<<
>>

Колониальная программа Виргинской компании и ее распространение в обществе

Попытки подвести теоретические основания под начинавшийся процесс колонизации Нового Света, как мы видели, появились в то же время, когда английские мореплаватели занялись активным изучением этого региона968.

Со временем, из первых, довольно несовершенных рассуждений (Джилберт), формировалась своеобразная колониальная идеология, нашедшая отражение в теоретических трактатах, появляющихся в 1580-х гг. Елизаветинские колониальные проекты, являвшиеся первым опытом подобного рода (если не считать проектов колонизации Ирландии) включали в себя ряд составляющих: обоснование причин, необходимости колонизации Виргинии и других регионов Северной Америки; перечисление и анализ перспектив использования природных богатств страны; систему взглядов на местное население и модели

выстраивания отношений с ним; конкретные шаги, которые должны были быть предприняты колонистами и их спонсорами в метрополии; перечень прочих выгод, проистекавших из утверждения в Новом Свете. Наиболее полное отражение все эти составляющие нашли в творчестве Хаклюйта, в частности, в его «Мотивах Колонизации» (См. главу 3).

Продолжение этой традиции в 1610-х гг. учеником и преемником Хаклюйта, Перчасом, вполне понятно. Cоставленная им теоретическая платформа колонизации под названием (см. «Глашатай Виргинии») появилась в

968 В частности, речь идет о поисках Северо-Западного пути в Китай, идея существования которого с конца 1560-х гг. стала первопричиной многих плаваний и экспедиций.

печати в 1623 г., в самый разгар острого кризиса, переживаемого компанией969. Этот большой по объему и глубоко проработанный теоретический трактат должен был привлечь внимание новых вкладчиков к делу освоения Виргинии и Америки вообще970. Ознакомимся с этим важнейшим программным произведением виргинской компании подробнее.

В своих теоретических построениях Перчас в значительной степени отталкивается от наработок Хаклюйта, но в то же время усложняет их и привносит много нового. Сам Перчас озаглавливает свой труд как инструкцию, с помощью которой читателю станет ясно, как можно извлечь прибыли из Виргинии и Бермудских островов971. Весь трактат легко разбивается на пять тематических блоков.

В первом, самом общем, автор, оперируя духовными и юридическими терминами (различные виды Jus, Law) оправдывает законность занятия Виргинии и дальнейшего освоения англичанами остальной территории северной Америки. Далее следует довольно показательный «исторический очерк» предприятий англичан в Америке, начиная с самых ранних, легендарных средневековых плаваний. После этого, в своеобразной интермедии, Перчас, оставив строгий стиль изложения, патетически размышляет о том, что и как долженствует истинным христианам искать от колонизации Америки, и в чем состоит преимущество англичан перед их

извечными соперниками, испанцами972. После этого идут еще две очень

интересные теоретические части изложения. Первую из них можно озаглавить как список целей, преследуемых от колонизации Виргинии – в основном это довольно возвышенные конструкции973. Завершает же свое изложение Перчас

969 См. Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 218-267.

970 Блок материалов компании прокламационного характера за предшествующие годы, в том числе официальные обращения к английской публике, выступления с отчетами были подробно рассмотрены в

четвертой главе.

971 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 218.

972 Как уже подчеркивалось, многие источники в собрании Перчаса сопровождаются довольно едкими комментариями составителями и постоянными упреками в сторону «папистов», к которым автор, по всей видимости, относился гораздо нетерпимее своего учителя, признававшего большую роль

973 Ключевыми понятиями, как и в «Мотивах» Хаклюйта, выступают понятия Honor, Grace.

Purchas S. Hakluytus

posthumus… V. 19. P. 237-341.

перечислением конкретных выгод этой страны, commodities, в основном естественного характера, которые могут заинтересовать различные категории читателей. Это своеобразный итог, – Перчас собирает воедино и стремится систематизировать все те торговые выгоды Виргинии, о которых писали его предшественники и современники. На этом он заканчивает и изложение девятой книги, завершая блок про Северную Америку.

Присмотримся поближе к первой части, наиболее насыщенной теоретическими рассуждениями автора. Перчас регулярно апеллирует к юридической практике, к канонам международного и римского права, а также обращается к цитатам их Ветхого и Нового Завета.

Прежде всего, Перчас стремится разъяснить ситуацию с туземцами, уже занимающими колонизируемую землю. Он оперирует двумя известными понятиями: божественным законом (Law of God) и законами природы (Law of Nature, своеобразный аналог римского jus naturale, права, диктуемого самим порядком вещей)974. Согласно первому из них живут христиане, в том числе англичане, соответственно, по правилам второго существуют язычники (Heathens), к которым относятся и обитатели Северной Америки. При этом первая из этих систем прав, та, что дана Богом, естественно, должна рассматриваться как превалирующая над более архаичной, второй975. Естественно, для Перчаса было необходимо подвести читателя к конкретным выводам, поэтому светский элемент в его рассуждениях более важен, юридизм в его тексте превалирует над религиозными формулировками, к которым, напротив, больше тяготеют духовные идеологи экспансии, в частности Д. Донн.

Однако превосходство божьих законов, по которым живут англичане, подчеркивает Перчас, еще не дает им права просто так отбирать у туземцев земли (очевидно критическое отношение автора к действиями испанцев в Вест- Индии). В конечном итоге, туземцы подчиняются лишь более древнему закону

974 Ibid.

P. 219.

975 Ibid. P. 220.

(Law of Nature), при этом оставаясь созданиями Божьими976. Их законы тоже сотворены господом, просто они даны, подчеркивает автор, для более примитивных народов, не знакомых еще в полной мере с истинным учением: jus naturale в трактовке Перчаса, как и божественный закон, также дано свыше. Таким образом, индейцы, отмечает Перчас, тоже некоторым образом держат свою землю от Бога977, и нельзя обращаться с ними с позиции исключительно силы. Отсюда и цель англичан, формулировкой которой завершается этот этап рассуждений первой части: колонисты должны не покорять язычников огнем и мечом, но «просвещать их души»978. Индейцы должны сделаться полноценными членами христианской общины, познать в полной мере свет истинного учения, и таким образом быть включенными – на правах равных979 – в политическую орбиту английского государства. Ни в коем случае не следует жестокими и торопливыми мерами, превращать их в «wild, degenerated man of Christian»980. Как мы видим, эта точка зрения почти в точности является развитием старых предложений Хаклюйта и Хэрриота, выступавших за мирную и поэтапную христианизацию и просвещение виргинских индейцев.

Таким образом, Перчас объясняет как англичане должны взаимодействовать (deal) с индейцами. Однако он стремится на такой же, юридическо-богословской основе, обосновать и законность присутствия англичан в Америке и дальнейшей ее колонизации – собственно, это и является главной задачей первой части трактата. В этом отношении Перчас приводит довольно типичный для колониальной риторики этого времени довод. Если земля, на которой уже проживают определенные народы, заселена слабо, а

976 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 222.

977 Автор сравнивает их держание с изветными англичанам более древними формами поземельной зависимости, в частности, с вилланажем (villanage).

978 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 222.

979 Необходимо отметить, что трактат появился скорее после Джеймстаунской резни – до этого трагического происшествия, как мы помним, отношение к туземцам было более жестким и прагматичным.

980 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 221-222. Здесь не совсем понятно: Перчас намекает или на участь индейцев в испанских владениях, или имеет в виду нелицеприятное поведение английских колонистов в

Америке, – второе тоже следует их контекста.

проживающие на ней разбросаны и не используют всех ее богатств981, то пришельцы (англичане) имеют право занимать части этой территории982. Определенных оснований для этого у автора нет, в качестве аргумента у Перчаса выступают слова господа из священного писания, сказавшего

«Плодитесь и размножайтесь». Несмотря на абстрактность подобных формулировок с юридической точки зрения, для современников такое обоснование легитимности захвата чужой земли имело достаточный вес. В данном случае автор кроме Священного Писания явно апеллирует и к нормами естественного права, (Nature right, jus naturale), система которого признавала принципы занятия пустующих земель, вступление во владение по давности держания и т.д.

Примечательно, что занимать чужую территорию согласно этим установкам позволительно только европейцам-христианам, и только если она принадлежит народу архаичному и примитивному, живущему, в понятной Перчасу и его современникам терминологии, согласно естественному праву. Тонкость состоит в том, что таким образом земля, занятая англичанами в Америке, оформляется в качестве их вечного владения: Перчас подчеркивает, что никакая христианская держава уже не сможет предъявить свои права на земли, принадлежащие другому христианскому государю: вероятно потому, что в таком случае не работал бы принцип превосходства божественного закона над

естественным правом983.

Перчас подробно развивает эту мысль – процедура занятия новых земель англичанами и юридическое оформление власти над ними и местным населением представляется ему очень важной, если не первостепенной. Очевидно, для современников проблема легитимизации присутсвия англичан в Северной Америке была очень актуальна. Как показывает риторика Перчаса, постоянно проводящего аналогии и отсылающего читателя к испанской Вест-

981 Ибо это господь по разумению своему устроил так, что разные страны света имеют свои богатства, которых недостает другим.

982 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 222.

983 Ibid., P. 223.

Индии, основной задачей было оправдать право других народов занимать земли, формально издавна закрепленные за Испанией и Португалией. Тордесильясский договор 1494 г., санкционированный папой, по-прежнему оставался в силе, и для большинства правителей других европейских государств являлся определенной юридической помехой984. В «Глашатае Виргинии» читателям, как мы видим, предлагается вариант разрешения этого противоречия, основанной отчасти на юридических, отчасти – на богословских рассуждениях985.

Перчас отмечает и превосходство североамериканских земель для

колонизации перед Карибским бассейном в практическом смысле986, подчеркивает большие возможности, которые они открывают.

Прежде всего, речь идет о природных богатствах страны. Не перечисляя их пока подробно, автор вновь ставит своей задачей оправдать, легитимизировать право своих соотечественников на их эксплуатацию и извлечение всевозможных выгод. Для этого Перчас обращается к «третьему виду права»987, установленного Богом: это jus gentium (right of nations), право народов –термин, взятый из римского права988. Далее он продолжает несколько путанные рассуждения на тему местного населения Виргинии. В целом его доводы можно выстроить в следующей последовательности. Право народов, очевидно, также дано господом для поддержки различных обществ. Однако туземное население Америки подчиняется скорее естественному праву, чем общенародному. Если

984 В частности, Генрих IV также столкнулся с этой юридической формальностью: при исследовании Канады в начале XVII века аппелировали к первенству французов по открытию этого региона (экспедиции Картье, Ландоньера).

985 Следует отметить, что таким образом Перчас признавал и возможность других государств занимать по праву первенства «свободные» от христианского населения земли на Американском континенте. В частности, при Якове были заключены официальные соглашения с Францией о разделе сфер влияния американских компаний. В то же время в духовной пропагандистской литературе периода (Донн) вопрос разрешается более жестко, за счет попыток обоснования исключительной, божественной роли в колонизации внеевропейских земель именно английского народа.

986 «Они [владения испанцев] все сильно разбросаны и их легче атаковать». Purchas S. Hakluytus posthumus… V.

19. P. 223.

987 Ibid. P. 224.

988 Jud gentium начало складываться в конце III века до н.э. для регуляции отношений между неримскими гражданами. Отличаясь большей демократичностью, меньшей склонностью к формализму, свойственному старому, квиритскому праву, эта система общего права провозглашала важнейшими принципы, близкие

стоической философии и понятиям естественного права (jus naturale): равенства, справедливости (aequitas) и

добросовестности (bona fides). Машкин Н. А. История Древнего Рима. М., 2006. C. 389-390.

англичане, поселившись рядом с индейцами, начнут разрабатывать доступные здесь торговые выгоды, то им никто не может воспретить – ведь туземцы все равно их не используют – а поэтому они и не могут обосновывать свое право на землю c позиции права народов (согласно нормам которого простаивающие, заброшенные земли часто можно было отчуждать в случае если они в течение определенного срока обрабатывались новым владельцем). В то же время и принципы права народов, согласно риторике Перчаса, не только призваны санкционировать власть англичан над новыми землями, но и охранить ее от покушений других европейцев989.

На этом заканчивается первая, наиболее богатая рассуждениями и

аргументами часть трактата, и читателю предлагается ознакомиться с хронологией открытия и исследования Америки. Естественно, обширный список путешествий также должен был подтвердить первенство англичан в освоении региона. Продолжая традицию Хаклюйта, Перчас начинает с легендарных преданий, и прослеживает все основные вехи в истории появления европейцев в Америки и Виргинии. Надо отметить, что в отличие от

«Основных плаваний» труд Перчаса отличает значительно большая критичность990, свойственная автору, – вероятно, большинство образованных читателей во второй половине 1620-х гг. уже считали анахронизмом обсуждения полумифических эпизодов собственной истории в трудах подобного жанра.

Перчас дает и сжатую историю виргинских предприятий: кратко упоминает начинания Рэли991, перечисляет ряд экспедиций новой виргинской компании, отчеты о которых были подробно рассмотрены выше, и дает основные сведения из ранней истории Джеймстауна. Однако для нас

989 Ibid. P. 223-223

990 Как и Хаклюйт, Перчас упоминает на первом месте плавания короля Артура, ирландских монахов, валлийского принца Мэдога Оуэна Гвинеда (Madog ab Owen Gwynedd, 1170-е гг.), однако отмечает, что документы об этих путешествия не отличаются достоверностью. Однако Перчас принимает на веру и подробно излагает историю открытия Америки бристольскими рыбаками XV столетия (история Роберта Торна). Purchas

S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 225.

991 Рэли до самой своей смерти в 1618 г. находился в немилости у короля, поэтому кратость упоминаний большинства авторов о его предприятиях в Виргинии вполне объяснима.

представляет интерес то, каким образом он позиционирует англичан в Новом Свете, какими видит их права, в каком ключе предлагает взаимодействовать с индейцами. Перчас упоминает туземных вождей, в том числе Поуатона и Пасфина. Однако эфемерность их подчинения английскому монарху нигде не фигурирует. Ведь сам Поутон, верховный князь этих земель, принял корону от английского короля из рук Т. Дейла992. Как мы видим, роль этого формального ритуала, предпринятого почти двадцать лет назад, остается важным пунктом в выстраивании концепции колонизации Америки и важным моментом для дальнейшего продвижения в Америке: благодаря этому символическому акту англичане получили возможность официально закрепиться в Новом Свете, реализуя таким образом свое божественное право, подчиняя ему право природы, по которому туземцы держали свои земли от Бога – рассуждение, к которой Перчас неоднократно возвращается на протяжении трактата.

Таким образом, Перчас подводит читателя к текущему времени, к 1625 г., утверждая, что Виргиния, как читатель сам мог убедиться из ее истории и теоретических аргументов, теперь уже может считаться исключительно английской землей. «Это наша земля во всем, там наша кровь» – подводит итог Перчас993. Автор, выдерживая заданную в трактате линию, старается всячески заинтересовать аудиторию в переселении в Виргинию и дальнейшем вкладывании средств в освоение Нового Света. Поэтому он призывает не верить в россказни тех, кто говорит о жестокостях и зверствах, чинимых туземцами над английским населением994. Напротив, отмечает Перчас, так как основная цель и задача английского народа – нести свет христианской веры – господь сам усилит страх язычников перед ними, и заставит их бежать от меча и преклониться перед волей новых хозяев995. В этой связи Перчас признает, что дурные слухи и в целом, как мы можем судить, негативное мнение о

992 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 228-229.

993 Ibid. P. 230.

994 Имеются в виду события 1622 г., вылившиеся в продолжительную войну колонистов с индейцами.

995 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 230-232. Однако, и англичанам при этом не стоит ожесточаться на непросвещенных туземцев, но необходимо относиться к ним как хозяин к подмастерьям, как терпеливый

учитель – к ученикам

виргинской компании, действительно являются следствием Джеймстаунской резни 1622 г., но он отмечает, что король взял под опеку оставшихся колонистов как раз для того, чтобы не дать дурной молве загубить все предприятие, имеющее такое значение для английской нации996.

При этом Перчас делает важное для нас отступление, в котором поднимает

тему драгоценных металлов в Новом Свете. Он называет их ложной целью, которой, к сожалению, многими придается слишком много внимания, в то время как уходят на второй план истинные цели колонизации, – обязанности настоящего христианина997. При этом автору приходится признать, что поиски золота и серебра в Виргинии не возымели успеха, и не стоит рассчитывать на них в дальнейшем. Отсюда можно сделать вывод, подтверждаемый и другими рассмотренными нами источниками, что к 1620-м гг. Вера в возможность быстрого обогащения в Виргинии окончательно сходит на нет998. Однако истинным христианам не стоит разочаровываться по этому поводу: Перчас, приводя ряд аллюзий, в том числе из ветхого завета, утверждает, что поиск драгоценностей только портит человека999, и превращает всякое благое начинание в дурное (в этом месте он вспоминает фразу из Горация: Caelum, non animum mutant, qui trans mare currunt)1000.

Не меньший интерес представляют и два последующих раздела «Глашатая Виргинии». Оба они посвящены тому, что можно и нужно искать англичанам в Северной Америке, в первом случае речь идет о духовных понятиях, в другом – о конкретных торговых выгодах.

Возвышенная риторика четвертой части трактата, в которой автор предлает вниманию читателя очередное теоретическое поcтроение, очень

996 В «Глашатае Виргинии» говорится о приблизительно 1800 выживших, в других источниках эта цифра различается. Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 237.

997 Ibid. 232-235.

998 В свою очередь, с этим и должно было быть связано постоянное падение интереса к деятельности компании. Отсутствие же новых вложений, несмотря на положительные отчеты компании о состоянии дела за 1619-1621 гг., не могло не выразиться в постоянном ухудшении ее позиций (особенно на фоне появления в это время новых предприятий, в особенности, Ост-Индской компании).

999 В частности, в очередной раз делается упрек испанцам: именно золото и серебро, утверждает Перчас,

испортили их души и загубили первоначально правильные, христианские цели экспансии. Точка зрения, высказывавшаяся еще современниками конкисты, например, Лас Касасом.

1000 «Небо, не душу меняют те, кто через море уходит». Отрывок из эпистол Горация (1,11,27).

напоминает «Мотивы колонизации» Хаклюйта. Собственно, используемая Перчасом терминология, ключевое место в которой занимает понятие чести (Honor, здесь также выступает как слава), указывает на непосредственную связь со значительно более ранним произведением его учителя1001. Перчас вытраивает своеобразную систему, иерархию ценностей, которой должны подчиняться действия англичан в Новом Свете. Она насчитывает шесть основных позиций; эти как бы подвиды чести/славы, выстроенны в следующем, очень показательном порядке, от более духовных к более конкретным, материальным1002:

1. Слава Веры

2. Слава человечества

3. Слава английского народа

4. Слава короля

5. Слава королевства

6. Выгоды, которые можно добыть

7. Призрение бездомных1003

Как мы видим, на первое место помещается дело веры1004, что, исходя из предшествующих рассуждений Перчаса о христианизации как о главной цели колонизации, не нуждается в объяснении. Этот классический для колонизации мотив помещался на первое место и в трудах сторонников Рэли, Хэрриота и Хаклюйта.

Далее следует слава человечества и человечности (honor of humanity). Перчас объясняет ее как обязанность культурного, знающего человека заботиться о пребывающем в невежестве собрате1005. Так, задача английских

1001 Подробнее об этой части «Мотивов колонизации» см. главу 3. С.

1002 При этом, интересная деталь, – к каждой из шести видов чести Перчас приводит конкретный пример, в основном сравнивая своих соотечественников с древними иудеями, греками, римлянами.

1003 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 237-242.

1004 Ibid.. P. 237.

1005 В частности, англичан в Новом Свете Перчас уподобляет доброму самаритянину, ухаживающему за попавшим к нему раненым иудеем. Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 237-238.

колонистов как людей несомненно более высокого уровня – привести туземцев от «barbarity to humanity»1006. Важно то, что этот пункт помещается непосредственно за славой религии, они взаимосвязаны. Как мы помним, в трактатах 1580-х гг. предпринимались первые попытки соотнести христианизацию и то, что можно назвать просвещением туземцев. У Перчаса эта концепция приобретает более законченную форму.

Показательно, каким образом он размещает остальные стимулы освоения Виргинии. Кроме исполнения долга христианского и человеческого колонизация Северной Америки должна принести и славу английскому народу (honor of our nation). Согласно Перчасу, укрепление позиций в Виргинии, если рассматривать ее в более широком контексте, отвечает истинной роли Англии в освоении Америки. Продвижением здесь, в первой английской колонии, англичане восстановили бы истину, ведь и первенство в открытии всего материка, продолжает убеждать читателя Перчас, принадлежит именно его

соотечественникам1007.

Только после выгоды государства и народа, на четвертом месте автор помещает славу короля. Обращаясь на этот раз к опыту античности, Перчас уподобляет Якова I римским императорам1008, – подобные параллели, как подчеркивает Кенни, было излюбленным приемом многих английских авторов эпохи1009. А для подлинного императора имеет значение размер его владений, и, что важнее, численность населения страны. И Перчас считает, что именно за счет включения в число своих подданных многочисленных индейцев, просвещенных и приведенных к пониманию истинной веры, английский

1006 Ibid. P. 237-239.

1007 Автор в очередной раз упоминает об исторических плаваниях англичан, в особенности подчеркивая роль путешествия Д. Кабота в 1496 г. Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 238.

1008 Ibid. P. 238

1009 Кроме того, как мы уже демонстрировали, было нормой сопоставлять индейцев с пиктами или галлами времен римской империи. Это находило отражение и в живописи, иллюстративный ряд с туземцами Виргинии в конце XVI – нач. XVII вв. часто дополнялся изображениями древних бриттов, или шотландцев-горцев, или

других примитивных народов (Cм. «Америку» Де Бри). Подробнее см.: Hind A. M. Engraving in England in the sixteenth and seventeenth centuries: a descriptive catalogue with introductions. Vol. 1. The Tudor period. Cambridge,

1952.

государь сможет в полной мере подтвердить свой статус первейшего из монархов христианского мира.

Далее, после вышеперечисленных, следует слава королевства (kingdom). При этом Перчас говорит, что теперь уже, если быть точным, идет о королевствах – под ними он имеет в виду Англию и Шотландию. Прибегая к красивой метафоре он уподобляет их сестрам, у которых теперь появляются дочери, колонии в Новом Свете. Первейшей из них является Виргиния, затем идут «младшие»: Бермуды, Новая Англия и Ньюфаундленд1010. Политическое значение английских форпостов в Америке, и дальнейшего продвижения в этом регионе, осознавалось уже начиная с 1570-х гг., когда впервые появились идеи долговременного вложения средств в форме колоний (Джилберт), а не экспедиций по поиску северо-западного прохода (Фробишер). Важность колоний в Виргинии если не как самодостаточных организмов, то хотя бы в

качестве военно-морских баз для возможной борьбы с Испанией в Вест-Индии оставалась в течении последующих десятилетий наиболее значимым и последовательным аргументом в пропагандистской компании Рэли1011. Теперь, в масштабах объединенного королевства, роль Виргинии как политического символа обладания Америкой, ее подчинения британскому монарху- императору только возрастает. Интересно проследить дальнейшее развитие, углубление этих взглядов на Виргинию как на одну из важнейших частей метафорического, духовного тела государства у Д. Донна, представляющего процесс колонизации в религиозно-философском измерении.

После этого перечисления возвышенных целей Перчас упоминает и возможные доходы (arguments of profit)1012, разумно оговорив, что было бы не справедливо ограничиться возвышенными понятиями, не упомянув более

1010 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 238-239.

1011 После восшествия на престол Якова I и примирения с Испанией военное значение американских колоний отходит на второй план, уступая место более концептуальным, хозяйственным проектам; в духовном плане сущность колоний в начале XVII столетия все чаще сравнивается с агрикультурными поселениями-эйпориями античного мира, а также обогащается духовными основаниями.

1012 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 239-240. При этом Перчас апеллирует к примеру кастильцев,

подчеркивая их крайнее благосостояние теперь, тогда как в XV веке никто не мог бы представить, что их ждет такая великая будущность. Эта отсылка служит для автора аргументом читателям не бояться вкладывать свои средства, так как чем больше риск, тем больше может быть непредвиденный доход.

земных стимулов освоения Виргинии, а их в этой земле предостаточно. Здесь Перчас более четко утверждает, что золото и серебро не могут и не должны считаться главным источником дохода в Виргинии1013. Вместо них следует искать выгод в природных богатствах страны: сахарном тростнике, табаке, сельском хозяйстве и многом другом, так как американская земля необычайно богата и плодородна1014. Такой же позиции придерживались и другие авторы этих десятилетий, на земледельческом освоении Нового Света основывали свои проекты и интеллектуалы-предшественники Перчаса, Хаклюйт и Хэрриот. Однако «Пилигримы», вышедшие в свет большим тиражом и несколькими изданиями, оказывали большее воздействие на мнение читающей аудитории, чем большинство разрозненных трактатов и памфлетов. Поэтому для нас важно, что Перчас твердо выражает свою позицию, – выход в свет его трудов в сер. 1620-х гг. окончательно развенчивал миф о быстром обогащении в Америке, переориентируя внимание современников на вложения в плантационное хозяйство и другие долговременные источники дохода.

Наконец, седьмым и последним мотивом, который должно преследовать освоение Виргинии, является устройство участи бедняков – проблема, как показывает Райт, очень остро пережившаяся английским обществом с последней трети XVI века1015. Как мы видели, в большинстве источников, относящихся ко второй виргиснкой комапнии, так или иначе фигурирует идея трудоустройства в Новом Свете пауперов, которым находится масса занятий. Их предполагалось занять как в сельском хозяйстве, на плантациях, так и в других отраслях (рудники, заготовка леса, строительство флота и т.п.). Идея таким образом разрешить сразу две проблемы – обеспечить колонию рабочими руками и частично облегчить социальное бремя в метрополии – была, как показывает творчество Перчаса, очень привлекательной. Однако из материалов компании следует, что в действительности подобный подход таил не меньше

1013 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 239.

1014 Ibid. P. 239-240.

1015 Wright L. B. Religion and Empire… P. 125.

опасностей. Поведение колонистов Джеймстауна, долгое время рекрутировавшихся в основном из низов общества, оставляло желать лучшего, что побудило ряд интеллектуалов подвергнуть этот мотив сомнению, а после и вовсе опровергнуть (см. ниже)1016.

В заключительной части «Глашатая Виргинии»1017 Перчас приводит

довольно неоднородный список, включающий в себя природные особенности Виргинии, благоприятствующие колонизации, различные торговые выгоды страны (природные ресурсы, культуры) и ряд других пунктов, которые могут представлять интерес для потенциальных вкладчиков1018. Здесь Перчас не проявляет изобретательности, фактически перед нами итоговое произведение, вобравшее в себя опыт предшествующих авторов. Завершается трактат очередными патетичными высказываниями о роли Виргинии для Англии, и очередным, длинным критическим пассажем в сторону испанцев.

В любом случае, «Глашатай Виргинии» можно действительно считать этапным трудом, в нем нашли отражение большинство проблем и тематик, волновавших сторонников колониальной экспансии в предшествующие десятилетия.

1016 Вспомним постоянные случаи неповиновения начальству, попытки сбежать в Англию, а также упоминавшияся всеми капитанами леность колонистов, их алчность, негодность к ведению нормального хозяйства.

1017 Purchas S. Hakluytus posthumus… V. 19. P. 243-252.

1018 Следуя традиционной схеме, автор прежде всего останавливается на климате Виргинии, богатстве почв, лесистости и в то же время большим свободным пространствам страны. Далее упоминаются уже знакомые читателям торговые выгоды Виргинии: шелк, сравнимый с итальянским, вино, не уступающее португальскому, различные ценные растения, породы деревьев, табак, стройматериалы (в частности, говорится о больших залежах железа, обнаруженных за четыре года до Джеймстаунской резни) и т.п.

Кроме конкретных торговых выгод, Перчас предлагает уже известные варианты дальнейшего развития

производства в Виргинии: встраивание туземцев в плантационную модель хозяйства, налаживание сбыта изделий английских мануфактур среди населения колоний, трудоустройство бедневшего населения метрополии и т.д.

Среди прочего он уделяет внимание и возможности превращения Виргинии в центр мануфактурного производства, организации прямых поставок в европейские страны.

Предусматривается и возможность строительства в колониях флота и использование из как военных баз. Ibid. P.

243-245.

2.

<< | >>
Источник: Белан Михаил Александрович. Колониальные идеи в общественно-политической мысли Англии второй пол. XVI – первой четверти XVII вв.. 2014

Еще по теме Колониальная программа Виргинской компании и ее распространение в обществе:

  1. Содержание
  2. Обзор источников
  3. Обзор литературы
  4. 2. Модели взаимоотношений с туземцами
  5. Прекращение деятельности первой Виргинской компании
  6. Виргиния Джона Смита
  7. Глава V. Туземцы Виргинии в восприятии англичан в 1600 – 1620-х гг.
  8. Колониальные идеи в культурной жизни Англии.
  9. Колониальная программа Виргинской компании и ее распространение в обществе
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -