<<
>>

§ 4. Развитие права

K началу гражданской войны были созданы основы советского права, однако на этом его развитие не остановилось.

Существенно меняются источники права. Bce больше рас­ширяется советское законодательство. Темнеме- нее в праве сохранялись еще большие пробелы. Их по-прежнему приходилось восполнять использованием P e B O л IO Ц И 0 H H 0 r 0 правосознания в качестве непосредственного источника права. Это бьшо специально подчеркнуто в законодательстве, и не только в российском, но и в украинском. По Временному по­ложению о народных судах и революционных трибуналах УССР 1919 г.

суды должны были руководствоваться прежде всего инте­ресами социалистической революции, а затем социалистическим правосознанием.

B период гражданской войны практически начинаются коди­фикационные работы. Уже во второй половине 1918 г. в РСФСР выходят два первых кодекса: Кодекс законов об актах граждан­ского состояния, брачном, семейном и опекунском праве и Кодекс законов о труде.

Ухудшение военной обстановки в 19l9 г. вынудило свернуть кодификационные работы. Мобилизация на фронт сотрудников Наркомата юстиции привела к вынужденному упразднению коди­фикационного отдела. Поэтому теперь работа продолжалась над систематизацией только уголовного права, в чем была наибольшая необходимость. Однако и эта работа велась медленно.

Первой попыткой систематизации уголовного права был цир­куляр Кассационного отдела ВЦИК, изданный еще в октябре 1918 г. Затем был создан Перечень уголовно наказуемых деяний и наказаний, применяемых советскими судами. Наконец, коллегия Наркомата юстиции решила создать Наказ судьям по применению уголовного права. Он был задуман как инструкция Наркомата, т.е. подзаконный акт, но должен был содержать Общую и Особенную части, как настоящий Уголовный кодекс. Полностью это решение выполнено не было, но на основе Общей части Наказа были со­зданы в декабре 1919 г. знаменитые Руководящие начала по уго­ловному праву РСФСР. B 1920 г., по мере улучшения военной об­становки, начинается работа и непосредственно над кодексом. Был утвержден план УК и началась разработка его конкретных глав.

Уже осенью 1918 г. в РСФСР запрещаются ссылки на законы свергнутых правительств. B 1919 r. аналогичное решение прини­мается на Украине. Co старым было покончено, но одну специ­фическую часть старой правовой системы пришлось сохранить или даже восстановить.

Дело в том, что в мусульманских районах страны — на Север­ном Кавказе и в Средней Азии — до революции признавалось действие мусульманского права — шариата и обычного права — адата. После революцшгэти архаичные правовые системы, каза­лось бы, должны были быть отброшены в первую очередь. Однако получилось по-другому. Темные, забитые и фанатичные массы му­сульманского крестьянства находились под сильным влиянием ду­ховенства, мулл, которые проповедовали, что русские большевики хотят отнять у мусульман национальные обычаи отцов и дедов. Они отождествляли религию с национальным образом жизни. Со­ветской власти нужно было оторвать трудящихся мусульман от их эксплуататоров. Это можно бьшо сделать только путем система­тической разъяснительной работы, а также создав условия, при которых трудящиеся сами бы убедились в необходимости отказа от шариата и адата. B этих целях государство сделало смелый и решительный шаг. Оно разрешило в мусульманских районах на­ряду с обычными, советскими, создавать шариатские и адатские суды.

Конечно, применялось старое право в известных пределах и под контролем государственных органов.

Такой шаг дал свои результаты. Массы трудящихся мусульман довольно скоро убедились в преимуществах новых законов над старыми и советских судов над шариатскими и отвернулись от них. Суды казиев и биев, оставшись без работы (и без доходов), сами собоЙ отмерли. Ход этого процесса зависел от степени развитости того или иного национального района.

B период гражданской войны развитие права на территории нашей страны проходит в условиях национально-государственного строительства. Создаются как бы три правовых комплекса раз­ного социального содержания.

Один из них — право социалистических республик, ядро кото­рого составляет право РСФСР. Право всех социалистических со­ветских республик имеет как общие принципы, так и националь­ные особенности. Хотя все созданные в этот период конституции независимых советских социалистических республик берут за об­разец Основной Закон РСФСР, каждая из них имеет свое собст­венное лицо. Республики, создавая свое право, в то же время в силу федеративного характера отношений признают действующим в том или ином объеме российское законодательство. B январе

1919 г. на Украину было распространено действие всех законов РСФСР в области труда и социального страхования. Затем были распространены все акты по объединенным наркоматам, но в

1920 г. было разрешено вносить в них изменения.

Другой правовой комплекс составило право народных респуб­лик. Оно имело много общего с правом социалистических респуб­лик, поскольку было советским правом, но в то же время отлича­лось и качественными особенностями, поскольку являлось не со­циалистическим, не правом диктатуры пролетариата, а лишь на­родным правом, социальная база которого была иной, чем в РСФСР и союзных с ней республиках. B Бухарской Народной Рес­публике не было издано единого закона об отмене всей дорево­люционной правовой системы. Отмена старых правовых институ­тов проводилась отдельными конкретными актами, притом не всегда последовательно. B Бухаре сохранялась первоначально частная собственность на средства производства. B том числе на­ционализация земли проходшіа весьма своеобразно, отлично от того, как это делалось в России. Почти полностью сохранилось старое 'семейное право, хотя было объявлено о равноправии жен­щины с мужчиной. Своеобразно применялось российское право. По договору, заключенному еще в конце 1920 г., в БНСР могли вводиться российские законы, однако только актами самой Бухар­ской республики. Первоначально таких случаев не было, хотя фак­тически нормы российского гражданского и трудового права не­редко применялись[44].

Наконец, следует отметить особый комплекс — право Дальне­восточной Республики. He будучи социалистическим, ни даже со­ветским, оно имело некоторые буржуазно-демократические черты. Так, здесь допускались частная собственность на средства произ­водства, частные компании.

Конституция ДВР, принятая несколько позже, в 1921 г., даже внешне отличалась от всех советских конституций. Она исходила из конструкции: территория — население — власть, распадаясь на соответствующие разделы[45].

Если говорить о системе социалистического права, то в период гражданской войны все более четко складываются его отрасли.

Финансовое право. Ha этой отрасли права, естественно, отра­зилась политика военного коммунизма. Постепенный отказ от ры­ночных отношений делал, по существу, бессмысленной и ненуж­ной финансовУю систему, что привело в конце концов к ее прак­тическому развалу.

Ho, судя по всему, руководители государства не очень горевали по ней, веря, что путь к социализму как раз и состоит в том, чтобы постепенно перейти к непосредственному продуктообмену, исключающему необходимость денег И вообще финансовой системы.

B соответствии с Конституцией в 1918 и 1919 гг. принимались полугодовые бюджеты. Правда, утверждали их с опозданием, уже в ходе исполнения, даже ближе к концу бюджетного периода. Что же касается 1920 г., то бюджет на этот год вообще ие принимался. Вместо него бьиш приняты «временные расходные расписания». Неоднократно выделялись и сверхсметные ассигнования на раз­личные нужды. B частности, при создании новых независимых республик, в первой половине 1919 г. на их нужды направляли' достаточно крупные суммы. Bo втором полугодии бюджеты запад­ных республик были просто включены в бюджет РСФСР.

Поначалу сохраняется прежняя налоговая система. Даже в де­кабре 1918 г., когда уже были запрещены ссылки на «законы свергнутых правительств», в финансовом законодательстве их еще можно было найти.

B конце 1918 г. делается попытка установления единовремен­ных чрезвычайных налогов, в том числе 10-мщшиардного всерос­сийского. Однако не только чрезвычайные, но и обычные налоги собирать становится все труднее. Идущая национализация про­мышленности, ликвидация частной торговли практически исклю­чают возможность взыскания налогов с буржуазии. Государствен­ные предприятия, лишенные хозяйственной самостоятельности, тоже исключаются из налогообложения, с них просто нечего брать. Доходы населения (заработная плата и пр.) натурализуются и поэтому уже не могут облагаться налогом. Тем не менее в той мере и в то время, пока налоги еще существуют, применяется классовый принцип обложения: усиленное взимание с имущих слоев, умеренное со средних и полное освобождение малоимущих. Впрочем, средние слои, например середняк в деревне, вообще ук­лоняются от налогов, и государству приходится примириться с этим фактом.

Отменяются таможенные сборы, а в феврале 1920 г. и косвен­ные налоги, которые большевики всегда считали несправедли­выми.

Оскудение источников доходов не может не отразиться на де­нежной системе. Всевозрастающий дефинит бюджета приводит к традиционному средству борьбы с ним — увеличению ничем не обеспеченной денежной эмиссии. Дело усугубляется тем, что зо­лотой запас дореволюционной России попал в руки белых, Кол-

чака и был использован на нужды колчаковской армии* а также просто расгащен. Если вначале ещепринимаются специальные решения о дополнительной денежной эмиссии с определением ее сумм, то уже летом 1919 г* начинают печатать деньги без всякого ограничения* B результате с июля 1919 по июль 1921 г. денежная масса выросла в 54 раза* а ценность рубля упала в 800 раз, Бьгло разрешено печатать деньги также в Туркестанской республике, но в конце 1920 г право эмиссии у Ташкента было отобрано> а тур­кестанские деньги обменены на общероссийские из расчета 10 эа 1 рубль,

B поисках денег государство пытается пополнить казну за счет продажи культурных ценностей, антикварных изделий, попавших теми или иными путями в государственные руки*

Политика военного коммунизма привела и к свертыванию бан­ковской деятельности. B декабре 1918 г* Народный банк был слит с казначейством, а в 1919 г* в него влились страховые компании. B 1920 г* Народный банк был вообще упразднен> а его функции переданы Наркомфину, причем кредитные операции прекрати­лись.

Подобные мероприятия проводились и на Украине с учетом, конечно, особенностей гражданской войны на ее территории, под­вергавшейся неоднократным захватам разного рода белогвардей­цев и интервентов. Подобно России, здесь частные банки были объединены с Народным банком Украины, а он в свою очередь в 1919 г. объединился с Нарбанком РСФСР. Как и в России, здесь тоже была проведена ревизия банковских сейфов, однако изъятие ценностей проводилось более либерально: ему не подлежали «тру­довые ценности».

Гражданское право. Стремление перейти от товарно-денеж­ных отношений к бестоварному продуктообмену, от рынка к рас­пределению привело к существенному изменению основных ин­ститутов гражданского права. Продолжилось сужение сферы ре­гулирования имущественных отношений нормами гражданского права, место которых, теперь занимают административные нормы* Изменяется соотношение между важнейшими гражданско-право­выми институтами: вещным, обязательственным и наследствен­ным правом* Особое внимание законодатель уделяет вещному праву*

B декретах Советской власти центральное место занимает ин­ститут права собственности* Законодательство знает две формы собственности: государственную и частную; собственность коопе­ративов рассматривается как разновидность частной, если речь идет о «старой»^ т.е. дореволюционной, кооперации, и государст­венной, если это касается коммун, поскольку последние создава­лись за счет национализированного имущества прежних помещи­ков (земли, инвентаря, скота и пр.).

Продолжается национализация различных объектов собствен­ности. B августе 1918 г. был издан Декрет об отмене права част­ной собственности на недвижимости в городах, в ноябре 1918 г. национализированы торговые оптовые и розничные предприятия и страховые компании, а в 1920 г. — средние и мелкие промыш­ленные предприятия. По декретам, принятым 26 ноября 1918 г. и 30 июня 1919 г., могли объявляться достоянием республики про­изведения творческого труда (научные, литературные, музыкаль­ные, художественные), а также изобретения.

B годы гражданской войны широкое распространение получа­ют государственные монополии. Помимо сокращения до миниму­ма спекуляции, в Советской России введение государственных мо­нополий должно было способствовать переходу к прямому про­дуктообмену.

Статус частной собственности также менялся. Из «священной и неприкосновенной» она превратилась в наименее защищенную законом. Распространенными в годы войны были реквизиция[46] и «контрибуция», ограничивалось право распоряжения имущест­вом, Так, постановлением НКЮ была запрещена продажа стро­ений в сельских местностях.

Центральный институт гражданского права — обязательствен­ное право — тесно связан с состоянием рыночных отношений. Эк­вивалентный обмен — база для развития договорного права, да и иные обязательства — из причинения вреда, из спасания, даже из неосновательного обогащения, опираются на товарно-денежные отношения. Поскольку большевики взяли курс на искоренение то­варно-денежных отношений, постольку из гражданского права по­степенно исчезает и такой раздел, как обязательственное право. Юридически старые нормы обязательственного права не отменя­лись, они просто не использовались. Национализация промыш­ленности и транспорта и подчинение управления ими единому центру привели в конечном счете к уничтожению договорных свя­зей как основы хозяйственных отношений. Продуктообмена между городом и деревней тоже не получилось* поскольку не было достаточного количества промышленных товаров для обмена на сельскохозяйственную продукцию. Серия декретов* принятых ле­том 1918 г., об обязательном обмене продуктов сельского хозяй­ства (прежде всего хлеба)» установлении твердых цен на хлеб и другие продукты не привела к уничтожению торговли хлебом» официально называемой спекуляцией* усилилось насильственное изъятие запасов зерна.

Торговля товарами промышленного производства также была существенно преобразована. Вначале национализировали рознич­ную и оптовую торговлю» затем сократился фактический товаро­оборот* поскольку промтовары использовались для обмена на сельхозпродукты и в качестве натуральной части заработной платы.

Деньги как всеобщий эквивалент перестали осуществлять свою роль. Денежная эмиссия привела» как уже отмечалось, к обесце­нению денег. Планировалось уничтожениеих в самом ближайшем будущем. Расчеты между государственными предприятиями долж­ны были осуществляться безналичным способом, в частности че­ками Народного банка.

Разные услуги предприятиям и трудящимся предоставлялись бесплатно: пересылка писем» телеграмм, пользование телефоном» водопроводом, канализацией, газом* электроэнергией, жильем> транспортом,

B ряде нормативныхактов ограничивалась возможность за­ключения договоров подряда* поставки* комиссии, а договор да­рения вообще отменялся. Тем не менее вовсе обойтись в хозяйст­венной жизни без договоров оказалось невозможно, и в ограни­ченных рамках они все же применялись. Нормативные акты уста­навливали условия их заключения и действия.

Договор купли-продажи, хотя и имел основное применение B быту* регулировал также приобретение изделий, материалов* про­дуктов отдельными советскими учреждениями у частных произво­дителей. B повседневной жизни все больше использовался дого­вор мены* поскольку деньги постоянно обесценивались. Немало­важную роль должен был играть договор купли-продажи во внеш­неторговых операциях. Ограничение его применения в этой об­ласти связывалось не с сужением сферы действия, а с переходом монопольного права заключения договоров с иностранными rocy-

дарствами и фирмами к Наркомату торговли и промышленности, органу государства, с которым западные соседи пока не желали иметь никаких дел.

Особое внимание законодателя приковывала деятельность же­лезных дорог. Поскольку в годы гражданской войны все пере­возки осуществлялись государством, то, чтобы оградить его от ис­ков о возмещении ущерба за.лорчу или хищение груза, закон еще в августе 1918 г. ввел ограниченную ответственность перевозчи­ка за сохранность груза. Правила, касающиеся порядка перевоз­ки грузов, пассажиров, багажа, содержал принятый в 1920 г. Устав железных дорог. B связи с тем, что в 1920 r. перевозки стали осуществляться бесплатно, а грузы, перевозимые железны­ми дорогами, принадлежали государству, то железная дорога, со­гласно Уставу, не несла никакой материальной ответственности за утрату и повреждение груза (о частных грузах Устав не упо­минает).

Серьезные изменения произошли и в области найма жилья. До Октябрьской революции эти отношения регулировались нор­мами гражданского права: договором найма или, в ряде случаев, трудовым соглашением. После революции в этой сфере стали дей­ствовать главным образом нормы административного права: рек­визировались жилые (свободные и занятые) помещения, осущест­влялось принудительное выселение эксплуататоров из Москвы.. После муниципализации жилых строений в городах этот процесс упростился. 25 мая 1920 г. CHK принял Декрет о принудительном подселении в квартиры, где имелись излишки жил'ой площади. Тем самым была подведена правовая основа под институты поль­зования коммунальными квартирами, которые существовали и до революции, но только для бедняков. Теперь же так называемое . уплотнение было направлено, с одной стороны, на решение жи­лищной проблемы — смягчение острой нехватки жилья, а с дру­гой — на ограничение привилегий имущих классов.

Семейное право. Кодекс законов об актах гражданского состо­яния, брачном, семейном и опекунском праве (КЗАГС) был ут­вержден ВЦИК 16 сентября 1918 г. Становление советского се­мейного права шло в остром противоборстве с церковью и ее идеологией. Проходивший в Москве с августа 1917 г. по 1918 г. Священный собор православной церкви вынес ряд определений, в которых осуждались широкая свобода развода и гражданский брак. Собор призвал граждан России не вступать «на путь греха» и строго хранить церковные правила о браке, B этих условиях для государства было весьма важно вновь подтвердить те начала, ко­торые были установлены первыми советскими декретами, и тем самым показать непоколебимость занятой позиции по отношению к церкви.

C изданием Кодекса спешили еще и по другой причине. B это . время кое-где на местах развились левацкие течения, искажавшие семейно-правовую политику, провозглашенную первыми декрета­ми о семье. Анархисты, возглавившие Совдепы в ряде губерний (в Саратовской, Владимирской и др.), издали в 1918 г. так назы- ‘ ваемые декреты о социализации женщин.

Подобные увлечения некоторых Советов нредставляли угрозу для государства не меньше, чем нападки со стороны церкви. Bce это требовало от Советского государства более развернутого разъ­яснения политики в области регулирования отношений между пот лами. Это и было сделано изданием КЗАГС.

Подготовленный Наркоматом юстиции проект Кодекса рас­сматривался ВЦИК 16 сентября 1918 г. C докладами о проекте выступили большевики Д.И. Курский и А.Г. Гойхбарг. B прениях представительница фракции беспартийных во ВЦИК H.A. Poc- лавец выдвинула ряд идей, спорящих с некоторыми положения­ми проекта. Главной среди них была: никакого вмешательства го­сударства в брачные отношения. ВЦИК такую позицию не под­держал.

B разделе Кодекса «Брачное право», так же как и в Декрете о гражданском браке, указывалось на признание государством лить гражданского брака. Кодекс уточнял и положения, опреде­лявшие судьбу церковных браков, заключенных до опубликования Декрета: они приравнивались к зарегистрированным в отделах загса. Устранялись такие препятствия для вступления в брак, как разноверие, монашество и состояние в иерейском и дьяконском санах, а кроме того, обет безбрачия. Кодекс 1918 r. распространил принцип единобрачия на всех граждан России (ст. 68). При об­суждении Кодекса во ВЦИК H,A. Рославец расценила принцип обязательного единобрачия как «буржуазный пережиток» и пред­ложила его СНЯТЬ, HO и это принято не было.

Кодекс установил единый возраст для вступления в брак — 18 лет для мужчин и 16 лет для женщин, причем верхний предел не ограничивался.

По Кодексу был расширен круг лиц, между которыми могли заключаться браки (снймался запрет вступать в брак со свойст­венниками и с дальними родственнцками). Без особых разреше-

ний стали допускаться браки между двоюродньши братьями и се­страми, между дядями и племянницами, между тетками и племян­никами. Запрет относился лишь к родственникам по прямой вос­ходящей и нисходящей линиям, а также к полнородным и непол­нородным братьям и сестрам. При обсуждении Кодекса было вы­сказано предложение снять и такой запрет.

Кодекс не требовал от вступающих в брак разрешения роди­телей, опекунов или попечителей, а лицам, состоявшим на воен­ной или гражданской службе, не требовалось испрашивать дозво­ления начальства. B отличие от церковных правил, по которым не допускалось вступление в четвертый брак, гражданский брак мог заключаться последовательно любое число раз. Нарушение усло­вий вступления в брак влекло за собоЙ его недействительность. Новое право перестало рассматривать как преступные многие прежде каравшиеся деяния: прелюбодеяние, так называемое кро­восмесительство и др.

Водрос о прекращении брака был развит Кодексом в духе Дек­рета о расторжении брака. Осенью 1918 г. на сессии ВЦИК, при­нявшей Кодекс, А.Г. Гойхбарг, приведя статистические данные, заметил, что только в одной Москве до июля 1918 г, было подано около 5 тыс, заявлений, из которых можно было увидеть, как жен­щины наравне с мужчинами «прибегали к способу раскрепощения себя»[47].

Равноправие женщины с мужчиной подчеркивалось и решени­ем вопроса о гражданстве супругов. B Кодексе, оговаривалось (ст, 103), что перемена гражданства могла последовать только по специально выраженному желанию жениха или невесты. Совет­ское право впервые в истории закрепило такой принцип. Спустя 40 лет он дтал нормой международного права и был включен в разработанную и принятую в рамках OOH Конвенцию о граждан­стве замужней женщины (1957 г.). Аналогично решался Кодексом и вопрос о месте жительства супругов. Жена не обязана быда сле­довать за мужем в случае перемены им места жительства. B об­ласти имущественных отношений Кодекс сохранял принцип раз­дельной собственности мужа и жены.

Кодекс закреплял ваЖный принцип, о котором не говорилось в первых советских декретах: внебрачные дети приравнивались к рожденным в браке. Отцовство в случае спора устанавливалось судом. Ha установленного отца возлагалась обязанность участво­вать в расходах, связанных с беременностью> родами и содержа­нием ребенка (ст* 143). Если обнаруживалось, что мать ребенка в момент зачатия находилась в близких отношениях одновременно с несколькими лицами, то, несмотря на то, что биологически воз­можен лишь один отец, суд мог обязать участвовать в указанных расходах всех ответчиков (ст, 144).

-Кодекс возложил обязанность по взаимному содержанию не только на родителей и детей, но и на других родственников по восходящей и нисходящей линиям, а также на полнородных и не- полиородных братьев и сестер. Кодекс законов об актах граждан­ского состояния отменил институт усыновления.

Кодекс 1918 г. явился основным законодательным актом в об­ласти семейного права. Он действовал без каких-либо изменений на протяжении восьми лет и содействовал раскрепощению жен­щин, уравнению их в правах с мужчинами и развитию их граж­данского самосознания.

Трудовое право. Важнейшим нормативным актом этого перио­да стал Кодекс законов о труде (декабрь 1918 г.). Кодекс закрепил завоевания трудящихся, достигнутые в результате победы Ок­тябрьской революции. Впервые в нем было провозглашено право граждан РСФСР на труд* Правда, в рассматриваемый период это право не могло гарантироваться Советским государство^; однако само его провозглашение имело важное подитическое значение. B Кодексе были закреплены основные положения, регулирующие порядок найма на работу и увольнения с нее, рабочее время и время отдыха, организацию охраны труда* Действие Кодекса рас­пространялось не только на государственные предприятия, но и на частные.

Конечно, очень многое ш провозглашенного Кодексом не могло быть проведено в жизнь в обстановке гражданской войны и интервенции* B 1919—1920 гг, приняли значительное число актов, отменяющих нормы КЗоТ. Прежде всего здесь надо назвать Общее нормальное положение о тарифе от 2 мая 1919 г. и Общее положение о тарифе от 17 июня 1920 r*, которые не только опре­деляли способы оплаты труда, но и регулировали порядок найма и увольнения с работы и пр. По сути дела, Положения о тарифе заменили КЗоТ 1918 г.

Особое внимание в декретах по трудовому праву обращалось на привлечение граждан Советской Республики к общественно полезному труду. Конституция РСФСР, а вслед за ней и КЗоТ закрепили всеобщую трудовую повинность, т.е. устанавливалась обязательность труда для всех трудоспособных.

Советское государство, записав в Конституции 1918 г. прин­цип «не трудящийся, да не ест», стремилось к привлечению к об­щественно полезному труду буржуазии и других нетрудовых эле­ментов.

Цели учета всего трудоспособного населения республики долж­на была служить выдача всем трудящимся гражданам трудовых книжек, которые со временем должны были стать единственным удостоверением личности. Такой подход был обоснован.Для рес­публики трудящихся трудовая книжка должна была заменить пас­порт. Согласно Декрету CHK РСФСР от 5 октября 1918 г. «О тру­довых книжках для нетрудящихся» выдача продовольственных карточек обусловливалась наличием трудовой книжки и соответ­ствующих отметок в ней об отбывании трудовой повинности[48].

Условия гражданской войны наложили определенный отпеча­ток на методы привлечения к трудовой повинности. Руководству­ясь Декретом CHK РСФСР от 29 октября 1918 г. «Об отделах рас­пределения рабочей силы», государство сосредоточило в своих руках все сведения о наличии рабочих мест и безработных, чему способствовала национализация промышленных предприятий, Устройство на работу осуществлялось только через государствен­ные органы учета и распределения рабочей силы. При этом сво­бода заключения и расторжения трудовьгх договоров была в оп­ределенной мере ограничена. Отделы распределения рабочей си­лы могли направлять безработного на менее квалифицированную работу, чем он мог выполнять. B этом случае работник не снимал­ся с учета. При необходимости можно было направить безработ­ного в другую местность для устройства там на работу. Было из­дано постановление CHK РСФСР от 3 сентября 1918 г. «О вос­прещении безработным отказываться от работы», Наряд, направ­ляющий на работу, был обязательным и для предприятия, Воз­можность ухода трудящегося с работы по собственному желанию была затруднена: заявление об уходе поступало на рассмотрение профсоюзного комитета, и последний решал, удовлетворить его или нет, B 1919 г. был принят Декрет CHK РСФСР «О воспреще­нии самовольного перехода советских служащих из одного ведом­ства в другое».

Одним из наиболее действенных методов проведения трудовой повинности явились трудовые мобилизации. C их помощью госу­дарство укрепляло квалифицированными кадрами предприятия, как правило, оборонного значения. Б необходимых случаях прак­тиковалась и милитаризация промышленных предприятий, т.е. перевод их работников на положение военнослужащих.

КЗоТ 1918 r. содержал главы, регулирующие рабочее время и время отдыха, а также труд женщин и детей на производстве. Ко­декс закреплял максимально возможную продолжительность ра­бочего времени и минимальную продолжительность времени от­дыха. Ha практике, при заключении коллективных договоров между работниками и администрацией, а также при выработке правил внутреннего трудового распорядка эти условия могли из­меняться. B частности, рабочие одного из предприятий Петрогра­да установили, что работа прекращается за 10 минут до обеда и на 2 часа раньше перед выходными днями. B то же время граж: данская война заставила увеличить в ряде случаев рабочий день ' и отменить отпуска.

Много сложных вопросов возникло при проведении в жизнь норм о труде подростков. Запрещая детский труд, законодатель исходил из интересов сохранения здоровья детей. Однако в усло­виях недостатка детских учреждений (школ, детских домов и ин­тернатов) увольнение детей с работы вело бы к увеличению дет­ской безнадзорности и связанной с ней преступности. Кроме того, достаточно часто дети являлись единственными кормильцами в семье. Поэтому практика пошла по пути допущения детского труда, за исключением подземных и вредных для здоровья работ.

Особую остроту приобрел в годы гражданской войны вопрос о воспитании социалистической дисциплины труда. Большую роль сыграли в этом деле рабочие дисциплинарные товарищеские суды, введенные Декретом CHK РСФСР от 14 ноября 1919 г.[49] Наруше­ния трудовой дисциплины были нередки. Особую опасность пред­ставляли прогулы. Для борьбы с ними CHK в 1920 г. принял Дек­рет «О борьбе с прогулами», предусматривавший обязательную отработку прогула. Укреплению трудовой дисциплины, повыше­нию производительности труда способствовала и система поощ­рений. Декреты CHK предлагали активнее использовать мерьгма- териального поощрения, в том числе премирование в натуральной форме.

Существенные изменения в годы гражданской войны произо­шли и в области социального страхования. Положение о социаль­ном обеспечении трудящихся, принятое Декретом CHK РСФСР 31 октября 1918 г., еще называло в качестве основных источников средств для пособий и пенсий по социальному страхованию от­числения государственных и частных предприятий, но в связи с проведением политики военного коммунизма эти источники He действовали. Взамен социального страхования было введено co- циальное обеспечение из государственного бюджета для нетрудо­способных и безработных,

РСФСР бьша первой советской республикой, кодифицировав­шей трудовые нормы> российский КЗоТ действовал и в Белорус­сии. Остальные советские республики использовали опыт Совет­ской России.

Земельное м природоохранительное право. B годы граждан­ской войны советское земельное и колхозное право развивало принципы первых декретов о земле* Положение ВЦИК «О соци­алистическом землеустройстве и о мерах перехода к социалисти­ческому земледелию», опубликованное 14-февраля 1919 r*, на ос­нове национализации земли вводило понятие «единый государст­венный земельный фонд». Статья 4 Положения устанавливала, что в основу землеустройства должно быть положено создание единого производственного хозяйства/снабжающего Советскую Республику наибольшим количеством материальных благ при на­именьшей затрате народного труда. Таким могло быть только коллективное хозяйство. Поэтому главное внимание в законода­тельстве первой половины гражданской воЙны уделялось разви­тию коллективного землепользования. Статья 3 Положения о со­циалистическом землеустройстве определяла единоличное хозяй­ство как временное и отживающее, основную роль в уничтожении эксплуатации должны были сыграть коллективные формы обра­ботки земли, B соответствии с этим устанавливался льготный по­рядок землеустройства социалистических форм хозяйств. B пер­вую очередь землю получали совхозы и коммуны, во вторую — артели и товарищества по совместной обработке земли, в послед­нюю очередь — единоличники.

Из всех форм колхозов закон выделяет сельскохозяйствен­ную коммуну, наиболее распространенную в предшествующий пе­риод.

Однако теперь законодатель обращается и к другим фор­мам — артелям, товариществам и пр. Положение не дает исчер-,

пывающего перечня форм колхозов, полагаясь на революционное творчество крестьян.

Развертывание движения за кооперирование крестьянства со­провождалось принятием HOBbDc нормативных актов» регулирую­щих кооперацию крестьян. Если в первый год Советской власти уставы колхозов разрабатывались самими крестьянами и публико­вались в печати для всеобщего сведения, то в период гражданской войны Наркомзем принял Нормальный устав сельскохозяйствен­ной коммуны, в котором обобщался первый опыт колхозного стро­ительства. Устав определял цели создания коллективных хозяйств, размер вступительных взносов, степень обобществления имущест­ва, а также порядок распределения доходов. Надо отметить, что при распределении доходов в коммуне за основу бралось не ка­чество и количество труда» а установленная для каждой отдельной местности потребительская норма. Все, что оставалось сверх того, изьшалось в пользу государства. Уравниловка в оплате труда и отсутствие средств для укрепления материальной базы коммун вели к экономической слабости коллективных крестьянских хо­зяйств. Они не могли стать экономической опорой Советского го­сударства.'

B решениях VIII съезда Коммунистической партии был взят курс на прочный союз с середняком. Опора на середняка была важнане только с политической точки зрения. B земельном зако­нодательстве больше внимания стало уделяться единоличным хо­зяйствам. Особое место в связи с этим приобрела проблема пере­делов земли. Увидев, что при частых переделах зёмли пользовате­ли мало заботятся о росте ее производительности» государство пошло на ограничение переделов земли. Наметился переход к принципу устойчивости землепользования. Особенно ясно это вы­ражено в Декрете CHK РСФСР от 30 апреля 1920 г. «О переделах земли» и в Декрете ВЦИК и CHK РСФСР от 27 мая 1920 г. «Об увеличении размера землепользования в трудовых хозяйствах».

При регулировании отношений земельное право учитывало специфику различньпс географических районов страны. Так, в Средней Азии основное внимание законодателя было направлено на ликвидацию частной собственности на водные источники и рег­ламентацию порядка водопользования. 14 августа 1919 г. ЦИК Туркестанской ACCP утвердил Временные правила по водополь­зованию в Туркестанской республике. Однако многие вопросы сельскохозяйственного водопользования здесь не получили своего отражения. Интерес представляет Временный водный закон в Ce- миреченской области, принятый 3 апреля 1919 г. Вторым Чрезвы­чайным Семиреченским областным съездом Советов. Этот норма­тивный акт бьиі посвящен главным образом регулированию водо­пользования сельскохозяйственного назначения. Им бьиі установ­лен институт трудового водопользования; определялся порядок потребления воды; в первую очередь воду предоставляли для лич­ных нужд, затем для трудового землепользования и только потом для промышленных надобностей. Своя водная норма быда у каж­дой местности.

B годы гражданской войны закладывались основы советского природоохранительного права, формировались органы, кведению которых относилась охрана природы. Единого акта об охране при­родных богатств не было, не существовал и орган, который ведал бы охраной всех природных ресурсов страны. Охрана и распоря­жение природными ресурсами в основном относились к компетен­ции местиых Советов. Объекты же природы, имевшие общегосу­дарственное значение, передавались в ведение соответствующих наркоматов.

Своеобразным лесным кодексом явился Декрет ВЦИК «О ле­сах», принятый еще в 1918 г. B нем закреплены права граждан и организаций на пользование лесом для получения топлива, стро­ительной и поделочной древесины и пр. Декрет определял и меры, способствующие охране леса и лесовосстановлению. Среди обя­занностей граждан значилась помощь лесоразведению как лич­ным трудом, так и уплатой специальных лесных сборов.

По Декрету леса оставались в ведении местных органов Со­ветской власти. Он устанавливал особый режим для лесов, отне­сенных к категории защитных; ,почвозащитные, водозащитные, служащие «интересам гигиены», «памятники природы». Исполь­зование таких лесов согласно Декрету существенно ограничива­лось.

Практика первых послереволюционных лет выявила, что дело охраны природных богатств требует централизованного подхода, B период гражданской войны наметился переход от политики передачи природных ресурсов (за исключением полезных ископа­емых, которые все, кроме торфа, с первых дней революции нахо­дились в ведении центральных органов) в руки местных Советов к политике сосредоточения их в ведении соответствующих нарко­матов. Сначала это было сделано в отношении курортов. Курор­ты общегосударственного значения передавались в ведение Hap- комздрава, одновременно он был вправе объявлять те или иные местности курортами общегосударственного .значения. Согласно Декрету CHK РСФСР от 20 марта 1919 г.в местностях с целеб­ными источниками устанавливались округа торной и санитарной охраны. Jleca в этих зоНах объявлялись защитными.

Следующим шагом в централизации дела охраны природы явился Декрет CHK РСФСР от 20 июля 1920 г. «Об охоте», кото­рым регулирование охотничьего дела было поручено Народному комиссариату земледелия. Этот Наркомаг ведал как охотой, так и охраной промысловых животных. Таким образом, в руках одного органа сосредоточивались и охранительная, и промысловая функ­ции. Наркомзему предоставлялось право учреждать заповедники и заказники с целью разведения промысловых животных и птиц.

Уголовное право. Несмотря на военнуюобстановку, и, может бьпъ, даже под влиянием ее в данный период делаются шаги к разработке норм Общей части уголовного права й к его кодифи­кации. Этой цели и послужили уже упоминавшиеся Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Они .стали прообразом Общей части будущего кодекса.

. Bo введении к Началам излагались основные принципы совет­ского уголовного права и пути его развития, давалась опенка бур­жуазного уголовного права, обосновывалось назначение Руково­дящих начал. B разделе III впервые формулировались понятия преступления инаказания. Преступление характеризовалось как нарушенйе.порядка общественных отношений, охраняемого уго­ловным правом. Хотя это определение еш.е не бьщо вполне со­вершенным, однако уже здесь указывалось на важнейший при- знак преступления —- его общественную опасность и вытекаю­щую отсюда противоправность. Далее теоретически анализирова­лись конкретные вопросьц-относящиеся к преступлению и нака- заникув частности, о стадиях осуществления преступления, о со­участии.

Раздел VI Руководящих началбыл посвящен видам наказаний, которых насчитывалось 16. При этом здесь сочетаются беспощад­ные кары для тяжких преступников (расстрел, объявление вне за­кона и т.п.) и мягкие, воспитательные меры (внушение, общест­венное порицание, объявление бойкота).

B разделе VII говорилось об условном осуждении. Оно широко применялось в зто время и имело большое воспитательное значе­ние как для самого преступника, так и для всего общества.

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР, несом­ненно обладая некоторыми недостатками, в целом были удач- ньш опытом кодификации. По этой причине они практически без изменений были восприняты на Украине, в Белоруссии, в Закав­казье.

Что касается Особенной части уголовного права, то условия периода интервенции и гражданской войны определили ее на­правленность прежде всего против контрреволюционных преступ­лений. Враги Советской власти организовывали мятежи, шпио­наж, террористические акты. C самого начала войны они приме­нили методы белого террора, организовав убийства виднейших де­ятелей Советского государства, покушение на убийство В.И. Ле­нина.

B ответ на это Советское правительство объявило красный террор против «лиц, прикосновенных к белогвардейским органи­зациям, заговорам и мятежам»[50]. Красный террор привел, в част­ности, к применению института заложников. Бывшие эксплуата­торы, полицейские, генералы, офицеры из гех, которые не хотели служить в КрасноЙ Армии, помещались в концентрационные ла­геря[51]. B случае совершения кем-либо террористических актов против деятелей Советской власти определенная группа заложни­ков подлежала расстрелу с обоснованием применения к ним такой меры. Списки расстрелянных публиковались для всеобщего сведения.

По утверждению итальянского историка Дж. Боффы, на ране­ние В.И. Ленина в Петрограде и Кронштадте ответно расстреляли в общей сложности 1000 контрреволюционеров. Практика крас­ного террора длилась в основном до ноября 1918 г,[52]

Институт заложников не был изобретением Советской власти. Ero применяло еще царское правительство в колониальных вой­нах. После революции первыми стали брать заложников белогвар­дейцы, о чем свидетельствует А.И. Деникин. Правда, заложников вовсе не всегда расстреливали. Существовала, например, практика обмена заложниками между белыми и красными. Тем не менее даже в 1919 r. В.И. Ленин цисал по поводу института заложников: «..,При обострении опасности употребление этого средства необ­ходимо, во всех смыслах, расширять и учащать»[53]. Несколько позже такой опыт был перенят в Бухарской Народной Советской

Республике, хотя и своеобразно. B ходе борьбы с басмачеством там брали заложников из уважаемых местных людей для гарантии сохранности телеграфных и телефонных линий[54].

B целях усиления борьбы с контрреволюционными преступле­ниями было издано несколько специальных декретов. B них под­тверждалось право ВЧК осуществлять непосредственное подавде- ние вооруженных выступлений против Советскойвласти* а также определялись другие случаи» когда ВЧК имела право применить непосредственное подавление.

Другое важное направление развития уголовного црава свя­зано с воинскими преступлениями. Уголовное право своими спе­цифическими методами боролось за создание крепкой и органи­зованной Красной Армии, решало задачу организации оборо­ны страны. Особое внимание было обращено на дезертирство. АнИ. Деникин, кажется, прав, что во все армии того времени, не только белые, но и красную, народ шел «с превеликим: нежелани­ем»[55]. Отсюда и массовое дезертирство. Для борьбы с ним было издано несколько законов. Суды располагали весьма широким ди~ апазоном наказаний за дезертирство — от штрафа до расстрела. Это позволяло отделить злостных дезертиров от дезертиров по не­сознательности,

Уже в первый, трудный, период Советское государство объ­явило решительную войну такому мерзкому явлению, как пьянст­во. B декабре 1919 г. CHK РСФСР принял постановление, уста­новившее уголовную ответственность за незаконное производство спиртных напитков и даже за появление в нетрезвом виде в об­щественных месгах.

Развитие законодательства о контрреволюционных, воинских и других преступлениях расширяло чисдо видов и родов преступ­лений, предусмотренных законом.

Уголовный цроцесс* B период гражданской войны процессу­альное право продолжала развиваться на тех же принципах, ко­торые были установлены с образованием Советского государства. Бойна не вынудила менять коренные основы уголовного процесса, хотя, конечно, потребовала определенных изменений в нем.

Как и в предшествующий период, существование общей и три- бунальской систем обусловило и различия в процессе, Положения о народном суде 1918 и 1920 гг, подчеркивали, что судьи безус­ловно должны руководствоваться законами, хотя как дань време­ни не исключалось в качестве непосредственного источника права применение и революционного правосознания. B отношении же трибуналов законодательство настойчиво подчеркивало, что их приговоры не ограничены ничем в выборе санкций, и только если трибунал хочет применить меру наказания ниже предусмотренной в законе, то он должен это специально обосновать.

Такое положение вытекало из подсудности народньпс судов и трибуналов, Поспевая за жизнью, закон не раз менял соотношение подсудности между судами и трибуналами, но при всех условиях к ведению последних относились более тяжкие преступления, прежде всего контрреволюционные.

Положение о народном суде, принятое в ноябре 1918 г., исхо­дя из принципа интернационализма, установило правило, по ко­торому судоговорение производится на местном языке. Закреп­лялись также принципы гласности, состязательности судопроиз­водства.

Дознание по уголовным делам возлагалось на милицию, а след­ствие — на следственные комиссии, которые могли поручать про­ведение отдельных следственных действий своим членам. Однако на важнейших процессуальных этапах комиссия выступала только коллегиально (возбуждение или прекращение следствия, передача дела в суд и пр.). B предварительном следствии допускалось учас­тие защитника. B неотложных случаях следствие могло возлагать­ся и непосредственно на постоянных судеЙ.

ГІри выборе доказательств суд не был связан никакими фор­мальными требованиями, он мог признавать любые доказательст­ва и требовать в необходимых случаях дополнительных. Получил признание институт отвода судей. Судьи могли отводиться по тре­бованию участников процесса. Однако отвод по инициативе самих членов суда теперь не предусматривался.

Положение о народном суде, как и прежде, не признавало апелляцию, а закрепляло кассационный порядок обжалования приговоров. B качестве кассационной инстанции выступал Совет народных судей, который мог отменить приговор с передачей дела в другой суд своего судебного округа. Устанавливался кассацион­ный срок — месяц.

Положение о народном суде, принятое в 1920 г., несколько из­менило порядок судопроизводства. Оно отказалось от института следственных комиссий, поручив следствие единоличным народ­ным следователям. При местных отделах юстиции работали сле-

дователи по важнейшим делам. Такие же следователи были и при Наркомате юстиции.

Изменилась организация обвинения и защиты. Прежние кол­легии для этих целей теперь отали. Обвинение поручалось обви­нителям, назначаемым губернскими исполкомами. B процессе могли участвовать и общественные обвинители. Защитниками приглашались граждане по спискам, составляемым исполкомами местных Советов, способные выполнить такие обязанности. Ими могли быть и консультанты, состоящие при отделах юстиции. Tex и других приглашали только на необходимое время и с оплатой по месту постоянной работы, подобно народным заседателям.

ОбаПоложения предусматривали функционирование народ­ного суда в двух составах — с двумя и шестью народными засе­дателями. Более серьезные дела рассматривались во втором соста­ве. Такой порядок соединял в себе два преимущества: с одной стороны, участие шести заседателей по сложным делам обеспечи­вало большую объективность и основательность судебного разби­рательства, с другой стороны, в нем не было громоздкости' суда присяжных с его 12 заседателями и процессуальным формализ­мом. Закон предусматривал при этом, что народные заседатели равны в правах с постоянным судьей. Больше того, Положения называют их даже «очередными судьями».

Допускалось вынесение приговора немедленно, если подсуди­мый признавал себя виновным. Новое Положение (1920 г.) сокра­тило кассационный срок до двух недель.

Порядок производства дел в трибуналах бьиі определен Поло­жением о революционных трибуналах 1919 г. Трибуналы состояли из председателя и двух членов. Участие заседателей здесь не пред­усматривалось, но по закону весь состав трибунала должен был избираться на месяц не из профессионалов, а из ответственных работников губернии. Устанавливался месячный срок производст­ва следствия.

Кассация допускалась и в трибуналах, но срок принесения жа­лобы ограничивался 48 часами. Второй инстанцией для трибуна-. лов выступал Кассационный трибунал при ВЦИК.

Новое Положение о трибуналах, принятое Президиумом ВЦИК в 1920 г., установило единый процессуальный порядок для всех видов трибуналов (общих, военных, железнодорожных). Оно изменило взаимоотношения трибуналов с органами ВЧК. Закон указывал, что Революционные трибуналы республики «учрежда­ются со специальной целью рассмотрения дел, направляемых к

ним Чрезвычайными Комиссиями, Особыми Отделами и Комис­сиями по борьбе с дезертирством...» Соответственно органы ВЧК лишались судебных функций и внесудебных, полномочий, T,e, права применения внесудебной репрессии. При этом устанавли­валось, что одним из членов трибунала должен быть представи­тель ЧК. Состав трибунала стали избирать на три месяца.

Несмотря на чрезвычайный характер полномочий трибуналов, в их деятельности сохранялись принципы состязательности, глас­ности, обеспечивалось право подсудимого на защиту. Закон уста­навливал оригинальное правило, по которому протест на мягкость приговора и оправдательный приговор мог быть принесен любым гражданином республики.

Ha Украине развивалось свое процессуальное законодательст­во, однако основные принципы его были идентичны российским, что не исключало, конечно, некоторого своеобразия. Так, здесь был издан единый закон, регламентирующий права народных судов и трибуналов — Временное положение о народных судах и революционных трибуналах УССР 1919 г. Одно время на Украине не признавалась кассация приговоров революционных трибуна­лов. Осужденный мог просить только о помиловании.

Аналотчно российскому строилось право Белоруссии и Литвы, в основу которого первоначально.легло Положение о на- родном суде РСФСР 1918 г. B Латвии тоже сначала действовало российское Положение о народном суде, затем замененное своим собственным. Поскольку в Латвии в первую очередь создавались трибуналы, то первоначально им же были подсудны и общеуго­ловные дела. Так продолжалось до последних месяцев существо­вания республики, когда общая судебная сеть была вынуждена свертываться. Спецификой уголовного процесса в Латвии было цолное отсутствие института обжалования приговоров трибуналов и некоторое ограничение кассации (по мелким делам) в народных судах. Были и другие, менее существенные, различия.

1 ,

■ * , * * •

Гражданская война явилась наиболее острой формой классо­вого противоборства. При этом расстановка сил была достаточно сложной. Конечно, главными противниками выступили, трудящие­ся и свергнутые эксплуататоры. Однако в борьбе участвовали и другие социальные силы, порой мигрировавшие из одного лагеря в другой и создававшие различные временные коалиции. Особен­но важно отметить роль крестьянства в войне. Крестьяне, получив

землю от Советской власти, первоначально оказали ей ощутимую поддержку. Однако введение продразверстки, вообще политика военного коммунизма вызвали не только недовольство, но и от­крытое сопротивление достаточно широких крестьянских масс. Лишь реальная угроза восстановления дореволюционных поряд­ков, потери земли, возвращения помещиков определила осознан­ный выбор крестьянства вновь поддержать Советскую власть, что в большой мере и определило ее победу в гражданской войне. B гражданскую войну вмешались и иностранные интервенты, в общем они помогали белогвардейцам, но имели и собственные ко­рыстные цели. Даже А.И. Деникин и А.Ф. Керенский считают, что интервенция принесла несомненный вред нашей стране[56].

Своеобразная экономическая политика военного времени — военный коммунизм — была главным образом вызвана необходи­мостью мобилизовать все силы на борьбу с врагом. Однако и в Коммунистической партии, и в руководящих кругах Советского государства была вера, что военный коммунизм и есть нормаль­ный путь обобществления средств производства, путь к социализ­му, Б истории нашей страны военный коммунизм явился крайней формой полного отрицания товарно-денежных, рыночных отно­шений.

Советское государство сыграло громадную роль в победе над интервентами и белогвардейцами. Оно сосредоточило руководст­во обществом и непосредственно осуществляло революционные мероприятия, направленные на борьбу с врагом и строительство новой жизни.

Возникают многие советские республики. Различные народы на западных и южных рубежах России обретают свою националь­ную государственность. Именно Советская власть обусловливает возникновение или восстановление национальной государствен­ности в Прибалтике и Закавказье, а также у других народов Рос­сии. Федеративная сплоченность новых советских республик во­круг РСФСР, а также развитие самой Российской Федерации яви­лись одним из условий победынад интервентами и белогвардей­цами. Это бьш этап на пути дальнейшего развития формы госу­дарственного единства Советской страны.

B годы гражданской войны происходит укрепление правовой системы. Собственно говоря, складывается даже три типа право- вьы систем — социалистическая, народная и специфическая сис­

тема ДВР. При всем их несовершенстве они обеспечили как по­беду над врагом, так и условия для развития советского права.

Интервенция и гражданская война затруднили, но не прекра­тили социальных преобразований. Победа над вратами открыла возможности для полного восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства, подъема культуры, для строительства соци­алистического общества.

<< | >>
Источник: О.И. Чистяков. История отечественного государства и права. Ч. 2; Учебник / Под ред. О.И. Чистякова. — 3-е >юд., перераб. и доп. — М.,2004. — 544 с.. 2004

Еще по теме § 4. Развитие права:

  1. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  2. XXI В.: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТРУДОВЫХ ПРАВ И ИНТЕРЕСОВ
  3. Основные моменты в развитии гражданского права
  4. ТЕМА 13.РАЗВИТИЕ ПРАВА И ПРОЦЕССА В УСЛОВИЯХ НЕОАБСОЛЮТИЗМА (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX в.)
  5. Параграф второй. Особенности развития скандинавского права от эпохи Кальмарской унии до ХХ в.
  6. А.              Английское право Этапы развития английского права
  7. Исторические этапы развития китайского права
  8. К числу положительных тенденций развития системы права в переходный период можно отнести всемерное развитие отрасли социального права, в особенности на начальных этапах реформ
  9. § 4. Развитие права
  10. § 8. Развитие права
  11. § 4. Развитие права
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -