<<
>>

§ 12. Продолжение: выраженная предметность

Когда мы говорим о том, что выражает выражение, то, в соответствии с предыдущим рассмотрением, это имеет несколько существенно различных значений. С одной стороны, речь идет об извещении как таковом и при этом, в частности, об актах придания смысла и одновременно также об актах осуществления смысла (в той мере, в какой таковые вообще имеются в наличии).

В высказывании, например, мы даем выражение нашему суждению (мы извещаем о нем), однако [мы даем выражение] и восприятиям и прочим актам осуществления смысла, которые делают наглядным то, что имеется в виду в высказывании. С другой стороны, речь идет о «содержаниях» этих актов, и причем прежде всего о значениях, которые достаточно часто называют выраженными.

Сомнительно, чтобы анализа примеров, приводимых в последнем параграфе, было бы достаточно даже только для предварительного понимания понятия значения, если бы сразу же при сравнительном рассмотрении не был введен новый смысл того, что выражается (Ausgedriicktsein). Термины значение, содержание , положение дел, так же как и все им родственные, обременены столь трудно устранимыми эквивокациями, что наша интенция, ири всей осторожности в способах выражения, могла бы все же подвергнуться ложному истолкованию. Третий смысл того, что выражается, который теперь следует рассмотреть, касается подразумеваемой в значении и посредством него выраженной предметности.

Каждое выражение не только означает нечто, но оно также говорит о чем-то; оно не только имеет свое значение, но оно также относится к каким-либо предметам. Это отношение для одного и того же выражения, в соответствии с обстоятельствами, может быть многообразным. Однако предмет и значение никогда не совпадают. Естественно, оба соотносятся с выражением только благодаря психическому акту, который придает выражению смысл; и если по отношению к этим «представлениям» различают «содержание» и «предмет», то при этом имеют в виду то же самое, что и в отношении выражения: различают то, что оно означает, или «высказывает», и то, о чем оно говорит нечто.

Необходимость различения значения (содержания) и предмета станет ясной, если мы благодаря сравнению убедимся на примерах, что различные выражения могут иметь одно и то же значение, но различные предметы, и обратно, что они могут иметь различные значения, но один и тот же предмет. Наряду с этим существует, само собой разумеется, возможность того, что они разнятся в обоих направлениях, и обратно, что они в обоих направлениях совпадают. Последнее представляет собой случай тавтологических выражений, например соответствующих друг другу в разных языках выражений, у которых значение равно называнию (Nennung) (Лондон, Londres; два, deux, duo и т. д.).

Наиболее ясные примеры раздельности значения и предметной отнесенности предлагают нам имена. О предметной отнесенности здесь обычно говорят как о «назывании». Два имени могут означать различное, но называть то же самое. Так, например, победитель при Иене — побежденный при Ватерлоо; равносторонний треугольник — равноугольный треугольник. Выраженные в этих парах значения, очевидно, различны, хотя они подразумевают один и тот же предмет. Точно так же обстоит дело с именами, которые из-за своей неопределенности обладают некоторым «объемом». Выражения равносторонний треугольник и равно-

угольный треугольник имеют ту же самую предметную отнесенность, т^gt;т же самый объем возможного применения.

Мож$т также иметь место и обратное, что два выражения имеют од**о и то же значение, но различную предметную отнесенность, Выражение конЬу в каком бы контексте оно ни по- 5 являлось, имеет одно и то же значение. Если мы говорим один раз Буцефал — это конь, а в другой раз — эта кляча — конь, то в переходе от одного высказывания к другому произошло, очевидно, изменение в смыслопридающем представлении. «Содержание» этого высказывания, значение выражения конь оста- ю лось, правда, неизменным, однако предметная отнесенность изменилась. Посредством одного и того же значения выражение конь представляет один раз Буцефала, другой раз — клячу.

Так же обстоит дело со всеми универсальными именами, т. е. име- нами, которые имеют некоторый объем. Единица есть имя по- is о всюду тождественного значения, однако нельзя все же поэтому считать тождественными различные единицы при определенном счете; они все означают то же самое, но они различаются в своем предметном отношении.             

ни для 20 f индивидуальных или общих объектов. Такое слово, как

Иначе обстоит дело с собственными именами, будь оократ, о только потому может именовать разное, что оно означает раз- J ное, другими словами, что оно становится многозначным. Там же, где слово имеет одно значение, оно именует один предмет. Именно таковы выражения двойка, краснота и т. д. Мы различа- ем как размногозначные (двусмысленные) имена иполива- лентные имена (vielwertig) (многообъемные, универсальные имена).

Подобным образом это имеет силу и для всех других форм выражений, хотя говорить относительно них о предметной отнесенности затруднительно из-за их разнородности. Если мы рассмотрим, например, положение формы в качестве предмета высказывания рассматривают, как правило, субъект высказывания,  то, «о чем» высказано [нечто]. Однако возможно и Другое ТОЛКОВаНИе, Которое берет ВСе ОТНОСЯЩееСЯ К вы- 35 сказыванию положение вещей в целом как аналог названного именем предмета и отличает его от значения высказывания. Если о действовать в этом направлении, то тогда можно привести в качестве примера такую пару высказываний, как а больше, чем b, и b меньшеу чем а. Оба положения высказывают, очевидно, разное. Они различны не просто грамматически, но также и «мыслительно», т. е. как раз по своему содержанию значения. Они выражают, однако, то же самое положение вещей; тот же самый «предмет» (Sache) схватывается и выражается предикативно двойственным образом. Говорим ли мы о предмете высказывания в

одном или в другом смысле (оба способа могут быть оправданы), всегда возможны высказывания с разным значением, которые относятся к одному и тому же «предмету».

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 12. Продолжение: выраженная предметность:

  1. ИНСТИТУЦИЯ КАК ЛАТЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА СОЦИАЛЬНО-СУБЪЕКТНОГО БЫТИЯ
  2. Заметки о развитии предметных действий в раннем детстве
  3. СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. КОСМИЗМ И АНТРОПОЛОГИЗМ (продолжение) 
  4. МАТЕРИАЛЬНЫЕ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
  5. Приложение Указания на Ф.А. Ланге и Б. Больцано
  6. § 12. Продолжение: выраженная предметность
  7. §18. Продолжение. Аргументы и контраргументы
  8. § 26. Продолжение. Различные модификации сознания общего и чувственное созерцание
  9. § 6. Продолжение. Замечания в связи с критикой одного весьма распространенного определения
  10. § 36. Продолжение. Могут ли высказывания функционировать как целые имена
  11. АНАЛИТИКА ОПЫТА И ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ТЕКСТА
  12. 2. АКТИВНОСТЬ ПСИХИЧЕСКОГО ОТРАЖЕНИЯ
  13. Преломление идейных основ учения Мастера Экхарта в философской школе немецкой мистики
  14. Лекция № 4. Источники уголовного права зарубежных стран (продолжение)
  15. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  16. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ[1]
  17. Предметный указатель
  18. Предметность и рефлексивность самосознания
  19. ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ К РАЗДЕЛУ «ПУНКТУАЦИЯ»
  20. VI 6, 13. "(Продолжение разбора аргументов против ипостасийности единого числа).