Например, мысленно представляемый огонь существует только благодаря воображению. Его дальнее или близкое местоположения тоже обязаны воображению. От близости или отдаленности такого воображаемого (огня) его познавательное представление не изменится, став отчетливым или смутным. Поэтому сказано, что он отличается от конкретного (огня). Общее - это то, что характеризуется общими признаками.
Это значит, что [общее] обладает общей формой (садхарана-рупа). Воображаемая форма является общей для всего [всех форм] огня, поэтому она и общая.
Чтобы показать, что оно (общее) непосредственно познается в логическом выводе, автор говорит:
  1. Оно является предметом логического вывода.

Оно (общее) является предметом логического вывода, познаваемым непосредственно. Здесь местоимение приняло род сказуемого. Разъяснение общего как объекта логического вывода должно было быть дано [в главе о логическом выводе], но в этом случае пришлось бы повторить разъяснение природы партикуля- рии. Поэтому ради краткости в главе о восприятии говорится и об объекте логического вывода.
Опровергнув неправильные представления об объекте познания, автор [далее] опровергает неправильные представления о результате [познания].
  1. И это самое восприятие является результатом инструмента достоверного познания.

То самое восприятие, о котором говорилось до сих пор, и является результатом этого инструмента достоверного познания.
Автор объясняет, почему оно является результатом:
  1. Поскольку оно имеет форму достижения объекта.

Достижение (пратити) объекта - значит обретение (объекта).
Форма, к которой привело восприятие, и является формой достижения объекта. Это и имелось в виду. Достоверное познание побуждает к [целесообразной деятельности]. Способность побуждать не возникает исключительно в результате факта неизменной связи (с объектом). Росток и т. п., неизменно связанный с семенем и т. п., не является фактором, содействующим достижению (апрапакатва)[167]. Поэтому, хотя это познание и возникает из объекта, [оно] неизбежно должно осуществить функцию, состоящую в побуждении к достижению объекта (прапака). По реализации этой (функции) объект достигается[168]. Это и есть результат инструмента достоверного познания, вследствие применения которого познание побуждает [человека] к достижению объекта. И раньше уже было сказано, что функция восприятия, состоящая в побуждении к достижению объекта, есть правильное указание на объект целесообразной деятельности. Одному и тому же восприятию принадлежат форма достижения объекта и форма непосредственного представления объекта. Поэтому оно (восприятие) и является результатом инструмента достоверного познания.
[Возражение:] Допустим знание, в силу того, что оно обладает формой акта достижения (своего объекта) является результатом достоверного познания (прамана), что же тогда будет его инструментом (прамана)[169]? Автор отвечает:
20. Его инструмент (прамана) есть соответствие формы (сарупья)[170] объекта [познавательному представлению].
Соответствие формы (сарупья), или сходство (садришья) познания с объектом, является искомым инструментом достоверного познания. Здесь [в нашей концепции] то, что познание возникает из объекта, означает, что это (познание) имеет сходство с тем объектом, как например [познание], возникающее из синего цвета, имеет сходство с синим цветом. И это сходство есть форма, которая обозначается как образ (абхаса) [объекта].
[Возражение:] В этом случае сходство не будет отличаться от познания. Если дело обстоит именно так, то одно и то же познание будет и инструментом и результатом. Однако невозможно, чтобы одна и та же вещь была бы и реализуемым (садхья) и реализующим (садхака). В каком же смысле сарупья является инструментом? На это автор отвечает:
21. Благодаря ему осуществляется достижение объекта. Ему значит соответствию формы; благодаря ему - значит в результате обладания способностью соответствовать. Достижение объекта - это целостное постижение (авабодха130). Это (соответствие) есть причина реализации (сиддхи). Восприятие в форме достижения объекта осуществляется в зависимости от соответствия [представления и его объекта]. Достигнутое познанием (пратита) существует - в этом смысл [сказанного]. Когда познание представляет образ чего-то синего, происходит словесное определение достижения синего[171]. От какого бы [органа чувств], органа зрения или другого (органа чувств), не возникало бы распознавание (виджняна) [синего объекта], оно не может по его [этого органа] воле быть словесно определено как осознавание синего цвета, но по обнаружению сходства с (другим) синим, оно может быть словесно определено как осознавание (самведана) синего [объекта]. Между ними не будет отношения цели и средства, зависимого от отношения порождаемого-порождающего, вследствие которого в одной вещи было бы нечто противоположное. Но благодаря отношению определяемого-определяющего нет противоречия в том, что некая форма одной (и той же) реальной вещи была бы инструментом, а некая (другая) - результатом[172]. [Например] соответствие (сарупья) - основанием «определяющего» фактора этого знания, а форма самосознавания синего цвета - «определяемого».
[Возражение:] Но каким образом одно познание может содержать отношение «определяемого-определяющего»?
[Ответ:] Это познание [синего цвета], переживаемое как сходное [с другими актами познания синего цвета], осмысливается с помощью удостоверенного представления (нишчая-пратьяя) как «познающее» (грахака) синий цвет, поэтому переживаемое сходство есть причина «определяющая». И это же удостоверенное представление, рассматриваемое в качестве самоосознавания синего цвета, есть «определяемое». Поэтому, исключив все несходное, сходство является «определяющим» познания, [например], исключив идею не-синего, то, что имеет форму идеи синего, выступает как «определяемое». Мысленно сконструированное представление, выступающее в качестве определителя (вьявастхапака)[173], должно рассматриваться как вызванное силой восприятия. Однако [само такое представление] не является восприятием, поскольку [восприятие], будучи свободным от мысленных конструкций, неспособно определить себя как форму идеи синего. Хотя познание, имеющее форму идеи синего, осмысливаемое с помощью удостоверяющего представления, есть нечто существующее, оно как бы и не существует. Поэтому познание существует как самосознающее себя в качестве идеи синего, когда оно с полной определенностью осмыслено как идея синего. Только то восприятие, которое сделано определенным, является инструментом достоверного познания. Если нет определенности, то познание не может быть осмыслено в качестве формы идеи синего. И тогда [оно] будет неполным, не имеющим форму результата познания, состоящего в достижении объекта. Поскольку [в нем] отсутствует главный действующий фактор, это познание не будет праманой. Когда знание, имеющее форму идеи синего, получает подтверждение в суждении, порожденном [его] соответствием [объекту], [именно это] соответствие, поскольку оно играет роль основания определенности [познания], является подлинным инструментом.
[Возражение:] В этом случае восприятие будет праманой, только если оно сопровождается суждением, а не само по себе.

[Ответ:] Это не так. Поскольку объект осмысливается (определяется) как наглядно присутствующий, а не воображаемый с помощью суждения, которое появляется благодаря силе восприятия. Это непосредственное переживание (даршана), состоящее в акте представления объекта как будто он находится непосредственно перед нами, называется функцией восприятия. Воображение же - это функция мысленного конструирования. Так, если речь идет о ненаблюдаемом объекте, мы воображаем его, мысленно конструируя - не видя, мы осмысливаем (выносим суждения) на основании переживания (внутри нас) деятельности мысленного конструирования, имеющей природу воображения. Поэтому, когда речь идет об объекте, в отношении которого суждение, следующее за восприятием, скрыв собственную функцию, выводит на первый план функцию восприятия, то [в отношении этого объекта] непосредственное восприятие будет единственным инструментом достоверного познания.
 
<< | >>
Источник: Лысенко В.Г.. Непосредственное и опосредованное восприятие: спор между буддийскими и брахманистскими философами (медленное чтение текстов) [Текст] / В.Г. Лысенко; Рос. акад. наук, Ин-т философии. - М.: ИФРАН,2011. - 233 с.. 2011

Еще по теме Глава «Пратъякша» (Восприятие)[102] :

  1. Глава «Пратъякша» (Восприятие)[102]