<<
>>

484. Какие гражданско-правовые последствия могут наступить для банка, исполняющего распоряжения по счету с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 855 ГК?

1. Если нормы п. 2 ст. 855 ГК рассматривать как преследующие исключительно социальные (публичные) интересы, то о гражданско-правовых последствиях их нарушения речь вряд ли может идти - все должно ограничиться мерами публично-правового (административного) воздействия на банк со стороны ЦБ РФ (самый критический случай - это отзыв лицензии на осуществление банковских операций) и (или) налоговых органов (например, в виде санкции, предусмотренной ст.

135 НК)*(473). Но если рассматривать эти правила как необходимый и императивный содержательный элемент всякого договора банковского счета или (тем паче) как норму, создающую гражданско-правовую обязанность банка соблюдать очередность удовлетворения требований к банковскому счету клиента перед всяким и каждым его кредитором, то подчинение банка требованиям этих правил следует рассматривать в качестве одного из условий надлежащего исполнения обязательств, вытекающих то ли из договора банковского счета, то ли из самого факта открытия и ведения счета*(474). Соответственно, нарушение этих правил должно влечь применение к банку тех же последствий, которые наступают при нарушении всякого вообще обязательства (см. об этом гл. 25 ГК), а также - иных мер ответственности, применение которых предусмотрено договором. Специальных норм о гражданско-правовой ответственности за нарушение именно п. 2 ст. 855 ГК, Кодексом не установлено*(475). Конкретных дел, направленных на выяснение этого вопроса, и практическое применение возможных последствий нам обнаружить не удалось.

В одном из постановлений ФАС МО (от 18.05.2000 N КГ-А41/1840-00) мы встретили общие рассуждения на эту тему - этакий образовательный юридический пассаж на тему "что было бы, если...". Разрешив спор о допустимости и обоснованности произведенного банком списания по исполнительным документам, суд обратился к анализу утверждений истца о якобы возникших у него, вследствие такого списания, "неблагоприятных последствиях".

Суд указал, что такие последствия "...могли возникнуть в связи с установленным первой инстанцией нарушением очередности списания ответчиком денежных средств со счета, установленной ст. 855 ГК. Эти последствия могли выразиться в уплате различного вида неустоек, штрафов и процентов за просрочку исполнения требований, имеющих преимущество по очередности удовлетворения перед требованием, во исполнение которого произведено списание спорной суммы. Однако подобные излишние выплаты представляют собой убытки, наличие, размер и связь которых с действиями ответчика подлежат доказыванию в установленном законом порядке при предъявлении соответствующего иска". Поскольку подобный иск заявлен не был, далее этих (абстрактных) рассуждений дело не пошло.

Как видим, позиция ФАС МО основывается на признании за банком частноправовой обязанности соблюдения п. 2 ст. 855 ГК, причем обязанности законного происхождения. В пользу именно такого толкования нормы свидетельствует, во-первых, тот очевидный факт, что клиент - владелец банковского счета не всегда может быть признан субъектом, имеющим самостоятельный интерес в неукоснительном соблюдении п. 2 ст. 855 ГК; напротив, как показывает практика, нередко клиенты пытаются подвигнуть банки именно к нарушению требований этой нормы, стремясь под тем или иным предлогом исполнить в первую очередь общегражданские денежные обязательства, а исполнение обязательств бюджетных и, в особенности, налоговых максимально оттянуть. Можно сколько угодно упрекать клиентов в таком поведении, но не принимать его в расчет при оценке договора банковского и вытекающих из него юридических отношений нельзя.

Более того (и это во-вторых), практика свидетельствует, что в точном и последовательном соблюдении правил п. 2 ст. 855 ГК обыкновенно заинтересованы как раз не клиенты - владельцы счетов, а кредиторы этих клиентов; естественно, заинтересованность эта тем сильнее, чем к более приоритетной очереди относится требование того или другого кредитора. Самое проникновение в гражданское право понятия об очередности удовлетворения тех или иных требований (в том числе посредством производства платежей) имеет целью постановку одной из границ принципу равенства всех перед гражданским законом и предоставление гарантий преимущественного осуществления и защиты требованиям определенных категорий кредиторов.

Наконец, в-третьих, вряд ли правильно видеть в ГК акт, являющийся источником норм сугубо административного назначения. Такие нормы в нем, конечно же, есть, но их административный (публичный) характер не может предполагаться - всякий раз он нуждается в обосновании. И если та или другая норма ГК может быть истолкована в смысле установления частноправовой обязанности, именно таким и должно быть ее толкование.

Представляется возможным, таким образом, согласиться с ФАС МО в том отношении, что за определенными категориями лиц - кредиторов по денежным обязательствам лица - владельца банковского счета признается охраняемый законом интерес в соблюдении банком предписаний п. 2 ст. 855 ГК. Нарушение этих предписаний является основанием для применения к банку мер гражданско-правовой ответственности в виде требования о возмещении убытков, причиненных незаконным (неправомерным) действием - деликтом (ст. 15, 1064 и сл. ГК).

2. Действия банка по списанию денежных средств со счета, совершенные с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 855 ГК, не могут быть оспорены и по правилам о недействительности сделок. По разъяснению ФАС МО (см. постановления от 04.08.2005 N КГ-А40/6930-05 и от 20.02.2006 N КГ-А40/641-06), "...законодательством, регулирующим безналичные расчеты, не предусмотрена возможность признания в судебном порядке незаконными банковских операций как юридически значимых действий, производимых банковскими и иными кредитными учреждениями в рамках заключенных договоров банковского счета. Банковские операции по списанию денежных средств с расчетного счета организаций и зачисление их на счет физических лиц также не являются самостоятельными гражданско-правовыми сделками, в связи с чем они не могут быть оспорены в отдельном исковом производстве".

Цитированное постановление ФАС МО выражает, в общем, традиционную точку зрения, противопоставляющую друг другу банковские операции и банковские сделки. В то время как под банковскими сделками обыкновенно понимаются договоры, опосредующие банковскую деятельность (договоры банковского вклада, банковского счета, кредита, финансирования под уступку денежного требования и др.), реже - односторонние сделки (например, по выдаче банковской гарантии, векселя или чека), банковскими операциями обычно именуются технические действия, совершаемые банками во имя заключения той или иной сделки или же в целях исполнения обязательств, возникших из уже совершенных банковских сделок.

На ум немедленно приходит один из "вечных" цивилистических вопросов - о юридической природе действий по исполнению обязательств: являются ли такие действия сделками? Не вдаваясь в него особенно подробно, позволим себе заметить лишь, что, по нашему мнению, он не имеет и не может иметь общего решения. В самом деле, ну как можно ответить на этот вопрос в том случае, если содержание исполняемого обязательства как раз и заключается... в совершении сделки? Какую еще иную "природу", кроме "сделочной", может иметь исполнение обязательства, возникшего, скажем, из предварительного договора? Вместе с тем столь же очевидно, что обыкновенная передача вещи или уплата денег прекращает обязательство независимо от того, направлено ли оно на соответствующие юридические последствия или нет; поскольку одной из характерных черт сделки признается именно ее направленность на достижение юридических последствий, следует признать, что действие, таким признаком не обладающее, не может быть признано сделкой. Третий аспект рассматриваемого вопроса заключается в том, что в реальных договорах нет никакой возможности отделить действие техническое от заключения сделки, ибо последнее немыслимо без первого; так, например, договора займа (юридического акта, сделки) не будет существовать до тех пор, пока не будет совершено акта предоставления займа (технического действия, операции).

Обращаясь к оценке действий банка по так называемому принятию и зачислению денежных средств на банковский счет, а также его действий по выдаче и перечислению денежных средств с банковского счета, мы хотим напомнить о том, что таковые совершаются во исполнение банком лежащих на нем обязанностей по получению (передаче) денежных сумм (в том числе денежных обязательств). Технология исполнения этих обязанностей такова, что приводит к неизбежному денежному обогащению банка за счет клиента; это обогащение было бы несправедливым, если бы его юридические последствия ставились законом в зависимость от субъективного фактора - направленности соответствующих действий банка.

Следовательно, эти последствия должны быть предопределены столь же объективно, сколь неизбежно обогащение как их результат, и наступать они должны независимо от того, направлял ли банк свои действия на их достижение или нет. ФАС МО, стало быть, совершенно прав: действия банка по принятию и зачислению средств на счет, равно как и по их перечислению и выдаче со счета порождают определенные правовые последствия (увеличение или уменьшение денежных долгов банка перед клиентом) независимо от того, направлены ли они на них или нет, а значит, они не являются сделками и по правилам о недействительности сделок не оспариваются.

Иной вывод неизбежно соединялся бы с безосновательным ущемлением денежных требований третьих лиц (получателей платежей) на денежные суммы, зачисленные на их счета (выданные им на руки). Поскольку денежные требования по банковским счетам (и тем паче полученные в банковских кассах денежные знаки - банкноты и монеты ЦБ РФ) выполняют в современной экономике денежные функции, это означало бы умаление безусловных прав добросовестных приобретателей на денежные знаки (записи о стоимости). Такое умаление было бы совершенно несовместно с природой денег как объектов, обладающих наиболее высокой степенью оборотоспособности. Нужно также признать, что подобное стеснение добросовестных получателей платежей вряд ли было бы оправдано теми выгодами, которые из подобного стеснения могли бы извлечь иные третьи лица: они ведь и так не лишены возможности требовать от банка возмещения внедоговорных убытков, причиненных противоправным умалением их охраняемых законом интересов*(476). О взаимоотношениях банка с клиентом не приходится и говорить: клиент всегда может привлечь банк к договорной ответственности за нарушение обязательств по договору банковского счета (см. ниже), а в некоторых случаях вовсе не принимать во внимание противоправных действий банка и строить с ним отношения невзирая на эти действия (см. выше, вопрос о различении актуального и должного остатков по счету). Иными словами, в распространении на банковские операции правил ГК о недействительности сделок нет не только возможности, но и практической необходимости: гражданское законодательство предоставляет и без того достаточный арсенал правовых средств для защиты интересов пострадавших участников банковского оборота.

<< | >>
Источник: Белов В.А.. Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации,частей второй и третьей, 2009. 2009

Еще по теме 484. Какие гражданско-правовые последствия могут наступить для банка, исполняющего распоряжения по счету с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 855 ГК?:

  1. 1. Гражданско-правовая ответственность
  2. Гражданско-правовая ответственность судовладельца как объект морского страхования
  3. Неустойка как гражданско-правовое обязательство
  4. Труд, основанный на гражданско-правовом договоре подряда или оказания услу
  5. Советское учение о трудовом договоре. Разграничения трудового и гражданско-правовых договоров
  6. 138. Является ли заявление о выходе участника из общества односторонней сделкой? В какой момент наступают правовые последствия заявления о выходе?
  7. 339. Являются ли проценты, предусмотренные абз. 5 ст. 103 УАТ РСФСР*(176), мерой гражданско-правовой ответственности?
  8. 442. Известны ли какие-либо ограничения принципа свободы выбора клиентом банка для открытия счета и расчетного обслуживания?
  9. 484. Какие гражданско-правовые последствия могут наступить для банка, исполняющего распоряжения по счету с нарушением очередности, установленной п. 2 ст. 855 ГК?
  10. 564. В каком случае хранитель вправе передать хранимую вещь на хранение третьему лицу? Каковы правовые последствия неправомерной передачи вещи третьему лицу?
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -