<<
>>

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Эпоха раннего Средневековья оставила богатейшее наследие для археологов Западной и Восточной Европы. Однако большинство материалов, рассматривающихся археологами как на Западе, так и на Востоке, были обнаружены в многочисленных могильниках.

Систематическое

археологическое исследование раннесредневековых поселений началось на десятилетия позже погребальных древностей, и утверждение о недостаточной изученности поселенческих материалов стало уже общим местом в обзорных работах, посвященных изучению данного периода (см. например, Hedeager, 1992. P. 21; Fingerlin, 1997. P. 125; Hamerow, 2002. P. VII, 10-11; Wickham, 2005. P. 442, 495; Аржанцева, 2007. С. 75).

Одно из главных достижений, признающихся за советской археологией, в том числе и западными археологами (Trigger, 1989. P. 242), было внимание к поселенческой археологии, уделяемое уже с начала 1930-х годов. Дискуссии о предмете и задачах археологической науки 1930-1934 годов привели к оформлению нового социологического направления, которое призывало изучать в марксистском духе историю материальной культуры и материального производства. Это дало толчок к широкомасштабным раскопкам на поселениях разных эпох и культур, целью которых было получение данных для изучения стадиального развития человеческого общества (Генинг, 1982. Гл. IV).

Стимулирующим фактором было включение полевой археологии в систему планового народного хозяйства СССР и возникновение первых новостроечных экспедиций в конце 1920-х - начале 1930-х гг. (Генинг, 1982. С. 200; Смирнов, 2004. С. 11-12). Оставляя за рамками идеологические корни данного явления (об этом см. Клейн, 1993), можно констатировать тот факт, что в советской и позже в российской археологии к рубежу тысячелетий был накоплен значительный археологический материал с поселений, распределение которого по эпохам и культурам носит, все же, весьма неравномерный характер.

Настоящее диссертационное исследование является по сути первой попыткой детально рассмотреть эволюцию системы расселения аланского населения Центрального Предкавказья на протяжении I тыс. н.э. на основе использования методов пространственного ГИС-анализа и ландшафтной археологии (Landscape Archaeology) - мультидисциплинарного подхода, изучающего разные аспекты взаимодействия человека и среды его обитания. В последнее время появилось немало исследований в этом ключе, направленных на изучение системы расселения и хозяйствования средневекового населения в разных регионах России.

Однако адаптация и применение методов, связанных с использованием географо-информационных систем (ГИС) в археологии ландшафта, по-прежнему является редкостью как в России, так и в странах ближнего зарубежья. Это делает настоящее исследование в высшей степени актуальным для отечественной поселенческой археологии.

Объектом исследования является система расселения аланских племен Центрального Предкавказья в I тыс. н.э. как отражение адаптации раннесредневековых социальных общностей в условиях горного ландшафта. Предмет исследования представляет собой единый комплекс поселенческих памятников и окружающей ресурсной зоны, являющейся основным источником сведений о жизни и хозяйственной деятельности изучаемого населения.

Цель и задачи исследования. Целью работы является создание целостной картины эволюции системы расселения и использования окружающих ландшафтов аланским населением Центрального Предкавказья на протяжении I тыс. н. э.

К числу основных задач работы относятся:

- классификация укрепленных и неукрепленных поселений;

- изучение их хронологии и разделение всего массива поселений на хронологические периоды;

- изучение пространственных особенностей размещения поселений разных типов методами ГИС;

- ГИС-моделирование климатических особенностей, влияющих на пространственное размещение поселений в I тыс. н.э.;

- изучение закономерностей, связанных с использованием водных источников, степенью обзора и взаимной визуальной коммуникацией между памятниками разных типов;

- пространственное моделирование потенциальных ресурсных зон каждого места обитания, моделирование пахотных и пастбищно-сенокосных угодий поселений разных хронологических периодов;

- моделирование количества населения на поселениях разных периодов с учетом размеров ресурсных зон, площади поселений и количества видимых на них построек;

- изучение эволюции системы расселения в изучаемый период с учетом этнографических данных и сравнительного анализа с системами расселения других народов рассматриваемого времени;

- создание каталога использованных в исследовании памятников.

Территориально-географические рамки исследования. Говоря о расселении аланских племен в границах Центрального Предкавказья в I тыс. н.э., следует обратить внимание на Кисловодскую котловину, которая является одним из интереснейших районов Северного Кавказа в археологическом отношении. Причина кроется в том, что, в отличие от других уголков Кавказа, где в суровых горных условиях люди вынуждены были постоянно использовать одни и те же ландшафты, начиная с первобытности и заканчивая серединой XIX в., а иногда и в наши дни, количество населения в Кисловодской котловине постоянно то увеличивалось, то уменьшалось, вплоть до практически полного его исчезновения. Последний период низкой демографии здесь приходится на XIV- XVIII вв., когда незадолго до основания Кисловодской крепости в 1803 г. население в регионе практически отсутствовало, тогда как в других горных районах плотность населения, напротив, в это время сильно возрастает (Кузнецов, 1992. С. 339). Свидетельства слабой заселенности котловины оставлены в середине XVII в. турецким путешественником Эвлией Челеби, в начале XIX в. они фиксируются в описательном труде С.М. Броневского (Челеби, 1979. С. 9091; Броневский, 2004. С. 127, 144; Афанасьев и др., 2004. С. 69).

Трудно назвать причины этого явления, но последствия его для памятников археологии оказались весьма благоприятными. Другим фактором, способствующим сохранности древних ландшафтов и объектов, является хозяйственное использование данной территории для регулярных выпасов и сенокосов (Шаманов, 1972. С. 72) и отсутствие развитого земледелия практически на всем изучаемом пространстве в новое и новейшее время. В результате пострадали от выборки камня расположенные вблизи от строящегося города каменные крепости, а также многочисленные курганные группы, подвергавшиеся варварскому разграблению, в особенности в течение последних пятнадцати лет. Удаленные же от территории современной застройки поселенческие объекты, а также участки древнего земледелия разных форм сохранились до нас в неприкосновенности, что позволяет до сих пор выявлять в этом своеобразном археологическом заповеднике совершенно новые структуры, такие как, например, открытые недавно автором поселения с симметричной планировкой эпохи позднего бронзового века, ставшие предметом специального изучения для С. Райнхольд и А.Б. Белинского (Reinhold et al., 2007; Коробов, Райнхольд, 2008; Белинский и др., 2009).

Еще одна причина заставляет исследователей постоянно обращаться к материалам Кисловодской котловины - это ее уникальная степень изученности по сравнению с другими районами Северного Кавказа. История археологического изучения окрестностей Кисловодска насчитывает более 150 лет. Этой теме посвящены многие работы, прежде всего, написанные С.Н. Савенко, в одной из которых собрана максимально полная информация об истории археологического изучения Кисловодской котловины (Афанасьев и др., 2004. С. 9-49).

В начале 1990-х годов в Ставропольском крае проходила масштабная инвентаризация памятников археологии в рамках специальной общероссийской федеральной программы (Афанасьев и др., 2004. С. 45). Эти работы заложили основу для начала принципиально нового проекта по созданию первой в России археолого-географической информационной системы (АГИС) «Кисловодск», который осуществлялся в ИА РАН под руководством Г.Е. Афанасьева. В рамках проекта в 1996-2000 гг. в ходе полевых работ нами было обследовано и зафиксировано с помощью приемников глобального спутникового позиционирования (GPS) около 800 археологических памятников разных эпох. Предварительная информация об археологических памятниках в сочетании с краткой справкой об истории их изучения вошли в свод древностей Кисловодской котловины (Афанасьев и др., 2004). Основное количество памятников было зафиксировано авторами свода к 2000 г., когда была завершена рекогносцировочная разведка в регионе.

Начиная с 2001 г. ведется работа над более детальным изучением раннесредневековых укрепленных поселений котловины и их хозяйственной округи, которая продолжается по сей день (Афанасьев и др., 2002. С. 68-73; Афанасьев и др., 2004. С. 71-77; Коробов, 2010б). В 2004-2008 гг. к этим исследованиям присоединилась С. Райнхольд (Германский археологический институт), совместно с которой изучались поселения с симметричной планировкой кобанской культуры, открытые на южной периферии Кисловодской котловины. Эти исследования продолжаются до сих пор коллективом ученых из Ставрополя и Берлина (Reinhold et al., 2007; Белинский и др., 2009). С 2005 г. к изучению древностей Кисловодской котловины подключился А. В. Борисов (ИФХиБПП РАН, г. Пущино), заложивший основы нового комплексного подхода к почвенно-археологическому изучению следов древнего и средневекового земледелия (Борисов, Коробов, 2009; 2013; Коробов, Борисов, 2011; 2012).

Таким образом, ключевым регионом для изучения системы расселения алан в Центральном Предкавказье в I тыс. н.э. является Кисловодская котловина, систематическое и целенаправленное изучение которой предоставило уникальную возможность для комплексного анализа археологических, археоботанических, археозоологических материалов и данных палеопочвоведения с более чем 300 раннесредневековых поселений. Поселения алан, выявленные на территории Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, Ставропольского края исследованы в меньшей степени, их материалы используются для сравнения. Привлечены также данные многочисленных катакомбных могильников, исследованных на всей территории Предкавказья, преимущественно в центральной его части.

Хронологические рамки диссертационного исследования определены I тыс. н.э. - от эпохи, предшествующей Великому переселению народов, до момента образования у алан во второй половине X в. ранней государственности - Аланского царства. Таким образом, фактически рассматриваются два крупных периода: ранний этап аланской культуры (II-IV вв. н.э.) и аланская культура эпохи раннего Средневековья (V-VIII вв. н.э.). Для установления хода эволюции системы расселения привлекаются материалы государственного периода в развитии аланской культуры (X-XII вв.), но они не являются специальной темой рассмотрения в настоящем исследовании.

Источники и методы исследования. Работа основывается на археологических источниках с привлечением данных этнографии и письменных свидетельств древних авторов, а также современных работ, обобщающих результаты исследования систем расселения раннесредневекового населения Европы. Основную источниковедческую базу исследования составили авторские полевые работы в Кисловодской котловине. Письменные источники представлены, прежде всего, анализом «Армянской географии VII в.» («Ашхарацуйц»), содержащей ценную информацию об этнокультурной ситуации на Северном Кавказе в рассматриваемое время, а также сведениями европейских хроник и сводов законов, освещающих особенности формирования раннесредневековых племенных королевств на Северо-Западе Европы. Для правильного понимания изучаемого материала были учтены сведения кавказской и европейской этнографии, посвященные системе расселения и хозяйствования в горной зоне.

Настоящее исследование имеет особые задачи по адаптации методов геоинформатики в археологии. Отсюда вытекает методическое своеобразие работы, основанное на широком применении методов ГИС в сочетании с мультидисциплинарными исследованиями поселений I тыс. н.э., в которых используются как собственно археологические методы, так и методы почвоведения, археозоологии, палеоботаники и др.

Поиск и пространственный анализ поселенческих памятников Кисловодской котловины проводится с использованием данных дистанционного зондирования (ДДЗ) (аэрофотосъемки 1970-1975 гг., космоснимков CORONA 1971 г., цифровых моделей рельефа SRTM и ASTER). Для анализа ДДЗ использовалась демонстрационная версия пакета программ обработки изображений Leica Geosystems ERDAS Imaging 9.3. Пространственный анализ информации в ГИС осуществлялся автором с помощью имеющихся в Институте археологии РАН лицензионных пакетов ГИС-программ ArcView 3.1 и ArcGIS 9.3, снабженных специальными модулями («расширениями») пространственного анализа (Spatial Analyst), геостатистического анализа (Geostatistical Analyst) и трехмерного анализа (3D Analyst).

Результаты ГИС-моделирования постоянно проверяются в ходе полевых археологических работ. Автором совместно с различными специалистами проводится инструментальная топографическая съемка укрепленных и неукрепленных поселений региона (использовались теодолит и лазерный тахеометр), шурфовка, сбор подъемного материала, геофизическое обследование (георадарное и магнитометрия), почвенно-археологические и инженерногеологические изыскания. Пространственная привязка памятников к системе географических координат осуществляется с помощью приборов глобального спутникового позиционирования навигационного класса Garmine GPS с точностью до 5-15 м. На поселениях и укреплениях отбираются образцы на фосфатный, фитолитный, химический и бактериологический анализы. Проводятся почвенно-археологические исследования на участках древнего и средневекового земледелия в долинах рек Аликоновки, Березовой, Кабардинки, Кич-Малки и

Перепрыжки. На сегодняшний день сделано более двухсот почвенных разрезов, что позволило по-новому взглянуть на эволюцию агроландшафтов в Кисловодской котловине на протяжении позднего бронзового - раннего железного века и раннего и развитого Средневековья (Борисов, Коробов, 2013). Анализировались археозоологические и макроботанические образцы из шурфов и зачисток.

Анализ данных дистанционного зондирования, результаты рекогносцировочной разведки, охватывающие 284 памятника (153 укрепленных и 131 неукрепленное поселение) и более детальные работы на 61 памятнике (43 укрепления, 9 поселений и 9 могильников) позволяют приступить к изучению особенностей расселения аланского населения Кисловодской котловины I - нач. II тыс. н.э. и использования ими окружающих ландшафтов.

Научная новизна работы. В диссертационной работе впервые в целостном виде охарактеризованы поселения Центрального Предкавказья I тыс. н.э. Основой работы выступают материалы обнаруженных и исследованных автором укрепленных и неукрепленных аланских поселений Кисловодской котловины, которая по праву считается в настоящий момент наиболее исследованным в археологическом отношении микрорегионом Северного Кавказа. Здесь впервые в России были проведены работы по созданию археолого-географической информационной системы (АГИС) «Кисловодск», объединившей сведения о более чем 900 археологических памятников разных эпох и культур (Афанасьев и др., 2004). Авторскими детальными полевыми работами были обнаружены и описаны десятки новых поселений I тыс. н.э. Ключ к пониманию некоторых закономерностей в системе расселения древних и средневековых обитателей Кисловодской котловины дали почвенно-археологические исследования, проводимые нами с 2005 г. совместно с А.В. Борисовым (Борисов, Коробов, 2013). Эти исследования заложили основу для моделирования потенциальных сельскохозяйственных угодий вокруг поселений алан Кисловодской котловины I тыс. н.э., проводимого с помощью пространственного ГИС-анализа. Впервые в отечественной науке были предложены оригинальные методы расчета потенциальных пахотных угодий вокруг поселений и разработана методика демографических реконструкций количества населения, способного осуществлять сельскохозяйственную деятельность на поселениях рассматриваемой эпохи. В итоге пространственного анализа была предложена новая аргументированная версия хода эволюционного развития системы расселения Кисловодской котловины в I тыс. н.э., подкрепленная сведениями письменных источников, данными этнографии и сравнительным анализом аналогичных процессов, происходивших на территории европейских варварских племенных королевств.

Научная значимость выводов диссертационной работы обусловлена тем, что в ней на основании выполненных автором исследований эволюции системы расселения алан Центрального Предкавказья в I тыс. н. э. получены выводы, предоставившие принципиально новую информацию о ранних этапах формирования государственности у аш-тигоров - одного из ключевых племенных образований алан, игравших важную роль в средневековой истории Кавказа и Европы.

Особое методическое значение диссертационного исследования заключается в адаптации методов пространственного анализа археологического материала на основе использования ГИС-технологий.

Практическая значимость диссертации. Результаты диссертации, дающие представление о ходе эволюции системы расселения алан в Центральном Предкавказье на протяжении I тыс. н.э., можно использовать для написания обобщающих работ по археологии и истории народов Северного Кавказа, а также в научно-просветительской работе и для создания музейных экспозиций. Изложенные в диссертации теоретические подходы и методы применяются автором в учебном процессе для разработки спецкурсов по использованию методов геоинформатики в археологии для студентов высших учебных заведений (Коробов, 2011). Подробный каталог, данный в Приложении II к диссертации, является первым полным сводом поселенческих памятников Кисловодской

котловины I тыс. н.э. и может послужить основой для дальнейших исследований в области раннесредневековой археологии.

Положения, выносимые на защиту. В итоге проведенного диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1) Историографический анализ имеющейся отечественной и зарубежной литературы позволяет наметить совершившийся переход от широких обобщающих работ к детальным региональным исследованиям, осуществляющимся в рамках мультидисциплинарного подхода методами ландшафтной археологии. Используя подобный подход в Кисловодской котловине - своеобразном заповеднике археологических древностей Центрального Предкавказья - можно получить детальную картину эволюции системы расселения алан на протяжении I тыс. н.э.

2) Всестороннее изучение укрепленных и неукрепленных поселений изучаемого микрорегиона и их хронологии позволяет разделить весь массив поселений на два основных хронологических периода - II-IV и V-VIII вв.

3) Изучение пространственных особенностей размещения поселений разных типов методами геоинформатики и ГИС-моделирование климатических особенностей, влияющих на пространственное размещение поселений в I тыс. н.э., позволяет выявить закономерности, связанные с их высотным расположением, использованием окружающих ландшафтов, почв, водных источников, степенью обзора и взаимной визуальной коммуникацией между памятниками разных типов.

4) Пространственное моделирование потенциальных ресурсных зон для каждого места обитания, моделирование пахотных и пастбищно-сенокосных угодий поселений разных хронологических периодов, проведенное методами ГИС и подкрепленное многолетними почвенно-археологическими полевыми исследованиями, позволяет выделить для каждого поселения ресурсную зону, использовавшуюся в сельскохозяйственных целях для земледелия и придомного скотоводства.

5) Моделирование количества населения на поселениях разных периодов с учетом размеров ресурсных зон, площади поселений и количества видимых на них построек дает возможность рассчитать минимальную и максимальную плотность населения и определить количество изучаемого населения Кисловодской котловины в разное время.

6) Изучение эволюции системы расселения алан на протяжении I тыс. н.э. и сравнительного анализа с их системой расселения более позднего времени (X-XII вв.), а также с системами расселения других народов рассматриваемого периода, позволяет сделать вывод о существовании в Кисловодской котловине своеобразного «племенного королевства», имеющего аналогии в хорошо изученных синхронных древностях народов Северной Европы. Сам процесс эволюции системы расселения проходит в русле общеевропейских тенденций движения от рассеянных (дисперсных) к концентрированным (нуклеарным) поселенческим структурам.

7) Анализ письменных источников - прежде всего сведений «Армянской географии VII в.» и посвященной ее изучению богатой историографии, а также погребальных памятников Центрального Предкавказья V-VIII вв. - дает возможность связать население Кисловодской котловины этого времени с племенным образованием аш-тигоров.

Личное участие автора в подготовке диссертации заключается прежде всего в полевых исследованиях Кисловодской котловины, проводившихся в течение семнадцати полевых сезонов с 1996 по 2013 гг. В совокупности они позволили получить рекогносцировочные сведения о 284 памятниках (153 укрепленных и 131 неукрепленное поселение) и данные более детальных работ на 61 памятнике (43 укрепления, 9 поселений и 9 могильников), объединенные в виде каталога - Приложения II к настоящей работе. В ходе шурфовок и сборов подъемного материала получена коллекция, насчитывающая около 8 тыс. предметов, ставшая основой для хронологического анализа памятников, которая подкрепляется данными радиуглеродного датирования. Автором разработаны оригинальные методы почвенно-археологических исследований, в ходе которых было заложено более 200 почвенных разрезов и зондажей, получена внушительная коллекция артефактов (около 7 тыс. фрагментов керамики), а также методы ГИС-моделирования ресурсных зон в окрестностях средневековых поселений, впервые составлен подробный обзор зарубежной литературы по поселениям I тыс. н.э. в Северной Европе.

Апробация результатов. Основные положения и выводы диссертации изложены в 4 монографиях, 24 статьях, опубликованных в ведущих научных рецензируемых изданиях, 38 публикациях в российских и зарубежных изданиях, а также в 31 тезисах и заметках.

Результаты исследования неоднократно обсуждались на заседаниях Отдела охранных раскопок, Отдела теории и методики, Группы археологии Кавказа и Ученого совета ИА РАН. Разделы работы многократно докладывались на различных российских конференциях, в первую очередь на регулярно проводимых «Крупновских чтениях» по археологии Северного Кавказа (Кисловодск, 2000; Москва, 2004, 2014; Ессентуки, 2002; Нальчик, 2006; Владикавказ, 2008; Магас, 2010; Махачкала, 2012), Всероссийских

археологических съездах (Суздаль, 2008; Старая Русса, 2011; Казань, 2014), других конференциях и круглых столах (Пятигорск, 2011; Санкт-Петербург, 2012; Махачкала, 2013; Пущино, 2014), а также на международных зарубежных конференциях: “Computer Applications in Archaeology” (Берлин, 2007; Будапешт, 2008), “Archaeological Prospection” (Вена, 2001, 2013; Краков, 2003; Рим, 2005; Нитра, 2007), “European Association of Archaeologists” (Стамбул, 2014),

“International Landscape Archaeology Congress” (Берлин, 2012; Рим, 2014) и других (Сухум, 2006, 2013; Барселона, 2007; Бордо, 2012).

Структура исследования. Исходя из поставленных задач строится структура предлагаемого труда, состоящего из трех томов. Том 1 включает основной текст, охватывающий помимо введения и заключения шесть глав: историографический обзор основных этапов изменения теоретико-методических подходов к изучению поселений эпохи раннего Средневековья на Юге России и за

рубежом, рассмотрение методики исследования и применения

геоинформационных технологий в археологии, описание физико-географических и климатических условий в Кисловодской котловине и истории ее заселения, характеристике рассматриваемых поселений, результатам пространственного ГИС-моделирования ресурсных зон вокруг поселений Кисловодской котловины и заключительные выводы об эволюции системы расселения алан в рассматриваемом регионе в I - нач. II тыс. н.э. К основному тексту прилагаются список использованной литературы и архивных источников. Том 2 содержит Приложение I: иллюстративный материал (281 рисунок и карта), 31 диаграмму и 38 статистических таблиц. Том 3 включает Приложение II - каталог поселений Кисловодской котловины I тыс. н.э., сопровождаемый 165 таблицами иллюстраций[1]: топографических планов, фотографий, рисунков находок, составляющих источниковую базу по рассматриваемой теме.

Автор считает своим долгом поблагодарить за ценные советы и рекомендации, а также возможность использования программного обеспечения, специально созданных модулей, картографической информации и данных дистанционного зондирования Г.Е. Афанасьева (ИА РАН, г. Москва), за доступ к картографическим материалам, космо- и аэрофотоснимкам - А.Б. Белинского и А.А. Довгалева (ГУП «Наследие», г. Ставрополь). Выражаю глубокую благодарность за оказанное содействие в полевом обследовании памятников Кисловодской котловины местным археологам г. Кисловодска Я.Б. Березину, Н.Н. Климову, К.М. Магомедову и С.Н. Савенко, а также С. Райнхольд (Евразийский отдел Германского археологического института, г. Берлин) и всем сотрудникам Кисловодской археологической экспедиции ИА РАН, работавшим с автором в 1996-2013 гг. Приношу глубокие благодарности специалистам в области археологической геофизики: С.В. Меркулову (ИЗМИРАН, г. Троицк Московской обл.), Й. Фассбиндеру (Управление по охране памятников культуры земли

Баварии, г. Мюнхен, Германия) и В.Г. Бездудному (г. Ростов-на-Дону); в области почвенно-археологических исследований: А.В. Борисову, О.Г. Заниной и Е.В. Чернышевой (ИФХиБПП РАН, г. Пущино), а также С. Петерс (Университет Фракфурта-на-Майне, Германия); инженерной геологии - О.Е. Вязковой (МГРА, г. Москва); археозоологии - Е.Е. Антипиной и карпологии - Е.Ю. Лебедевой (ИА РАН). Благодарю также В.Ю. Малашева (ИА РАН) за ценные консультации по датировке керамических фрагментов и металлических предметов и М. М. Казанского (CNRS, г. Кан, Франция) за помощь в доступе к некоторой зарубежной литературе. Глубокую благодарность я выражаю директору Евразийского отдела Германского археологического института проф. С. Хансену за предоставленную возможность работы в библиотеках Евразийского отдела, Римско-Германской Комиссии и Комиссии по изучению неевропейский культур Германского археологического института. Помимо автора, в подготовке чертежей и рисунков керамики и других находок принимали участие Д.С. Богачук, В.В. Бубликов, К.С. Булатникова, А.М. Ефремова, Е.П. Зоц, И.В. Рукавишникова и Н.Д. Угулава, которым я также выражаю искреннюю признательность.

<< | >>
Источник: Коробов Дмитрий Сергеевич. СИСТЕМА РАССЕЛЕНИЯ АЛАН ЦЕНТРАЛЬНОГО ПРЕДКАВКАЗЬЯ В I ТЫС. Н.Э. (ЛАНДШАФТНАЯ АРХЕОЛОГИЯ КИСЛОВОДСКОЙ КОТЛОВИНЫ). ТОМ 1. Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. Москва - 2014. 2014

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Статья 314. Незаконное введение в организм наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов
  2. ВВЕДЕНИЕ История нашего государства и права — одна из важнейших дисциплин в системе
  3. ВВЕДЕНИЕ
  4. Мысли об организации немецкой военной экономикиВведение
  5.   ПРЕДИСЛОВИЕ [к работе К. Маркса «К критике гегелевской философии права. Введение»] 1887  
  6. Под редакцией доктора юридических наук, профессора А.П. СЕРГЕЕВА Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. Введение
  9. Введение
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. Введение
  12. Введение
  13. Введение
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -