<<
>>

XIX. Е. Д. Панова (Не позднее 1829 г.)


Уже давно, милостивый государь, я хотела написать вам; боязнь быть навязчивой, мысль, что вы уже не проявляете более никакого интереса к тому, что касается меня, удерживала меня, но наконец я решилась послать вам еще это письмо; оно, вероятно, будет последним, которое вы получите от меня.

Я вижу, к несчастью, что потеряла, то благорасполо*.

жение, которое вы мне оказывали некогда; я знаю: вы думаете, что в том желании поучаться в деле религии, которое я выказывала, была фальшь: эта мысль для меня невыносима; без сомнения — у меня много недостатков, но никогда, уверяю вас, притворство ни на миг не находило места в моем сердце; я видела, как всецело вы поглощены религиозными идеями, и мое восхищение, мое глубокое уважение к вашему характеру внушили мне потребность заняться теми же мыслями, как и вы; я со всем жаром, со всем энтузиазмом, свойственным моему характеру, отдалась этим столь новым для меня чувствам. Слыша ваши речи, я веровала; мне казалось в эти минуты, что убеждение мое было совершенным и полным, но затем, когда я оставалась одна, я вновь начинала сомневаться, совесть укоряла меня в склонности к католичеству, я говорила себе, что у меня нет личного убеждения, и что я только повторяю себе, что вы не можете заблуждаться; действительно, это производило наибольшее впечатление на мою веру, и мотив этот был чисто человеческим. Поверьте, милостивый государь, моим уверениям, что все эти столь различные волнения, которые я не в силах умерить, значительно повлияли на мое здоровье; я была в постоянном волнении и всегда недовольна собою, я должна была казаться вам весьма часто сумасбродной и экзальтированной... вашему характеру свойственна большая строгость... я замечала за последнее время, что вы стали удаляться от нашего общества, но я не угадывала причины этого. Слова, сказанные вами моему мужу, просветили меня на этот счет. Не стану говорить вам, как я страдала, думая о том мнении, которое вы могли составить обо мне; это было жестоким, но справедливым наказанием за то презрение, которое я всегда питала к мнению света... Но пора кончить это письмо; я желала бы, чтоб оно достигло своей цели, а именно убедило бы вас, что я ни в чем не притворялась, что я не думала разыгрывать роли, чтобы заслужить вашу дружбу, что если я потеряла ваше уважение, то ничто на свете не может вознаградить меня за эту потерю, даже сознание, что я ничего не сделала, что могло бы навлечь на меня это несчастье. Прощайте, милостивый государь, если вы мне напишете несколько слов в ответ, я буду очень счастлива, но решительно не смею ласкать себя этой падеждой.
Е. Панова.
СП II. С. 311-312. Письмо не датировано. Ответом на него является ФП /, и поскольку последнее датировано декабрем 1829 г., постольку письмо Пановой не могло быть написано позднее этого года. Содержание его довольно существенно для правильного понимания начальных строк ФП I. (Ср. мнение А. С. Пушкина на этот счет, высказанное им в письме к Чаадаеву в 1831 г. (№ XXVII)).
Что ФП I действительно является ответом на это письмо Пановой, легко убедиться по их сопоставлению: Чаадаев в первых двух абзацах ФП I прямо отвечает Пановой, в том числе и на ее сетования относительно того, что беседы с ним отразились на ее здоровье. Несколько иначе выглядит связь писем в письме к Цын- скому (№ 88), в котором Чаадаев говорит, что ФП I является ответом на предыдущее письмо Пановой (№ XVIII).
<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме XIX. Е. Д. Панова (Не позднее 1829 г.):

  1. А. В. Кольцов
  2. ЗАМЕТКИ НА КНИГА
  3. XIX. Е. Д. Панова (Не позднее 1829 г.)
  4. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН[112]
  5. ИСТОРИЯ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  6. § 29. Оригинальные работы теоретического характера
  7. Рекомендованная литература
  8. ПРИМЕЧАНИЯ