<<
>>

Конфликтологическая готовность

трактуется как готовность специалиста к решению профессиональных конфликтологических задач [88]; как практическая готовность к разрешению конфликтов в педагогическом процессе [34]. Причем, если сущность готовности авторы понимают соотносимо (как способность специалиста к выполнению профессиональных задач), то в содержании практической составляющей наблюдается различие. Так, Г.М. Болтунова [34] включает в нее три конфликтологических умения: 1) видение и понимание кон-

21

фликта; 2) умение прогнозировать и оценивать последствия конфликта; 3) владение средствами диагностирования, предупреждения и разрешения конфликта, использования конфлик-та в воспитательных целях.

В данном подходе вполне обеспечивается формирование конфликтологической готовности студента - будущего специалиста как субъекта учебной деятельности.

В исследовании З.З. Дринки [88], проведенном под руководством автора данной диссертации, практический компонент конфликтологической готовности представлен через совокупность умений решения профессиональных конфликтологических задач. Профессиональные конфликтологические задачи (всего 25) классифицированы по шести группам (задачи по диагностике, прогнозированию, стимулированию, предупреждению, моделированию, разрешению конфликтов) в соответствии с логикой управления конфликтом, конфликтологических процессов и структурными элементами целостного педагогического процесса (В.С. Ильин). Данный подход представляется более адекватным к профессиональной подготовке будущих учителей, так как позволяет обеспечить формирование конфликтологической культуры студента-специалиста как субъекта учебно-профессиональной деятельности, прикладную (практическую) основу процесса профессиональной подготовки.

Таким образом, краткий обзор категориального содержания конфликтологических исследований позволяет сделать вывод о том, что на современном уровне профессиональной педагогики, когда еще нет целостной теории формирования конфликтологической культуры специалиста, каждый исследователь, независимо от собственного желания, не может не придавать отдельным компонентам конфликтологической культуры (компетенция, готовность, компетентность) решающего значения. В этом проявляется специфика эмпирического познания, когда в силу отсутствия целостного отображения объекта отдельным его элементам придается значение все-

22

общности. Но вместе с тем, как было показано выше, уже назрела возможность построения целостных отображений объекта, то есть конфликтологической культуры специалиста.

Можно констатировать как факт, что в научном знании накоплен обширный материал по различным компонентам конфликтологической культуры (сущность педагогического конфликта, конфликтологические знания и умения педагога, кон- фликтогенные свойства индивидуальности специалиста) и уровням овладения ею. Вместе с тем отсутствуют исследования, дающие целостное представление о сущности конфликтологической культуры как вида профессиональной культуры будущего специалиста, ее функционировании и формировании. Можно утверждать, что налицо противоречие между су-ществованием конфликтологической профессиональной сферы бытия и ее отражением в профессиональной деятельности специалиста и отсутствием в теории и методике профессионального образования научного, теоретического обоснования категории «конфликтологическая культура специалиста».

Для реализации методологического требования о понятийно-терминологической определенности используемых дефиниций обозначим концептуальные положения, на основе которых нами производится описание категории «конфликтологическая культура специалиста».

Наша задача состоит в том, чтобы выделить из представленного выше набора конфликтологических понятий наиболее существенные и аргументированные категории, раскрыть их содержание и на основе синтеза этих категорий обозначить структуру и специфику конфликтологической культуры специалиста. На основе каких концептуальных положений возможно описание категории конфликтологической культуры?

Ведущим положением выступает определение научной категории. Нам близка позиция В.Г. Гершунского, который обосновывает отличие категории и понятия при характеристике категории «менталитет». «Категория представляет собой наиболее общие научные понятия, которые рассматриваются

23

как узловые пункты, ступени познания человеком объективной действительности. Но отличия «категории» от «понятия» ... состоят не только в масштабности отображаемых ими реалий. Категории усматривают в характеризуемых ими объектах не только сущее, но и должное, выходят их сферы «ставшего» знания, из сферы констатации в план нормативного знания, в план долженствования, предопределяющего возможные направления деятельности индивидуального или коллективного субъекта в процессе познания и преобразования действительности» [56, с. 19]. Автором выдвигается требование деятель- ностной, активно-преобразующей трактовки педагогических категорий, ориентирующей не только на синтез имеющихся определений, но и на анализ потенциальных возможностей деятельностной реализации содержания соответствующих дефиниций. Следовательно, важным представляется не столько знание конфликтологической культуры специалиста, сколько возможность ретроспективного и прогностически аргументированного, вероятностного предсказуемого поведения, поступков специалиста в производственных конфликтных ситуациях и конфликтах. Важно выявить возможности влияния на те или иные характеристики конфликтологической культуры специалиста.

Положение о содержательной структуре категории как наиболее общем понятии, отражающем «узловые пункты, ступени познания человеком объективной реальности», ориентирует нас при определении содержания категории конфликтологической культуры выявить такие характеристики, которые отражали бы последовательность познания специалистом конфликтогенной профессиональной среды и последующей преобразовательной деятельности в ней. Очевидно, что кате-гория конфликтологической культуры специалиста в соответствии с выдвинутым положением должна быть описана посредством совокупности индивидуальных и личностных профессионально важных качеств специалиста в интегрированных характеристиках, отражающих в той или иной мере сту-

24

пени - этапы профессиональной конфликтологической деятельности: познавательную (гносеологическую) конфликтологическую деятельность, оценочную (аксиологическую) конфликтологическую деятельность, регулирующую конфликтологическую деятельность, преобразовательную (праксеологи- ческую) конфликтологическую деятельность, в совокупности направленных на изменение элементов конфликтной ситуации и причин их возникновения, что в конфликтологии [37] связывается с процессом и результатом разрешения конфликта.

Следующим концептуальным положением для описания категории конфликтологической культуры специалиста выступает зависимость четкости и качественности выявления и описания сущностных характеристик формируемого свойства личности и возможности технологизации формирующего процесса [56, с. 19]. По сути, оно является логическим продолжением требования деятельностной, активно-преобразующей трактовки педагогических категорий и ориентирует на выделение ключевых характеристик конфликтологической культуры специалиста, которые в наибольшей степени доступны педагогической технологизации.

Отдавая должное доступному нам многообразию дефиниций в сфере конфликтоло-гической подготовки специалистов, мы тем не менее попытаемся вычленить те характеристики конфликтологической культуры и их показатели, которые в наибольшей мере поддаются, доступны технологизации. При этом имеется в виду активное и целенаправленное формирование, а в необходимых случаях - осторожное, возможно, весьма длительное и необходимое преобразование (коррекция) конфликтологической культуры на основе только природосообразных, гуманистических критериев, оправдывающих подобное целенаправленное вмешательство.

Существенным дополнением к обозначенному концептуальному положению является определение интегрированных характеристик конфликтологической культуры, педагогическое управление развитием которыми (формирование) отвеча-

25

ло бы закономерностям функционирования и развития индивидуальных и личностных конфликтогенных профессионально важных качеств специалиста. Выдвигаемое нами требование выявления интегрированных характеристик конфликтологической культуры и их показателей позволяет разработать действенную педагогическую технологию формирования конфликтологической культуры специалиста, гарантирующую результативность предпринятого в нашем исследовании формирующего процесса. В соотнесении с обозначенным выше положением о необходимости выявления совокупности показателей конфликтологической культуры, отражающих психологические закономерности конфликтологической деятельности (от познания к преобразованию), мы предполагаем, что показатели конфликтологической культуры будут воспроизводить качественную характеристику специалиста как субъекта труда, познающего и преобразовывающего конфликтогенную профессиональную среду.

Значимым для описания категории конфликтологической культуры специалиста выступает содержание профессионально важных качеств специалиста, определяющих конструктивную профессиональную деятельность в кон- фликтогенной профессиональной среде. Поиск подобных характеристик связывается нами с субъективными факторами конфликтного взаимодействия, влияющими на структурные (элементы конфликта: объект конфликта, оппоненты конфликта, инцидент, исход конфликта) и динамические (причины конфликта, условия развития конфликта, условия управления конфликтом, условия разрешения конфликта) характеристики конфликта и изменяющие их. Следовательно, в категории конфликтологической культуры специалиста необходимо определить конфликтогенные профессионально важные качества, которые имеют вероятностное влияние на структуру и динамику профессиональных конфликтных ситуаций и конфликтов, составляющих конфлик- тогенную профессиональную среду.

26

Какие субъективные детерминанты конфликтного взаимодействия определяют направленность и содержание профессиональной конфликтологической деятельности специалиста? Конфликтологическая феноменология накопила достаточный научный потенциал в исследовании субъективных факторов конфликтного взаимодействия оппонентов [3, 8, 11, 33, 53, 72, 76, 83, 86, 92, 119, 126, 133, 137, 221, 225, 240, 242, 252, 317, 325, 335, 353, 359, 363, 369]. Так, Н.В. Гришина исследовала субъективные факторы основных конфликтологических про-цессов: восприятия, определения трудной ситуации как конфликтной и субъективные регуляторы конфликтного взаимодействия оппонентов [72]. Ею установлено, что в процессах восприятия и определения трудной социальной ситуации как конфликтной ведущее место занимают механизмы категоризации и интерпретации. Эти механизмы как способы систематизации индивидом окружающей среды в соответствии с потребностью в уменьшении ее субъективной сложности становятся основой дальнейших действий, их регулятором. От того, как оценивается, каким смыслом наделяется и как объясняется объект воспринимаемой конфликтной ситуации, зависит дальше конфликтное поведение оппонента: «. если человек определяет ситуацию как конфликтую, она становится конфликтом, ибо в своих дальнейших действиях в данной ситуации он основывается на том определении, на том значении, которое он придал ситуации, соответственно развивая конфликтное взаимодействие, оценивая действия партнера, выбирая стратегии поведения» [72, с. 171]. Данная точка зрения соответствует общепсихологическому пониманию взаимодействия субъекта с ситуацией (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн), где субъективные факторы всегда включены в генезис ситуации и на основе принципа единства инди-вида и социальной среды рассматриваются в качестве детерминации социального взаимодействия.

Какие конкретно субъективные факторы имеют вероятностное значение для гносеологических, аксиологических и ре-

27

гулирующих конфликтологических процессов - определения ситуации как конфликтной? Очевидно, что наделение конфликтной характеристикой ту или иную трудную ситуацию социального взаимодействия определяется наличием в сознании индивида представлений о конфликте, на основе которых он, сравнивая воспринимаемые параметры ситуации (участники, объект) с имеющимися у него знаниями, категоризирует их в соответствующие типы конфликтов. Каковы знания о конфликте - таков итог определения ситуации как конфликтной. В социальной психологии такое соответствие связывают с ошибками в осознании конфликтной ситуации, которые обо-значаются как «неадекватно понятый конфликт», «непонятый конфликт», «ложно понятый конфликт» [103, с. 93]. Перечисленные ошибки в осознании конфликтной ситуации различаются по степени точности и адекватности осознанной ситуации научным конфликтологическим знаниям. Следовательно, важным компонентом конфликтологической культуры специалиста должна стать система знаний о конфликте.

Среди других субъективных факторов, имеющих вероятностное влияние на направленность конфликтного взаимодействия оппонентов, отмечаются следующие: готовность воспринимать и интерпретировать поведение другого как враждебное; интернальность/экстернальность (уверенность, потребность в поддержке); отсутствие личностной тревожности; устойчивые тенденции к тому или иному типу социального поведения; завышенная самооценка; позиция индивида; факторы возраста, пола; принадлежность к определенному социальному, культурному, профессиональному слою [72, с. 188 - 189]; интеллектуальные качества - свойства мышления, взгляды, принципы, система ценностей-координат, жизненная позиция; волевые качества, связанные с мотивами, побуждающими к действию, расположенностью его к другим людям; эмоциональные качества; социальные качества - справедливость, ответственность, правосознание [53, с. 59 - 60]; психическая напряженность и уровень психологической устойчивости, конфликто-

28

устойчивость [12, с. 201]; наличие когнитивных искажений, усиливающих дисгармонию личности, «аффективная логика» - формирование вывода при отсутствии свидетельства в его поддержку, построение заключения, основанного на деталях, построение глобального вывода, основанного на изолированном факте, проживание опыта в противоположных категориях, ориентация на жесткие нормы и требования, нетерпимость; искажения мотивационно-потребностной сферы: блокировка потребности в защищенности, самоутверждении, свободе, принадлежности, временной перспективы; в аффективной сфере - эмоциональная лабильность, низкая фрустрационная толерантность и быстрое возникновение тревоги, нестабильная самооценка, проявление социофобий, агрессивность [152, с. 5 - 6]. Краткий обзор выводов по проблеме субъективных факторов, оказывающих вероятностное влияние на направленность конфликтного взаимодействия, убедительно свидетельствует, что конфликт и деятельность по его разрешению - это многофакторное явление. Вместе с тем очевидно, что перечисленные субъективные факторы относятся к сфере личностной саморегуляции, в которой наряду с самооценкой, волевой регуляцией, уровнем притязаний, субъективной локализации контроля ведущее место занимает рефлексия специалиста в процессе определения конфликтной ситуации и самоопреде-ления в ней. Этот процесс переосмысления, перестройки субъектом своего сознания, своей деятельности, общения базируется на личностно-смысловой обусловленности, которая, в свою очередь, является проявлением жизненной позиции индивида [228, с. 157]. Применительно к процессу управления конфликтом данное утверждение означает, что сформированная конфликтная позиция специалиста, в которой интегрируются смысловые системы, индивидуальные и профессиональные ценности и представления о собственной самореализации в своей профессии, способствует его устойчивому самоопределению в конфликтной ситуации и детерминирует выбор оптимальной (активной, пассивной или компромиссной) кон-

29

фликтной стратегии в конфликтогенной профессиональной среде. Этот вывод также соответствует приведенному выше общепсихологическому пониманию взаимодействия субъекта с ситуацией: «Чтобы образовалась актуальная для субъекта ситуация, недостаточно иметь определенные условия и обстоятельства. Необходимо иметь еще и определенного субъекта, со стороны которого должна присутствовать психологическая готовность (имеющая в конечном итоге потребностный характер) к включаемым в генезис ситуации объективным ус-ловиям и обстоятельства» [цит. по 72, с. 172]. Следовательно, интегрированной характеристикой конфликтологической культуры специалиста будет выступать конфликтологическая готовность как совокупность конфликтогенных профессионально важных качеств индивидуальности и личности специалиста, а сформированная конструктивная конфликтная позиция является важнейшим ее компонентом.

Таким образом, представленные концептуальные положения, предваряющие описание категории конфликтологиче-ской культуры, дают нам основания предполагать, что категория конфликтологической культуры специалиста должна быть описана как совокупность интегрированных характеристик и их показателей (критериев), структура которых определяется закономерностями взаимодействия человека с противоречивой средой и ее преобразования во взаимодействии с другими людьми. Содержательный аспект интегрированных характеристик конфликтологической культуры базируется на субъективных факторах, имеющих вероятностное влияние на структурные и динамические характеристики профессионального конфликта и определяющих способ профессиональной деятельности специалиста в конфликтоген- ной профессиональной среде.

Описание категории конфликтологической культуры специалиста предполагает ответ на вопрос: что рассматривается в качестве интегрированных характеристик конфликтологической культуры и их показателей, представляющих собой опре-

30

деленные критерии сформированности исследуемого вида профессиональной культуры в аспекте ее культурологической составляющей?

Для того чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к структуре профессиональной культуры, а также исследованиям разных видов профессиональной культуры и выявим ха-рактеристики профессиональной культуры и критерии их сформированности [36, 105, 117, 124, 150, 180, 194, 206, 228, 245, 268, 270, 229, 301, 318]. Профессиональная культура включает в себя индивидуально выработанные стратегии, средства ориентации в действительности, способы решения задач труда для перевода его из наличного в целевое состояние. Важнейшими компонентами профессиональной культуры выступают: системное мировоззрение и модельное мышление; профессиональное творчество деятельности; праксеологиче- ская, рефлексивная и информационная вооруженность; компетентность деятельности, общения и саморазвития; конкретно- предметные знания [228, с. 137]. Ф.Ш. Мухаметзянова, определяя сущность психологической культуры учителя, в качестве критериев сформированности этого вида профессиональной культуры рассматривает: педагогическое мышление, педагогическую эрудицию, педагогическое целеполагание, педагогическую интуицию, педагогическую импровизацию, педагогическую наблюдательность, педагогический оптимизм, педагогическое прогнозирование, педагогическую рефлексию [194, с. 16]. Исследователь методологической культуры учителя А.Н. Ходусов выдвигает предположение, что «с позиций дея- тельностного подхода личность формируется в деятельности и все ее характеристики опосредуются через показатели деятельности. . Ведущими характеристиками методологической культуры выступают: направленность личности (шкала ценностей), содержание качества, способ проявления направленности и содержания качества, ряд умений» [318, с. 105 - 107]. Экономическая культура как вид профессиональной культуры исследовалась Т. Терюковой [299]. Ею выделены следующие

31

характеристики экономической культуры: экономическая грамотность, формирование системы представлений о законах и механизмах функционирования экономики; умение работать с экономической информацией; владение «экономическим языком», экономическим мышлением, «правилами» экономического поведения; черты характера, обеспечивающие грамотные «экономические поступки»; наличие экономической интуиции [299, с. 112]. Приведенный спектр видов профессиональной культуры, а также характеристики целостной профессиональной культуры свидетельствует, что исследователи с небольшими отличиями, вызванными спецификой формируемого вида профессиональной культуры, воспроизводят ключевые позиции: грамотность, язык, мышление, интуиция, способы деятельности, умения. Следовательно, выявление интегрированных характеристик конфликтологической культуры специалиста и критериев их сформированности логично производить в выявившейся триаде:

«вид профессионального знания - грамотность, специальный язык и т.п.»;

«вид профессиональной психологической готовности - мышление, интуиция, прогноз, рефлексия, черты характера, шкала ценностей и т.п.»;

«вид профессиональной компетентности - способ деятельности, умения и т.п.».

Подобный категориальный модуль интегрированных характеристик конфликтологической культуры специалиста, с одной стороны, без противоречий встраивается в общую структуру профессиональной культуры, с другой стороны, обладает достаточными возможностями для технологизации процесса формирования конфликтологической культуры специалиста.

Совокупность вышеизложенных положений стала для нас теоретической основой разработки интегрированных характеристик конфликтологической культуры специалиста, их компонентов и собственной системой показателей (критериев)

32

оценки уровней сформированности конфликтологической культуры специалиста. Структура компонентов конфликтологической культуры специалиста и их показателей представлена в нашем исследовании в виде модели конфликтологической культуры специалиста (1.3). В данном параграфе остановимся на описании интегрированных характеристик конфликтологической культуры специалиста.

В качестве интегрированной характеристики конфликтологической культуры выступает конфликтологическая компетенция специалиста. При этом «компетенция» трактуется нами в соответствии с основным лексическим значением слова - «область вопросов, в которых кто-либо хорошо осведомлен» [271, с. 85]. Конфликтологическая компетенция специалиста - это совокупность конфликтологических знаний как вида профессиональных знаний о конфликте и связанных с ним явлений, фактов. Как и любые профессиональные знания, знания о профессиональном конфликте выступают важнейшим компо-нентом профессиональной культуры и выполняют функцию информационного базиса для ориентировочно-преобразующей деятельности специалиста в ситуациях профессионального конфликта. Показателями сформированности конфликтологической компетенции являются два критерия: 1) адекватно понятый конфликт и 2) отсутствие ошибок в определении трудной ситуации профессионального взаимодействия как конфликтной на основе системы знаний о конфликте. Конфликтологическая компетенция будет представлена в модели конфликтологической культуры как информационный блок профессионально важных конфликтогенных качеств специалиста.

В соответствии с выделенной триадой описания профессиональной культуры следующей интегрированной характеристикой конфликтологической культуры специалиста нами выделяется конфликтологическая готовность специалиста. При этом «готовность» трактуется нами как совокупность качеств личности, обеспечивающих успешное выполнение профессиональных функций (К.М. Дурай-Новакова, Н.В. Кузьми-

33

на, Н.Ю. Кулюткина, В.А. Сластенин). Конфликтологическая готовность специалиста включает в себя различного рода установки на осознание профессиональной конфликтологической задачи, модели вероятностного конфликтного поведения, определение специфических способов деятельности в профессиональном конфликте, оценку своих возможностей в соот-ветствии с предстоящими трудностями и необходимостью результата в процессе разрешения профессионального конфликта. Конфликтологическая готовность включает в себя также конструктивную конфликтную позицию специалиста. Конфликтная позиция специалиста предстает как система отношений и оценок конфликтологического опыта, конфликтной реальности и перспектив, которые определяют направленность конфликтных действий, поведения специалиста. Ключевое значение для конструктивной конфликтной позиции имеют ценностные ориентации и профессиональные цели в профессиональном конфликте, которые оказывают влияние и на динамические и структурные характеристики конфликта. Конфликтологическая готовность специалиста выполняет функ-цию регулятивного (мотивационного, эмоционального, рефлексивного, волевого, экзистенциального) базиса для ориентировочно-преобразующей (конструктивной) конфликтологической деятельности специалиста в ситуациях производственного конфликта. Показателями сформированности конфликтологической готовности являются: 1) оптимальный выбор специалистом конфликтной стратегии; 2) самоуправление отрицательными эмоциональными состояниями в конфликтной ситуации; 3) способность к управлению (воздействию) оппонентом профессионального конфликта в результате рефлексивного самоопределения на основе конструктивной конфликтной позиции. В модели конфликтологической культуры специалиста конфликтологическая готовность будет представлена ак-сиологическим блоком профессионально важных конфликто- генных качеств специалиста.

34

<< | >>
Источник: Самсонова Н.В.. Конфликтологическая культура специалиста и технология ее формирования в системе вузовского образования: Монография. - Калининград: Изд-во КГУ,2002. - 308 с.. 2002

Еще по теме Конфликтологическая готовность:

  1. 1.2. Конфликтологическая культура специалиста как педагогическая категория
  2. Конфликтологическая готовность
  3. Конфликтологическая компетентность специалиста
  4. 1.3. Модель конфликтологической культуры специалиста
  5. Модель конфликтологической культуры специалиста
  6. Эвристический уровень конфликтологической культуры учителя
  7. Креативный уровень конфликтологической культуры учителя
  8. 2.1. Формирование конфликтологической культуры специалиста как тенденция профессионального образования
  9. 2.2. Теория и практика формирования конфликтологической культуры специалиста в процессе профессиональной подготовки
  10. Профессионально-конфликтологическая подготовка
  11. 3.2. Принцип управления-самоуправления в формировании конфликтологической культуры специалиста
  12. Цели и задачи первого этапа формирования конфликтологической культуры специалиста.
  13. Цели и задачи третьего этапа формирования конфликтологической культуры специалиста.
  14. 3.3. Модель формирования конфликтологической культуры специалиста
  15. 4.1. Диагностико-целевой компонент процесса формирования конфликтологической культуры специалиста
- Акмеология - Введение в профессию - Возрастная психология - Гендерная психология - Девиантное поведение - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Конфликтология - Математические методы в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Основы психологии - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическая помощь - Психологические тесты - Психологический портрет - Психологическое исследование личности - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология и педагогика - Психология общения - Психология рекламы - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Реабилитационная психология - Сексология - Семейная психология - Словари психологических терминов - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -