<<
>>

Виды инвестиционных споров и порядок их разрешения

Связанные с осуществлением инвестиционной деятельности правовые споры (инвестиционные споры) многообразны и могут быть классифицированы по различным основаниям: по субъектному составу, характеру отношений, подлежащему применению праву, компетентному органу, порядку разрешения споров и т.д., которые характеризуют с разных сторон две группы принципиально отличных друг от друга инвестиционных споров, а именно:

1) споры между принимающим государством и государством инвестора или международной организацией, возникающие из международных правоотношений, носящие международный (межгосударственный) характер и разрешаемые на основании норм международного публичного права в рамках международной правовой системы;

2) споры между иностранным инвестором и иным физическим или юридическими лицом либо принимающим государством, возникающие из гражданских, административных и иных публичных правоотношений, осложненных иностранным элементом, носящие транснациональный характер и разрешаемые государственными судами и арбитражами на основании норм права, относящихся к разным системам права, в рамках национальной правовой системы.

Первая группа инвестиционных споров относится к межгосударственным (международно-правовым) и обычно связана с реализацией государством иностранного инвестора своего права на дипломатическую защиту. Последнее основано на признании причинения вреда гражданину (или юридическому лицу) причинением вреда государству, гражданином которого он является, и осуществляется государством по его политическому усмотрению, как правило, тогда, когда его граждане и юридические лица не в состоянии защитить свои права и интересы в судах принимающего государства, т.е. когда последнее нарушает нормы международного публичного права, в частности, в таких случаях, как:

1) принятие законодательства, имеющего дискриминационный характер по отношению к иностранным лицам;

2) проведение экспроприации без выплаты компенсации;

3) иное нарушение положений двустороннего международного договора о поощрении и взаимной защите капиталовложений и др.

В деле Barcelona Traction, Light and Power Company Limited Case (Belgium v. Spain) Бельгия обратилась в Международный суд ООН в защиту бельгийских лиц — акционеров компании Barcelona Traction, Light and Power Company Limited, инкорпорированной в Канаде, которым был причинен ущерб незаконными действиями властей Испании. Суд посчитал, что право на дипломатическую защиту принадлежит прежде всего Канаде, так как национальность компании, которой был причинен ущерб в Испании, является канадской, а не бельгийской. В итоге в иске было отказано. Однако было отмечено, что это не лишает Канаду права обратиться за дипломатической защитой своей компании Barcelona Traction, Light and Power Company Limited.

Вместе с тем не вызывает сомнения то, что первоначально возникший спор носит частноправовой характер и не должен разрешаться на межгосударственном уровне, т.е. превращаться в международно-правовой. Всегда существует возможность обратиться к международным коммерческим арбитражам, если есть сомнения в беспристрастном и справедливом рассмотрении дела судами принимающего государства. На это делает акцент Вашингтонская конвенция, которая в статье 27 предусматривает, что ни одно государство — участник Вашингтонской конвенции не предоставляет дипломатической защиты и не предъявляет международного иска в отношении спора, который одно из его физических или юридических лиц и другое договаривающееся государство согласились передать или передали на арбитраж на основании Вашингтонской конвенции, кроме случая, когда другое такое договаривающееся государство не соблюдает или не выполняет арбитражное решение, вынесенное по данному спору.

На ограничении права государства предоставлять дипломатическую защиту собственным физическим и юридическим лицам основаны известные в международном праве доктрины Драго и Кальво. Первая из них подразумевает отказ стран, которые экспортируют капитал, от применения силы в обмен на согласие стран, импортирующих капитал, на рассмотрение споров в арбитраже. Вторая предусматривает обязанность принимающего государства предоставить иностранным инвесторам национальный режим, разрешение споров между ними исключительно в соответствии с национальным правом в национальных судах государства, а также запрет на осуществление государством иностранного инвестора своего права на дипломатическую защиту. Вторая группа инвестиционных споров возникает с участием физических и юридических лиц из гражданских, административных и иных публичноправовых отношений и подлежит разрешению в рамках национальной правовой системы, причем обычно в судебном порядке. Как исключение, защита прав инвесторов в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом, как правило, путем подачи жалобы в вышестоящий орган (вышестоящему должностному лицу). В частности, это касается:

1) обжалования:

— актов налоговых органов ненормативного характера, действий или бездействия их должностных лиц (пункт 1 статьи 138 НК РФ);

— постановлений по делам об административных правонарушениях, вынесенных уполномоченными должностными лицами (пункт 3 части 1 статьи 30.1 КоАП РФ);

— действий (бездействия) организатора торгов, оператора электронной площадки, конкурсной или аукционной комиссии при организации и проведении торгов и заключении договоров по результатам торгов (статья 18.1 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»);

— действий (бездействие) заказчика, уполномоченного органа, уполномоченного учреждения, специализированной организации, комиссии по осуществлению закупок, ее членов, должностных лиц контрактной службы, контрактного управляющего, оператора электронной площадки в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд (статьи 105 и 106 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»);

2) выдачи Банком России предписания о запрете или ограничении проведения профессиональным участником отдельных операций на рынке ценных бумаг на срок до шести месяцев в случае выявления нарушения прав и законных интересов инвесторов (пункт 2 статьи 11 Федерального закона от 5 марта 1999 г. N 46-ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг»);

3) защиты интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением (пункт 2 статьи 1248 ГК РФ) и т.д. Решение, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

Разъясняя вопросы, возникающие при рассмотрении судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал на то, что в силу части 1 статьи 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе обратиться непосредственно в суд или в вышестоящий в порядке подчиненности орган государственной власти, орган местного самоуправления, к должностному лицу, государственному или муниципальному служащему. Таким образом, заявителю принадлежит право выбора порядка (административного, судебного) защиты своих прав и свобод. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что федеральными законами может быть предусмотрен досудебный порядок в отношении оспаривания отдельных решений, действий (бездействия). Например, пунктом 5 статьи 101.2 НК РФ установлено, что решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не содержащего признаки административного правонарушения, или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, не содержащего признаки административного правонарушения, может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе.

Аналогичные разъяснения были даны и Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. В частности, при применении арбитражными судами антимонопольного законодательства следует иметь в виду, что право выбора судебного или административного порядка защиты своего нарушенного или оспариваемого права принадлежит субъекту спорных правоотношений. Федеральный закон «О защите конкуренции» не содержит указаний на то, что защита гражданских прав в административном порядке (путем рассмотрения антимонопольным органом дел о нарушениях антимонопольного законодательства) исключается при наличии возможности обратиться в арбитражный суд или, наоборот, является обязательным условием обращения лиц, чьи права нарушены, в суд. Следовательно, если лицо за защитой своих прав обратится в арбитражный суд, не подавая до этого соответствующего заявления в антимонопольный орган, арбитражный суд не может со ссылкой на пункт 2 статьи 148 АПК РФ оставить такое заявление без рассмотрения. В случае если в ходе судебного разбирательства установлено, что лицо за защитой своих нарушенных прав обратилось одновременно и в антимонопольный орган, и в арбитражный суд, судам рекомендуется на основании части 5 статьи 158 АПК РФ отложить судебное разбирательство до принятия решения антимонопольным органом.

Способы защиты прав инвесторов. Субъективные юридические права инвесторов защищаются способами, предусмотренными законом, с учетом существа нарушенного права и последствий нарушения этого права. В частности, согласно статье 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем:

1) признания права;

2) восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

3) признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

4) признания недействительным решения собрания;

5) признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

6) самозащиты права;

7) присуждения к исполнению обязанности в натуре;

8) возмещения убытков;

9) взыскания неустойки;

10) компенсации морального вреда;

11) прекращения или изменения правоотношения;

12) неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

13) иными способами, предусмотренными законом.

Между ООО «Практика ЛК» (лизингодатель) и ООО «Ремстрой-2» (лизингополучатель) был заключен договор лизинга от 17 марта 2008 г. N 58/08-Ч, в соответствии с которым на лизингодателя возлагалась обязанность приобрести в собственность и предоставить лизингополучателю за плату во временное владение и пользование для осуществления предпринимательской деятельности автокран модели XCMG QY30K5 (EURO III) 2008 г. выпуска, производство Китай. Общая сумма лизинговых платежей составляла 8423867 руб. Во исполнение договора лизинга лизингодатель подписал договор поставки с ООО «Спецтехника» (продавец), согласованный с лизингополучателем. Платежными поручениями лизингодатель перечислил на расчетный счет продавца полную стоимость объекта лизинга (6079000 руб.). Однако продавец не исполнил своего обязательства по поставке объекта лизинга ввиду его отсутствия и своего банкротства. Требования лизингодателя были включены в реестр требований кредиторов ООО «Спецтехника», но в связи с отсутствием у должника имущества неудовлетворенные требования кредиторов, в том числе и лизингодателя, были погашены.

ООО «Ремстрой-2» обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ООО «Практика ЛК» о взыскании уплаченных по договору авансовых платежей в размере 2270207 руб. 50 коп. Поскольку лизингополучатель фактически не пользовался объектом лизинга и момент начала пользования лизинговым имуществом не наступил, арбитражный суд первой инстанции взыскал всю сумму уплаченных лизинговых платежей на основании статьи 28 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», а при принятии решения по встречному иску — уменьшил размер подлежащих возмещению убытков в виде неполученных лизинговых платежей с октября 2008 г. (когда лизингополучатель перестал вносить лизинговые платежи) по март 2009 г. (когда лизингополучатель предложил расторгнуть договор лизинга), сославшись на длительное бездействие сторон лизинговой сделки: лизингополучатель своевременно не обратился к лизингодателю с требованием о расторжении договора, а лизингодатель не предпринимал всех необходимых действий по надлежащему исполнению договора лизинга.

Апелляционная инстанция в удовлетворении встречного иска отказала, указав на отсутствие вины лизингополучателя: убытки лизингодателя возникли в связи с неисполнением им своей же обязанности по передаче предмета лизинга лизингополучателю. Федеральный арбитражный суд Уральского округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

Однако с ними не согласился Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, который отметил, что в силу пункта 2 статьи 22 Федерального закона от 29 октября 1998 г. N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли- продажи объекта лизинга и связанные с этим убытки по общему правилу несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца, если иное не предусмотрено договором. В настоящем деле продавца выбрал лизингополучатель. Применительно к рассматриваемой ситуации в состав убытков входят затраты лизингодателя на приобретение объекта лизинга (реальный ущерб) и неполученные им доходы (упущенная выгода), общая сумма которых равна цене договора лизинга. Названная норма, возлагая на выбравшую продавца сторону риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли- продажи, не исключает необходимости принятия обеими сторонами договора лизинга мер по уменьшению рисков, связанных с непоставкой объекта лизинга, поскольку обе стороны заинтересованы в своевременном его получении и использовании.

В то же время, в соответствии с договором поставки, условием второго платежа продавцу являлось подтверждение факта нахождения объекта лизинга на российско-китайской границе. Правом требовать подтверждения этого факта обладал не лизингополучатель, а лизингодатель как сторона договора поставки. Следовательно, в данном случае для целей минимизации рисков лизингодатель должен был проявить должную осмотрительность и осторожность при предоставлении денежных средств продавцу, приобретая объект лизинга для его дальнейшего использования лизингополучателем. Действия лизингодателя, выразившиеся в перечислении продавцу 80% от стоимости объекта лизинга при отсутствии документального подтверждения факта нахождения товара на границе, следует квалифицировать как содействие увеличению размера убытков, вызванных непоставкой объекта лизинга, в нарушение принципа разумности. Это, в свою очередь, согласно пункту 1 статьи 401 ГК РФ является основанием для уменьшения размера ответственности лизингополучателя. Поскольку, перечислив 80% от стоимости объекта лизинга продавцу, ООО «Практика ЛК» действовало неразумно и неосмотрительно, размер ответственности ООО «Ремстрой-2» должен быть ограничен 20% причитавшихся с него лизинговых платежей (20% от цены договора лизинга). Таким образом, по встречному иску о возмещении убытков лизингодателя с лизингополучателя следует взыскать 1684773 руб. Требование по первоначальному иску о взыскании фактически уплаченных лизинговых платежей подлежит удовлетворению в полном объеме.

Подведомственность гражданских дел

В Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляют мировые судьи, федеральные суды общей юрисдикции, арбитражные суды и третейские суды, компетенция которых определяется положениями международных договоров и нормами национального процессуального права.

Так, суды общей юрисдикции обычно рассматривают гражданские дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов по спорам, возникающим из гражданских, административных, земельных, экологических и иных правоотношений (часть первая статьи 22 ГПК РФ), а мировые судьи, помимо прочего, — дела о выдаче судебного приказа, дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей 50 тыс. руб., а также дела об определении порядка пользования имуществом (часть 1 статьи 23 ГПК РФ). Разрешение дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, осуществляют арбитражные суды (статьи 27 — 33 АПК РФ).

При обращении в суд с заявлением, содержащим несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, другие — арбитражному суду, если разделение требований невозможно, дело подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции. В случае если возможно разделение требований, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду (часть четвертая статьи 22 ГПК РФ).

По соглашению сторон подведомственный суду общей юрисдикции или арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до рассмотрения дела по существу может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом. Компетенция третейского суда (международного коммерческого арбитража) основывается на соглашении сторон — третейском, или арбитражном, соглашении. Это соглашение сторон в письменной форме о передаче спора из договорных и других гражданско-правовых отношений на разрешение в арбитраж (третейский суд) (статьи 1, 2, 5, 7 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 1 и 7 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже»), которое имеет материально-правовой, а не процессуальный характер.

Между бельгийской фирмой «В & R» b.v.b.a. и американской фирмой «Golubov & Tiagai, PLLC» (США) в 1996 г. был заключен договор уступки права иска, требования и долга, по которому первая фирма передала второй право требования к ОАО «Волгоградский алюминий» о возврате 700 тыс. долл. США, полученных данным российским акционерным обществом от бельгийской фирмы по договору о предоставлении ссуды от 8 апреля 1993 г. Последний предусматривал, что все возникшие из него споры и разногласия будут разрешаться путем переговоров, а в случае, если спорные вопросы не будут урегулированы мирным путем, — в Арбитражном институте при Торговой палате г. Стокгольма в соответствии с регламентом этого института. Американская фирма Golubov & Tiagai, PLLC в лице юридической фирмы Legist обратилась в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к ОАО «Волгоградский алюминий» о взыскании указанного долга, полагая, что арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально - правовой, а процессуальный характер, поэтому не могла быть передана ему по договору цессии. Однако с таким утверждением не согласились Арбитражный суд Волгоградской области, апелляционная инстанция, а впоследствии и Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Последний заключил, что предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору. Сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника. Таким образом, условие об избрании определенного арбитража для разрешения возможных споров между участниками договора было отнесено к условиям, на которых права первоначального кредитора переходят к новому кредитору. Международное и национальное право многих стран мира, включая и Российскую Федерацию, признает арбитражное (третейское) соглашение заключенным в письменной форме, если оно:

1) содержится в документе, подписанном сторонами (арбитражное соглашение или арбитражная оговорка в договоре);

2) заключено путем обмена:

— письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения;

— исковым заявлением и отзывом на иск, в которых одна из сторон утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Вместе с тем наличие арбитражного соглашения еще не означает бесповоротный отказ сторон о передаче спора в иной суд. Оно может быть изменено по соглашению сторон, в том числе путем, когда одна сторона обращается в этот иной суд, а другая сторона не возражает против этого. Из данного положения исходит арбитражная практика в Российской Федерации.

Между ОАО «Преображенская база тралового флота» (заказчик) и японской фирмой «Тайе Геге Ко. Лтд» (подрядчик), правопреемником которой являлась японская фирма «Маруха Корпорейшн», был заключен контракт от 27 июля 1993 г. N ТМ-001-93 на ремонт плавбазы «Калининградский комсомолец». Пунктом 54 контракта предусматривалось, что «все споры и разногласия сторон рассматриваются в арбитражном порядке в г. Стокгольме без вмешательства генеральных судов; при разрешении спора арбитраж руководствуется условиями контракта, а в других случаях применяется материальное право Швеции». Дополнением от 18 февраля 1998 г. N 3 к контракту стороны изменили редакцию пункта 54, установив, что возникающие споры подлежат разрешению в Арбитражном суде Приморского края в соответствии с установленной законодательством Российской Федерации процедурой.

Разрешая возникший спор между сторонами, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отметил, что при наличии соглашения спорящих сторон о передаче разногласий на разрешение третейского суда российский арбитражный суд вправе рассматривать подведомственный ему спор с участием иностранного лица и в том случае, если иск предъявлен в надлежащий арбитражный суд субъекта Российской Федерации и ответчик не заявляет ходатайства о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора. В данном деле на момент обращения с иском возможность рассмотрения возникшего спора третейским судом (арбитражем) сторонами не была утрачена, однако до своего первого заявления по существу спора ответчик не подтвердил своего желания обратиться в третейский суд (арбитраж), а напротив, приводил доводы и представлял доказательства по существу заявленного иска об оплате задолженности. Поэтому после своего первого заявления по существу данного спора ответчик не мог ссылаться на наличие арбитражной оговорки.

Порядок гражданского и административного судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется правилами ГПК РФ и Кодекса административного судопроизводства РФ, судопроизводства в арбитражных судах — АПК РФ, а третейского разбирательства — правилами постоянно действующего третейского суда или правилами, согласованными сторонами спора, в соответствии с Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» и Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Как правило, это:

1) исковое производство, посредством которого разрешается спор о субъективном праве или охраняемом законом интересе по делам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Разъясняя вопросы рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал на то, что правильное определение судом вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд (например, подача заявления в порядке, предусмотренном главой 25 ГПК РФ, или подача искового заявления).

МУП «Коммунальник» (предприятие) обратилось в Арбитражный суд Чувашской Республики — Чувашии с заявлением о признании недействительным распоряжения Чебоксарского городского комитета по управлению имуществом от 23 мая 2005 г. N 923-р «О передаче имущества МУРЭП «Коммунальник» в состав имущества муниципальной казны города Чебоксары». Требование было мотивировано тем, что изъятие имущества из хозяйственного ведения предприятия повлекло невозможность осуществления им задач, определенных уставом.

При рассмотрении дела в порядке надзора Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обратил внимание на то, что предприятие, обратившись в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным распоряжения от 23 мая 2005 г. N 923-р как ненормативного правового акта, принятого в ответ на письмо от 14 декабря 2005 г. N 482, по сути, оспаривало сделку, направленную на прекращение права хозяйственного ведения предприятия спорным имуществом и на изъятие его у предприятия. В ходе судебного разбирательства конкурсный управляющий предприятием неоднократно указывал на оспаривание им именно данной гражданско -правовой сделки. Однако такое заявление было рассмотрено нижестоящими арбитражными судами без учета существа данного требования: как заявление о признании недействительным ненормативного правового акта, а не как требование о недействительности сделки, в связи с чем обжалуемые судебные акты в соответствии с пунктом 1 статьи 304 АПК РФ были признаны подлежащими отмене как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. В результате дело было направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение по правилам искового производства;

2) приказное производство по делам о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника, в частности, по требованиям, основанным на:

— нотариально удостоверенной сделке;

— сделке, совершенной в простой письменной форме;

— совершенном нотариусом протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта и др. (статья 122 ГПК РФ).

В случае если из заявления и представленных документов усматривается наличие спора о праве, дело рассматривается по правилам искового производства.

Согласно пункту 3 статьи 48 НК РФ рассмотрение дел о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица производится в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Российской Федерации. Требования о взыскании налога, сбора, пеней, штрафов за счет имущества физического лица зачастую носят бесспорный характер и потому, в том числе и для повышения эффективности и ускорения судопроизводства, предъявляются налоговым органом (таможенным органом) в порядке приказного производства. В порядке искового производства такие требования могут быть предъявлены налоговым органом (таможенным органом) только со дня вынесения судом определения об отмене судебного приказа и не позднее шести месяцев от этой даты. При этом необходимо иметь в виду, что в случае, когда физическое лицо не согласно с предъявляемыми требованиями налогового органа (таможенного органа), т.е. имеется спор о праве, то в таком случае налоговый орган (таможенный орган) может обратиться в суд только в порядке искового производства;

3) административное производство по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, в частности:

— об оспаривании нормативных правовых актов;

— об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) органов государственной власти и органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, их должностных лиц;

— об административных правонарушениях;

— о взыскании обязательных платежей и санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти

При рассмотрении дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих по существу судам надлежит выяснять:

1) имеет ли орган (лицо) полномочия на принятие решения или совершение действия. В случае, когда принятие или непринятие решения, совершение или несовершение действия в силу закона или иного нормативного правового акта отнесено к усмотрению органа или лица, решение, действие (бездействие) которых оспариваются, суд не вправе оценивать целесообразность такого решения, действия (бездействия), например при оспаривании бездействия, выразившегося в непринятии акта о награждении конкретного лица;

2) соблюден ли порядок принятия решений, совершения действий органом или лицом в том случае, если такие требования установлены нормативными правовыми актами (форма, сроки, основания, процедура и т.п.). При этом следует иметь в виду, что о незаконности оспариваемых решений, действий (бездействия) свидетельствует лишь существенное несоблюдение установленного порядка;

3) соответствует ли содержание оспариваемого решения, совершенного действия (бездействия) требованиям закона и иного нормативного правового акта, регулирующих данные правоотношения.

При этом основанием к удовлетворению заявления может служить нарушение требований законодательства хотя бы по одному из оснований, свидетельствующих о незаконности принятых решений, совершенных действий (бездействия).

Исходя из положений статьи 258 ГПК РФ суд удовлетворяет заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если установит, что оспариваемое решение, действие (бездействие) нарушает права и свободы заявителя, а также не соответствует закону или иному нормативному правовому акту. Принимая решение об удовлетворении заявления, суд не вправе выходить за пределы рассмотренных требований. Так, установив, что письменное обращение, поступившее должностному лицу, не рассмотрено в течение предусмотренного частью 1 статьи 12 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» срока, суду следует признать бездействие этого должностного лица незаконным и обязать его рассмотреть обращение заявителя в установленный судом срок, не предрешая существа решения, которое должно быть принято.

При удовлетворении заявления в резолютивной части решения суда необходимо указать:

1) либо на признание незаконным решения (ненормативного правового акта, решения о возложении на заявителя обязанности или решения о привлечении заявителя к ответственности) и в необходимых случаях на принятие в установленный судом срок мер для восстановления в полном объеме нарушенных прав и свобод заявителя или устранения препятствий к их осуществлению;

2) либо на признание незаконным действия (бездействия) и на возложение на орган или должностное лицо обязанности в течение определенного судом срока совершить в отношении заявителя конкретные действия.

Названный срок необходимо устанавливать с учетом характера дела, а также действий, которые следует совершить в целях устранения в полном объеме допущенного нарушения прав и свобод заявителя или препятствия к осуществлению его прав и свобод.

Если при подаче заявления о признании нормативного правового акта или его части недействующими будет установлено, что имеет место также спор о праве, подведомственный суду (например, заявлены требования о возмещении вреда, причиненного в результате издания нормативного правового акта), судья оставляет заявление в части требования, содержащего спор о праве, без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления в этой части с соблюдением положений статей 131 и 132 ГПК РФ, при условии, что этим не нарушаются правила подсудности рассмотрения дела. В случае если рассмотрение и разрешение заявленных требований неподсудно данному суду, заявление возвращается заявителю (часть 3 статьи 247 ГПК РФ);

4) особое производство, в частности, по делам:

— об установлении фактов, имеющих юридическое значение (например, факта принадлежности строения или земельного участка на праве собственности; факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет; факта государственной регистрации организации в определенное время и в определенном месте);

— о восстановлении прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя или ордерным ценным бумагам (вызывное производство);

— по заявлениям о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении;

— по заявлениям о восстановлении утраченного судебного производства.

Разъясняя вопросы применения АПК РФ, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обратил внимание на то, что арбитражные суды принимают к своему производству и рассматривают заявления об установлении юридических фактов при наличии в совокупности следующих условий:

1) если согласно закону факт порождает юридические последствия, т.е. влечет возникновение, изменение или прекращение правоотношений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

2) если установление юридического факта не связывается с последующим разрешением спора о праве, подведомственного арбитражному суду;

3) если заявитель не имеет другой возможности получить либо восстановить надлежащие документы, удостоверяющие юридический факт;

4) если действующим законодательством не предусмотрен иной (внесудебный) порядок установления юридического факта.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об установлении факта изменения наименования места нахождения объектов недвижимости. В обоснование необходимости установления названного факта заявитель сослался на несоответствие адреса места нахождения объектов недвижимости, обозначенного в плане приватизации предприятия, адресу этого же имущества, обозначенного в правоустанавливающих документах и технической документации. Заявитель полагал, что названные разночтения препятствуют ему в реализации недвижимого имущества.

Рассмотрев данное заявление и оценив представленные доказательства, арбитражный суд пришел к выводу, что заявитель не представил доказательств отсутствия у него другой возможности получить документы, удостоверяющие факт изменения наименования места нахождения объектов недвижимости. В частности, как установил арбитражный суд, изменение наименования улиц города подтверждается актом местной администрации, в результате чего заявителю было отказано в удовлетворении его заявления.

ОАО «Фирма «Ильдан» обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением об установлении факта, имеющего юридическое значение, — принадлежности на праве собственности жилого дома по адресу: г. Казань, ул. Яшь-Коч, 1г. Заявление было мотивировано тем, что ОАО «Фирма «Ильдан» в соответствии с договором о выкупе имущества от 15 июля 1991 г. выкупило у автотранспортного предприятия Министерства бытового обслуживания населения ТАССР (впоследствии — ГУП «Автостройсервис») не завершенный строительством жилой дом по ул. Яшь-Коч г. Казани, однако в связи с утратой подлинного договора общество не имело возможности получить документ, устанавливающий его право собственности на построенный дом.

Решением суда первой инстанции от 8 июля 1999 г. заявление было удовлетворено. Федеральный арбитражный суд Поволжского округа своим Постановлением от 9 июня 2003 г. оставил такое решение без изменения, указав, что на момент принятия судом первой инстанции решения по делу спора между физическими лицами — жильцами дома и ОАО «Фирма «Ильдан» еще не было.

Однако с таким выводом не согласился Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Он отметил, что отсутствие заявления о возникновении спора о праве со стороны ГУП «Автостройсервис», привлеченного в качестве заинтересованного лица, не означает, что такой спор отсутствует с другими лицами, не привлеченными к участию в настоящем деле в качестве заинтересованных лиц. О наличии спора о праве в этом доме свидетельствовали имеющиеся в деле материалы о строительстве квартир в указанном жилом доме силами и средствами его жильцов, а также рассмотрение Вахитовским районным судом г. Казани искового заявления жильцов дома, предъявленного к ОАО «Фирма «Ильдан», о признании их права на жилую площадь в этом доме.

Дела административного и особого производства обычно рассматриваются по общим правилам искового производства, однако с особенностями, предусмотренными для них в соответствующих разделах ГПК РФ и АПК РФ.

ООО «Радченко» обратилось в Арбитражный суд Забайкальского края с заявлением к УФРС по Забайкальскому краю о признании незаконным отказа в государственной регистрации соглашения о расторжении договора аренды земельного участка, расположенного по адресу: г. Чита, Центральный административный округ, мкр. Северный, 22.

Решением Арбитражного суда Забайкальского края от 17 ноября 2009 г. в удовлетворении заявления было отказано в связи с отсутствием доказательств о передаче всех квартир в многоквартирном доме участникам долевого строительства (собственникам). С ним согласился Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа. Он отметил, что предметом иска является требование о признании незаконным отказа ответчика в государственной регистрации соглашения о расторжении договора аренды на земельный участок, а правовым основанием — статья 352 ГК РФ, пункт 6 статьи 8 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации», главы 24 и 27 АПК РФ. Исходя из предмета и основания иска и подлежащих применению норм материального права в предмет судебного исследования входят следующие факты: несоответствие оспариваемого действия государственного органа закону и иным правовым актам и нарушение этим действием государственного органа прав и законных интересов заявителя. При установлении указанных обстоятельств в совокупности заявление подлежит удовлетворению, а действия органа признанию незаконными.

В соответствии со статьями 198 и 200 АПК РФ при рассмотрении дел об оспаривании действий государственных органов арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого действия, устанавливает его соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа, который принял оспариваемое действие, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемое действие права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Обязанность доказывания соответствия оспариваемых действий закону или иному нормативному правовому акту, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на их совершение, а также обстоятельств, послуживших основанием для совершения оспариваемых действий, возлагается на орган, совершивший действие.

Исследовав и оценив имеющиеся в деле доказательства, арбитражные суды установили, что передача всех квартир дома участникам долевого строительства не состоялась, в связи с чем они пришли к выводу о невозможности погашения регистрационной записи о залоге в силу закона и ввиду непредставления в регистрационный орган всех передаточных актов на квартиры и, как следствие, о необходимости отказа в иске.

Особенности гражданского судопроизводства по делам с участием иностранных лиц. Иностранные инвесторы имеют право обращаться в суды в Российской Федерации для защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, пользуюсь процессуальными правами и выполняя процессуальные обязанности наравне с российскими гражданами и организациями (статья 398 ГПК РФ и статья 254 АПК РФ). При этом ГПК РФ (статья 402) и АПК РФ (статья 247) закрепляют компетенцию мировых судей, судов общей юрисдикции и арбитражных судов Российской Федерации рассматривать гражданские дела при наличии тесной связи спорного правоотношения с территорией Российской Федерации, а именно:

1) ответчик находится или проживает на территории Российской Федерации;

2) на территории Российской Федерации находится имущество ответчика;

3) орган управления, филиал или представительство иностранного лица находятся на территории Российской Федерации;

4) спор возник из договора, по которому исполнение должно иметь место или имело место на территории Российской Федерации;

5) требование возникло из причинения вреда имуществу действием или иным обстоятельством, имевшими место на территории Российской Федерации или при наступлении вреда на территории Российской Федерации;

6) по делу о возмещении вреда, причиненного имуществу, действие или иное обстоятельство, послужившие основанием для предъявления требования о возмещении вреда, а также наступление вреда имело место на территории Российской Федерации;

7) спор возник из неосновательного обогащения, имевшего место на территории Российской Федерации;

8) истец по делу о защите деловой репутации находится в Российской Федерации;

9) спор возник из отношений, связанных с обращением ценных бумаг, выпуск которых имел место на территории Российской Федерации;

10) заявитель по делу об установлении факта, имеющего юридическое значение, указывает на наличие этого факта на территории Российской Федерации;

11) спор возник из отношений, связанных с государственной регистрацией имен и других объектов и оказанием услуг в международной ассоциации сетей «Интернет» на территории Российской Федерации.

Как известно, принято различать следующие виды международной подсудности:

1) исключительная подсудность, когда происходит установление подсудности спора суду определенного государства с исключением подсудности судам иных государств (статья 403 ГПК РФ, статья 248 АПК РФ), например:

— по спорам в отношении находящегося в государственной собственности Российской Федерации имущества, в том числе по спорам, связанным с приватизацией государственного имущества и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд;

— по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории Российской Федерации, или права на него;

— по спорам, возникающим из договора перевозки, если перевозчики находятся на территории Российской Федерации;

— по спорам, связанным с регистрацией или выдачей патентов, регистрацией и выдачей свидетельств на товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели или регистрацией других прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые требуют регистрации или выдачи патента либо свидетельства в Российской Федерации;

— по спорам о признании недействительными записей в государственные реестры (регистры, кадастры), произведенных компетентным органом Российской Федерации, ведущим такой реестр (регистр, кадастр);

— по спорам, связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории Российской Федерации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц;

— по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений;

2) альтернативная подсудность, т.е. предоставление истцу возможности выбора по своему усмотрению суда своего или иностранного государства (статья 29 ГПК РФ, статья 36 АПК РФ). К примеру, это касается:

— иска к ответчику, место жительства которого неизвестно или который не имеет места жительства в Российской Федерации, который может быть предъявлен в суд по месту нахождения имущества ответчика или по его последнему известному месту жительства в Российской Федерации;

— иска к организации, вытекающего из деятельности ее филиала или представительства. В этом случае предъявление иска возможно в суде по месту нахождения филиала или представительства такой организации;

— иска о защите прав потребителей, который может быть заявлен также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора;

— иска, вытекающего из договоров, в которых указано место их исполнения. В таком случае иски могут быть предъявлены также в суд по месту исполнения соответствующего договора;

3) договорная подсудность — установление подсудности по соглашению сторон спора (статья 404 ГПК РФ, статья 249 АПК РФ). Само соглашение, имеющее своим содержанием выбор суда, называется пророгационным соглашением. При этом стороны не вправе путем заключения пророгационного соглашения изменить императивные нормы АПК РФ и ГПК РФ, устанавливающие внутригосударственную подведомственность и подсудность дел арбитражным судам или судам общей юрисдикции.

Иностранная компания — продавец по договору международной купли- продажи товаров обратилась в Федеральный арбитражный суд Московского округа с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю, который выступал покупателем по данному договору, в связи с неисполнением последним обязательств по оплате поставленного товара. В обоснование компетенции названного суда истец сослался на пророгационное соглашение, согласно которому все споры, вытекающие из заключенного между сторонами договора международной купли-продажи товаров, должны рассматриваться в Федеральном арбитражном суде Московского округа или Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации по выбору истца.

Однако Федеральный арбитражный суд Московского округа возвратил исковое заявление со ссылкой на пункт 1 части 1 статьи 129 АПК РФ, указав, что положение о подсудности дел арбитражным судам, установленное частью 1 статьи 34 АПК РФ, носит императивный характер и не может быть изменено соглашением сторон. Вместе с тем недействительность соглашения о порядке рассмотрения споров в части изменения правил внутригосударственной подсудности дел не влечет за собой недействительности заключенного между сторонами пророгационного соглашения в пользу арбитражных судов в Российской Федерации. Истец не лишен возможности обратиться на основании заключенного пророгационного соглашения в компетентный арбитражный суд в Российской Федерации, определяемый в соответствии с нормами АПК РФ.

Учитывая гражданско-правовой характер пророгационного, так же как и арбитражного, соглашения, следует иметь в виду, что при уступке прав требования из договора, в отношении споров из которого было заключено пророгационное соглашение, последнее сохраняет свою юридическую силу для должника и нового кредитора.

Между российским обществом с ограниченной ответственностью и иностранной компанией-1 был заключен договор субаренды вагонов, один из пунктов которого предусматривал выбор в качестве применимого российского права и разрешение возникших между сторонами споров по этому договору в Арбитражном суде Свердловской области. В дальнейшем по соглашению об уступке прав требования из договора субаренды российское общество уступило свое право требования другому иностранному юридическому лицу (иностранная компания-2).

Иностранная компания-2 обратилась в указанный суд с исковым требованием к иностранной компании-1. Иностранная компания-1 возражала против рассмотрения спора этим судом, так как полагала, что пророгационное соглашение, содержащееся в договоре субаренды вагонов, после уступки прав по названному договору утратило силу и не может быть реализовано.

Однако Арбитражный суд Свердловской области признал себя компетентным рассматривать данный спор, руководствуясь следующим. Стороны первоначального договора субаренды избрали конкретный арбитражный суд в Российской Федерации в качестве компетентного рассматривать возникшие и могущие возникнуть между ними споры по данному договору. Указанное соглашение сторон соответствовало статье 249 АПК РФ. При уступке прав требования из договора субаренды права и обязанности в отношении порядка разрешения споров переходят к новому кредитору (иностранной компании-2) и сохраняют свою юридическую силу для должника (иностранной компании- 1) и нового кредитора. В этой связи спор из неисполнения или ненадлежащего исполнения договора субаренды подлежал рассмотрению в Арбитражном суде Свердловской области, как и иные вытекающие из него споры, ответчиком по которым является иностранная компания-1.

2.

<< | >>
Источник: В.Н. Лисица. Инвестиционное право: учебник. - М.: ННИГУ,2015. - 561 с.. 2015
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Виды инвестиционных споров и порядок их разрешения:

  1. ГЛОССАРИЙ
  2. 3.  СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ  ПРАКТИКИ
  3. Приложение D Стенограмма симпозиума «Уголовная ПОЛИТИКА И БИЗНЕС» (Москва, НИУ ВШЭ, 08.12.2011)
  4. 3.3. Гражданское Право[3]
  5. 4.2.6. Последствия предполагаемого нарушения арбитрамисоглашения сторон о выборе применимого материального права
  6. § 3.2. Правовые основы сотрудничества Российской Федерации и Европейского космического агентства
  7. ПОЛОЖЕНИЕ о порядке оказания платных медицинских услуг
  8. 6. Внешнеэкономическая политика государства
  9. Содержание
  10. Инвестиционное право как учебная дисциплина
  11. Понятие и виды инвестиционных договоров
  12. Право на осуществление инвестиционной деятельности и гарантии его реализации
  13. Виды инвестиционных споров и порядок их разрешения
  14. Разрешение инвестиционных споров в Международном центре по урегулированию инвестиционных споров
  15. ИНВЕСТИЦИОННОЕ ПРАВО. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -