ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ВКЛАД ЭНТОНИ В ТЕОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ

Монологи, произносившиеся в полусне двухлетним Энтони, записанные на пленку, расшифрованные с нее и проанализированные его матерью. Стэндфордским лингвистом Рут Уир, подводят нас к интереснейшей и до сих пор не исследованной области языка.

Как обнаружилось при исчерпывающем анализе внутренней речи, проведенном Выготским, так называемая «эгоцентричная» речь детей — это «переходная связь между внешней и внутренней речью». Нас же учили, что «эгоцентричная речь — это внутренняя речь в ее функциях; это речь, направленная вовнутрь». В развитии ребенка речь оказывается «интериоризирована психологически прежде чем она интериоризируется физически». Энтони добавляет новый и совершенно уместный штрих к открытию Выготского.

Наша внешняя речь направлена к адресату и нуждается в слушателе. Наша внутренняя речь не встречается ни с каким слушателем и не должна достигать действительного адресата. Эгоцентрическая речь детей не относится ни к какому внешнему адресату, но терпит, а не редко даже предпочитает присутствие слушателя, в то время как их речь перед сном не подразумевает присутствия слушающих людей. Она полагается как подлинный монолог, privatissimum говорящего, готового пресечься, как только он поймет, что его одиночество было нарушено. Отсюда речевая деятельность ребенка в его детской кроватке на шаг приближает нас к подлинной внутренней речи, а именно, к наиболее сокровенной и непонятной ее разновидности — к речи снов. Монологи засыпающего Энтони демонстрируют наводящее на многие размышления проникновение в речь наших снов, которая в целостности нашего речевого поведения играет не менее важную роль, чем сами сны в нашей умственной жизни.

Для лингвистического исследования в этой пограничной области внутренней речи и речи снов особенно заманчивы многообразные случаи редукции и конденсации. Вряд ли можно встретить более благодатный текст для исследования радикальных эллипсисов на различных уровнях языка — фрагментацию не

i Предисловие к книге Рут Уир, Language in a Crib (The Hague, 1962).

[Перевод К. Голубович]

89

только сложных предложений, подчиненных предложений и словосочетаний, но так же слов, употребляемых бок о бок в полных и в сокращенных формах: Энтони и Энто — танцевать и [тан], ослик и [ос] (Anthony и Antho-, dance и [daen-], donke и [don-]).

Иногда сложно отделить типичные черты внутренней речи вообще от тех, что характеризуют речевое развитие маленьких детей. Тем не менее здесь с легкостью можно найти новые ценные подходы к исследованию языка детей. Согласно тонким наблюдениям Рут Уир, снижение когнитивной, референтной функции в монологах Энтони усиливает все другие функции языка. Типичной особенностью речи детей является тесное переплетение двух функций — металингвистической и поэтической, — которые вполне раздельны в языке взрослых. Хотя центральная роль, которую играет при изучении языка усвоение метаязыка, хорошо известна, преимущественно металингвистическое отношение к языку у сонного ребенка вызывает большое удивление. Оно показывает нам пути, по которым происходит постепенное овладение языком. Многие из записанных отрывков имеют поразительное сходство с грамматическими и лексическими упражнениями в руководствах по самостоятельному изучению иностранного языка:

«What color — What color blanket — What color mop — What color glass....Not the yellow blanket — The white....It's not black — It's yellow... Not yellow — Red.... Put on a blanket — And yellow blanket — Where's yellow blanket....Yellow blanket — Yellow light....There is the light — Where is the light — Here is the light.» («Какой цвет — Какой цвет одеяло — Какой цвет тряпка — Какой цвет стакан... Не желтое одеяло — Белое...Это не черный — Это желтый… Не желтый — Красный... Клади на одеяло — Белое одеяло — И желтое одеяло — Где желтое одеяло... .Желтое одеяло — Желтый цвет... Свет — Где свет — Вот свет.»)

Осуществляется выбор определений для одного главного слова и выбор главных слов для одного определения: «Big and little — Little Bobby — Little Nancy — Big Nancy.» («Большой и маленький — Маленький Бобби — Маленькая Нэнси — Большая Нэнси.») Антонимы (либо контрарные либо противоположно направленные) следуют один за другим: On the Blanket — Under the Blanket...Berries — Not berries...

Too hot — Not too hot.» («На одеяле — Под одеялом...Ягоды — Не ягоды... Слишком горячий — Не слишком горячий.») Разделительный союз или (or) отсутствует. Члены парадигматической группы (либо лексической, либо грамматической), соединенные друг с другом соединительным союзом и (and), открыты для выбора: «Hat for Anthony and Bobo

90

— For Bobo — Not for Anthony — Hat for Anthony». («Шляпа для Энтони и Бобо — Для Бобо — Не для Энтони — Шляпа для Энтони»). Желанный выбор наконец сделан: обозначенным собственником является Энтони.

Он практикует различные грамматические формы с одной и той же вокабулой, особенно с одним и тем же глаголом: «Fix the music — Music is fixed... Cobber crossed the street — Cobbers always cross the street... («Включи музыку — Музыка включена...Сапожник перешел через улицу — Сапожники всегда переходят улицу [с наречием наглядно противопоставляющим настоящее претериту]... «Anthony write — Pencil's always writing («Энтони пишет — Карандаш всегда пишущий [пара за которой следуют и поддерживают ее параллельная пара: улыбающийся — улыбается, smiling — smile]). «Таke off— Took off.. See — I see... Where are you going — I am going.» («Убери — Убрал ..Видеть - Я вижу... Куда ты идешь — Я иду».) Вокабулы, употребляющиеся одновременно и в глагольной и в именной функциях, противопоставляются: «Can bite — Bite — Have a bite» («Могу укусить — Укус — Кусни»)... Broke the vacuum — The broke — Get some broke — Alice broke the baby fruit (Разбил пылесос — Разбился — Возьми немного мелочи — Элис разбила маленький фрукт) [слово break (разбивать, ломать) как правило заменяется чередующимся broke). Существительные и глаголы нарочно употребляются бок о бок со своими анафорическими субститутами: «Take the monkey — Take it... Stop the ball — Stop it... Go for glasses — go for them...Don't jump — Don't ticklish — Don't do that» («Возьми обезьяну — Возьми... Останови мяч — Остановись...Иди за очками — иди за ними... Не прыгай — Не щекочи — Не делай этого»).

Грамматические чередования и чисто фонематические минимальные пары намеренно связаны друг с другом: /tok/ — /tυk/ — /b?k/ — /tuk/ — /tek/ — /buk/... /wat/ — /nat/ — /nait/. Light (свет, огонь) и like (любить) или likes (любит) к lights (огни) прикреплены друг к другу. Back (обратно) и wet (мокрый) смешены в слово-гибрид Babette. Таким образом речь ребенка перед сном, лексические, морфологические и фонематические группы оказываются спроектированными с парадигматической оси на ось синтагматическую.

В цепочке повторяющихся предложений вариация внутри каждой пары ограничена до единицы:

There's a hat Вот шляпа

There's another Вот другая

There's hat Вот шляпа

There's another hat Вот другая шляпа

91

That's a hat Это шляпа

Причудливое взаимодействие двух синтаксических операций — правильно выделенных Рут Уир как «постройка» (build-up) и «рас-стройка» (break-down) — явно сходны с игрою сверстников Энтони, которые поочередно то собирают, то разбирают свои игрушки. Постепенное конструирование предложения из изначально раздельных и автономных компонентов, каждого со своей предикативной функцией, и, с другой стороны, поступательное наполнение и расширение рамок изначального предложения — одинаково поучительные процедуры, которые выводят на свет механизм синтаксического обучения и тренировки. Как информативны, например, границы предложения у Энтони, где место существительного выделяется артиклем, тогда как само существительное еще не выбрано:

Anthony takes the — Take the book...This is the — This is the — Book... That's a — That's a — That's a kitty — That a Fifi here .... Mommy get some — Mommy get some — Soap.»

(Энтони возьми — Возьми книгу... Это — это — книга...Это — Это — Это котенок — Это вот Фифи... Мама возьми немного — Мама возьми немного — Мыла»).

Предикативные сочетания без выраженного подлежащего только с деиктическим местоименным подлежащим (That's a kitty) и переходные формы между субъектно-предикатными повествовательными и побудительными последовательностями указывают на то, как четкие двусловные предложения могут смутить сонного ребенка.

Предпочитаемые им типы предложений это просто дополнение к подразумеваемой или затребованной ситуации.

Языковая игра Энтони перед сном как общий итог его дня настоятельно требует дальнейшего исследования, в частности того, насколько обычны такие самообразовательные лингвистические игры среди засыпающих детей. Однако как бы ни была важна металингвистическая функция в записях Рут Уир, она права, усматривая здесь и соприсутствие других функций. В особенности последний и самый длинный из «параграфов» Энтони, обсуждаемый его матерью, с его восемь раз повторяющимся мотивом Daddy dance (Папа танцует), не только является изысканным уроком грамматики, но также и трогательным, полным горечи психоаналитическим документом, использующим весь запас выразительных средств ребенка. И самое главное — это подлинная и прекрасная поэтическая композиция, сопоставимая с шедеврами детского искусства — речевого и поэтического:

92

Thaf's for he — Mamamama with Daddy — Milk for Daddy — OK — Daddy dance — Daddy dance — Hi Daddy — Only Anthony-Daddy dance- Daddy dance — Daddy give it — Daddy not for Anthony — No — Daddy — Daddy got — Look at Daddy (falsetto) — Look at Daddy here — Look at Daddy — Milk in the bottle — I spilled it — Only for Daddy — Up — that's for Daddy — Let Daddy have it — Take off — Take off — The — Turn around- Turn around — Look at donkey — that's the boy — That's the donkey — [dan] Daddy [dan] — Pick up the [den] — I can pick up — I can — How about — How about the Daddy — OK — Daddy's two foot — Daddy had some feet — [bi:be] — Put on a record for you — What Daddy got — Daddy got — On the plane — Look at the pillow — What color pillow — What color — Is not black — It's yellow — Daddy dance — Ah, Daddy — Take it to Daddy — Daddy put on a hat — Daddy put on a coat — Only daddy can — I put this in here — See the doggie here — See the doggie — I see the doggie (falsetto) — I see the doggie (falsetto) — Kitty likes doggie — Lights up here — Dady dance — Daddy dance — Daddy dance — With Bobo — What color's Bobo — What color's Bobo

(Это для него — Мамамама с Папой — Молоко для Папы — О'кей — Папа танцует — Папа танцует — Хэй Папа — Один только Энтони — Папа танцует — Папа танцует — Папа дай это — Папа не для Энтони — Нет — папа — Папа получил — Посмотри на Папу (falsetto) — Посмотри скорей на Папу — Посмотри на Папу — Молоко в бутылке — Я пролил его — Только для Папы — Вверх — Это для Папы — Дай это Папе — Уноси — Уноси — Это — Повернись кругом — Повернись кругом -0 посмотри на ослика — Это мальчик — Это ослик — [ас] Папа [ас] — Подними [ос] — Я могу поднять — Я могу — Как насчет — Как насчет Папы — О'кей — Две ноги Папы — У Папы есть немного ног — Запишу для тебя на пластинку — Что есть у Папы — У Папы есть — На самолете — Посмотри на подушку — Какого цвета подушка — Какого цвета — Не черного — Она желтого — Папа танцует — Ах, Папа — Отнеси это Папе — Папа одел шляпу — Папа одел пальто — Только Папа может — Я кладу это сюда — Посмотри-ка на собачку — Я вижу собачку (falsetto) — Я вижу собачку (falsetto) — Здесь свет — папа танцует — Папа танцует — Папа танцует — С Бобо — Какого цвета Бобо — Какого цвета Бобо).

93

<< | >>
Источник: Якобсон Р.. Язык и бессознательное / Пер. с англ., фр., К. Голубович, Д. Епифанова, Д. Кротовой, К. Чухрукидзе. В. Шеворошкина; составл., вст. слово К. Голубович, К. Чухрукидзе; ред. пер. — Ф. Успенский. М.:,1996— 248с.. 1996

Еще по теме ВКЛАД ЭНТОНИ В ТЕОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ:

  1. 2.3. Характеристики активных языков
  2. ВКЛАД ЭНТОНИ В ТЕОРИЮ ЛИНГВИСТИКИ