<<
>>

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИ НА ЗАПАДЕ (ОПЕРАЦИЯ «ГЕЛЬБ»)

Начало разработки немецко-фашистским командованием планов агрессии против Франции было положено еще в межвоенное время в директивах фельдмаршала Бломберга «О единой подготовке вооруженных сил к войне» от 26 июля 1936 г.
и 24 июня 1937 г. Одной из центральных задач, ставившихся в этих директивах перед вермахтом, была подготовка к проведению операции «Рот», как первоначально именовался план нападения на Францию. Важнейшей предпосылкой выполнения этой задачи германское командование считало аннексию Австрии, а главное — захват Чехословакии, чтебы «заранее исключить иа время войны угрозу с тыла для ведения войны на Западе».

Решение о широком наступлении на Западе как о ближайшей практической задаче сформировалось у руководителей фашистской Германии в ходе войны с Польшей, сразу же после первых успехов, одержанных вермахтом. Усиленная работа по планированию войны против Франции началась в середине сентября 1939 г. А уже 27 сентября в имперской канцелярии по этому вопросу состоялось совещание Гитлера с главнокомандующими видами вооруженных сил и их начальниками штабов. На совещании было решено широко развернуть практическую подготовку операций на Западе. 29 сентября между Браухичем и Кейтелем состоялось обсуждение основных вопросов предстоящего наступления на Западе. В тот же день главнокомандующий сухопутными войсками дал Гальдеру указание подготовить предварительные соображения о стратегическом сосредоточении и развертывании германской армии и ведении операций «после преодоления голландских и бельгийских укреплений». 7 октября начальник генерального штаба доложил Гитлеру свои соображения относительно проведения «северо-западной операции».

В систематизированном виде цели наступления против Франции и принципы его осуществления были в основных чертах изложены в подготовленном ОКВ документе «Памятная записка и руководящие указания о ведении войны на Западе», которую Гитлер 9 октября 1939 г.

направил Браухичу, Редеру, Гериигу и Кейтелю. Этот документ дает ключ к пониманию многих вопросов стратегии гитлеровского командования в первый период второй мировой войны, и его основные положения заслуживают быть рассмотренными более подробно.

Цель кампании на Западе в меморандуме была сформулирована с предельной четкостью: «... окончательный военный разгром западных держав» .

Гитлеровцы видели во Франции «континентальную шпагу Англии» и полагали, что ее быстрый разгром заставит Британию склониться перед Германией и принять все ее требования . После этого, обеспечив свой тыл на Западе, политические и военные руководители Германии намеревались сокрушить Советский Союз . С разгромом Франции гитлеровцы рассчитывали ликвидировать опасную для них проблему войны на два фронта.

Согласно памятной записке от 9 октября 1939 г. основные принципы, которыми надлежало руководствоваться при планировании военной кампании против Франции, сводились к следующему.

В противовес стремлению Англии и Франции вести затяжную войну на истощение Германия должна сделать ставку на максимально быстрое одержаиие победы.

Первоочередной целью военной кампании на Западе, указывалось в записке, следует считать решительный разгром французско-английских вооруженных сил во Франции, что должно привести к капитуляции западных держав. Занятие территории следует рассматривать как задачу, подчиненную достижению этой главной цели. Для проведения наступления необходимо создать две ударные группировки, которые должны были в самое короткое время прорваться через территорию Люксембурга, Бельгии и Голландии и разбить противодействующие наступлению французско-бельгийско-английские силы5. Главный удар гитлеровское командование намечало в то время нанести севернее и южнее Льежа, где первоначально планировалось использовать две основные танковые группировки.

¦Таким образом, как и в первой мировой войне, германское командование надеялось решить исход кампании на Западе путем глубокого вторжения в Северную Францию через территорию нейтральных стран — Бельгии, Голландии и Люксембурга в обход линии Мажино.

По опыту войны против Польши командование вермахта связывало свои надежды иа быструю победу над Францией с использованием крупных сил танковых и моторизованных войск.

В памятной записке подчеркивались важность массированного применения танков, необходимость извлечения максимальной выгоды из подвижности моторизованных и танковых соединений.

Считая, что «время работает не на Германию, а на западные державы», Гитлер потребовал начать наступление в середине ноября 1939 г.

Руководствуясь установками, изложенными в этом меморандуме, оперативный отдел генерального штаба вплотную приступил к разработке плана войны против Франции. Работа велась в спешном порядке, и уже к 14 октября была готова вчерне первая директива по стратегическому сосредоточению и развертыванию. На следующий день Гальдер доложил ОКВ о состоянии планирования операций на Западе. Он сообщил6, что главное командование сухопутных войск рассчитывает привлечь для наступления 75 дивизий, 16 дивизий оставить для обороны линии Зигфрида и 13 дивизий — на Востоке. Главный удар намечалось нанести в полосе севернее Льежа, включающей южную часть территории Голландии. Поэтому основную массу танковых и моторизованных соединений планировалось использовать на северном фланге, в то время как в группировку войск на южном крыле включались лишь две моторизованные дивизии. Никаких наступательных действий со стороны войск, занимавших укрепления вдоль границы от Люксембурга до Швейцарии, не предусматривалось. Они должны были лишь обеспечивать южный фланг ударной группировки.

Гальдер отметил, что в армейских кругах «настроение хорошее, хотя более благоприятным для наступления временем признается весна»7. Последнее обстоятельство Гальдер, Браухич, Рейхенау и другие генералы вермахта связывали с тем, что армия, особенно моторизованные войска, еще ие вполне готова к проведению операций на Западе. Генеральская верхушка армии предлагала лишь повременить с наступлением, а не отвергала его принципиально, как это пытаются представить многие буржуазные историки на Западе.

Однако Гитлер, как и руководители ОКВ, считал, что сил для удара по Франции достаточно и общая военно-политическая обстановка для наступления благоприятна.

Он приказал не ждать, «пока последняя пуговица будет пришита к мундиру», и в маа- симальио короткие сроки начать военные действия.

После рассмотрения и уточнения в ОКВ плана, подготовленного генеральным штабом, Браухич подписал 19 октября 1939 г. директиву по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск для проведения операций иа Западе, получившую ко-дированное название «Гельб». «Целью наступления, которое должно быть проведено иа северном фланге Западного фронта через голландскую, бельгийскую и люксембургскую территорию,— говорилось в директиве,— является уничтожение по возможности большей части французской армии и войск ее союзников и одновременно захват как можно большей территории Голландии, Бельгии и Северной Франции в качестве базы

» IMT, vol. XXXVII, р. 480. в «Jodl Tagebuch», 15.10.1939. ' Ibidem.

для эффективного ведения воздушной и морской войны против Англии и широкого предполья Рурской области» . Планировалось, изолировав голландские вооруженные силы, разбить основную массу бельгийских войск в приграничной зоне и, сосредоточив крупные подвижные силы в Северной и Центральной Бельгии, обеспечить немедленное развитие наступления войсками северного крыла, быстрое овладение бельгийским побережьем, чтобы затем повернуть основную массу наступающих войск иа юг н выйти в тыл линии Мажино .

Для осуществления операции «Гельб» предусматривалось создать группировку войск в составе армейской группы «Н» («Норд») (3 пехотные дивизии), группы армий «Б» (2, 6, 4-я армии — всего 37 дивизий, из них 8 танковых и 2 моторизованные), группы армий «А» (12-я, 16-я армии — 27 дивизий, из иих 1 танковая и 2 моторизованные) и группы армий «Ц» (1-я, 7-я армии—25 дивизий). В резерве ОКХ оставлялось 9 дивизий, из них 1 танковая и 1 моторизованная. Таким образом, вся группировка должна была состоять из 101 дивизии, в том числе 10 танковых и 5 моторизованных. Все армии располагались в один эшелон.

Главный удар должна была наносить группа армий «Б», в распоряжение которой выделялось 36% всех дивизий, предназначенных для проведения операции.

Особо следует подчеркнуть, что в ее полосе намечалось использовать 80% танковых и 40% моторизованных дивизий. Она имела задачу нанести главный удар по войскам противника в полосе севернее Льежа и, форсировав канал Альберта и реку Маас на участке Льеж — Намюр, выйти в район севернее и южнее Брюсселя, продолжить отсюда наступление на запад и обеспечить прорыв крупных подвижных сил из района Антверпена в район Брюгге, Гент ш.

Группе армий «А», в полосе которой предполагалось использовать 26% всех дивизий, ставилась задача прикрывать наступление группы армий «Б» от ударов противника с юга и юго-запада, переправить как можно быстрее войска правого фланга через Маас у Намюра и расширить прорыв группы армий «Б» к югу от реки Самбра.

Таким образом, успех всей кампании ставился в зависимость от действий этих двух групп армий. В их полосах наступления планировалось использовать 63% всех дивизий, в том числе 87% танковых и моторизованных.

На остальные оперативные объединения возлагались вспомогательные задачи. Армейская группа «Н» должна была, форсировав Рейн, наступать из района Бохольта в общем направлении на Утрехт, овладеть линией Греббе и в последующем занять Амстердам и Роттердам. Для проведения наступления в направлении Гронингена выделялись лишь незначительные силы. Группа армий «Ц» имела задачу удерживать занимаемые позиции.

Для поддержки наступления сухопутных войск выделялись 2-й и 3-й воздушные флоты, 1-й и 8-й зенитные корпуса.

Группы армий «Б» и «А», а также армейская группа «Н» должны были к 8 ноября сосредоточить свои войска таким образом, чтобы занять исходные позиции за шесть ночных переходов с момента получения приказа о наступлении.

Таков в общих чертах был первый вариант плана «Гельб». Нетрудно заметить, что, разрабатывая его, генеральный штаб повторял старые идеи Шлиффена лишь в несколько подновленном виде.

433

28 Заказ 562

Подготовленный план имел явные органические дефекты, и характерно, что это вынужден признавать ряд высших представителей немецкого генералитета.

Так, Хой- зингер — один из составителей этого документа — впоследствии писал, что план яв-лялся по сути дела «свидетельством бедности мысли» немецкого военного руководства". Еще более определенно по этому поводу высказался Манштейн: «Оперативные замыслы ОКХ в основных чертах напоминали знаменитый плаи Шлиффена 1914 г.

Миє показалось довольно удручающим то, что наше поколение не могло придумать ничего иного, как повторить старый рецепт, даже если он исходил от такого человека, как Шлиффен. Что могло получиться из того, если из сейфа доставали военный план, который противник уже однажды проштудировал вместе с нами и к повторению которого он должен был быть подготовлен» .

При оценке плана прежде всего бросается в глаза, что поставленная в нем задача ие оправдывала выделения для ее достижения таких крупных сил и средств. Нанесение удара группировкой войск, включавшей почти 70% предназначенных для наступления дивизий, в общем направлении Льеж, Брюссель, Гейт, Брюгге могло в лучшем случае привести к окружению и разгрому бельгийской и голландской армий и выходу немецких войск на побережье Северного моря где-нибудь в районе Остенде. Но этим ие достигалась главная цель наступления иа Западе — решительно разгромить основные силы французской армии и ее союзников и быстро вывести Францию из войны. План таил в себе большую опасность: операция могла завершиться лишь занятием Бельгии и Голландии, некоторым фронтальным оттеснением северного крыла союзных войск на запад и истощением наступательной силы немецкой армии, в результате чего ьойна приняла как бы затяжной позиционный характер. А именно этого больше всего и боялось германское командование.

Кроме того, план, делая ставку на массированное применение танковых и моторизованных войск, явно не учитывал, что оии не смогут до конца использовать в оперативном отношении своих возможностей, ибо местность, на которой им предстояло действовать, изобиловала крупными естественными и искусственными водными преградами и не обеспечивала достаточного простора для проведения операций большого размаха и в высоких темпах.

25, 27 и 28 октября план войны с Францией обсуждался иа совещаниях высшего генералитета в ставке Гитлера. В итоге совещаний было решено внести в план «Гельб» ряд изменений: предусмотреть нанесение ударов южнее и севернее Льежа, временно отказаться от наступления против Голландии, чтобы высвободить силы для выполнения главных задач , создать при обеих ударных группировках — 4-й и 6-й армиях — по группе танковых дивизий и использовать их массированно там, где наметится успех; увеличить эшелонирование войск на направлении главного удара, предусмотреть два направления главного удара в зависимости от обстановки — юго-западиое или северо-западное. Фактически все эти предложения были направлены на еще большее усиление группы армий «Б». Гитлер на этих совещаниях по-прежнему требовал форсировать подготовку к наступлению. Однако Браухич заявил, что сухопутные войска смогут начать его не ранее 26 ноября.

29 октября 1939 г. Браухич подписал второй, несколько видоизмененный вариант плана «Гельб», в котором были учтены решения, принятые на совещаниях в ставке. Второй вариант плана «Гельб» предусматривал более плотное массирование сил на главном направлении в полосе группы армий «Б» (42% всех дивизий) и создание крупных оперативных и стратегических резервов для наращивания мощи первого уда-ра. Таким массированным использованием сил, особенно танковых, германское коман-дование рассчитывало быстро смять весь фронт бельгийской армии, разгромить фран-цузско-английские войска, которые, как предполагалось, поспешат на помощь бель-гийцам, и создать предпосылки для последующего полного разгрома союзников. Сосредоточение и развертывание войск для осуществления этого плана должно было быть закончено к 5 ноября 1939 г.

Однако и этот вариант плана генерального штаба сухопутных войск по-прежнему содержал крупные пороки. К основным идеям плана продолжали критически относиться некоторые руководители немецко-фашистской армии. План, в частности, подвергся резкой критике со стороны командования группы армий «А». 31 октября 1939 г. Рундштедт направил Браухичу докладную записку, в которой были изложены соображения о плане предстоящей операции. Он писал, что план совершенно лишает гер- манское командование важнейшего условия для успеха: возможности достигнуть внезапности и выйти во фланг и тыл противника. Нанесение фронтального удара, к тому же с ограниченной территориальной базы, может привести, считал он, лишь к оттеснению войск союзников к Сомме. При этом, возможно, удастся разгромить бельгийскую армию и брошенные ей на помощь войска союзников и занять Бельгию. Однако это будет лишь достижением частной цели, ради которой не стоит рисковать сухопутной армией — решающим фактором в войне иа континенте. Основная цель операции должна состоять в уничтожении всех войск северного фланга союзников и занятии всего побережья Франции до Атлантики, что единствеиио создаст предпосылки для успешного ведения войны против Англии.

Таким образом, в конце октября и в начале ноября 1939 г. среди немецких военных руководителей не было еще ясности в вопросе о путях проведения кампании на Западе, существовали большие сомнения в ее* удачном исходе.

Из-за неблагоприятных метеорологических условий и неуверенности в успехе ОКВ вынуждено было в период с 5 ноября 1939 г. по 16 января 1940 г. в общей сложности 14 раз откладывать наступлением. Это позволило военному руководству Германии постепенно осознать недостатки плана генерального штаба и в конце концов коренным образом переработать его. Правда, предложения об изменении плана вплоть до февраля 1940 г. всякий раз наталкивались на сопротивление Браухича, Гальдера и других влиятельных представителей германского генералитета, да и самого Гитлера. Но вместе с тем для части немецких генералов все очевиднее становилась бесперспективность идеи массированного удара иа северном крыле.

30 октября Гитлер (под влиянием доклада командующего 16-й армией геиерал- полковника Буша) высказался за использование одной танковой и одной моторизованной дивизий в полосе 12-й армии в направлении Арлои, Седан . В соответствии с этим 11 ноября Гальдер дал указание предусмотреть в плане создание в дополнение к двум группам танковых дивизий, действующих иа главном направлении южнее и севернее Льежа, третьей группы подвижных войск и использовать ее в полосе 12-й или 16-й армии в направлении Арлон, Титииьи, Флораивилль, Седан. Эта группа получила задачу: разбить выдвинутые в Южную Бельгию подвижные силы противника и тем самым облегчить 12-й и 16-й армиям выполнение их задач: внезапно овладеть западным берегом реки Маас у Седана или юго-восточнее его и создать благоприятные условия для продолжения операции, особенно на тот случай, если действующие в составе 6-й и 4-й армий танковые соединения ие смогут добиться оперативного успеха.

В состав группы включались 2-я и 10-я танковые дивизии, 1-я моторизованная дивизия, полк СС «Адольф Гитлер» и полк СС «Великая Германия». Руководство ею было возложено на штаб 19-го армейского корпуса Гудериана. Кроме того, в тыловой район группы армий «А» предусматривалось перебросить 14-й моторизованный корпус, который, однако, оставлялся в резерве ОКХ. В результате из группы армий «Б» в подчинение группы армий «А» были переданы одна танковая и одна моторизованная дивизии, ряд артиллерийских, разведывательных и саперных частей, а также управление 19-го армейского корпуса. Так произошло первое перераспределение сил в пользу группы армий «А». Но это было еще робкое, компромиссное решение вопроса.

Эти изменения были зафиксированы в «Директиве № 8 на ведение войны», отданной ОКВ 20 ноября 1939 г. В ней указывалось, что операцию на Западе следует провести в соответствии с директивой ОКХ от 29 октября 1939 г. Однако в качестве до-полнения к ней было отдано следующее распоряжение: «Принять все подготовитель-ные меры, чтобы быстро перенести направление главного удара в операции из полосы группы армий «Б» в полосу группы армий «А», если там, как позволяет предполагать нынешнее распределение сил противника, можно ожидать более быстрых и крупных успехов, чем в группе армий «Б»» .

Указанное дополнение к директиве меняло в худшую сторону первоначальный замысел плана «Гельб». Вместо ясной постановки задач войскам оно оставляло их перед неопределенностью, лишало целеустремленности.

Инициативу коренным образом изменить план операции проявил начальник штаба группы армий «А» генерал-лейтенант Манштейн, которого поддерживали (с некоторыми оговорками) его начальник оперативного отдела Блюментрит и командующий группой армий Рундштедт. Идеи Манштейна были изложены в ряде докладных записок штаба группы армий «А» Гальдеру и Браухичу (от 31 октября, 21 и 30 ноября, 6 декабря 1939 г., от 12 января 1940 г. и др.). В первых докладных записках еще только нащупывались пути нового решения. В более или менее законченном виде план группы армий «А» был представлен в докладной записке от 12 января 1940 ґ. В ней в отличие от плана ОКХ более объективно учитывались слабости союзной стратегии, вытекавшие из антинационального курса Парижа и Лондона.

Цели военной кампании против Франции, а также ее место в общих немецких планах войны определялись в этой записке так: «Быстрого победоносного завершения войны можно ожидать лишь в том случае, если мы, одержав во Франции победу иа суше и в воздухе, сломив ударную силу союзников на суше, получим возможность для решительного наступления на Англию и одновременно высвободим силы для того, чтобы изменить в нашу пользу возможное развитие событий в Северной, Восточной и Юго-Восточной Европе», В «полной победе над французской армией» Рундштедт и Манштейн усматривали решающий этап для осуществления дальнейших завоеваний в Европе и прежде всего возможность избежать войны на два фронта.

Первый удар, по мнению штаба группы армий «А», должен был наноситься крупными силами по всему фронту наступления. После того как войска группы армий «Б» форсируют Маас и Шельду, прорвут бельгийские укрепления по каналу Альберта, выйдут на побережье и к нижней Сомме, северное крыло утратит свое оперативное значение. Судьба всей операции будет зависеть от того, удастся ли группе армий «А» на южном фланге фронта наступления форсировать Маас, разбить силы противника, сосредоточиваемые для контрнаступления между Маасом и Уазой, и тем самым овладеть свободой оперативного маневра, обеспечить последующее продвижение войск группы армий «Б» и создать предпосылки для окружения союзных войск в Северной Франции и дальнейшего окончательного разгрома франко-английской армии. Поэтому центр основных усилий для операции должен с самого начала находиться на южном фланге. Здесь, в Арденнах, немецкие войска встретят труднопроходимые участки местности, но зато слабые укрепления и незначительные силы противника, ожидаю-щего главный удар на северном крыле ,8.

В соответствии с этим командование группы армий «А» просило предоставить ему не две, а три армии: одну (18-ю) для нанесения удара через линию реки Маас на участке Динан — Фюме в западном направлении на нижнюю Сомму; другую (12-ю) для внезапного прорыва французского фронта в районе Седана и активного прикрытия наступления 18-й армии; третью (16-ю) для захвата оборонительной позиции севернее французской укрепленной линии Монмеди — Тионвиль и удержания ее против контрнаступления противника ,9.

Решающее значение Манштейн придавал созданию крупной группировки подвижных войск в полосе группы армий «А». Поэтому в докладной записке Гальдеру от 6 декабря излагалась просьба подчинить группе армий «А» в дополнение к 19-му армейскому корпусу 14-й моторизованный корпус, чтобы создать из них сильный первый эшелон 12-й армии .

Однако главное командование сухопутных войск и генеральный штаб оставались пока глухими к этим предложениям Манштейна. Они скорее были готовы поставить перед наступающей группировкой неопределенную задачу в духе директивы ОКВ № 8, чем перенести основные усилия войск на южный фланг. 5 декабря 1939 г. Гальдер в ответной записке Манштейну писал: «...Отданными до настоящего момента директивами ОКХ не устанавливается новое направление главного удара, а лишь созда- ются возможности для выявления направления главного удара. Фактически выбор главного направления из вопроса стратегического сосредоточения и развертывания войск... превратился в вопрос руководства войсками в ходе операций...»

30 января 1940 г. Браухичем был подписан третий вариант плана «Гельб», пред-ставлявший собой лишь дальнейшую модификацию первоначального плана, разработанного генеральным штабом . Общая цель операции, а также задачи групп армий оставались неизменными.

Генеральный штаб сухопутных войск упорно не желал отказываться от первоначального замысла операции «Гельб», даже несмотря на то что он стал известен в основных чертах союзникам после захвата в Бельгии двух немецких летчиков, совершивших вынужденную посадку и имевших при себе совершенно секретные документы командования (мешеленский инцидент ). Одной из причин этой позиции ОКХ и генерального штаба являлось то, что они рассматривали гористую местность в Арденнах, изобилующую лесами и бедную дорогами, как непригодную для проведения крупного наступления с массированным использованием танковых сил. Серьезные разногласия между Гальдером и Манштейном привели к тому, что последний стал нетерпим для ОКХ как начальник штаба группы армий «А». Впоследствии бывший гитлеровский генерал Буссе писал, что оперативно-стратегические идеи Манштейна «стоили ему его поста» .

Таким образом, борьба различных точек зрения по вопросу о плане войны с Францией в течение последних месяцев 1939 г. и в январе 1940 г. не привела к принятию нового решения. Идеи, заложенные в первом варианте плана, несмотря на их очевидную несостоятельность, продолжали господствовать в умах большинства высших военных руководителей фашистской Германии.

Каково же было отношение Гитлера к плану Манштейна? С первоначальными наметками этого плана ои ознакомился впервые, очевидно, еще в октябре 1939 г. В конце ноября 1939 г. Рундштедт докладывал лично Гитлеру соображения командования группы армий «А» о проведении операции «Гельб». Гитлер понимал, что в случае успешного осуществления план Манштейна сулил большие выгоды. Однако, будучи дилетантом в военных вопросах, он не мог не считаться с мнением таких авторитетов, как Браухич и Гальдер, а также большинства других высших генералов, оппозиционно настроенных к плану Манштейна. Поэтому Гитлер счел наиболее благоразумным положиться на своих военных советников и не ставить вопроса об изменении всего плана «Гельб». Тем ие менее некоторые его приказы и распоряжения, подготовленные ОКВ, как, например, директива № 8 от 20 ноября 1939 г., носили на себе печать известного компромисса между двумя точками зрения.

Растущая неуверенность в правильности основных положений плана войны, наличие разногласий по такому кардинальному вопросу, как выбор направления главного удара, неблагоприятные для операции метеорологические условия, наконец, мешеленский инцидент — все это в конце концов постепенно создало обстановку, которая побудила немецких генералов искать новые решения, связанные с коренным пересмотром плана войны.

К этому времени германское командование имело довольно ясное представление о планах и группировке противника. Как известно, французско-английское военное руководство исходило из того, что немцы нанесут главный удар через Северную и Центральную Бельгию. По плану «Д», принятому высшим военным советом союзников ^ноября 1939 г., в случае вторжения противника в Бельгию предполагалось немедленно двинуть вперед союзные войска через бельгийскую территорию и овладеть рубежом Живе, Намюр, линия реки Диль, Лувен, Антверпен, устье Шельды еще до того, как немецкие части успеют подойти к нему.

План «Д» остался неизменным вплоть до начала немецкого наступления. Осуществление его было возложено на 1-ю группу армий генерала Бийота в составе 2, 9, 1 и 7-й французских армий и английской экспедиционной армии, располагавшихся вдоль фраицузско-бельгийской границы от линии Мажино до Дюнкерка. Линию Мажиио обороняла 2-я группа армий в составе 8, 5, 4 и 3-й французских армий.

Какими же сведениями располагало германское командование о группировке и планах союзников? Как свидетельствует генерал Лисс, руководивший в то время в немецком генеральном штабе разведкой против западных стран, германское командование считало, что в целом Франция и Англия могут выставить 108 дивизий. Эта цифра была близка к действительности. В первые месяцы 1940 г. были достаточно точно установлены районы дислокации 96 дивизий, а также всех армий, кроме 7-й. Однако о последней было известно, что она называется «армией вторжения в Бельгию». Немецкая разведка обнаружила также, что 1-я французская армия, британская экспедиционная армия и французская группировка на приморском фланге располагают наиболее боеспособными дивизиями и 15 подвижными соединениями, в то время как 9-я армия, сосредоточенная в Арденнах между Седаном и Мобежем, является наиболее слабым объединением 1-й группы армий .

На основании данных разведки германское командование пришло к выводу, что наиболее крупная и боеспособная группировка союзных войск сосредоточена на северо-востоке Франции и что противник намерен бросить ее в Бельгию. Это лишний раз подтверждало необходимость пересмотра всего замысла операции «Гельб».

7 февраля по указанию Кейтеля и Йодля в штабе группы армий «А» была проведена большая военная игра с целью выявить оперативные возможности 12-й и 4-й армий и 19-го армейского корпуса. Результат этой игры, как и военной игры, состоявшейся 14 февраля в штабе 12-й армии, оказался малоутешительным. Игры продемонстриро-вали возможность срыва всей операции вследствие недостатка сил у группы армий «А» и вытекающей отсюда ее неспособности обеспечить быстрое продвижение правого крыла наступающей группировки, если командование союзников нанесет контруцар во фланг крупными силами из района между Седаном и Мецем. Это поколебало уверенность даже начальника генерального штаба Гальдера. Подводя итоги игры, он писал: «Сомнения в успехе операции в целом» .

13 февраля Йодль вызвал к себе своего заместителя генерала Варлимонта, начальника оперативного отдела генерального штаба полковника Грейфенберга и его ближайшего помощника подполковника Хойзингера и предложил нм представить соображения о проведении операции с нанесением главного удара на южном фланге и использованием там основных сил танковых и моторизованных войск. 18 февраля Браухич и Гальдер доложили Гитлеру мнение ОКХ и генерального штаба по данному вопросу. Еще накануне, 17 февраля, Манштейн подробно изложил ему свои соображения об операции «Гельб». 20 февраля было отдано распоряжение составить новый план наступления иа Западе. 24 февраля этот план был готов и утвержден Браухичем.

Вот как Манштейн описывает события, предшествовавшие принятию последнего варианта плана «Гельб»: «12 февраля 1940 года командующий группой армий «А» вновь представил свои соображения относительно ведения наступления на Западе, оформив их в виде памятной записки главному командованию сухопутных сил. После того как последнее фактически отказалось перенести главные усилия в полосу группы армий «А», сославшись при этом на запрет Гитлера, генерал-полковник Рундштедт обратился с просьбой, чтобы наша памятная записка была доложена лично Гитлеру. Главное командование сухопутных сил отказалось выполнить эту просьбу.

27 января автор данной статьи был освобожден от должности начальника штаба группы армий «А» и назначен командиром одного из вновь сформированных в Германии армейских корпусов. В результате этого перемещения оперативные соображения командования группы армий «А» официально дошли до сведения Гитлера. 18 февраля, во время представления Гитлеру всех вновь назначенных командующих, он приказал автору статьи задержаться и высказать свое мнение относительно того, как должно вестись наступление иа Западе. Видимо, Гитлер поступил таким образом на основании доклада своего шеф-адъютанта полковника Шмундта, который слышал о наших соображениях во время его приезда в штаб группы армий «А».

Воспользовавшись таким случаем, автор статьи изложил Гитлеру все важнейшие моменты, которые, по мнению командования группы армий, являлись жизненно важными для ведения наступления на Западе.

наступление должно быть направлено на достижение полной победы (возможность, в которую Гитлер вряд ли до того верил).

для этого необходимо, чтобы с самого начала иаиесеиие главного удара было возложено иа группу армий «А», а не оставалось бы иа обязанности группы армий «Б». С перемещением направления главного удара в полосу группы армий «А» последняя должна форсировать р. Маас и наступать через Южную Бельгию в иаправле иии устья р. Сомма. В результате этого крупная группировка войск противника в Северной Бельгии должна быть отрезана и во взаимодействии с войсками группы армий «Б», наносящей удар с фронта, уничтожена. Это составит первую часть кам пании. Содержание второй фазы кампании будет включать окружение остатков французской армии посредством охватывающего маневра сильной группировки немецких войск на правом крыле фронта.

3) Для выполнения вышеуказанных задач группе армий «А» необходимо иметь в своем составе три армии. Такой состав группы армий нужен для того, чтобы иметь еще одну армию для наступления иа северном фланге.

4) Мы не должны довольствоваться полумерами, выделяя только один 59-й танковый корпус для нанесения удара в Арденнах. Такой удар с самого начала должен осуществляться по меньшей мере силами двух танковых корпусов. Поэтому решение ввести в дело 14-й моторизованный корпус не следует ставить в зависимость от того или иного хода наступления, а целесообразно придать его группе армий «А».

Гитлер согласился с этими планами. А несколько дней спустя главное командование сухопутных сил отдало новую директиву на сосредоточение и развертывание войск .

В новом плане вопрос о направлении главного удара был пересмотрен кореииым образом. Теперь главный удар предполагалось нанести «южнее линии Льеж — Шарле- руа» в полосе группы армий «А» . На нее была возложена задача, прикрывая левый фланг всей наступающей группировки от возможного контрудара противника из укрепленного района Мец — Верден, быстро форсировать Маас ме'жду Динаном и Седаном и осуществить глубокий прорыв к устью Соммы.

В состав группы армий «А» были включены 4, 12, 16-я армии. Все оии предназначались для действий в первом эшелоне. Кроме того, для развития успеха после форсирования Мааса в распоряжение группы армий передавалась 2-я армия. Подвижные войска на главном направлении были сведены в танковую группу под командованием генерала кавалерии Клейста. В нее входили 29-й армейский корпус (12-я и 10-я танковые дивизии), 41-й армейский корпус (6-я и 8-я танковые и 2-я моторизованная дивизии). В целом танковая группа насчитывала 1250 танков, 362 бронеавтомобиля и свыше 39 тысяч автомашин. Всего группе армий «А» намечалось выделить 44 дивизии, из них 7 танковых, 3 моторизованные и 3 горнострелковые.

4-я армия имела задачу, прорвав пограничные укрепления в районе между Льежем и Уффализом, обойти с юго-востока и юга крепость Льеж и овладеть переправами через Маас между Ивуаром и Фюме, чтобы обеспечить дальнейшее наступление через Бомон и Шиме в западном направлении. 12-й армии ставилась задача прорвать укрепления в районе Бастонь и, обеспечив ввод в прорыв танковой группы Клейста и быстро следуя за ней, захватить переправы через Маас между Фюме и Седаном, создавая этим условия для быстрого продвижения крупных сил на запад через Синьи- ле-Пти, Синьи-л'Аббеи. 16-я армия, наступая из района Валлендорф — Метлах, должна была выйти на рубеж Музон — Лонгви — Сирк и прикрывать южный фланг, всей ударной группировки. По достижении этого рубежа она передавалась в подчинение группы армий «Ц» . Танковая группа Клейста получила задачу быстро выдвинуть- ся иа рубеж Динан — Седан, рассеять войска противника, переброшенные в Люксембург и Южную Бельгию, и захватить плацдармы на западном берегу Мааса, чтобы обеспечить дальнейшее продвижение группы армий «А».

Группа армий «Б» имела задачу быстро занять Голландию, воспрепятствовать объ-единению голландских войск с англо-бельгийскими войсками, прорвать бельгийские пограничные укрепления, отбросить противника за линию Антверпен — Намюр и оттянуть на себя как можно больше франко-английских сил. В ее распоряжении были оставлены 18-я и 6-я армии. В целом она имела 28 дивизий, из них 3 танковые, 1 моторизованную и 1 кавалерийскую.

Задача группы армий «Ц» оставалась прежней — оборона границы от Люксембурга до Швейцарии, демонстративные действия с целью создать видимость подготовки крупного наступления в районе Пфальца. Кроме того, она должна была оказать содействие 16-й армии в обеспечении южного фланга ударной группировки. В составе группы армий «Ц» по-прежнему были оставлены две армии — 1-я и 7-я. Всего она имела 17 пехотных дивизий.

В общей сложности группировка войск, предназначенная для действий против со-юзных армий, насчитывала 134 дивизии, из которых 45 дизизий находились в резерве ОКХ. В ее составе к маю 1940 г. имелось 2580 танков; для поддержки войск предназначались 3824 самолета3'.

Таблица

Группировка немецких войск, выделенная для наступления на Западе, и распределение дивизий между группами армий Вариант плана «Гельб» Группа армий «Б» Группа армий «А» Группа армии «Ц» Резерв ОКХ Вся немецкая группи- рорка на Западг всего дивизий из них всего дивизий из них всего дивизий из ннх в:сго

дивизий ! из них всего

ДИВИЗИЙ ! из них ТД мд ТД мд ТД мд ТД мд ТД МД 1-й вариант от 19 октября 40* 8 2 27 1 2 25 9 1 1 101 10 5 ¦1939 г. 2-Г( вариант от 29 октября 43 9 4 22 . 18 17 1 1 100 10 5 1939 г. 3-й вариант ст 30 япвчря 41 7 2 28 2 1 18 ** 1 1 — — — 1940 г. 4-й вариант (окончательный) 28 3 1 44 7 3 17 — 45 1 134 10 5 от 24 февраля 1940 г. К началу немецкого наступле 29 3 2 45 7 3 19 — — 42 2*** 135 10 ния (10 мая 1940 г.) ¦ * Сюда включены три дивизии армейской группы «II».

** Нет данных.

*** Из них одна бригаді.

После второй мировой войны бывшие генералы вермахта, дабы обелить германский генеральный штаб, пустили версию, что Гитлер выдвинул и навязывал ОКХ первый, оказавшийся несостоятельным вариант плана «Гельб». Манштейн. например, пишет о «стратегической концепции ОКХ», возникшей «на основании концепции Гитлера». В другом месте он указывает, что этот негодный план «исходил от Гитлера»33. Еще более грубо искажает историю планирования войны на Западе Гальдер. Стремясь доказать, что первый план исходил от Гитлера и был отвергнут только благодаря стараниям генерального штаба, он пишет: «Это был лишенный фантазии слепок с плана Шлиффена, слабости которого обнаружились еще в первой мировой войне. ОКХ боролось против этого плана и намеревалось в начале боевых действий перенести в кратчайшее время главный удар в Арденны в духе своих собственных замыслов» . Анализ фактов показывает, что творцом первых вариантов плана «Гельб» и рьяным при-верженцем нанесения главного удара северным крылом немецкой группировки был германский генеральный штаб. Именно он на протяжении пяти месяцев, с октября 1939 г. по февраль 1940 г., навязывал Гитлеру и ОКВ свои решения в духе старых идей Шлиффена.

Операция «Гельб» должна была составить первый и важнейший этап военной кампании против Франции. Последующие задачи войск в директиве не указывались. Од-нако генеральный штаб, ОКХ и ОКВ в период с марта по май 1940 г. рассмотрели ряд вариантов продолжения боевых действий после успешного проведения операции «Гельб» или в случае ее неудачи. 27 марта на совещании Браухича и Гальдера с Гитлером было отмечено: «Следует стремиться к продолжению наступления до р. Сена, без выхода к Парижу. Если же противник предпримет контрнаступление против 12-й и 16-й армий, необходимо взять направление на плато Лангр и, проведя операцию в полосе группы армий «Ц» (с участием итальянских войск), разгромить противника в Северо-Восточной Франции» . На случай, «если операция на севере застопорится», изучались возможности наступления в Вогезах (операция «Браун» ).

Последний вариант плана «Гельб», который столь усердно восхваляют западногерманские милитаристы, имел ряд крупных пороков, и он не принес бы успеха немцам, если бы союзное командование серьезно подготовилось к войне и правильно руководило действиями своих войск.

Документы, воспоминания участников событий того времени свидетельствуют, что гитлеровское командование не надеялось на быструю и легкую победу. Больше того, многие его представители не верили в успех операции на основе последнего варианта плана «Гельб». Они отмечали, что осуществление этого плана связано с большим риском и опасностями для германской армии, если противник предпримет решительные контрмеры. Так, командующий группой армий «Б» генерал-полковник Бок заявил в апреле 1940 г. на докладе Браухичу: «...Мне не дает покоя ваш оперативный план. Вы знаете, что я за смелые операции, но здесь перейдены границы разумного — иначе это не назовешь. Продвигаться ударным крылом мимо линии Мажино в 15 км от иее и думать, что французы будут смотреть на это безучастно! Вы сосредоточили основную массу танков на нескольких дорогах в гористой местности Арденн, будто авиации не существует! Вы надеетесь форсировать Маас выше Намюра, хотя французы уже занимают позиции в этом районе южиее Динана и им потребуется для выхода к реке иа участке Динан — Намюр лишь одна четверть того времени, которое необходимо нам. И вы надеетесь сразу же провести операцию до побережья с открытым южиым флангом, растянувшимся на 300 км, на котором находятся крупные силы французской армии! Что вы будете девать, если французы умышленно цадут нам пере-правиться по частям через Маас и затем перейдут основными силами в контрнаступление против нашего южного фланга? Наконец, как вы мыслите себе вообще операцию, если противник не окажет вам услуги и не вступит в Бельгию? Невозможно себе представить, что после длившейся несколько месяцев подготовки наш оперативный план остался неизвестным. Как бы вы поступили на месте противника? Думаете, он так и пойдет в бельгийскую ловушку? Вы играете ва-баик!»37 Эти соображения Бока имели под собой очень веские основания. Однако гитлеровское командование решило играть ва-банк.

В политическом отношении план «Гельб» также основывался иа зыбкой почве. Расчеты Гитлера, Гальдера, Манштейна и других руководителей вермахта на то, что после разгрома Франции Англия подчинится диктату Германии, были иллюзорными.

Успеху плана «Гельб» способствовала гибельная политика и стратегия союзников. Правящие круги Франции стремились избежать активной борьбы с вермахтом и надеялись продлить состояние «странной войны». Они усматривали своего главного врага, скорее в Советском Союзе, чем в фашистской Германии38. Близорукая, ан-тинациональная политика правящих кругов Франции предопределила ее поражение в войне. Оиа наложила сильный отпечаток иа военную доктрину Франции, повлияла на направленность подготовки ее вооруженных сил, котораи совершенно ие соответствовала духу времени. Де Голль отмечал: «...командные кадры, лишенные систематического и планомерного руководства со стороны правительства, оказались во власти рутины. В армии господствовали концепции, которых придерживались еще до окончания первой мировой войиы. Этому в значительной мере способствовало и то обстоятельство, что военные руководители дряхлели иа своих постах, оставаясь приверженцами устаревших взглядов... Идеи позиционной войны составляла основу страте-

Группировка войск союзников в начале мая 1940 г.

Дивизии

Районы сосредоточения

Группы армий

аз oj

Армия

Командующий

2 о S о Ч Е

5 о.

01 01

Ч Ч 1-я Бийот 43 7-я Жиро 4 2 1 7 Побережье, Лилль Английская Горт 9 9 р-н Лилля 1-я Бланшар 5 3 2 10 Лилль, Авен 9-я Корап 6Уз* 1 2 9Уз Авен, Седан 2-я Хюнцигер 5V2 2 71/2 2-я Претала 27У2 3-я Конде 12Va 1 ІЗ1/3 р-н Меца 4-я Рекен 5 5 Мец, Саар 5-я Буре 9 9 Саар, Страсбург 3-я Бессон 9Уг 8-я Гаршери 9Уз 9Уз В. Эльзас, Бургун Резервы 19 1 3 23** дия Бельгийская 7 арм.корпу король 21 2 23 район Антверпена армия сов и др. соединения Леопольд III Голландская 4 арм. корпу Винкельман 10 *** 10 Центр, район Гол армия са и др. соединения ландии Итого 116 7 3 7 3 136 * Включая одну английскую дивизию. ** Включая резервы групп армий. *** Не считая трех пехотных бригад и нескольких пограничных батальонов.

гии, которой собирались руководствоваться в будущей войне. Она же определяла организацию войск, их обучение, вооружение и всю военную доктрину в целом»за. Составив ложное представление о характере будущей войны, игнорируя маиеврениые действия, французское командование неправильно определило роль танков и авиации в вооруженной борьбе. Все эти серьезные недостатки французской армии не являлись секретом для немцев, и они их использовали.

В распоряжении союзников были крупные силы для отражения немецко-фашист- ской агрессии.

Располагая примерно равным с фашистской Германией количеством соединений, союзное командование оказалось неспособным правильно применить их для отражения агрессии. В период подготовки немецкого наступлении оно не сумело вскрыть замыслы противника, определить направление его главного удара, ошибочно сосре-доточило главные силы в Северо-Восточной Франции, обрекая их на окружение и разгром, не создало крупных оперативных и стратегических резервов и не расположило их поблизости от угрожаемых районов. Это имело гибельные последствии.

23 ноября 1939 г. на совещании руководителей вермахта, посвященном подготовке агрессии на Западе, Гитлер заявил: «Никто не может ответить на вопрос, будет ли наступление успешным. Все зависит от воли провидения...»40 И тем не менее нацистские генералы, побуждаемые жаждой завоеваний, тягой к реваншу, стремлением к господству над народами, рискнули в надежде, что «блицкриг» против Франции решит «исход мировой войны»41.

59 Там же, стр. 34.

Н.-А. Jacobsen. 1939—1945. Der Zweite Weltkrieg in Chronik und Dokumenten, S. 12.

Ibidem.

<< | >>
Источник: В. И. ДАШИЧЕВ. БАНКРОТСТВО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ФАШИЗМА. ИСТОРИЧЕСКИЕ ОЧЕРКИ. ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ.ТОМ I. ПОДГОТОВКА И РАЗВЕРТЫВАНИЕ НАЦИСТСКОЙ АГРЕССИИ В ЕВРОПЕ 1933—1941. 1973

Еще по теме СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИ НА ЗАПАДЕ (ОПЕРАЦИЯ «ГЕЛЬБ»):

  1. Предисловие
  2. ДОКУМЕНТАЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО СТРАТЕГИИ ГЕРМАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА ВО ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ
  3. ПЕРВЫЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПЛАНЫ АГРЕССИИ(1933—1937 гг.)
  4. «ВЕЗЕРЮБУНГ» — АГРЕССИЯПРОТИВ ДАНИИ И НОРВЕГИИ
  5. СТРАТЕГИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ АГРЕССИИ НА ЗАПАДЕ (ОПЕРАЦИЯ «ГЕЛЬБ»)
  6. ПРОРЫВ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ФРОНТА СОЮЗНИКОВ НА МААСЕ
  7. РАЗГРОМ ФРАНЦИИ (ОПЕРАЦИЯ «РОТ»)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -