ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ОТНОШЕНИЕ ГОВОРЯЩЕГО К ГЕРОЮ ПОВЕСТВОВАНИЯ

Вышеприведенные примеры показывают, что kendisi мо­жет употребляться в весьма разнообразных синтаксических структурах. Это говорит о том, что вряд ли удастся сформули­ровать правила выбора между kendisi и о на основании только синтаксических связей.

Неэмфатическое употребление местоимения kendisi зависит от того, сколь хорошо известен референт и сколь важная роль ему придается в повествовании. Легко заметить, что фак­торы такого рода оказываются сильнее гипотетических син­таксических ограничений. Ниже будет показано, что местоиме­ния kendisi и о ведут себя по-разному в дейктических контек­стах. Мы увидим, что kendisi может иметь неанафорическое употребление не только при выражении вежливости, но и в некоторых других случаях; что в конструкциях типа (1,Ь), где местоимение подчинено своему антецеденту, может по­являться о.

Предложения (8) и (9) имеют ту же структуру, что (5,Ь) и (6); подчиненное местоимение должно быть кореферентно главному члену генитивной ИГ того же простого предложе­ния. Однако замена предиката kurtaramadi на geldi ’пришел’ в (8) или на gitti ’ушел’ в (9) определенным образом влияет на допустимость рассматриваемых местоимений:

(8) Ayqei ’nin arkadaqifkendisinei geldi.I

l?onai J

’Друг Айше пришел к ней’.

(9) Ayqei’nin arkadaqif?kendisinei gitti.C

Lonai )

’Друг Айше ушел к ней’.

В (8), где глагол ориентирован на актант цели, предпочти­тельнее местоимение kendisi. В предложении с глаголом ’ушел’, который в большей степени подчеркивает направление «от», чем направление «к», о кажется более подходящим, чем kendisi. В таких контекстах kendisine ведет себя как форма Ьапа ’ко мне’ и форма buraya ’сюда’, которые сочетаются с глаголом geldi, но не сочетаются с gitti. Это позволяет предпо­ложить, что выбор между kendisi и о зависит не столько от синтаксических связей между местоимением и его антецеден­том, сколько от того, что является центром повествования.

В (10) kendisi употреблено не анафорически :

(10) Candarmalar kendisini dovmezler miydi?

жандармы -акк. бить-отр.-аор.-Зл.мн. (вопрос)-проги. ’Не будут ли жандармы бить его?’

Это предложение взято из короткого рассказа («Катуon» S. Ali: Butiin eserleri 2, Ankara 1972), в котором говорится не о какой-либо выдающейся персоне, а о простом деревенском парне, который пытается прокатиться на грузовике без спроса, но боится, что это обнаружат жандармы и схватят его. В дан­ном случае нельзя сказать, что kendisi передает уважение или вежливость (ср. пояснение к (7)).

Предложение (10) наглядно демонстрирует, как автор мо­жет выразить свое отношение к герою с помощью выбора местоимения. Информанты следующим образом объясняют разницу в употреблении местоимений: вариант с о означал бы, что это автор спрашивает о парне, а вариант с kendisi может быть понят не только как вопрос автора о герое, но и как вопрос героя к самому себе.

Употребляя kendisi, автор выдвигает референт на первый план. Так, в (10) выбор kendisi показывает, что главной темой повествования является деревенский парень и то, что с ним случилось. Вариант с о мог бы встретиться и в любой другой истории, например в истории про жандармов.

Говорящий практически всегда может выразить свое от­ношение к герою, даже в таких предложениях, как (1,Ь), где местоимение подчинено своему антецеденту и автор не исполь­зует других средств для обозначения центра повествования.

Предложение (11) взято из газетного текста о француз­ском президенте (Cumhuriyet, Nov. 11,1976):

(11) 0i Fransa halkmin ondani gok §eyler bekledigini biliyor. Франция народ-посесс.-ген. он-абл. много вещи ждать- прич.-Зл.ед.посесс.-акк. он-знает

’(Он) знает, что французский народ многого ждет от него’.

Местоимение ondan ’от него’ имеет такую же синтаксиче­скую связь со своим антецедентом (опущенным подлежащим о), как и местоимение kendisi в предложении (1) с подлежа­щим Мурат. Главное сказуемое в этих предложениях одно и то же: biliyor ’знает’.

В принципе, местоимение о для таких конструкций не типично, но данное предложение информанты не отмечают как неправильное. Они говорят, что автор с по­мощью местоимения о как бы смотрит на президента со сто­роны и что-то о нем сообщает. Если было бы употреблено kendisi, то с большей вероятностью можно было бы предпо­ложить, что в предложении передаются мысли самого прези­дента.

Из приведенных примеров видно, что местоимения kendisi и о могут употребляться в одинаковых синтаксических струк­турах (кроме ситуаций, типичных только для возвратных местоимений, когда о исключается). Таким образом, оказа­лось практически невозможным выбрать одно из местоимений лишь на основании анализа синтаксических связей. И напро­тив, кажется весьма вероятным, что различие между первым и вторым планом является главным фактором, определяю­щим выбор местоимения. С этим противопоставлением согла-

суется и разное поведение местоимений с глаголами geldi и gittiB (8) и (9).

Противопоставление первого и второго планов связано не столько с отдельным предложением, сколько со всем текстом, с разными этапами его формирования (введение, основная часть и т.п.) и с отношением к нему говорящего (или пишу­щего) .

При таком подходе местоимение о отличается от kendisi главным образом указанием на то, что лицо, им обозначаемое, не является центром повествования. Например, kendisi не может быть употреблено сразу после представления героя. В (12), где и неопределенный артикль, и позиция после ИГ odaya ’в комнату’ (обычно подлежащее стоит в начале пред­ложения) показывают, что подлежащее вводит какое-то новое лицо, было бы неверным употребление kendisi для guzel bir kadin ’красивая женщина’:

(12) Odaya guzel bir kadmi girince, herkes

в комнату красивая арт. женщина войдя все

{♦kendisineu bakti.

onai J

на нее смотрели

’Когда в комнату вошла какая-то красивая женщина, все посмотрели на нее’.

С другой стороны, в предложении (13), где антецедент яв­ляется определенной ИГ (именем собственным), выполняет функцию подлежащего и стоит в типичной для него позиции, возможно употребление kendisi:

(13) Ay^ei odaya girince, herkes jkendisinei/ bakti

(onai J

’Когда Айше вошла в комнату, все на нее посмотрели’.

Предложение (14) взято из того же рассказа, что и (10), но оно слегка изменено. Представляя героя читателю, автор употребляет местоимение о:

(14) Geng bir koylu otomobil-e yakla^ti. молодой арт. крестьянин машина-dar. приблизился §ofor on-а bagirdi: Gel buraya.

шофер on-дат. крикнул подойти сюда ’К машине подошел какой-то деревенский парень, шо­фер крикнул ему: ’’Иди сюда”.’

Предложение (10) появляется в рассказе значительно позже, когда автор повествует о тревогах героя. Тут он задает прямой вопрос и переключается на kendisi.

<< | >>
Источник: А. Н. БАРУЛИН. Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск XIX. Проблемы современной тюркологии. Москва "Прогресс" - 1987. 1987

Еще по теме ОТНОШЕНИЕ ГОВОРЯЩЕГО К ГЕРОЮ ПОВЕСТВОВАНИЯ:

  1. Проза второй половины 1820 х – 1830 х гг.
  2. Н. В. Гоголь
  3. "Человек природы" в русской литературе XIX века и "цыганская тема" у Блока
  4. 1984 М. Ю. Лермонтов. [Анализ стихотворений] "НЕБО И ЗВЕЗДЫ"
  5.   Ж. ДЕРРИДА Ж. ДЕЛЕЗ Ю. КРИСТЕВА Ж.-Л. НАНСИ Евгений Наймам "СЦЕНА ПИСЬМА" И "МЕТАМОРФОЗА ИСТИНЫ": (Ж. Деррида - Ж. Делез) 
  6. Часть 1. Структурные и коммуникативные свойства языка. Культура речи. Речевое общение
  7. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЗАДАЧИ ИЗУЧЕНИЯ ЯЗЫКА РУССКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  8. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  9. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  10. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  11. Источники, аспекты, основные результаты и перспективы когнитивного осмысления истории изучения глаголов речи
  12. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  13. ПРОБЛЕМА ОБРАЗА АВТОРА В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
  14. Красовский В. Е Роман «Преступление и наказание»
  15. Красовский В. Е Роман‑эпопея «Война и мир»
  16. 5.6. ОСНОВНЫЕ СЕМАНТИКО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. ОБРАЗ АВТОРА
  17. Пушкин. Очерк творчества
  18. Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин»