<<
>>

§ 3. Просветительная политика и система народного образованияв дореволюционной России

Народы дореволюционной России стремились к образованию; передовые деятели России боролись за развитие народного образования на демократических началах, однако стоявшее у власти помещичье-буржуазное царское правительство тормозило развитие народного образования, держало трудящиеся массы в темноте.

В своей работе «К вопросу о политике министерства народного просвещения» Ленин указывал, что «Четыре пятых молодого поколения осуждены на безграмотность крепостническим государственным устройством России» К Вся система народного образования (и в частности школьная система) дореволюционной России была построена в интересах помещиков и капиталистов.

Система народного образования дореволюционной России в основном сложилась в 60—70-х годах XIX в., когда пало крепостное право и в России стал развиваться капитализм. Однако остатки крепостничества, поскольку у власти оставались помещики, сохранялись вплоть до Великой Октябрьской социалиста-* ческой революции. Школьная система дореволюционной России поэтому имела двойственны й бур ж у азн о к репост- н и ч е с к и й х а р а к т е р. Наряду с классовой, формально доступной для всех школой (гимназия, реальные и коммерческие училища), существовали к а к пережиток феодали з м а сословные школы (кадетские корпуса, институты благо-родных девиц, епархиальные училища, духовные училища, духовные семинарии и дрО-

Наряду с общеобразовательными начальными школами имелось большое количество конфессиональных церковно-приходских школ.

Характерными чертами системы народного образования дореволюционной России бьши следующие.

.Полное отсутствие дошкольного общественного воспитания — детских яслей, детских садов и площадок. Лишь в наиболее крупных городах имелось около де-

' Ленин. Соч-, т. XVI, изд, 3-е, стр. <П0.

/

J

сятка бесплатных детских садов и около 250 детских садов с высокой платой, содержавшихся частными лицами и обслуживающих лишь ничтожную часть детей состоятельных родителей.

Слабое развитие культурно-просветительных учреждений для взрослых.

Те немногие библиотеки, народные дома, школы и курсы для взрослых, которые имелись, были открыты и содержались общественными организациями и органами местного самоуправления. Правительство всеми мерами препятствовало их возникновению и тормозило деятельность сущеЛвовавших учреждений.

Построение школьной системы в интересах помещиков и капиталистов. Система элементарного образования представляла собою тупик: не давала детям трудящихся доступа к среднему и высшему образованию. Средние и высшие учебные заведения были предназначены для привилегированных классов.

Крайняя отсталость начального образования, предназначе н'н ого для масс. Начальная школа имела 3 летний курс (изредка лишь 4 года). К тому же около поло* вины начальных школ России были школами церковноприходскими, где учебные часы тратились преимущественно на религиозное обучение. Школы для нерусских народов (особенно для народов востока) умышленно держались царизмом на ещё более низком уровне.

Ограничение женского образования. Женские гимназии были преимущественно 7-классные (мужские—8-клас- ные). Программы целого ряда предметов в женских гимназиях были пониженными по сравнению с программами мужских средних учебных заведений. В университеты и высшие технические учебные заведения женщины не принимались (для них существовало лишь несколько высших женских курсов).

Крайняя отсталость просвещения нерусских народов, населявших Россию, особенно же народов Севера и Востока. Вследствие такой «просветительной» политики царизма процент грамотности у этих народов едва достигал 2—3, а у некоторых народов опускался даже до десятых долей процента. Средняя и высшая школы для этих народов были фактически совершенно недоступны.

Крайняя пестрота и запутанность как в отношении типов, так и в смысле управленая учебными заведениям и. Одних только начальных школ существовало более 20 типов. Начальные и средние общеобразо-вательные школы находились в подчинении самым различным ведомствам (министерству народного просвещения, министерству торговли и промышленности, ведомству учреждений императрицы Марии, синоду, военному министерству и т.

д.).

Школьная система России в последние годы царизма была следующей (см. схему на стр. 446—447).

* 449

2$ Педагогика Ш Группа шкод 1. Одноклассное начальное учили- элементарного ще с трёхгодичным {изредка четырёхгодичным) образования курсом для детей 8—11 лет. Лучшими с этой группе училищ были земские, городские и железнодорожные начальные школы, худшей — церковно-приходская школа. Предметами обучения в начальном одноклассном училище были: закон божий, русский язык (чтение и письмо), арифметика и пение.

Д п у х к л а с с н о е начальное училище с 5-лет- ним курсом (для детей 8—13 лет). Первые 3 года обучения считались первым классом и соответствовали по учебному плану и программам одноклассном у начальному училищу; четвёртый и пятый годы обучения составляли второй класс. Здесь преподавались: закон божий, русский язык, арифметика (дроби) с начатками геометрии, география, история, естествознание.

Па базе одноклассного начального училища существовали немногочисленные низшие профессиональные ш колы: ремесленное училище с 3-летним курсом и торговая школа с 4-летним курсом, а также общеобразовательные (высшие начальные училища и мариинские женские училища, имевшие 4 года обучения).

Эти учебные заведения давали подготовку рабочим и низшим служащим торговых учреждений, канцелярий и т. п.

Для подготовки учителей начальных школ существовали учительские семинарии, куда принимали окончивших двухклассное начальное училище (с дополнительным экзаменом) или высшее начальное училище. Учительская семинария имела 3—4-летний курс обучения и являлась средним педагогическим учебным заведением (не дававшим, однако, права поступлення в высшие учебные заведения).

Для подготовки учителей высших начальных училищ имелись 3-л етние учительские институты. Так же, как и учительские семинарии, они давали хорошую педагогическую, но недостаточную общеобразовательную подготовку (не достигавшую даже уровня гимназий или реальных училищ, т. е. средней общеобразовательной школы).

Поступали сюда часть окончивших учительские семинарии или же (по экзамену) некоторые окончившие высшее начальное училище.

Перехода из учебных заведений элементарного образования в общеобразовательные средние учебные заведения и высшую школу, как правило, не было.

В группе мужских средних учебных заведений Группа мужских прежде всего нужно указать муже к у ю г и м-

средних н а з и ю с 8-летним курсом обучения. В первый

заведений. класс принимались мальчики 10-летнего возраста (с колебаниями от 9 до 11 лет) по экзамену (закон божий, русский язык, арифметика). Требовалось умение читать и писать, знание наизусть 5—6 стихотворений и басен, умение грамотно написать несложный диктант, уменье производить 4 арифметических действия с числами любой величины. При большинстве гимназий существовали приготовительные классы с одногодичным и двухгодичным курсом. Окончившие гимназию могли поступать во все высшие учебные заведения (при этом в университет принимались только окончившие гимназию или выдержавшие экзамен за полный её курс).

В мужских гимназиях сильнее, чем в других средних учебных заведениях, сказывались отрицательные черты дореволюционной средней школы России: формализм, оторванность от жизни, остатки сословной школы (при формальном праве поступления детей всех сословий в них преимущественно обучались дети дворян и буржуазии). Сильно чувствовался недостаток знаний по естествознанию, даваемых гимназией.

Особенностью гимназического курса, отличавшей его от курса других средних школ, был латинский язык.

Вторым по значению и численности средним учебным заведением были реальные училища с 7-летним курсом. Возрастные нормы учащихся, требования при поступлении в первый класс, организация приготовительных классов были такими же, как и в мужских гимназиях. Объём знании, даваемых в реальных училищах по математике, естествознанию и новым языкам (за счёт отсутствия латинского языка) был значительно выше, чем в гимназиях. Тем не менее окончивших реальные училища в университет не принимали.

Состав учащихся в реальных училищах значительно отличался от гимназий: это были преиму-щественно дети буржуазии. Кончающие большей частью поступали в высшие технические и сельскохозяйственные учебные заведения. Методы обучения в реальных училищах были гораздо живее, прогрессивнее, нежели в гимназиях.

Коммерческие училища с 7—8-летним курсом обучения представляли собой позднее сложившийся (в конце 90-х годов XIX в. и в XX в.) тип средней шкоды. Возникая по инициативе передовых или деловых кругов буржуазии, на средства которой коммерческие училища всецело содержались, находясь в ведении не министерства народного просвещения с его застывшими традициями и консерватизмом, а в ведении возникшего лишь в XX в. министерства торговли и промышленности, коммерческие училища представляли собою лучший тип средней школы дореволюционной России. Оканчивающие или поступали в коммерческие институты и высшие технические учебные заведения, или шли на практическую работу. Кадетский корпус представлял собою военизированное среднее учебное заведение, дававшее общеобразовательную подготовку в объёме реального училища. Принимались сыновья офицеров и дворян в возрасте 10 лет. Объём экзаменационных требований при приёме организация приготовительного класса были одинаковы с другими средними учебными заведениями. Кадетские корпуса были закрытыми учебными заведениями. На воспитательную работу обращалось большое внимание; каждый класс имел своего офицер а-воспитателя, который оставался прикреплённым к данному классу в течение всего периода обучения кадетов, с первого до последнего класса. Окончившие преимущественно поступали в военные училища для подготовки к офицерскому званию; часть окончивших шла в высшие технические учебные заведения.

В 1888—1889 году возникли средние технические училища с 4-летним курсом обучения, куда принимались подростки, имеющие образование в объёме 5 классов реального училища. Отсюда выходили хорошо подготовленные {главным образом в смысле производственной практики) техники.

Мальчики духовного сословия (сыновья священников, дьяконов) поступали в возрасте 10 лет преимущественно в духовные училища с 4-летним курсом, по окончании которого шли в 6-летнюю духовную семинарию.

Главной внимание в этих школах уделялось религиозному воспитанию и обучению. Общеобразовательная подготовка в духовном училище и в первых четырёх классах духовной семинарии была преимущественно гуманистического характера, с сохранением классических языков (греческого и латинского). Последующие классы семинарии уделялись, главным образом, религиозным учебным предметам. Окончившие духовную семинарию занимали места священников; немногие из окончивших поступали в университеты.

Наиболее распространёнными типами женских

средних средних учебных заведений были женские женских школ, г и м н а з и и. Они делились на министерские (т, е, состоявшие в ведении министерства народного просвещения) и мариинские (ведомства учреждений императрицы Марии), хотя в программном отношении большой разницы между теми и другими не было {министерские стояли несколько выше), Женские гимназии имели 7-летний курс обучения и восьмой (дополнительный или педагогический) класс, где кроме общеобразовательных предметов преподавались: педагогика, психология и методика первоначального преподавания русского языка и арифметики. Возрастные нормы, экзаменационные требования при приеме в первый класс и организация приготовительных классов были таковы же, как и в мужских средних учеб ных заведениях. По своему учебному плану женские гимназии были ближе всего к реальным училищам с той, однако, разницей, что объём сведений по математике, физике и естествознанию был значительно ниже, чем в реальных училищах и вообще в муж-ских средних учебных заведениях. Окончившие 8 классов получали звание домашней учительницы и учительницы начальной школы.

¦ Институт благородных девиц —закрытое сословное среднее женское учебное заведение для дочерей дворян с 8-летним курсом. Институт давал образование приблизительно

Б объёме Женской гимназии. Особое внимание обращалось на знание французского языка. *

Епархиальное училище — среднее женское учебное заведение для дочерей духовенства с 7-летиим курсом. Значительная часть окончивших поступала затем б число учительниц начальной школы.

Младшие 4 класса мужских и женских гимназий иногда существовали в качестве самостоятельных учебных заведений под названием прогимназий. Окончание их давало право на поступление в V класс гимназии без экзамена.

Высшее образование в дореволюционной России высшее было развито очень недостаточно. Всего существо- о разевание. нал0 gj высшее учебное заведение; из них около 40 были сосредоточены в Москве и Петрюграде, остальные — в 14 крупных городах. Средняя Азия, Кавказ, Восточная Сибирь, Северный край не имели нн одного высшего учебного заведения. Около половины всего состава студенчества (46,3%) были дети дворян, чиновников и духовенства. Как и в системе среднего образования, высшие учебные заведения были раздельными для мужчин и женщин.

Мужскими высшими учебными заведениями были университеты (всего 10), имевшие 4 факультета (физико-математический, историко-филологический, юридический и медицинский), высшие технические учебные заведения (технологические и политехнические институты, горные институты, институты путей сообщения и др.), сельскохозяйственные академии и институты и др. Курс обучения в университетах был 4-годичный (медицинский факультет 5 лет), в высших технических (інститутах — большей частью 5 лет.

С 70-х годов XIX- в. и особенно после революции 1905 года стали открываться высшие женские курсы, но число этих курсов было невелико, и лишь ничтожный процент девушек, получивших среднее образование, мог попасть в высшую школу.

Высших педагогических учебных заведений было очень мало (около 10). Преподавателей средних учебных заведении готовили университеты, однако, как правило, педагогической подготовки они не давали.

<< | >>
Источник: И.Л. Каирова. ПЕДАГОГИКА. 1948

Еще по теме § 3. Просветительная политика и система народного образованияв дореволюционной России: