<<
>>

Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА


1. Выше было отмечено, что система права не конструируется, искусственно не создается. Поэтому ни соображения о значительности и важности цели, для достижения которой осуществляется правовое регулирование, ни указания на значительность объема законодательства по определенному кругу вопросов сами по себе не могут послужить основанием для «конструирования» отрасли права, если объектом регулирования являются разнородные отношения.
Так, например, сторонникам хозяйственного права, несмотря «а наличие разветвленного хозяйственного законодательства, не удалось обосновать и доказать существование самостоятельной отрасли хозяйственного' права прежде всего потому, что хозяйственные отношения разнородны и поэтому регулируются различными отраслями советского права (см. гл. IX).
Нельзя смешивать систему права с системой законодательных актов, хотя следует стремиться к тому, чтобы система законодательства отражала систему права. Законодатель может осуществить не только отраслевую систематизацию нормативных актов, но и, руководствуясь практическими соображениями и целями, межотраслевую систематизацию этих актов[133].
Система права — это не только дифференциация, но и взаимосвязь его отраслей. Между отраслями права нет непроходимых граней, как нет их и между различными видами общественных отношений. Объективное развитие этих отношений, т. е. развитие самого предмета правового регулирования, может привести к возникновению нового вида отношений (количественные изменения дают новое качество) и тем самым к появлению-новой отрасли права. Это может произойти на основе объединения развившихся элементов двух или более существующих или существовавших отношений в новый вид общественных отношений. Имея в виду активную роль правовой надстройки в формировании новых общественных отношений (если предпосылки- и реальные условия для этого созрели)[134], следует признать правильным утверждение, что «развитие соответствующей отрасли законодательства при наличии определенных объективных предпосылок является средством, содействующим формированию новых отраслей права», что законодательство В; этих случаях является как бы катализатором, который способствует объединению разнородных правовых элементов, выявлению их единства[135].
В этой связи рассмотрим вопрос о «смежных» с гражданским правом отраслях советского права. Остановимся прежде всего на характеристике трудового, колхозного и семейного-права, как наиболее близко соприкасающихся с гражданским правом.
2. Исторически, в условиях капиталистического общества,, трудовое право развилось в самостоятельную отрасль права из права гражданского. На заре буржуазного общества договор о-найме слуг рассматривался как обычная гражданскоправовая сделка (см. французский Гражданский кодекс, ст. 1779). И хотя и в дальнейшем наем рабочей силы экономически продолжал оставаться особой товарной сделкой — продажей рабочей силы как товара капиталисту, борьба рабочего класса за улучшение условий труда вызвала развитие трудового законодательства и обособление трудового права от права гражданского.
В социалистическом обществе рабочая сила — не товар. Но приложение труда к общественным средствам производства на, государственных предприятиях и трудовая деятельность в государственных учреждениях опосредствуются трудовым договором.
Общепризнано, что специфика трудовых отношений заключается в подчинении работника определенному трудовому режиму — внутреннему распорядку — воле руководителя трудового процесса. Трудовое право регулирует прежде всего сам процесс труда — приложение живого труда к средствам производства — и не затрагивает отношений, складывающихся по поводу пользования, владения и распоряжения овеществленными результатами труда. Известны различия между трудовым договором и договором подряда. Работник, сторона в трудовом договоре, входит в определенный трудовой коллектив, подчиняется внутреннему трудовому распорядку, регламентирующему процесс труда. Подрядчик выполняет работу самостоятельно и обязан предоставить овеществленный результат труда заказчику.
Организация внутреннего трудового распорядка и руководство трудовым процессом, осуществляемые предприятием (учреждением), означают, что между ним и работником возникают организационные отношения. Но своеобразие данных организационных отношений, подчеркивается в литературе по советскому трудовому праву, заключается в том, что они в отличие от властных административных отношений развиваются в рамках внутреннего трудового распорядка, касаются самого процесса труда, в связи с чем обе стороны трудового договора подчиняются этому распорядку. Организационный момент здесь вытекает из самого характера кооперированного труда, из необходимости его координации. Для этого, как указывали классики марксизма, необходима единая организующая воля, необходим авторитет и железная дисциплина в процессе труда[136].
Эти организационные отношения тесно переплетаются с собственно трудовыми, т. е. с отношениями, содержание которых составляют выполнение работником определенной трудовой функции и обеспечение необходимых для этого условий со стороны предприятия (учреждения).
Неотъемлемой частью трудовых отношений является и их имущественная сторона, вытекающая из социалистического принципа распределения по труду. Отношения по заработной плате и другим видам трудового вознаграждения — необходимый элемент трудовых отношений, возникающих на основе социалистической организации труда.
Важная обязанность работника — соблюдение дисциплины труда. В содержание дисциплины труда входит также бережное отношение работника к социалистическому имуществу — средствам производства, предметам труда и т. д., т. е. выполнение трудовых обязанностей таким образом, чтобы при этом не было нанесено ущерба социалистической собственности. Отсюда — обязанность рабочего или служащего возместить вред, при-;чиненный им предприятию (учреждению) в связи с выполнением трудовых функций.
Возникающие в связи с этим имущественные отношения находятся на стыке между гражданским и трудовым правом. С одной стороны, они тяготеют к гражданскому праву, ибо их участниками являются имущественно обособленные субъекты и речь идет о восстановлении нарушенного имущественного положения предприятия (организации).'С другой стороны, поскольку имущественный вред причинен при исполнении трудовых обязанностей, размер возмещения за вред определяется с учетом характера нарушения трудовой дисциплины. Этот размер может быть значительно ниже действительного ущерба либо превышать ущерб в определенном кратном размере. Поэтому указанные правоотношения как законодательством, так и наукой обычно рассматриваются как трудовые. Однако двойственность обязательств по возмещению вреда, причиненного в .процессе трудовой дисциплины, продолжает сохраняться, так как она объективно свойственна реальным отношениям, регулируемым соответствующими нормами права.
Необходимо прийти к выводу, что советское трудовое право— самостоятельная отрасль советского права, отражающая своеобразие регулируемых ею общественных отношений. Эти отношения представляют собой своеобразный сплав элементов организационных, собственно трудовых и имущественных. Но это не механическое объединение названных элементов. Они развились в самостоятельный, новый вид общественных отношений — в трудовые отношения, регулируемые самостоятельной отраслью права, права со свойственными ей методами регулирования.
Равенство сторон в трудовом правоотношении сочетается с подчинением работника внутреннему трудовому распорядку. Нарушение дисциплины труда влечет за собой специфические санкции— дисциплинарную ответственность. Особенности трудовых правоотношений связаны и со своеобразием способа защиты трудовых прав. Как известно, трудовые споры в основной своей массе разрешаются комиссиями, образованными на паритетных началах из представителей комитета профсоюза и администрации. Большую роль в регулировании трудовых отношений играют профсоюзные организации. Вышестоящей по отношению к комиссии по трудовым спорам инстанцией выступает профсоюзный комитет предприятия (учреждения).
3. В самостоятельную отрасль права обособилось и колхозное право. Это обособление произошло значительно позже, чем
обособление трудового права. В буржуазном обществе внутри-кооперативные отношения укладывались в нормы институтов гражданского права и его разновидности—права торгового.
В первый период существования советской власти колхозные отношения в деревне находились в состоянии становления, они развивались, но до 1930 года не достигли той ступени обособления, которая объективно обусловливает появление новой отрасли права. Победа колхозного строя в тридцатых годах означала появление нового вида общественных отношений — внутрикол-хозных, развившихся в результате обобществления средств производства и труда крестьян, объединившихся в коллективные хозяйства при активной материальной и организационной поддержке социалистического государства.
Колхозные отношения — это отношения, основанные на кооперативном членстве. Их специфика определяется характером колхозной собственности как собственности отдельных колхозов и их объединений. Поэтому внутриколхозные отношения представляют собой органический синтез трудовых и имущественных отношений. Трудовые отношения, как уже указывалось, связаны с организационным моментом, с подчинением внутреннему трудовому распорядку. Имущественная сторона внутриколхозных отношений проявляется при обобществлении средств производства, принадлежащих тем, кто вступает в колхоз (но это давно пройденный этап развития), в распределении доходов, в формировании колхозных фондов, в режиме их использования и т. д.
В настоящее время колхозы — крупные сельскохозяйственные предприятия, оснащенные машинной техникой. Сельскохозяйственный труд постепенно превращается в разновидность индустриального труда.
Программа КПСС указывает, что по мере дальнейшего подъема сельского хозяйства и сближения колхозной собственности с собственностью общенародной внутриколхозные отношения будут совершенствоваться. Организация и оплата труда колхозников все больше будут приближаться к уровню и формам, сложившимся на государственных предприятиях. Это означает, что в период развернутого строительства коммунизма внутриколхозные отношения все больше будут становиться отношениями трудовыми, точнее, трудовая и связанная с ней организационная стороны этих отношений будут приобретать те черты, которые характерны для трудовых отношений рабочих и служащих.
Важнейшие черты метода правового регулирования внутри-колхозных отношений обусловлены членством в колхозе.
Членство определяет положение колхозника: его право на труд в артели, его личные уставные права, в частности и в особенности право на участие в управлении делами колхоза через . выборные органы и непосредственно через общее собрание, производственные совещания и т. д. (внутриколхозная демократия), пределы его автономии и вместе с тем подчинение воле общего собрания, решениям выборных органов, внутреннему распорядку артели. Здесь много сходного с методом регулирования трудовых отношений, и вместе с тем имеются различия, вытекающие из характера колхозной собственности как собственности определенного коллектива[137]. Эти различия, в частности, проявляются в большем, чем в сфере трудовых отношений рабочих и служащих, применении гражданскоправовых форм регулирования имущественных отношений, возникающих между колхозом и колхозником (например, применение норм гражданского права в случаях возмещения колхозникам вреда, причиненного артели). Объясняется это отчасти и отставанием законодательства, недостаточно учитывающего положение колхозников как носителей трудовых прав и обязанностей.
Что касается имущественных отношений, возникающих между колхозом и другими социалистическими организациями (в том числе предприятиями «Союзсельхозтехники» и заготовительными организациями) или гражданами, то они регулируются нормами советского гражданского права.
Гражданское право регулирует и отношения между колхозами, связанные с образованием межколхозной собственности. Основы гражданского законодательства устанавливают, что имущество может принадлежать на праве общей собственности двум или нескольким колхозам (ст. 26). Если имущество межколхозного объединения обособлено и объединение выступает как юридическое лицо, осуществляя оперативное управление указанным имуществом, то и в этих случаях между объединением и колхозами, его организовавшими, на основе совершаемых ими сделок возникают не колхозные, а гражданскоправовые отношения.
4. В буржуазном обществе личные и имущественные отношения в семье (между супругами, родителями и детьми) регулируются гражданским правом. Брак там — своеобразная сделка с имущественными последствиями. .
Семейные отношения в социалистическом обществе опираются прежде всего на личные неимущественные связи между супругами, родителями и детьми. Это, разумеется, не устраняет имущественного момента во взаимоотношениях членов семьи. Супруги ведут общее хозяйство; имущество, совместно нажитое-во время брака, является их общим имуществом; они даже могут вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Нуждающийся нетрудоспособный супруг имеет право на получение содержания от другого супруга. Родители обязаны воспитывать своих несовершеннолетних-детей и доставлять содержание им, равно как и совершеннолетним нетрудоспособным детям. Семья продолжает оставаться, важной ячейкой социалистического общества.
Предметом советского семейного права выступают отношения, вытекающие из брака, родства, усыновления, принятия детей на воспитание. Личные отношения являются решающими,, имущественные — подчиненными.
Родители обязаны подготовить детей к общественно полезной деятельности, их имущественные обязанности по отношению к детям—средство достижения этой цели.
Поскольку отношения между родителями и детьми  в   семье-основаны на чувстве родства и личной привязанности, имущественные обязанности  (пока семья не распалась)  не принимают тех четко выраженных конкретных форм (в смысле размера,, стоимости     содержания,    доставляемого     родителями    детям, и т. д.), которые столь  характерны  для  гражданскоправового обязательства. В таком же положении находятся по отношению-друг к другу супруги.  Разумеется,   речь   идет   о   нормальных супружеских   отношениях,   основанных   на   любви, согласии и доверии.
Поэтому имущественные отношения, складывающиеся в семье, по общему правилу, не являются возмездными, тем более эквивалентными отношениями. Так, например, имущество, нажитое супругами в течение брака, считается их общим имуществом, независимо от доли участия каждого из супругов в его создании. Каждый из супругов вправе производить расходы за счет общего имущества на нужды семьи без особой на то доверенности другого супруга и т. д.
Алиментные отношения имеют своим основанием родство, и поэтому данный вид имущественных отношений, регулируемых нормами семейного права, значительно отличается от имущественных отношений, опосредствующих экономический оборот и регулируемых советским гражданским правом. Многие положения гражданского права, относящиеся к общей части обяза-
тельственного права, неприменима к алиментным правоотношениям[138].
В литературе по советскому семейному праву имеются высказывания о том, что некоторые нормы и положения гражданского права применяются и к семейным имущественным отношениям, причем «... лишь тогда, когда в семейно-брачном законодательстве отсутствуют прямые указания по данному вопросу,, н лишь в той мере, в какой применение норм гражданского права не будет противоречить началам семейного права»[139]. Этим, в частности, объясняют то, что к требованиям о взыскании алиментов за прошлое время применяется трехлетний срок исковой давности, что уступка алиментного требования другому лицу запрещается потому, что она противоречила бы ст. 124 ГК, -не допускающей уступку требования, связанного с личностью кредитора.
Едва ли можно признать убедительным такое объяснение причин распространения норм гражданского кодекса на семей-но-имущественные отношения. Если отрасли права искусственно не создаются, если метод правового регулирования определяется его предметом, то применение норм гражданского права к некоторым имущественным отношениям, возникающим на основе брака и родства, возможно потому, что они приобретают черты имущественных отношений, регулируемых гражданским правом.
Дело, следовательно, не в том, что в семейно-брачном законодательстве отсутствуют прямые указания по данному вопросу. В таком случае надо было бы применять аналогию права, т. е. руководствоваться общим смыслом законодательства о браке и семье, а не искать подходящих норм в другой отрасли права. Если применение норм гражданского права к семейным имущественным отношениям не противоречит началам семейного права, то это происходит, по-видимому, потому, что они (отношения) являются отношениями, регулируемыми гражданским правом., Например, отношения между супругами по поводу их раздельного имущества, а также разрешаемые ст. 13 Кодекса законом о браке, семье и опеке РСФСР имущественно-договорные отношения являются обычными гражданскоправовыми отношениями.
Эти соображения mutatis mutandis распространяются и на те случаи, когда к отношениям, возникшим в связи с использованием труда в государственных предприятиях и учреждениях или в колхозах, применяются нормы гражданского права. Очевидно, если только нет отставания законодательства, это возможно потому, что соответствующие отношения не трудовые и не колхозные, а такие имущественные отношения, которые являются предметом гражданскоправового регулирования[140].
Итак, специфика семейных имущественных отношений состоит в том, что о.ни тесно связаны с личными отношениями членов семьи. Там, где эта связь порывается, например в случае расторжения брака, данная специфика утрачивается и вступают в действие нормы гражданского права.
5. Между различными видами имущественных отношений имеется тесная связь, ибо это виды одного рода явлений. Но в семейном праве, равно как в трудовом и колхозном, имущественные отношения трансформируются, изменяются, «деформируются» (если иметь в виду, что наиболее развиты имущественные отношения товарного производства), сливаются с другими
отношениями — организационными, трудовыми, личными. В результате возникают новые виды общественных отношений, требующие самостоятельного правового регулирования.
Разделяя взгляды тех, кто считает трудовое, колхозное и семейное право самостоятельными отраслями советского права, мы полагаем, что источник их формирования заключается не в механическом соединении элементов различных отраслей права, следовательно и разнородных методов правового регулирования, а в появлении нового вида общественных отношений, развившихся из элементов отношений, регулируемых ранее сложившимися отраслями права.
6. В советской юридической литературе нет единого мнения по поводу того, можно ли считать земельное право самостоятельной отраслью права.
Но и те, кто отрицает самостоятельность земельного права и считает его подотраслью административного права[141], и те, кто полагает, что земельное право имеет самостоятельный предмет регулирования[142], признают, что основанием возникновения земельных правоотношений являются властноорганизационные, административные акты, что один из участников названных отношений — социалистическое государство — исключительный собственник земли.
Сторонники самостоятельности земельного права определяют его как отрасль советского права, регулирующую на основе национализации земли в СССР поземельные отношения в целях правильного распределения единого земельного фонда и рационального использования земли землепользователями[143]. Нетрудно заметить, что в этом определении, помимо указания на предмет регулирования, содержится характеристика и его цели: это — организационный момент (правильное распределение единого земельного фонда) и имущественный момент (рациональное использование земли землепользователями).
Правда, специалисты по земельному праву в большинстве своем почему-то боятся признать, что отношения, связанные с использованием земли землепользователями, организациями и гражданами, суть имущественные отношения[144]. Происходит это, видимо, потому, что категорию имущественных отношений эти авторы связывают с категорией гражданского оборота, а гражданский оборот толкуют в духе ст. 21 ГК РСФСР 1922 года, в которой сказано, что земля —достояние государства и не может быть предметом частного оборота, что владение землей допускается только на правах пользования. Таким образом, во-первых, советский гражданский оборот неосновательно отождествляется с частным оборотом. Во-вторых, имущественные отношения неосновательно рассматриваются только лишь как товарные отношения.
Правильной представляется другая точка зрения — признание земли, вод, лесов, недр, т. е. всех природных богатств, имуществом, хотя и имуществом особого рода, а отношений по землепользованию— разновидностью имущественных правоотношений.
Однако обоснование этого верного положения не всегда можно признать удовлетворительным. Так, В. С. Якушев правильно указывает, что земля, ее недра и другие объекты природы также имущество, но не имеют в условиях социалистического государства денежной оценки, исключены из действия закона стоимости. Но он неправ, утверждая, что земельные отношения являются имущественными лишь в силу того, что они возникают по поводу материальных объектов, которые могут или непосредственно удовлетворять личные потребности человека, или служить средством производства материальных благ[145].
Воздух, как известно, — тоже    материальный   объект и служит удовлетворению потребностей человека в дыхании. Но воздух не имущество;  по поводу воздуха никаких имущественных правоотношений не возникает.
Между тем отношения по землепользованию регулируются нормами права, выступают в форме правоотношений, землепользователи наделены определенными имущественными правами и обязанностями. В литературе по земельному праву общеприз-нано, что право землепользования является самостоятельным институтом земельного права, что землепользователи — социалистические организации и граждане —субъекты определенных прав и обязанностей.
Вместе с тем надо отметить, что правоотношения, которые возникают в связи с причинением землепользователю убытков противоправными действиями других лиц, а также в связи с актами об изъятии земельных участков для государственных и общественных надобностей, являются гражданскими правоотношениями. Споры, которые могут возникнуть при определении размеров убытков,— обычные гражданскоправовые споры. То обстоятельство, что в некоторых случаях размер убытков, возмещаемых землепользователю при изъятии участка (за неиспользованные затраты по обработке участка, за сносимые строения, насаждения, посевы и т. д.), в настоящее время окончательно устанавливается в административном, а не в судебном порядке[146], не колеблет этого вывода: Основы гражданского законодательства предусматривают, что в случаях, установленных законом, гражданские права защищаются в административном порядке (ст. 6).
Но, разумеется, земельные правоотношения нельзя сводить только к праву землепользования. В. И. Ленин указывал на то, что государственная собственность на землю означает право на ренту и определение государственной властью общих для всего государства правил владения и пользования землей[147]. Распоряжение землей, осуществляемое государством через его органы власти и управления,— это прежде всего целевое обособление и назначение различных категорий земельных имуществ.. определение землепользователей и установление в ряде случаев-размеров земельных участков, закрепляемых за пользователями.
Государство в необходимых случаях через соответствующие органы перераспределяет землю между теми органами, которым; она передана в управление, и между землепользователями, производит изъятие земель для государственных, общественных ш иных надобностей.
В литературе по земельному прав^ проводится различие между распоряжением и управлением землей, рассматриваемыми как два разных правомочия. Несмотря на различие оттенков, большинство полагает, что право распоряжения землей со стороны государства-собственника выражается в праве определять хозяйственное назначение всех участков, входящих в единый земельный фонд, формы, условия и порядок землепользования, а также в праве устанавливать, изменять и прекращать конкретные права пользования отдельными земельными участками. Право же управления землей включает учет земель, их инвентаризацию, земельную регистрацию, внутрихозяйственное землеустройство и т. д.[148].
Г. А Аксененок отвергает категорию «оперативного управления» имуществом, введенную в литературу советского гражданского права. А. В. Бенедиктовым для обозначения правомочий владения, пользования и распоряжения, принадлежащих государственной организации в отношении закрепленного за ней государственного имущества. По мнению Г. А. Аксененка управление — это самостоятельное правомочие, принадлежащее как государству, так и совхозу, отличающееся лишь по характеру и объему[149]. Таким образом, утверждает он, в содержание права государственной собственности на землю и иные фонды входят не три, а четыре правомочия: владение, пользование, распоряжение и управление, понимаемое как административное правомочие.
А. В. Карассом было высказано иное мнение: он считает, что «распоряжение землей со стороны социалистического государства, как единственного собственника единого земельного фонда в Союзе ССР, неотделимо от управления единым государственным земельным фондом»[150].
Что касается характеристики правомочий владения и пользования землей, то в литературе имеются в основном две точки зрения. Некоторые авторы считают, что не только государственные органы, осуществляющие управление землей, но и государственные учреждения и предприятия, которым земля передана в непосредственное пользование, не являются и не могут быть признаны самостоятельными субъектами права землепользования: самостоятельным субъектом права непосредственного землепользования является само Советское государство как собственник земли. Лишь кооперативные и общественные организации, а также граждане, согласно этой точке зрения, — субъекты землепользования, производного от права землепользования государства[151].
По мнению других, субъектами землепользования выступают не только названные выше организации и граждане, но и государственные предприятия (например, совхозы) и учреждения, осуществляющие непосредственную эксплуатацию закрепленных за ними земельных участков, а также органы управления государственным земельным фондом[152].
В приведенном анализе категорий распоряжения, управления, пользования и владения землей содержатся как правильные, так и неправильные положения. Если исходить из того понимания властно-организационных и имущественных отношений, которое было развито выше, то следует признать, что разграничение функций распоряжения и управления землей неосновательно. Организационные акты, которые относят к функции распоряжения, и организационные акты, входящие в функциюуправления, имеют одну и ту же природу. Это акты государственного и административного управления, властные акты, имеющие своей целью обеспечить владение и пользование землей, тем, организациям и гражданам, которым в силу этих актов в конечном счете будут предоставлены земельные участки. Имущественные отношения здесь возникают между государством как собственником и землепользователем.
Иначе, как мы уже установили, обстоит дело с категориями владения и пользования земельными участками. Здесь мы сталкиваемся с теми имущественными правами, .которые А. В. Венедиктов именует правами оперативного управления, имея в виду правомочия хозяйственной организации на закрепленное за ней имущество[153]. Владение и пользование земельными участками действительно принадлежат землепользователям, первичным или вторичным.
К сожалению, в литературе по земельному праву зачастую смешивают акты распоряжения землей, являющиеся актами административного управления,  с распоряжением как имущественным правомочием, входящим в содержание оперативного управления[154].
Подведен итоги сказанному о специфике земельных отношений в СССР. Это — двоякого рода отношения. Отношения, возникающие из деятельности исполнительно-распорядительных органов государства по распределению различных категорий, земель между землепользователями, и все иные действия, связанные с административным управлением, обеспечивающим надлежащее использование земли, — это организационные, административные отношения. Отношения по использованию земли, закрепленной за ее пользователями, осуществляющими в силу этого и владение землей, являются имущественными отношениями. Эти отношения складываются между государством-собственником земли и землепользователями (организациями и гражданами), а также между различными категориями землепользователей. То, что земля не предмет экономического оборота, понимаемого как товарный оборот, не означает, что земля перестала быть имуществом.
Таким образом, земельные отношения в СССР включают в себя властно-организационные отношения по управлению государственным земельным фондом и имущественные отношения, возникающие в связи с тем, что государство — единый и исключительный собственник земли, но непосредственное владение и пользование землей, ее хозяйственная эксплуатация, осуществляются социалистическими организациями и гражданами.
Специфика земельных отношений, следовательно, заключается, с одной стороны, в том, что они как властно-организационные отношения не могут быть оторваны от возникающих на основе административных актов имущественных отношений по землепользованию.
С другой стороны, эта специфика проявляется в характере названных имущественных отношений: земля не имеет денежной оценки, не является товаром и объектом возмездного экономического оборота. Имущественная обособленность участников поземельных отношений имеет иное содержание, чем имущественная обособленность участников гражданских правоотношений.
Необходимо также отметить, что лежащие на землепользователе обязанности носят главным образом административноправовой, а не имущественно-правовой характер. Подчиненное в административноправовом отношении положение пользователя земельного участка проявляется не только в момент возникновения правоотношения, участниками которого является землепользователь и государственный орган, осуществивший акт отвода земельного участка, но и на протяжении всего времени действия этого правоотношения[155].
Следует поэтому прийти к выводу, что исключительная государственная собственность на землю, изъятие земли из воз-мездного оборота, государственный контроль за ее надлежащим использованием влекут за собой такую тра«сформацию в поземельных отношениях, которая вызывает к жизни самостоятельную отрасль права — земельное право со специфическими для нее методами регулирования. Источник происхождения этих методов — административное и гражданское право, причем больше административное, чём гражданское. Но эти методы видоизменены в связи со спецификой поземельных отношений, развивающихся на основе исключительной собственности государства на землю и иные природные ресурсы. Нельзя земельное право считать лишь подотраслью административного[156].
7. Те же выводы, которые были сделаны относительно земельного права, надо сделать и относительно финансового права. Речь идет о той части финансовых отношений, которая входит в понятие государственных финансов.
Чисто организационные, административные отношения возникают между вышестоящими и нижестоящими финансовыми органами. В отношениях же, основанных на обязательных платежах в государственный бюджет, сочетаются властные отношения государства с налогоплательщиками, а также другими обязанными перед бюджетом лицами и имущественные отношения по передаче в доход бюджета и, следовательно, в собственность государства либо в его непосредственное распоряжение (поскольку речь идет об уплате налога с оборота государственными предприятиями) денежных средств, выплачиваемых указанными лицами.
Понятие государственного бюджета выражает ту сторону деятельности государства, которая связана с собиранием и расходованием определенной части общественного дохода на общественные нужды.
Через государственный бюджет, если говорить о денежных отношениях, выступает само государство как целое, как таковое в тех случаях, когда оно является участником этих имущественных отношений. Разумеется, речь идет об общесоюзном и о республиканском бюджетах. Но то же самое применимо и к местному бюджету. Так, например, должником по государственным займам является не тот или иной государственный орган, а государство в целом — общегосударственная казна.
Государство через бюджет выступает как субъект непосредственного владения и распоряжения тем имуществом, которое еще не поступило в оперативное управление государственных организаций. В силу принципа единства казны все доходы государства по налогам и иным обязательным платежам концентрируются в едином бюджетном фонде до того, как они будут направлены (в соответствии с расходной частью бюджета и независимо от источника дохода) на соответствующие цели по сметным ассигнованиям. Имущество, еще не обособленное в управление отдельных госорганов, выступает в качестве фонда денежных средств по государственному бюджету.
Финансовые отношения невозможны вне государственной деятельности. Это властно-организационные и вместе с тем имущественные отношения. Они заключаются не только в переходе денежных средств в виде налогов и иных отчислений (налога с оборота, уплачиваемого социалистическими предприятиями, отчислений от прибыли, амортизационных отчислений и др.) в бюджет, т. е. в собственность и непосредственное распоряжение государства, но и в передаче этих средств государством в распоряжение (в смысле имущественного правомочия) государственных организаций или в собственность иных субъектов, имеющих право на соответствующие суммы из расходной части бюджета.
Финансовые отношения направлены на то, чтобы организовать финансовые средства для оперативно-хозяйственной и тем самым имущественной деятельности соответствующих социалистических организаций. Эти отношения, следовательно, сходны с планово-регулирующей деятельностью по распределению оборудования, сырья, материалов между государственными организациями. Подобно тому, как на основе соответствующих организационных актов возникают имущественные отношения между государством в целом и его предприятиями, на основе финансовых актов возникают имущественные отношения между организацией и государством в целом по поводу денежных средств, обособленных из бюджета в распоряжение организации.
Но этим исчерпывается имущественный характер финансовых правоотношений. После того, как создана финансовая база, организация в процессе своей оперативно-хозяйственной деятельности как имущественно-обособленный субъект выступает в качестве юридического лица. Расходование ею денежных средств в процессе этой деятельности регулируется нормами не финансового, а гражданского права. Денежные средства входят в состав оборотных фондов предприятия либо, если речь идет о государственном бюджетном учреждении, обособляются в виде самостоятельной сметы, составляющей имущественную базу его гражданской правоспособности как юридического лица (ст. ст. 11 —13 Основ гражданского законодательства).
Следует согласиться с Р. О. Халфиной, что имущественные отношения в финансовоправовых институтах имеют подчиненный характер, что «основным здесь является именно организационный элемент: установление форм аккумуляции денежных средств, порядок их распределения, компетенции органов государства, ведущих финансовую работу и т. д.»[157]. Но нельзя признать правильной ее характеристику финансового права как такой отрасли советского права, которая содержит значительное количество смешанных комплексных институтов, в которых объединены административноправовые и гражда'нскопразовые нормы [158].
Как С. С. Алексеев и О. А. Красавчиков, мы считаем, что комплексных отраслей права не существует, ибо каждая отрасль права соответствует определенному виду общественных отношений; можно говорить лишь о комплексных нормативных актах, комплексной систематизации нормативного материала и (здесь мнения названных авторов расходятся) комплексных правовых учебных дисциплинах либо даже о комплексных юридических науках[159].
Признавая финансовое право самостоятельной отраслью .права, отделившейся от административного права, мы исходим не из того, что в финансовом праве организационные элементы преобладают над имущественными, а из специфики финансовой деятельности государства, из специфики объекта (денежных средств) и возникающих в процессе этой деятельности имущественных отношений. Денежные средства не являются в финансовых отношениях ни средством обращения, ни мерилом стоимости: при аккумуляции и расходовании через бюджет этих средств не возникает эквивалентных или иных возмездных отношений. Поэтому указанные имущественные отношения не могут быть .предметом гражданскоправового регулирования, они не могут регулироваться самостоятельно, вне финансовой деятельности государства, как властно-организационной деятельности. .
Названные отношения не являются самостоятельными, они существуют лишь как элемент деятельности государства, направленной на организацию финансовой базы органов государственного управления, предприятий и иных оперативно-хозяйственных организаций и социально-культурных учреждений — базы, необходимой для их имущественной деятельности. Имущественные обязанности участников финансовых отношений исчерпываются актом передачи (перечисления) денежных средств, имущественные права— получением этих средств.
Организационная и имущественная стороны в финансовых отношениях тесно взаимосвязаны, образуют единство, что дает основание считать эти отношения самостоятельным видом общественных отношений, объективно требующим самостоятельного правового регулирования[160].
Особенности метода правового регулирования финансовых отношений проявляются в содержании финансово-правовых норм, в частности, в характере санкций, предусмотренных этими нормами, в юридических фактах, служащих основаниями возникновения финансовых правоотношений, в положении их участников и т. д.
Можно отметить следующие особенности этого метода: императивный характер финансово-правовой нормы, безусловно определенный характер ее гипотезы и диспозиции, специфика финансовых санкций, состоящих не только во взыскании пени и штрафа за нарушение финансовых обязанностей, но и в закрытии бюджетных кредитов, в прекращении финансирования капитального строительства, в привилегированных с точки зрения обеспечения интересов государства формах взыскания не внесенных в срок налогов и неналоговых платежей.
Обязанности должника в финансовом правоотношении, как известно, не подлежат действию исковой давности. Одним из субъектов финансового правоотношения является всегда государство. Акты, в силу которых финансовые правоотношения возникают, всегда предопределены законом. Это, как уже подчеркивалось,— властно-имущественные отношения. Равенство сторон в этом отношении проявляется лишь в тех случаях, когда возникает спор о том, уплачены или не уплачены причитающиеся с обязанного лица денежные суммы в доход государственного бюджета, и, следовательно, возникает спор о моменте перехода права собственности на соответствующие денежные знаки, равно как и в тех случаях, когда уплачены излишние суммы и заявлено требование об их возврате[161].
<< | >>
Источник: С.Н. БРАТУСЬ. ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ГОСУДАРСТВЕННОЕ     ИЗДАТЕЛЬСТВО ЮРИДИЧЕСКОЙ    ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА—1963, – 196 С.. 1963

Еще по теме Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА:

  1. § 1. Понятие и значение объекта преступления
  2. Иные, непосредственно связанные с трудовыми, отношения, составляющие предмет трудового права
  3. ОТЗЫВЫ НЕОФИЦИАЛЬНЫХ ОППОНЕНТОВ НА АВТОРЕФЕРАТ ДИССЕРТАЦИИ
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Глава III ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, РЕГУЛИРУЕМЫЕ СОВЕТСКИМ   ГРАЖДАНСКИМ   ПРАВОМ
  6. Глава   VI  СМЕЖНЫЕ С ГРАЖДАНСКИМ  ПРАВОМ ОТРАСЛИ СОВЕТСКОГО ПРАВА
  7. 1. Объективные признаки имущественных преступлений
  8. Глава 3.4. КВАЛИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  9. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  10. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  11. РоссияРоссийская Федерация
  12. Гражданское и смежные с нимотрасли права
  13. Судебная система. Органы контроля
  14. §23.5. Понятие, сущность и характеристика правового статуса личности
  15. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период
  16. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
  17. Глава 7. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ИНФОРМИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ
  18. Глава 8.Управление в области использования и охраны земель
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -